СЕРАФИМ (ЧИЧАГОВ)

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Митр. Серафим (Чичагов)
Митр. Серафим (Чичагов)
Серафим (Чичагов) (1856 - 1937), митрополит б. Ленинградский и Гдовский, священномученик.

Память 11 декабря, в Соборах новомучеников и исповедников Церкви Русской, Бутовских новомучеников, Брянских, Санкт-Петербургских, Молдавских, Одесских и Московских святых

В миру Чичагов Леонид Михайлович, родился 9 января 1856 года в Санкт-Петербурге, в семье генерал-майора Михаила Никифоровича Чичагова. По причине того, что его отец проходил военную службу в Учебной артиллерийской бригаде, младенец Леонид был крещен 29 января 1856 года в храме св. Александра Невского при Михайловском артиллерийском училище.

Рано осиротел, в 1866 году умирает отец.

После нескольких лет учёбы в Первой классической Санкт-Петербургской гимназии поступил в 1870 году в Пажеский Его Императорского Величества корпус с зачислением 28 июня того же года в пажи к Высочайшему двору.

Годы пребывания в Пажеском корпусе позволили не только получить фундаментальное военное и общее образование, но и узнать придворный высший свет со всеми его нередко призрачными добродетелями и часто прикрытыми светским блеском пороками. Несмотря на то, что 25 декабря 1874 года он был произведен в камер-пажи, не придворная, а именно военная служба с присущим ей суровым, но исполненным искренности и мужественности жизненным укладом явилась предметом мечтаний 18-летнего камер-пажа. По прошествии многих лет святитель Серафим говорил: "Пажеский корпус обязан своим наставникам его традициями, утвердившимися в нем. Мы были воспитаны в вере и Православии, но если выходили из корпуса недостаточно проникнутыми церковностью, однако хорошо понимали, что Православие есть сила, крепость и драгоценность нашей возлюбленной родины".

Военная служба

Окончив по I разряду старший специальный класс Пажеского корпуса, 4 августа 1875 года был произведен в подпоручики и в сентябре того же года направлен для прохождения службы в Первую Его Величества батарею Гвардейской Конно-Артиллерийской бригады Преображенского полка.

Начавшаяся в 1876 г. и сопровождавшаяся общеславянским патриотическим энтузиазмом русско-турецкая война уже летом 1876 г. привела гвардейского поручика Л. М. Чичагова в состав действующей армии на Балканах и вместе с тем стала серьезным жизненным испытанием для будущего святителя. Оказавшись участником почти всех основных событий этой кровопролитной войны, произведенный на поле брани в гвардии поручики и отмеченный несколькими боевыми наградами Л. М. Чичагов неоднократно (как это, например, имело место при переходе через Балканы и в сражении под Филиппополем) проявлял высокий личный героизм. Однако не героика войны и даже не миссия русской армии, освободившей православные славянские народы от турецкого владычества, описанию которых были впоследствии посвящены "Дневник пребывания Царя-Освободителя в Дунайской армии 1877 г." и ряд других замечательных историко-литературных сочинений будущего святителя, стали главными темами размышлений молодого офицера в этот период. Тема духовного смысла жизни и смерти, впервые глубоко прочувствованная еще отроком Леонидом после безвременной кончины его отца и во всей остроте поставленная перед ним войной, тема нравственного смысла страданий и самоотвержения, раскрывшаяся перед ним в подвигах русских воинов, полагавших души свои за славянских братьев, наконец, тема деятельной любви к своим братьям во Христе, которых он научил различать и под офицерскими мундирами и под солдатскими шинелями, после войны стали важнейшими побудительными началами для глубоких религиозных размышлений будущего святителя.

Промысл Божий, уберегший поручика Л. М. Чичагова от смерти и ранений на полях брани, привел его вскоре после возвращения в Санкт-Петербург в 1878 г. к встрече с великим пастырем св. праведным Иоанном Кронштадтским, разрешившим многие духовные вопросы молодого офицера и ставшим на все последующие годы непререкаемым духовным авторитетом для будущего святителя, который с этого времени многие свои важнейшие жизненные решения принимал лишь с благословения св. праведного Иоанна Кронштадтского.

Важным событием, ознаменовавшим дальнейшее духовное становление 23-летнего Л. М. Чичагова стал заключенный им 8 апреля 1879 г. брак с дочерью камергера Двора Его Императорского Величества Наталией Николаевной Дохтуровой. С самого начала этот блестящий брак, породнивший представителей двух известных аристократических фамилий (Наталия Николаевна являлась внучатой племянницей героя Отечественной войны 1812 г. генерала Д. С. Дохтурова) оказался весьма отличавшимся от многих великосветских браков. Памятуя о том, что христианский брак есть прежде всего малая Церковь, в которой не угождение друг другу, а тем более предрассудкам большого света, но угождение Богу является основой семейного счастья, Л. М. Чичагов сумел привнести в уклад своей молодой семьи начала традиционного православного благочестия. Именно эти начала и были положены в основу воспитания четырех дочерей Веры, Наталии, Леониды и Екатерины, которые родились в семье Чичаговых. Военная карьера Л. М. Чичагова продолжала складываться успешно и в мирное время. Получив в апреле 1881 г. производство в чин гвардии штабс-капитана, Л. М. Чичагов, как признанный специалист в артиллерийском деле, был направлен на маневры французской армии, где был представлен к награждению высшим орденом Французской Республики Кавалерским Крестом Ордена Почетного Легиона. Вернувшись в Россию и опубликовав важную для проводившегося тогда перевооружения русской армии военно-теоретическую работу "Французская артиллерия в 1882 г.", штабс-капитан Л. М. Чичагов мог рассчитывать на дальнейшее продвижение по ступеням военной иерархии...

Он был удостоен более 10 российских и иностранных орденов:

  1. За оказанные отличное мужество и храбрость в делах с турками под горным Дубняком и Телишем 12 и 16 октября 1877 г. Орденом Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость»;
  2. За дела с турками 3, 4 и 5 января 1878 г. под Филиппополем Орденом Св. Анны 3-й степени с мечами и бантами;
  3. За отлично-усердную службу Орденом Св. Анны 2-й степени (1884 г.);
  4. За организацию приходской жизни в Орловской епархии Орденом Св. Анны 1-й степени (1908 г.);
  5. За переход через Балканы 13-19 декабря 1877 г. Орденом Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантами;
  6. За отлично-усердную и ревностную службу 30 августа 1881 г. Орденом Св. Станислава 2-й степени;
  7. Светло-бронзовой медалью в память войны 77-78 гг.;
  8. Пожалован Кавалерским крестом ордена Почетного легиона Франции (1882 г.);
  9. Черногорским Орденом князя Даниила I, 4-й степени (1882 г.);
  10. Румынским Железным крестом
  11. Темно-бронзовой медалью на Александровской ленте в память Св. Коронования Их Императорских Величеств в Успенском соборе 15 мая 1883 г.;
  12. Серебряной медалью на Андреевской ленте в память Св. Коронования Их Императорских Величеств 14 мая 1896 г.;
  13. Болгарским Орденом Св. Александра 3-й степени (1883 г.);
  14. Греческим Орденом Христа Спасителя 2-й степени;
  15. Болгарским Орденом Святого Александра "За гражданские заслуги" 2-й степени с наперсным крестом.
  16. За храбрость при осаде и взятии Плевны пожалован саблей с дарственной надписью от Императора.

Однако стремление обратить все силы своей даровитой личности на служение Богу и ближним вне сферы военной службы все более проявляло себя в жизни Л. М. Чичагова именно в этот период времени. Будучи натурой аристократически цельной и христиански жертвенной Л. М. Чичагов стремился осуществлять это служение в конкретных делах, обращенных непосредственно к Богу и ближним. Приняв на себя 31 октября 1881 г. обязанности ктитора Сергиевского всей Артиллерии Собора в Санкт-Петербурге, штабс-капитан Л. М. Чичагов употребил большие усилия не только на материальное обустройство этого храма, но и на развитие активной духовно-просветительской деятельности в этом большом военном приходе, на попечении которого находились тысячи российских воинов.

Научившись еще на войне глубоко сопереживать физическим страданиям раненых воинов, Л. М. Чичагов поставил перед собой задачу овладеть медицинскими знаниями для оказания помощи своим ближним. В дальнейшем значительным итогом многолетних медицинских опытов Л. М. Чичагова стала разработанная им и испытанная на практике система лечения организма лекарствами растительного происхождения, изложение которое заняло два тома фундаментального труда "Медицинские беседы".

В это же время в его жизнь вошли и систематические богословские занятия, в результате которых не получивший даже семинарского образования офицер превратится в энциклопедически образованного богослова, авторитет которого со временем будет признан всей Русской Православной Церковью. Промысл Божий неуклонно подводил Л. М. Чичагова к подготовленному всем его предшествующим развитием решению о принятии священного сана, осуществив которое, он получал возможность не только до конца исполнить волю Божию, явленную ему тогда еще прикровенно, но и реализовать на благо Церкви многогранные способности своей незаурядной личности.

Ради служения Господу и по совету св. Иоанна Кронштадтского (чьим духовным сыном он был на протяжении долгих лет) бросил блестящую военную карьеру и в 1890 году в чине полковника вышел в отставку и переехал в Москву.

Священник

26 февраля 1893 года в Московском Синодальном храме Двунадесяти апостолов Л. М. Чичагов был рукоположен в сан диакона. Пресвитерская хиротония последовала через 2 дня 28 февраля в той же церкви при значительном стечении молящихся, среди которых быстро распространилась молва о необычной судьбе этого ставленника. Священник Московской церкви Двенадцати Апостолов. Восстановил этот храм на собственные средства. Первая награда полученная отцом Леонидом уже на поприще священнического служения - возложение на него набедренника и скуфьи - была дана именно "за усердную заботу об украшении придельной церкви во имя апостола Филиппа, что при Синодальной церкви 12 апостолов в Кремле".

Испытания первого года священнического служения отца Леонида оказались усугубленными неожиданной тяжелой болезнью супруги, матушки Натальи, которая привела ее в 1895 г. к ее безвременной кончине, лишившей матери четырех дочерей, старшей из которых было 15, а младшей - 9 лет. Отец Леонид привез тело почившей супруги в Дивеево и похоронил на монастырском кладбище. Вскоре над могилой была возведена часовня, и рядом с местом погребения матушки Натальи отец Леонид приготовил место для собственного погребения, которому, впрочем, так и не суждено было принять мощи будущего священномученика.

14 февраля 1896 г. священник Леонид Чичагов по распоряжению Протопресвитера военного и морского духовенства был "определен к церкви в г. Москве для артиллерийских частей, заведений и учреждений Московского Военного Округа". Он со свойственной ему энергией частью на свои средства, частью на пожертвования отреставрировал храм святителя Николая в Старом Ваганькове, принадлежавший Румянцевскому музею и в течение тридцати лет стоявший закрытым, в котором и стал служить. Награжден камилавкой.

прп. Серафим, сщмч. Серафим, царственные страстотерпцы
прп. Серафим, сщмч. Серафим, царственные страстотерпцы
Глубоко чтил память преподобного Серафима Саровского. Однажды, решив съездить к местам подвигов прп. Серафима Саровского, где встретился с одной из трех монахинь, помнивших старца. Уже старая и больная старица Пелагея Ивановна, обрадовалась приходу будущего митрополита, сказав: "Вот хорошо, что ты пришел, я давно тебя поджидаю. Преподобный Серафим велел тебе передать, что наступило время открытия его мощей и прославления". В недоумении будущий святитель ответил, что в силу своего общественного положения не может быть принят Государем, она отвечала: “Я ничего не знаю, передаю только то, что мне повелел Преподобный”. Через некоторое время Серафим (Чичагов) начал работу над "Летописью Серафимо-Дивеевского монастыря". К моменту завершения этого труда автор был уже архимандритом. Вскоре ему удалось встретиться с Государем и, поднеся ему книгу, сумел убедить Царя в необходимости открытия мощей преподобного.

Несмотря на трудности, будущему святителю все-таки удалось добиться канонизации угодника. Им был написан также акафист Серафиму Саровскому и краткое житие его.

Иеромонах

Весна 1898 г. стала временем принятия отцом Леонидом окончательного решения о своей будущей судьбе. Оставив своих уже несколько повзрослевших после кончины их матери 4 дочерей на попечение нескольких доверенных лиц, призванных следить за получением ими дальнейшего образования и воспитания, отец Леонид 30 апреля 1898 г. получил отставку от Пресвитера военного и морского духовенства и летом того же года был зачислен в число братии Троице-Сергиевой Лавры. Особое значение для новопостриженного иеромонаха имело наречение ему при пострижении в мантию 14 августа 1898 г. имени "Серафим".

Указом Святейшего Синода 14 августа 1899 г. он был назначен настоятелем Суздальского Спасо-Евфимиева монастыря с последующим возведением в сан архимандрита. Проявив твердость церковного администратора, практичность рачительного хозяина и отеческую любовь подлинного пастыря, архимандрит Серафим за 5 лет своего игуменства сумел преобразить как хозяйственную, так и духовную жизнь некогда величественного, но ко времени назначения отца Серафима пришедшего в глубокий упадок монастыря.

Священноначалие высоко оценило заслуги архимандрита Серафима и как настоятеля возрожденного им Спасо-Евфимиева монастыря, и как замечательного агиографа подвижников иноческого благочестия, и 14 февраля 1904 г. архимандрит Серафим был назначен настоятелем одной из семи ставропигиальных обителей Русской Православной Церкви - Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря. Проведя всего лишь год в Воскресенском монастыре, архимандрит Серафим запечатлел свое игуменство реставрацией знаменитого Воскресенского собора.

Епископ Сухумский

28 апреля 1905 года хиротонисан во епископа Сухумского. Хиротония состоялась в Московском Успенском соборе. Чин хиротонии совершали: митрополит Московской Владимир (Богоявленский), епископы Трифон (Туркестанов) и Серафим (Голубятников).

Епископ Орловский и Севский

С 6 февраля 1906 года - епископ Орловский и Севский. В Орловской епархии он деятельно проводил возрождение христианской жизни в народе. Для этой цели он распространял среди духовенства литературу, проводил частые собеседования и умножал благотворительность среди народа.

Именно на Орловской кафедре святитель Серафим пришел к ставшему определяющим всю его дальнейшую архипастырскую деятельность убеждению, что полнокровное развитие епархиальной жизни возможно лишь на основе активно действующих приходских общин. Впоследствии это свое убеждение святитель формулировал следующим образом: "Духовное... возрождение России возможно только тем путем, каким совершалось ее духовное рождение. А именно: необходимо вернуться к церковно-общественной жизни древнерусского прихода, чтобы приходская община единодушно занималась не только просвещением, благотворительностью, миссионерством, но и нравственностью своих сочленов, восстановлением прав старших над младшими, родителей над детьми, воспитанием и руководством молодого поколения".

Уже в 1906 г., претворяя в жизнь Постановление Святейшего Синода от 18 ноября 1905 г. об устроении и возрождении приходской жизни, святитель Серафим организовал в храмах своей епархии приходские советы, в обязанности которых наряду с обеспечением условий для нормального развития пастырско-литургической и административно-хозяйственной жизни приходов должно было входить разрешение всей совокупности духовно-просветительских и социально-благотворительных задач, стоявших перед приходами, и прежде всего - создание больниц, библиотек, школ и других образовательных учреждений. Последствия этой активной деятельности святителя Серафима не замедлили проявиться в жизни вверенной ему архипастырскому попечению епархии, и вскоре после своего назначения на Орловскую кафедру в одном из своих писем он с удовлетворением отмечал: "С 1-го февраля, со дня моего приезда в Орел, я еще не спал ни одной ночи как следует. Бью набат, стремясь к скорейшему возрождению приходской жизни. Веду беседы с миром и клиром по городам и в залах Думы. Последствия прекрасные. Трудно поднимать духовенство, но мир поможет, если епископы будут жертвовать собой".

Та жертвенность епископов, о которой писал святитель Серафим, была свойственна прежде всего ему самому, поэтому его деятельность как среди орловского епархиального духовенства, так и среди всего русского епископата, встречала все большее признание и уважение. Свидетельством все возраставшего авторитета святителя Серафима в качестве епархиального владыки стало назначение его в 1907 г. присутствующим членом Святейшего Синода.

Однако надеждам святителя Серафима на то, что его многолетнее пребывание в столь полюбившейся ему Орловской епархии позволит осуществить его замыслы по возрождению в ней церковной жизни, не суждено было сбыться. Святейший Синод счел необходимым поручить святителю Серафиму управление епархией, в которой церковные дела находились в еще более сложном положении, нежели это имело место в Орловской епархии ко времени прибытия туда владыки Серафима, и 16 сентября 1908 г. был принят указ о его назначении на Кишиневскую кафедру. Вновь, как это уже неоднократно бывало в жизни святителя Серафима, успешно начав очередное церковное деяние, он не имел возможности непосредственно участвовать в его завершении.

Епископ Кишеневский

28 октября 1908 г. прибыл в Кишиневскую епархию, состояние которой превзошло самые худшие ожидания Владыки. Святитель Серафим смог почерпнуть для себя новые духовные силы в активной молитвенно-литургической жизни, которая ознаменовала его появление в Кишиневской епархии, и в которой особое место занимало почитание чудотворной Гербовецкой иконы Божией Матери. Совершая в течение всех лет своего пребывания в Кишиневской кафедре еженедельные службы с акафистами перед чудотворным образом знаменитой в Бессарабии иконы, святитель Серафим не только вызвал значительный подъем молитвенного энтузиазма в своей пастве, но и обрел для себя столь недостававшие ему в это тяжелое время душевный покой и архипастырское вдохновение.

Начав восстановление церковной жизни в Кишиневской епархии с уже оправдавшей себя в Орловской епархии деятельности по возрождению активных приходов путем создания церковно-приходских советов, святитель Серафим обнаружил, что запустение приходской жизни в Бессарабии сочеталось со стремлением приходского духовенства определять в выгодном для него направление деятельность епархиального архиерея. "Мой предшественник, - писал святитель Серафим, - приучил бессарабское духовенство обходиться без архиерея, так что оно совершенно устроилось автономно, получило выборное начало, распоряжается соборно во всех учреждениях, и епископ только подписывает их желания и мысли, изложенные в журналах". Указав представителям приходского духовенства, что не борьба за власть в епархиальном управлении, а окормление своей приходской паствы являлось их главным служением, святитель Серафим вынужден был во многом взять на себя оставленное приходскими батюшками бремя духовно-просветительской деятельности на приходах. На протяжении всех лет своего пребывания на Кишиневской кафедре владыка Серафим неутомимо посещал практически все приходы своей епархии, вдохновляя своим архипастырским примером погрузившееся в требоисполнительскую рутину и подчас полностью утерявшее литургическое благочестие приходское духовенство.

Трехлетняя созидательная деятельность святителя Серафима на Кишиневской кафедре не только привела к подлинному преображению епархии, но и получила самую высокую оценку как в Святейшем Синоде, так и у Государя. И может быть наилучшей характеристикой содеянного владыкой Серафимом в Кишиневской епархии стал Высочайший Указ Государя Святейшему Синоду от 16 мая 1912 г., обращенный к святителю. "Святительское служение ваше, отмеченное ревностью о духовно-нравственном развитии преемственно вверявшихся вам паств, - говорилось в Высочайшем Указе, - ознаменовано особыми трудами по благоустроению Кишиневской епархии. Вашими заботами и попечением множатся в сей епархии церковные школы, усиливается проповедническая деятельность духовенства и возвышается религиозное просвещение православного населения Бессарабии. Особого внимания заслуживают труды ваши по устройству в гор. Кишиневе Епархиального Дома и связанных с ним просветительских и благотворительных учреждений. В изъявление Монаршего благоволения к таковым заслугам вашим Я... признал справедливым возвести вас в сан Архиепископа. Поручая Себя молитвам вашим, пребываю к вам благосклонным. Николай".

Глубоко пережив революционную смуту 1905-1907 гг., которая вызвала к жизни многочисленные общественно-политические организации, предлагавшие России самые разнообразные пути ее дальнейшего развития, владыка Серафим счел для себя возможным принять участие в деятельности "Союза русского народа", программные декларации которого находились в наибольшем созвучии с традиционными идеалами русской государственности, на которых был с детства воспитан будущий святитель. Произнося 21 декабря 1908 г. проповедь во время освящения хоругвей, принесенных членами "Союза русского народа" в кафедральный собор, владыка Серафим ясно выразил свое понимание той политической деятельности, которую должна была вести эта самая влиятельная в Бессарабии общественно-политическая организация. "Возлюбленные братья! - говорил святитель Серафим. - Сердце мое всегда преисполняется радостным чувством, когда я вижу представителей "Союза русского народа", шествующих со священными хоругвями и направляющихся для молитвы в храмы... Ведь вы принесли сюда для благословения не мечи, необходимые для людей, готовящихся к брани и вражде, а свои священные хоругви для окропления и освящения! А что такое хоругвь? Это знамя Христовой победы, которое мы привыкли видеть в деснице Воскресшего из мертвых, восставшего из гроба и возвещающего победу над адом Сына Божия. Это знамя победы не мечом, а правдой и любовью... Сзывайте же народ на мирную борьбу с распространившемся злом в Отечестве, на защиту веры православной, для объединения под сенью храмов, и тогда он на своих могучих плечах высоко поднимет Помазанника Божия, русского Царя, и снова воссияет сила русская, создавшая великое государство не многочисленным войском, не золотом, а единственно крепкой верой в Сына Божия, Господа нашего Иисуса Христа".

Владыка принимал активное участие в монархическом движении - был членом старейшей национально-патриотической организации - Русского Собрания, в 1907-1909 гг. входил в Совет Русского Собрания. В Орле, а затем в Молдавии он занимал посты почетного председателя местных отделов Союза Русского Народа, был участником 4-го Всероссийского монархического съезда в Москве весной 1907 г., нередко выступал с речами в Русском Монархическом Собрании. Осенью 1909 г. был почетным председателем монархического съезда в Москве.

12 июня 1909 г. владыка Серафим присутствовал на торжественном восстановлении церковного почитания св. благоверной великой княгини Анны Кашинской в Тверской епархии. Приняв деятельное участие в подготовке синодального указа о восстановлении почитания великой подвижницы Русской Православной Церкви, святитель Серафим с благоговением принял в дар от Тверской епархии икону св. Анны Кашинской с частицей ее мощей и перевез ее в Кишиневскую епархию, где икона была помещена в храме Измаильского Свято-Успенского монастыря и прославилась неоднократными чудотворениями.

В течение семи лет, которые он находился в Бессарабии вел настойчивую борьбу с "Иннокентьевщиной" - зловредным движением, опасным для народной молдаванской массы.

Архиепископ Тверской и Кашинский

С 20 марта 1914 года - архиепископ Тверской и Кашинский. В этом же году награжден крестом на клобук.

Когда в мартовские дни 1917 г. отречение Государя поставило под вопрос само дальнейшее существование монархии, а Святейший Синод счел необходимым поддержать Временное Правительство, как единственный законный орган верховной власти в стране, святитель Серафим, продолжая подчиняться высшим церковной и государственной властям, не стал скрывать свое отрицательное отношение к происшедшим в России переменам. Эта позиция владыки Серафима в сочетании с имевшейся у него в либеральных церковно-общественных кругах репутацией правого монархиста, привлекли к нему внимание обер-прокурора Временного Правительства В. Н. Львова, который подобно обер-прокурорам императорской России позволял себе вмешиваться в дела Святейшего Синода, требуя удаления с епископских кафедр церковных иерархов, казавшихся нелояльными по отношению к власти.

В апреле 1917 г. по инициативе обер-прокурора В. Н. Львова и с благословения Русской Православной Церкви стали происходить епархиальные с участием выборных представителей съезды, призванные рассматривать насущные вопросы епархиальной жизни и подготавливать созыв Поместного Собора. Святителем Серафимом были разработаны регламент и программа подобного съезда для возглавляемой им епархии. Но уже в процессе избрания участников съезда принципы выборов, разработанные правящим архиереем, были нарушены, в результате чего состав участников съезда приобрел характер произвольно составленного собрания, в котором значительно преобладали часто не представлявшие приходы епархии миряне, и на котором председательствовал запрещенный по церковному суду в священнослужении бывший священник Вятской епархии Тихвинский. Открыв свою работу 20 апреля 1917 г. Тверской епархиальный съезд принял программу работы не только отличавшуюся от программы, утвержденной святителем Серафимом, но предполагавшую рассмотрение в качестве одного из главных вопросов съезда, выходившего за пределы его компетенции вопроса о переизбрании епархиального архиерея и всего епархиального духовенства. В результате яростной агитации, которую вели противники владыки Серафима, на съезде большинством голосов его участников было принято совершенно неканоничное постановление, предлагавшее святителю Серафиму покинуть Тверскую кафедру в связи с тем, что съезд "не доверяет его церковно-общественной деятельности".

Синод направил в Тверскую епархию епископа Самарского Михаила (Богданова) для проведения расследования действий участников епархиального съезда. В связи с тем, что епископ Михаил не нашел в деятельности святителя Серафима никаких оснований, оправдывавших постановление епархиального съезда об удалении с кафедры правящего архиерея, Синод поручил епископу Михаилу председательствовать на Тверском епархиальном съезде 8 августа 1917 г. с целью способствовать восстановлению канонической власти святителя Серафима в Тверской епархии. Однако к этому времени революционные политические страсти все более проникали в среду участников епархиального съезда, и враги святителя Серафима, представлявшие собой небольшую группу клириков и причетников, попытались придать своей борьбе с правящим архиереем вид борьбы с политическим реакционером за обновление общественной и церковной жизни в епархии. В результате этих интриг епархиальный съезд незначительным большинством голосов (142 против 136) вынес повторное неканоническое решение об изгнании владыки Серафима. И все же большая часть епархиального духовенства и основная масса православных мирян продолжала почитать святителя Серафима как единственного каноничного правящего архипастыря своей епархии.

Многочисленные письма приходского духовенства и приходских советов, обращенные как к владыке Серафиму, так и к епархиальному съезду, свидетельствовали о желании епархии сохранить своего архипастыря и настаивали на отмене постановления епархиального съезда. Особенно отрадна для святителя Серафима была единодушная поддержка, высказанная ему Тверским монашеством, когда насельники и насельницы всех 36 тверских монастырей потребовали от епархиального съезда присоединить их голоса к тем 136 голосам участников съезда, которые были поданы за оставление святителя на Тверской кафедре.

Святейший Синод в это трудное для владыки Серафима время продолжал рассматривать его как единственно правящего архиерея Тверской епархии. Поэтому летом 1917 г. святитель Серафим по решению Синода был включен в число членов Поместного Собора по должности - именно как правящий архиерей архиепископ Тверской и Кашинский. Уже летом святитель Серафим активно включился в работу Поместного Собора, возглавив столь близкий его сердцу Соборный отдел "Монастыри и монашество".

Однако усиление в России революционной смуты осенью 1917 г. и захват власти в Петрограде большевиками возымели пагубные последствия и для развития событий в Тверской епархии. Сознавая, что большинство духовенства и мирян епархии продолжали сохранять верность святителю Серафиму, некоторые члены епархиального совета, избранного на сомнительных канонических основаниях еще в апреле 1917 г., решили прибегнуть для изгнания святителя к помощи большевистских властей в Твери, которые в это время открыто выражали свои богоборческие настроения и не скрывали ненависти к владыке Серафиму как "церковному мракобесу и черносотенному монархисту".

28 декабря 1917 г. Вероисповедный отдел Тверского губисполкома Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов выдал предписание о высылке архиепископа Серафима из Тверской губернии. Так, один из самых твердых и бескомпромиссных церковных иерархов в России, святитель Серафим оказался первой жертвой кощунственного сговора вероотступников с богоборческой коммунистической властью; этот сговор впоследствии будет положен в основу борьбы обновленческого духовенства с православной церковной иерархией, и на многие десятилетия омрачит церковную жизнь в России грехом доносительства и предательства.

Митрополит Варшавский и Привисленский (не смог выехать)

В 1918 году возведен в сан митрополита, назначен на Варшавскую и Привисленскую кафедру, но из-за сложившейся политической обстановки не смог отправиться к месту назначения, поселился в Москве и служил в различных храмах.

Владыка поселился в Черниговском скиту около Троице-Сергиевой Лавры, где прожил, почти не выезжая, до конца 1920 года.

Арест

24 июня 1921 года состоялось заседание судебной Тройки ВЧК в составе Самсонова, Апетера и Фельдмана, которые постановили: «Заключить гражданина Чичагова в Архангельский концлагерь сроком на два года», но не отдали распоряжение о его аресте и этапировании. И владыка продолжал жить на воле и служить в храмах Москвы, между тем как срок заключения уже начал отсчет; митрополита арестовали только 12 сентября 1921 года и поместили в Таганскую тюрьму.

Сразу же после его ареста Наталья и Екатерина Чичаговы стали хлопотать перед Калининым о смягчении участи отца. Они просили, чтобы власти освободили его или хотя бы оставили в заключении в Москве, учитывая возраст и болезни. Калинин написал, что можно оставить в московской тюрьме «приблизительно на полгодика». 13 января начальником 6-го секретного отделения ВЧК Рутковским по распоряжению ВЦИК было составлено заключение по «делу» митрополита: «С упрочением положения революционной соввласти в условиях настоящего времени гр. Чичагов бессилен предпринять что-либо ощутительно враждебное против РСФСР. К тому же, принимая во внимание его старческий возраст 65 лет, полагаю, постановление о высылке на 2 года применить условно, освободив гр. Чичагова Л.М. из-под стражи». 14 января 1922 года президиум ВЧК постановил освободить митрополита из-под стражи; 16 января он вышел на свободу. Всю зиму владыка тяжело болел.

Однако ГПУ вовсе не собиралось отпускать его на волю — и здесь не имели значения ни возраст, ни болезни святителя, а только цели самого учреждения. Его преследовали и ссылали не из-за противоправных поступков, а стремясь нанести Церкви как можно больший урон. 22 апреля 1922 года Рутковский дал новое заключение по «делу» митрополита: «Принимая во внимание, что Белавиным, совместно с Синодом, по-прежнему ведется реакционная политика против советской власти и что при наличии в Синоде известного реакционера Чичагова лояльное к власти духовенство не осмеливается открыто проявлять свою лояльность из-за боязни репрессий со стороны Чичагова, а также и то, что главная причина последовавшего освобождения Чичагова от наказания его, якобы острое болезненное состояние, не находит себе оправдания после его освобождения и нисколько не мешает Чичагову заниматься делами управления духовенства, полагаю... Чичагова Леонида Михайловича... задержать и отправить этапным порядком в распоряжение Архангельского губотдела для вселения на местожительство, как административного ссыльного сроком по 24 июня 1923 г.»

Ссылка в Архангельск

25 апреля судебная коллегия ГПУ под председательством Уншлихта приговорила митрополита Серафима к ссылке в Архангельскую область.

В Архангельске митрополит прожил до конца апреля 1923 года, а затем с разрешения ВЦИК переехал в Москву; ни в каких церковных делах участия не принимал, на службу ездил в Данилов монастырь к своему духовнику архимандриту Георгию Лаврову и архиепископу Феодору (Поздеевскому), сам почти нигде не бывал и у себя мало кого принимал.

Многое в жизни семидесятилетнего старца было связано с преподобным Серафимом Саровским. Даже теперь, двадцать лет спустя после канонизации преподобного, ГПУ ставило ему в вину организацию торжеств: «1б апреля 1924 года гр. Чичагов Леонид Михайлович был арестован секретным отделом ОГПУ по имеющимся материалам: в 1903 году Чичагову было поручено руководство и организация открытия мощей Серафима Саровского...»

8 мая 1924 года Патриарх Тихон подал в ОГПУ ходатайство об освобождении находившегося в Бутырской тюрьме митрополита Серафима, престарелого и больного, за лояльное отношение которого к существующей гражданской власти он, Патриарх Тихон, ручается.

Письмо было получено Тучковым на следующий день и оставлено без последствий, дело шло своим чередом. Наконец, 17 июля 1924 года уполномоченный ОГПУ Гудзь предложил освободить митрополита Серафима из-под стражи, и вскоре тот был освобожден. В это время власти приказали живущим в Москве архиереям покинуть город. Владыка хотел поселиться в Дивеевском монастыре, но игумения монастыря Александра (Траковская) ему в этом отказала.

Митрополита Серафима приняла игумения Арсения (Добронравова) в Воскресенский-Феодоровский женский монастырь, находившийся около города Шуи Владимирской области. В монастыре митрополит часто служил, а в воскресные и праздничные дни всегда. После таких служб устраивался праздничный обед, на котором присутствовал и митрополит Серафим.

Митрополит Ленинградский

С февраля 1928 года - митрополит Ленинградский.

В то время, когда другие архиереи колебались в признании каноничности власти митрополита Сергия (Страгородского), митрополит Серафим признал ее сразу. Он признал митрополита Сергия как единственно законного преемника Патриаршего Местоблюстителя митрополита Петра, равного ему по своим каноническим полномочиям, и поддержал его политику отстаивания официального признания Православной Церкви государственной властью. Человек порядка, привыкший мыслить в категориях строгой иерархии, он считал восстановление централизованной власти наиболее важным делом. По отношению к власти владыка придерживался принципа: «Закон суров, но это закон».

Ленинградская епархия в 1928 году представляла собой одну из самых исполненных внутрицерковных противоречий епархий Русской Православной Церкви. Оказавшись колыбелью богоборческого большевистского режима, который именно в Петроградской епархии собрал свою первую кровавую жатву среди православного духовенства, "город на Неве" в начале 1920-х гг. благодаря проискам государственных властей и немощам некоторой части епархиального клира превратился в цитадель обновленчества. Именно в этом городе, где богоборческая природа большевистской власти проявлялась особенно ожесточенно и изощренно, стало возможным церковное движение, в котором возобладало эсхатологическое понимание наступившего этапа русской церковной истории, и которое в силу этого отказывалось признавать духовную оправданность политики митрополита Сергия, направленной на сохранение путем неизбежных компромиссов с государственной властью официально существующей церковной иерархии. Приняв в качестве своего авторитетного возглавителя митрополита Иосифа (Петровых), осенью 1927 г. выступившего против митрополита Сергия после своего перевода с Ленинградской кафедры в Одесскую епархию, и получив в связи с этим название "иосифлянского", это церковное движение, в котором приняли участие несколько викарных епископов и значительная часть клира Ленинградской епархии 1928 г. охватило 61 из 100 действовавших в Ленинграде православных приходов и отторгло их от молитвенно-канонического общения с Московской Патриархией.

Именно в эту, оказавшуюся расколотой уже не столько в результате происков властей, сколько в результате потери духовного единства между православными священнослужителями и мирянами епархию 8 марта 1828 г. прибыл святитель Серафим в качестве нового правящего архиерея. Владыка Серафим был хорошо известен среди православных христиан бывшей российской столицы не только потому, что в его родном городе прошла яркая светская половина его 72-летней жизни, но и потому, что, даже покинув Санкт-Петербург в 1891 г. став священнослужителем, святитель Серафим все последующие годы регулярно посещал свой родной город и участвовал в его церковной жизни. Личность святителя Серафима не могла не вызывать уважения даже среди членов "иосифлянских" приходов, ибо будучи в своем прошлом сначала петербургским аристократом и гвардейским офицером, а затем строго православным и известным своим монархизмом церковным иерархом владыка Серафим олицетворял собой ту православно-монархическую Россию, крушение которой вызывало характерное для многих участников "иосифлянского" движения ощущение наступающего конца мира, когда церковная жизнь неизбежно должна была уйти в катакомбы.

После своего прибытия в епархию владыка Серафим разместился в бывших игуменских покоях Воскресенского Новодевичьего монастыря, где также разместился образованный в ноябре 1927 г. Ленинградский епархиальный совет, председателем которого в 1928 г. стал сохранявший верность митрополиту Сергию епископ Петергофский Николай (Ярушевич).

Существенную помощь в начатой полемике с "иосифлянскими" раскольниками святителю Серафиму оказал прибывший по его приглашению в конце апреля 1928 г. в Ленинград епископ Серпуховский Мануил (Лемешевский). Глубоко уважаемый многими православными христианами города за его самоотверженную борьбу с петроградскими обновленцами в начале 1920-х гг. епископ Мануил призвал своих многочисленных почитателей как среди паствы владыки Серафима, так и среди "иосифлян" сохранять церковное единство под омофором митрополита Сергия. Особое значение для единства церковной жизни в городе имела Божественная литургия, совершенная 29 апреля 1928 г. святителем Серафимом в сослужении с епископом Мануилом в Троицком Измайловском Соборе, на которой оба владыки, напомнив о разрушительных для Церкви последствиях обновленческого раскола в Петроградской епархии, призвали не допускать нового разделения среди православных христиан.

Однако, несмотря на возвращение некоторых "иосифлянских" приходов в юрисдикцию митрополита Сергия, руководители этого движения не были склонны восстановить церковный мир в епархии и в качестве условий своего возвращения в лоно Московской Патриархии ультимативно выдвигали неприемлемые для митрополита Сергия требования, предполагавшие полный пересмотр им церковной политики и его отказ от тех полномочий в области высшего церковного управления, которые были возложены на него Патриаршим Местоблюстителем митрополитом Петром. Непримиримость вождей "иосифлянского" духовенства вынуждала святителя Серафима предпринимать по отношению к раскольникам более решительные меры. Стремясь сохранять в каноническом общении с митрополитом Сергием Св.Троице-Александро-Невскую лавру, владыка Серафим в мае 1928 г. добился удаления из наместников Лавры Шлиссельбургского епископа Григория (Лебедева), все больше сближавшегося с "иосифлянами". Однако последние в ноябре 1928 г. пошли на организацию раскола даже среди лаврского духовенства, в результате которого 5 из 7 храмов Лавры, несмотря на то, что большая часть их прихожан сохраняла верность святителю Серафиму, стали поминать за богослужением митрополита Иосифа.

Ощущая все возраставшую поддержку большей части православных христиан города и сознавая необходимость действовать в рамках советского законодательства, владыка Серафим призывал своих пасомых мирян вступать в "двадцатки" "иосифлянских" храмов и, добиваясь там "численного большинства", замещать "иосифлянский" причт священнослужителям, находящимся в каноническом общении с митрополитом Сергием. Наметившееся в результате этих действий святителя Серафима возвращение к нему "иосифлянских" приходов подталкивало постоянное подчеркивавших свою независимость от безбожной власти иосифлян обращаться к помощи соответствующих органов государственной власти для сохранения за своими сторонниками приходских храмов 20 ноября 1928 г. члены "двадцатки" Тихвинского храма, поддерживавшие митрополита Иосифа, в своем заявлении в стол регистрации Володарского райсовета писали: "Доводим до Вашего сведения, что верующие... с 1 ноября с/г. официально присоединились и закрепились в молитвенном общении наших верований с Митр. Иосифом в лице Еп. Димитрия. Тем самым отреклись от навязанной нам церковной власти М. Сергия. Прикрепили, уведомив Вас, своевременно 4 священнослужителей. Во избежание возможных лукавств со стороны М. Серафима (Чичагова) просим количество двадцадки оставить как практиковалось до сих пор".

Так антицерковная природа любого канонического раскола вынуждала искренних в своей православной вере "иосифлян" идти по стопам часто попиравших основы православной веры обновленцев в поисках покровительства богоборческой власти, а радевший о единстве православной церковной жизни владыки Серафим становился вновь все более неугодным для большевистских властей, стремившихся использовать даже столь чуждых им "иосифлян" для разрушения церковной жизни.

Икона сщмчч. Серафима и Илариона с их палицей
Икона сщмчч. Серафима и Илариона с их палицей
Результатом деятельности владыки Серафима по преодолению "иосифлянского" раскола в Ленинградской епархии явился тот знаменательный факт, что в 1933 г., последнем году его пребывания на Ленинградской кафедре, в епархии оставались лишь 2 официально зарегистрированных "иосифлянских" приходских храма. Конечно, подобно приходам, сохранявшим верность святителю Серафиму, многие "иосифлянские" приходы закрывались по распоряжению государственной власти, и все же значительная их часть была возвращена в молитвенно-каноническое общение с Московской Патриархией святителем Серафимом.

За годы служения владыки Серафима в Ленинградской епархии его архипастырский авторитет постоянно возрастал. Выразительным свидетельством этого стало создание православными христианами города в сентябре 1930 г. "Общества митрополита Серафима" при Троицком Измайловском Соборе.

Сам отведав горечь уз и ссылки, он с любовью и благоговением хоронил умершего в тюрьме архиепископа Илариона (Троицкого). Тело его выдали родственникам в грубо сколоченном гробу. Когда гроб открыли, никто не узнал владыку, так изменили его внешность заключение и болезнь. Владыка Серафим принес свое белое облачение и белую митру. По облачении тело архиепископа положили в другой гроб. Отпевание совершал сам митрополит Серафим в сослужении шести архиереев и множества духовенства.

На покое

14 октября 1933 года указом Синода он был отправлен на покой. 24 октября он совершил свою последнюю службу в Спасо-Преображенском соборе и вечером выехал в Москву. Первое время владыка жил в резиденции митрополита Сергия (Страгородского), пока подыскивали жилище. В начале 1934 года он поселился в Малаховке, а затем переехал на станцию Удельная, где арендовал полдачи. Это были две небольшие комнаты и кухня. В одной комнате была устроена спальня владыки, с большим количеством книг, икон и рабочим письменным столом. Другая комната отведена под столовую-гостиную. Здесь стояли обеденный стол, фисгармония и диван; на стене висел большой образ Спасителя в белом хитоне, написанный владыкой. С ним были две его верные келейницы монахини Воскресенского Феодоровского монастыря Вера и Севастиана, сопровождавшие владыку по благословению своей игумении Арсении уже более 7 лет.

Митр. Серафим (Чичагов).  Таганская тюрьма. 1937 г.
Митр. Серафим (Чичагов). Таганская тюрьма. 1937 г.
Спокойными и безмятежными были последние месяцы жизни митрополита в Удельной. Самое скорбное это были старость и связанные с нею болезни. Он сильно страдал от гипертонии, одышки, последнее время от водянки, так что передвигался с трудом и из дома почти не выходил. Днем к нему приходили духовные дети, иные приезжали из Петербурга; посещали владыку митрополиты Алексий (Симанский) и Арсений (Стадницкий), приезжая на заседания Синода. Вечерами, когда все расходились, митрополит садился за фисгармонию и долго-долго играл известную духовную музыку или сочинял сам.

Мученическая кончина

30 ноября 1937 г. был арестован, сотрудники НКВД затруднились увозить его в арестантской машине — вызвали скорую помощь и отвезли в Таганскую тюрьму.

7 декабря решением тройки при УНКВД СССР по МО по обвинению в причастности к "контрреволюционной монархической организации" был приговорен к высшей мере наказания - расстрелу.

11 декабря 1937 г. был расстрелян и похоронен в Бутово, на так называемом полигоне НКВД.

Духовный писатель. Энергичный и красноречивый проповедник. С редкой энергией заботился об укреплении строгого порядка, основанного на незыблемых основах православия, возрождению приходов, устроению жизни Церкви. Живое мощное слово его раздавалось за каждым богослужением. Отличался кипучей, идейной деятельностью и горячим стремлением поставить духовенство на подобающую высоту. Митрополит Серафим был разносторонне одаренным человеком: музыкант, живописец, писатель, врач. В московском храме во имя пророка Божия Илии (в Обыденном переулке) есть образ Спасителя в белом хитоне и образ преподобного Серафима, молящегося на камне, написанные им.

Реабилитация состоялась 10 ноября 1988 года.

Серафим (Чичагов)
Серафим (Чичагов)
Канонизирован 23 февраля 1997 года Архиерейским Собором Русской Православной Церкви в Москве.

В Тверской епархии находится церковь в честь священномученика митрополита Серафима Чичагова. Это небольшая церковь в деревне Дубровка Бологовского района Тверской области, построенная в 1999 году.

Молитвословия

Тропарь, глас 5:

Воинство Царя Небеснаго/ паче земнаго возлюбив/, служитель пламенный Святыя Троицы явился еси/. Наставления Кронштадскаго пастыря/ в сердце своем слагая/, данная ти от Бога многообразная дарования/ к пользе народа Божия преумножил еси/. Учитель благочестия/ и поборник единства церковнаго быв/, пострадати даже до крове сподобился еси/. Священномучениче Серафиме/, моли Христа Бога/ спастися душам нашим.

Кондак, глас 6:

Саровскому чудотворцу тезоименит быв/, теплую любовь к нему имел еси/, писаньми своими подвиги и чудеса того миру возвестив/, верныя к его прославлению подвигл еси/ и благодарственнаго посещения/ самого Преподобнаго сподобился еси/. С нимже ныне, священномучениче Серафиме/, В Небесных чертозех водворяяся/, моли Христа Бога/ серафимския радости нам причастником быти.

Труды

  • Павел Васильевич Чичагов и записки о событиях его жизни: Император Павел
  • Французская артиллерия в 1882 году
  • Церковь преподобного и богоносного отца нашего Сергия, игумена Радонежского, чудотворца (в Крапивках, на Трубе) при Константинопольском патриаршем подворье в Москве. — М., 1884.
  • Примеры из прошлой войны 1877—1878 гг. (вышло 8 изданий)
  • Дневник пребывания Царя-Освободителя в Дунайской армии в 1877 году (вышло 4 издания)
  • Чичаговы //Архив адмирала П. В. Чичагова.
  • Павел Васильевич Чичагов и его записки
  • Записка адмирала Павла Васильевича Чичагова, первого по времени морского министра.
  • Что служит основанием каждой науки?
  • Медицинские беседы Л. М. Чичагова; Краткое изложение медицинских бесед Л. М. Чичагова, напечатанных в 1891 году.
  • Дневник пребывания Царя-Освободителя в Дунайской армии
  • Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря Нижегородской губ. Ардатовского уезда: с жизнеописанием основателей ее: схимонахини Александры, урожд. А. С. Мельгуновой, и блаженного старца иеромонаха Серафима и его сотрудников: Михаила Мантурова, протоиерея о. Садовского, блаженной Пелагеи Ивановны Серебренниковой, Николая Александровича Мотовилова, сподвижниц обители и других (вышло 4 издания);
  • Краткое содержание «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря с жизнеописанием основателей А. С. Мельгуновой и о. Серафима Саровского и подвижниц обители».
  • Ищите прежде Царства Божия .
  • 1. Радуйтеся, яко с вами есмь во вся дни. 2. О службе Богу.
  • 1. Слово в Великий Пяток. 2. О милосердии.
  • Зосимова пустынь во имя Смоленской Божьей Матери Вла димирской губ. Александровского уезда: Летописный очерк / Сост. иеромонах Серафим (Л. М. Чичагов).
  • Житие преподобного Серафима, Саровского чудотворца
  • Житие приснопамятного старца Серафима Саровского. (вышло 2 издания)
  • Житие преподобного Евфимия, священноархимандрита Суздальского, чудотворца / ко дню 500-летия кончины преподобного Евфимия (вышло 2 издания)
  • Годовой отчет о деятельности приходских советов в Орловской епархии 1906 г.
  • Речь Преосвященного епископа Серафима на торжественном собрании членов Бессарабского губернского отдела Союза русского народа.
  • Слова, беседы и речи Преосвященного Серафима (Чичагова), епископа Кишиневского и Хотинского, с епархиальной хроникой и распоряжения его.
  • Прощальное слово Преосвященнейшего Серафима Орловской епархии
  • Слово, сказанное Его Преосвященством, Преосвященнейшим Серафимом, епископом Кишиневским и Хотинским 28 октября в кафедральном соборе при вступлении в управление Бессарабской епархией
  • Прощание Преосвященного Серафима с Орловской паствой и проводы его.
  • Преподобный Серафим, Саровский чудотворец, и священные места его благодатного подвижничества: (Из личных воспоминаний).
  • Годовой отчет о наблюдении за законоучением и духовнонравственным воспитанием в земских и министерских училищах Кишиневской епархии.
  • Обращение Преосвященного Серафима, епископа Кишиневского, к духовенству епархии по вопросу о возрождении приходской жизни.
  • Слово Преосвященного Серафима, епископа Кишиневского, в Ново-Нямецком монастыре, в день празднования Успения Божией Матери. (вышло 2 издания)
  • Слово Преосвященного Серафима к Волынскому и Минскому полкам, на торжестве передачи Георгиевских труб 26 ноября.
  • Слово Преосвященного Серафима на Новый (1909) год.
  • Слово Преосвященного Серафима перед панихидой в сороковой день кончины отца Иоанна Кронштадтского.
  • Слово, произнесенное Преосвященным Серафимом 21 декабря, пред молебствием в соборе и благословением хоругвей Союза русского народа.
  • Слово Преосвященного Серафима, епископа Кишиневского, 18 июня, о торжестве прославления благоверной великой княгини Анны Кашинской.
  • Слова и речи Преосвященного Серафима (Чичагова), ныне епископа Кишиневского и Хотинского, произнесенные им в бытность его священником и архимандритом. С прил. сост. им «Летописного очерка Зосимовой пустыни» и «Жития преподобного Евфимия, Суздальского чудотворца».
  • Указания и распоряжения Высокопреосвященнейшего Серафима, архиепископа Тверского и Кашинского по Тверской епархии.
  • Орловская епархия в 1906—1908 гг. при Преосвященнейшем епископе Серафиме (Чичагове). С прил. его речей, докл. и писем.
  • Обращение Высокопреосвященного Серафима, архиепископа Тверского и Кашинского, к духовенству епархии по вопросу о возрождении приходской жизни.
  • Обращение Высокопреосвященнейшего Серафима, архиепископа Тверского и Кашинского, к монастырям Тверской епархии по поводу указа Св. Синода от 31 июня 1915 г.
  • 0 возрождении приходской жизни: Обращение к духовенству Тверской епархии.
  • Резолюции его Высокопреосвященнейшего Серафима, архиепископа Тверского и Кашинского, к журналам Епархиального съезда 12-17 декабря 1917 г.
  • Российская Православная Церковь. Докл. Отд. о монастырях и монашестве, об общем положении для монастырей и монашествующих Священному Собору Российской Православной Церкви.
  • Вопрос о вере: Беседа Преосвященного Серафима, епископа Кишиневского и Хотинского.
  • Четыре удела Божьей Матери на земле... // Преподобный Серафим, Саровский чудотворец. Дивеевская тайна и предсказания о воскресении России. — Нью-Йорк: Комитет рус. православной молодежи за границей, 1981.
  • Проповеди: О неповинном страдании. О борьбе с воображе нием. О бесах
  • Из письма отца Серафима духовному сыну Алексею Беляеву. — Архангельск, 1922 год: Документ эпохи
  • Медицинские беседы: Фрагменты // Мед. газ. — 1990. — 10 июня. — С. 3. — Подпись: Л. М. Чичагов. — (Публ. В. В. Чёрной).
  • Молитвенник за землю Русскую // Журн. Моск. Патриархии. — 1990. — № 12. — С. 66—69
  • О непрестанной молитве // Журн. Моск. Патриархии. — 1990. - № 9.
  • О себе // Мед. газ. — 1990. - 10 июня. - С. 3 (Публ. В. В. Чёрной).
  • О современном мученичестве // Журн. Моек Патриархии. — 1990. — № 10. — С. 38—39.
  • Что служит основанием духовности? // Журн. Моск. Патриархии. - 1990. - № 9. - С. 70—75.
  • Что служит основанием каждой науки?
  • Из «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря» // Журн. Моск. Патриархии. - 1991. - № 12. - С. 43—47.
  • Кончина старца Серафима // Моск. церков. вестник. — 1991. — Янв. (№ 2). — С. 16.
  • На пути кризиса // Моск. церков. вестник. — 1991. — Февр. (№ 3). — С. 7.
  • Слово о бесновании: (В Неделю 23-ю по Пятидесятнице) // Москва. - 1992. - № 11-12. - С. 199-203.
  • Слово на Рождество Христово // Николо-Угрешский вест ник. — 1992. — № 5. — С. 2.
  • Митрополит Серафим (Чичагов). О святых мощах. (Конспект статьи, публ. с сокр.). — М.: Град Китеж, 1992, № 4 (9).
  • Да будет воля Твоя. Сб. В 2 ч. / Сост. В. В. Чёрная-Чичагова. Ч. I. Ищите Царствия Божия. — 288 с; Ч. II. Лествица для молитв веры.
  • "Речь К Преосвященному Гавриилу Измальскому по рукоположении его". "Приб. к "ЦВ" 1910, № 51, с. 182.
  • "Речь при вручении жезла новопоставленнному епископу Зиновию" "Приб. к "ЦВ" 1911, № 51-52, с. 2238.
  • "Слово в день присоединения Бесарабии к России 16 мая 1912 года.

Литература

  1. Преосвященный Серафим, епископ Кишиневский и Хотин ский // Кишинев, епарх. ведомости. — 1908. — № 45, отд. неофиц. — С. 1623—1626: портр. — Без подписи; Там же. — № 47, отд. не офиц. — С. 1703—1704. — Без подписи.
  2. Прибытие в г. Кишинев Преосвященного Серафима, еписко па Кишиневского и Хотинского // Кишинев, епарх. ведомости. — 1908. - № 46, отд. неофиц. - С. 1667-1670. - Без подписи.
  3. Приветственная речь Преосвященному Серафиму при вступ лении его в кафедральный собор, сказанная Преосвященным Никодимом, епископом Аккерманским // Кишинев, епарх. ведомости. — 1908. — № 45, отд. неофиц. — С. 1658—1662. — Без подписи; Там же. -1908. - № 46, отд. неофиц. - С. 1665-1667.
  4. Посещение Преосвященным Серафимом торжественного со брания членов Бессарабского губернского отдела Союза русского народа // Кишинев, епарх. ведомости. — 1908. — № 47, отд. не офиц. - С. 1731-1739. - Без подписи.
  5. Посещение Преосвященным Серафимом местной духовной семинарии // Кишинев, епарх. ведомости. — 1908. — № 46, отд. не офиц. - С. 1670-1672. - Без подписи.
  6. Тодоровский П. П. Преосвященный Серафим (в миру Л.М.Чичагов) // Богослов, энциклопедия. — Т. 10. — СПб., 1909. — С. 531-533.
  7. Пархомович И. М. Краткий очерк жизни и деятельности Высокопреосвященного Серафима (Чичагова), архиепископа Кишиневского и Хотинского. — Кишинев, 1913.
  8. Орловская епархия в 1906—1908 гг. при Преосвященном епи скопе Серафиме (Чичагове). — Кишинев, 1914.
  9. Польский М., прот. Новые мученики Российские. Т. I. Джор данвилль, 1949; Т. II. Нью-Йорк, 1957. С. 138.
  10. О Митрополите Серафиме // Краснов-Левитин А. Э. Лихие годы 1925-1941: Воспоминания. - Париж, 1977. - С. 108.
  11. Квитницкий-Рыжов Ю. Н. Из истории популяризации медицинских знаний в России. Л. М. Чичагов и его «Медицинские беседы» // Сов. здравоохранение. — 1984. - № 8. - С. 66-70: портр. Библиогр. в подстроч. примеч. (40 назв.).
  12. Портрет Серафима (Чичагова), митрополита Ленинградско го // Русские православные иерархи, исповедники и мученики: Фотоальбом. - Париж ИМКА-ПРЕСС, 1986. - С. 67.
  13. Чёрная В. В. Митрополит Серафим (Чичагов) // Журн. Моск. Патриархии. — 1989. — № 2. — С. 13—18: портр.
  14. Сафронова Н. Владыка Серафим: «Мир трудно перестать любить» // Мед. газ. — 1990. — 10 июня. — С. 3.
  15. Подвиг жизни // Мед. газ. - 1990. - 10 июня. - С. 3: портр. — Без подписи.
  16. Митрополит — герой Плевны: (Отрывок из кн. А. Э. Красно ва-Левитина «Лихие годы») // Моск. церков. вестник. — 1991. — Окт. (№ 17) — С. 10—11: портр. — Без подписи.
  17. Чёрная В. В. Отец Серафим // Русский вестник. — 1991. - 31 июля (№ 17). - С. 12: ил.
  18. Митрополит Серафим (Чичагов) и его книга «Летопись Се рафимо-Дивеевского монастыря» / Сост. В. В. Чёрная (Чичагова), А. Н. Стрижев. — М.: Град Китеж, 1992. — 32 с: ил.
  19. Чёрная В. В. Воспоминания о митрополите Серафиме и его семье // Москва. - 1992. - № 11-12. - С. 194-199.
  20. Чёрная В. В. (Чичагова). Панихида в Кишиневе // Град Ки теж. - 1992. - № 2 (7). - С. 19-20.
  21. Загорулько В. Возвысился духом поручик Чичагов // Веч. Петербург. - 1992. - 21 июля (№ 168). - С. 3: портр.
  22. Монахиня Серафима (Булгакова). Дивеевские предания: Об открытии мощей // Четвертый удел Богородицы. — М., 1992. — 23.
  23. Об авторе: Митрополите Серафиме (Чичагове Леониде Михайловиче) // Николо-Угрешский вестник. — 1992. — № 5. — С. 2—3. — Без подписи.
  24. Нилус С. А. На берегах Божией реки. — Св.-Троицкая лавра, 1992.-С. 16-18.
  25. Чёрная В. В. Два Серафима //Домострой. — 1993. — 2 февр. (№5).-С. 13.
  26. Питирим (Нечаев), митр. Яснее становится путь //Да будет воля Твоя. - М.; СПб., 1993. - Ч. I. - С. 5-6.
  27. Георгий (Тертышников), архим. Митрополит Серафим (Чичагов) и его богословское наследие // Да будет воля Твоя. Указ. изд. 4.1.-С. 7-17.
  28. Ч ё р н а я В. В. Краткое жизнеописание митрополита Серафима (Чичагова) //Да будет воля Твоя. Указ. изд. С. 5—32. — Ил. с. 33—48.
  29. Иоанн (Снычев). Митрополит Мануил (Лемешевский). — СПб., 1993.-С. 110.
  30. Вениамин (Федченков), митр. На рубеже двух эпох. — М.: Паломник, 1994. - С144,146,150,412,413.
  31. Вениамин (Федченков), архиеп. Небо на земле. — М.: Па ломник, 1994.-С. 10-11.
  32. Житие оптинского старца Варсонофия. — Введенская Опти на пустынь, 1995. —С. 376.
  33. Источник живой воды. Жизнеоп. св. прав. о. Иоанна Крон штадтского / Сост. Н. И Большаков, репринт. — СПб.: Царское Дело, 1995. - С. 773,789,792,794-796,804-805.
  34. Дамаскин (Орловский), иером. Мученики, исповедники и подвижники благочестия Рус. Правосл. Церкви XX столетия. Жизнеописания и материалы к ним. — Тверь, 1996. — Кн. 2. — С. 425—429.
  35. Житие священномученика митрополита Серафима (Чичаго ва). Синод. комис. Рус. Правосл. Церкви по канонизации святых. —СПб.:Сатисъ, 1997. - 112.
  36. Чёрная В.В. Рукоположен в Успенском соборе // Москва родословная. — М.: Вече, Русскiй мiръ, 1998.
  37. Московский Новодевичий монастырь. — М., 1999. — С. 89—93.
  38. Слово игумении Серафимы (Чичаговой) // Слово батюшки Серафима. Стр. «Летоп. Сераф.-Дивеев. мон.» — Волгоград: Книга, 1999.-С. 15-17.
  39. «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря» архимандрита Серафима (Чичагова) и прославление батюшки Серафима // Слово батюшки Серафима. — Указ. изд. — С. 18—26.
  40. Род Чичаговых (брош. без вых. данных).
  41. Да будет воля твоя. Житие и труды священномученика Серафима (Чичагова). - Издание Сретенского монастыря. Москва. 2003.

Видео

Документальный фильм "Воин Владыка. Священномученик Серафим (Чичагов)"

Использованные материалы

Редакция текста от: 22.08.2014 08:37:59

"СЕРАФИМ (ЧИЧАГОВ)" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google