НИКОЛАЙ (ЯРУШЕВИЧ)

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Митрополит Николай (Ярушевич)
Митрополит Николай (Ярушевич)
Николай (Ярушевич) (1891 - 1961), митрополит, б. Крутицкий и Коломенский

В миру Борис Дорофеевич Ярушевич, родился 31 декабря 1891 года в городе Ковне, в семье протоиерея Дорофея Ярушевича, настоятеля Ковенского Александро-Невского собора.

Учёба

В 1908 году отца Дорофея перевели служить в Санкт-Петербург. Вместе с родителями сюда переехал и юный Борис Ярушевич. Здесь весной 1909 года он закончил гимназию с золотой медалью, и, хотя душа его стремилась к духовному образованию и служению Церкви в священном сане, родители настояли на получении сначала светского образования, тем более что с детства он проявил любовь к поэзии, музыке и математике.

Прошел первый курс физико-математического факультета в Санкт-Петербургском университете и поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию, которую окончил в 1914 году со степенью кандидата богословия.

Иеромонах

23 октября 1914 года пострижен в монашество, 24 октября рукоположен во иеродиакона, а 25 октября - в сан иеромонаха.

Вскоре после своего рукоположения в священный сан он выехал на фронт, сначала сопровождающим санитарный поезд, затем священником лейб-гвардии финляндского полка. Недолго длилась служба отца Николая на фронте, он заболевает тяжелой формой ревматизма с осложнением на сердце. Следы этой болезни остались на всю жизнь.

В связи с тяжелым заболеванием его отзывают с фронта, и он возвращается к научно-педагогической работе в Академии. С 19 августа 1915 года преподавал в Санкт-Петербургской духовной семинарии Литургику, Гомилетику, Практическое руководство для пастырей, Церковную археологию и немецкий язык.

В декабре 1916 года его назначили священником церкви святителя и чудотворца Николая при Николаевской детской больнице.

В 1917 году удостоен степени магистра богословия за диссертацию "Церковный суд в России до издания Соборного Уложения Алексея Михайловича 1649 г." Этот труд был его кандидатским сочинением, он был высоко оценен Советом Петроградской Духовной Академии и удостоен Макарьевской премии.

В 1918 году - настоятель Петропавловского собора.

Весной 1919 года возведён в сан архимандрита. С 14 декабря 1919 - исполняющий обязанности наместника, а с марта следующего года - наместник Александро-Невской Лавры.

И в Петергофе, и в Лавре он организовывает для детей кружки по изучению Закона Божия, о чем и поныне с благодарностью и теплотой вспоминают бывшие ученики. По приглашению различных петроградских организаций архимандрит Николай выступает с лекциями и докладами и приобретает славу просвещенного и вдохновенного оратора.

Под руководством молодого наместника Александро-Невская Лавра стала центром церковно-просветительной работы: издавались “Листки”, проводились внебогослужебныые беседы. По воскресеньям сотни людей собирались на религиозно-философские, богословские и церковно-общественные чтения. Богословско-пастырское училище в Лавре заменило закрывшуюся Петроградскую Духовную Семинарию. С первых дней его образования (в октябре 1918 года) он вошёл в корпорацию преподавателей училища и в течение трех лет читал лекции по литургике, гомилетике, церковному проповедничеству.

До 22 июня 1920 года преподавал пастырское богословие в Петроградском Богословском институте.

Епископ Петергофский

25 марта 1922 года хиротонисан во епископа Петергофского, викария Ленинградской епархии. Хиротонию совершали: митрополит Петроградский и Гдовский Вениамин, епископы: Ямбургский Алексий, Лужский Артемий и Кронштадтский Венедикт.

В Петрограде группа белого духовенства образовала самочинное церковное управление, положив начало обновленческому расколу. Жертвой интриг обновленческих лидеров стал митрополит Вениамин (Казанский). Управление Петроградской епархией выпало на долю епископов Ямбургского Алексия и Петергофского Николая. Во время церковной смуты владыка Николай получил согласие властей на создание “Петергофской автокефалии”, которая, с одной стороны, заявляла о своей непричастности к контрреволюционным группировкам, в том числе к Карловацкому Собору, а с другой - не признала обновленческое Высшее Церковное Управление. Автокефалию возглавили епископы Алексий и Николай. Их поддержало петроградское духовенство, в среде которого появились мужественные ревнители Православия: протоиереи Василий Сокольский, Михаил Тихомиров, Александр Беляев, Михаил Прудников и другие. Обновленцы теряли храм за храмом. Владыка Николай ездил по храмам, совершая богослужения, произносил пламенные проповеди.

Петроградская автокефалия просуществовала всего год. После ареста епископа Алексия Владыка Николай еще несколько месяцев находился на свободе, управляя единолично епархией.

Ссылка

В феврале 1923 года Владыка Николай в 24 часа был выслан в Зырянский край, город Усть-Колом, где провел три года в очень тяжелых условиях, терпя голод, холод, унижения. В это время обострился тяжелый фронтовой ревматизм, плохо было с глазами. Он вернулся в Ленинград через три года.

Был полностью согласен с декларацией митрополита Сергия.

С 17 сентября 1927 г. по февраль 1928 г. временно управлял Ленинградской епархией.

В 1935 году возведен в сан архиепископа и назначен архиепископом Петергофским с предоставленными правами епархиального архиерея.

В марте 1935 года из Ленинграда начались выселения “чуждого элемента” в 24 часа в самые отдаленные районы. Выслан был последний наместник Лавры епископ Амвросий (Либин) (+1941), протоиерей Николай Чуков (будущий митрополит Ленинградский и Ладожский Григорий, +1955), большая часть ленинградского духовенства с семьями своими. В 19381939 годах из 96 церквей, не считая домовых, в городе осталось пять. Архиепископ Николай лишился викариатства, так как все церкви в Петергофе и районе были закрыты. Он служил в Никольском соборе приписным священником: служил иерейским чином, без диакона, исповедовал, совершал требы, очень редко возлагая на себя архиерейское облачение. Проповеди были запрещены, и “Златоуст” вынужден был замолчать. Проживать в городе Владыке запретили, и он переехал в поселок Татьянино под Гатчиной.

С 1936 по 1940 год оставаясь архиепископом Петергофским, управлял Новгородской и Псковской епархиями по поручению митрополита Алексия.

Среди напряженной церковной работы Владыка Николай находит время для углубления своего образования Его по-прежнему интересует медицина. Все новые и новые книги по медицине появляются на его письменном столе, создается в дополнение к общей уникальная медицинская библиотека. К сожалению, все книги, как и рукопись докторской диссертации “О бессмертии души”, погибли во время ленинградской блокады

Архиепископ Волынский

В первые месяцы Второй мировой войны произошло расширение европейской части СССР. Православный народ на территории западной Украины и Белоруссии, входивший ранее в неканонически провозгласившей автокефалию Польскую Православную Церковь, стал возвращаться в лоно Московского Патриархата. Для воссоединения паствы и устройства церковной жизни на этих землях сюда был направлен владыка Николай как архиепископ Волынский и Луцкий, экзарх западных областей Украины и Белоруссии, с кафедрой в Луцке.

9 марта 1941 года возведён в сан митрополита.

Начало войны застало владыку в Луцке, недалеко от границы. После захвата города фашистами он продолжал духовно окормлять свою паству в прифронтовой полосе, где с риском для жизни совершал богослужения. После сдачи немцам Луцка он переселился в Киев.

Митрополит Киевский, управляющий Московской епархией

С 15 июля 1941 года - митрополит Киевский и Галицкий, экзарх всея Украины. Ему было вверено "общее окормление всех православных епархий Украины, а также попечение о замещении там архиерейских кафедр". Однако, быстрое продвижение немецких войск на Украине заставило его покинуть и Киев. Уже 3 августа 1941 года митрополит Николай служил в кафедральном Богоявленском соборе, что в Елохове, в Москве [1]. Тем временем Киев оказался в осаде к осени 1941 года и был оставлен советскими войсками 19 сентября [2].

Вечером 14 октября 1941 года, вместе с патриаршим местоблюстителем Сергием отбыл из Москвы и в ночь с 18 на 19 октября прибыл в Ульяновск. Участвовал в первой архиерейской хиротонии в СССР в годы Великой Отечественной войны - Питирима (Свиридова) 25 декабря 1941 года в Куйбышеве, куда он прибыл на несколько дней из Ульяновска.

С середины февраля 1942 года находился в Москве, где стал заместителем митрополита Сергия по управлению Московской епархией и управляющим делами Московской Патриархии на время эвакуации митрополита Сергия в Ульяновск [3]. Он служил в Елоховском соборе, причислив прочих находившихся в столице архиереев к 4 крупнейшим московским храмам. Неоднократно бывал в Ульяновске. В короткое время заслужил горячую любовь верующих Москвы

После возвращения митрополита Сергия в Москву в сентябре 1943 года продолжал оставаться управляющим Московской епархией, одновременно занимаясь и церковными делами Украины.

Подписал определение от 22 сентября 1942 года по делу митрополита Литовского и Виленского Сергия (Воскресенского) с другими. Подписал определение о предании суду Собора Поликарпа (Сикорского).

2 ноября 1942 г. указом Президиума Верховного Совета СССР назначен членом Чрезвычайной Государственной Комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и его сообщников.

В 1942 году под его редакцией издана книга "Правда о религии в России", а в 1943 году отредактирована и издана книга "Русская Православная Церковь и Великая Отечественная война" - сборник церковных документов.

С сентября 1943 года начал издаваться “Журнал Московской Патриархии”. Митрополит Николай был сначала членом редколлегии, а затем до 1960 года и председателем Издательского отдела. В этом журнале печатались его многочисленные статьи, проповеди, речи. К 1957 году было издано четыре тома “Слов и речей” митрополита Николая, переведенные на многие языки.

Активное участие принял в подготовке Собора епископов Русской Православной Церкви 8 сентября 1943 года где был избран патриархом Московским и всея Руси митрополит Сергий (Страгородский) и образован Священный Синод, постоянным членом которого стал митрополит Николай.

Всё это время митрополит Николай сохранял за собой титул Киевского и Галицкого, но ввиду оккупации своей кафедры немцами на ней не бывал. После того, как 25 ноября 1941 года на Почаевском архиерейском совещании митрополит Волынский Алексий (Громадский) был избран экзархом Украины и воспринял автономное управление Церковью в пределах оккупированной Украины, Московский Патриархат воздержался от суждений по поводу деятельности "автономистов," которые заявили о верности Московскому священноначалию. 28 марта 1942 года митрополит Николай подписал судебное определение о Поликарпе (Сикорском) как "бывший Экзарх Патриархии в западных областях Украины и Белоруссии" [4], но в определении патриаршего местоблюстителя от 24 февраля 1943 года он вновь назван "экзархом Украины" [5]. При этом между 20 мая и 13 июля 1942 года титул экзарха Патриархии "в областях Украины, освобождаемых от фашистской оккупации" также носил архиепископ Харьковский Сергий, который, однако, не смог выехать к пастве из-за неудач советских войск.

Митрополит Крутицкий

Митр. Николай (Ярушевич)
Митр. Николай (Ярушевич)
28 января 1944 г. назначен митрополитом Крутицким, управляющим Московской епархии и, по положению Русской Православной Церкви, патриаршим наместником. В этом же году награжден предносным крестом при богослужении.

В марте 1944 года выезжает на фронт для передачи Красной Армии танковой колонны имени Димитрия Донского — дара Русской Православной Церкви.

В апреле 1946 г. был назначен председателем вновь созданного Отдела Внешних Церковных Сношений при Священном Синоде.

25 марта 1947 г. в ознаменование 25-летнего служения в епископском сане присвоен титул "Крутицкого и Коломенского".

За совокупность богословских трудов 11 апреля 1949 года получил ученую степень доктора богословия.

Святейшим Патриархом Алексием на него были возлагаемы многие ответственные церковные поручения. Так, в августе 1945 г. он блестяще выполнил миссию по воссоединению Русских Православных приходов во Франции с Матерью-Церковью. Затем возглавлял делегацию Русской Православной Церкви в Англию, Румынию, Чехословакию и др.

В мае 1957 г. осуществил акт воссоединения Финляндской Церкви с Московским Патриархатом.

Как представитель Русской Православной Церкви, он состоял членом Советского Комитета защиты мира, членом Палестинского Общества при Академии Наук СССР и членом Славянского Комитета СССР.

Человек редкой скромности и вместе с тем сильной воли и необычайно твердый в своих решениях. Авторитет его чрезвычайно велик как среди духовенства, так и среди мирян. Замечательно трудоспособный и на редкость выносливый. Деятельный и инициативный человек. Впрочем он был не чужд стремлений к славе земной в ущерб небесной. Он весьма дорожил той популярностью, которую имел среди жителей Петергофа, Ленинграда и Москвы.

Как настоящий дипломат, он мог принять человека чрезвычайно любезно и приветливо, обещать ему много, не имея при этом намерения выполнить обещания.

Несмотря на блестящую, казалось бы, международную “карьеру”, жил Владыка Николай очень скромно, в ветхом деревянном домике по Бауманскому переулку, 6. Ему прислуживали две старушки: готовили пищу, убирали. Простая железная кровать, угольник с образами, множество книг в шкафу, на полках, на полу. В доме невозможно было сделать ремонт — негде разместить вещи, книги, а на просьбу архиерея дать ему временное жилище, хотя бы в Новодевичьем монастыре, последовал отказ.

26 лет потрудился в Ленинградской епархии. Среди напряженной работы он находил время для углубления своего образования. Интересовался медициной, высшей математикой и другими науками.

В журналах "Вера и Разум", "Вера и Жизнь", "Голос Церкви", "Церковные Ведомости" и др. за 1913-1918 гг. напечатаны его стихи, статьи и проповеди.

Освобождение от должностей и кончина

Газеты конца 50-х годов пестрели фельетонами, направленными против верующих, закрывались храмы, из восьми духовных семинарий были закрыты пять. Во всех городах России, Сибири, Поволжья были закрыты те церкви, которые открыли в военные годы. В антирелигиозных брошюрах прямо утверждалось, что “религия в СССР доживает последние дни”. В это тяжелое время “бархатный” митрополит, как порой называли Владыку Николая, мягкий и осторожный, почувствовав эфемерность надежд на укрепление Церкви, становится неузнаваемым. “Жалкие безбожники! Они подбрасывают вверх свои спутники, которые вспыхивают и, погаснув, падают на землю, как спички; и они бросают вызов Богу, зажегшему солнце и звезды, которые вечно горят на горизонте”,— говорил Владыка. У митрополита начинают портиться отношения с представителями власти. Особенно раздражала их непреклонность митрополита в отношении закрытия некоторых сельских церквей Московской епархии.

В 1960 году борьба против Церкви в СССР достигла кульминационной точки. Владыка Николай тяжело переживал очевидное фиаско политики “примирения непримиримых”. В феврале 1960 года на Конференции советской общественности по разоружению, проходившей в помещении Кремлевского театра, от имени Православной Церкви Патриарху полагалось произнести традиционную речь. Митрополит Николай решил воспользоваться моментом, чтобы побудить Святейшего Патриарха открыто защищать Церковь.

В речи-декларации Святейший Патриарх Алексий I, в частности, сказал:

“Моими устами говорит с вами Русская Православная Церковь, объединяющая миллионы православных христиан — граждан нашего государства. Примите ее приветствие и благопожелания.

Как свидетельствует история, это есть та самая Церковь, которая на заре русской государственности содействовала устроению гражданского порядка на Руси, укрепляла христианским назиданием правовые основы семьи, утверждала гражданскую правоспособность женщины, осуждала ростовщичество и рабовладение, воспитывала в людях чувство ответственности и долга и своим законодательством нередко восполняла пробелы государственного закона.

Это та самая Церковь, которая создала замечательные памятники, обогатившие русскую культуру и доныне являющиеся национальной гордостью нашего народа.

Это та самая Церковь, которая в период удельного раздробления Русской земли помогала объединению Руси в одно целое, отстаивая значение Москвы как единственного церковного и гражданского средоточия Русской земли.

Это та самая Церковь, которая в тяжкие времена татарского ига умиротворяла ордынских ханов, ограждая русский народ от новых набегов и разорения.

Это она, наша Церковь, укрепляла тогда дух народа верой в грядущее избавление, поддерживая в нем чувство национального достоинства и нравственной бодрости.

Это она служила опорой русскому государству в борьбе против иноземных захватчиков в годы Смутного времени и в Отечественную войну 1812 года. И она же оставалась вместе с народом во время последней мировой войны, всеми мерами способствуя нашей победе и достижению мира.

Словом, это та самая Русская Православная Церковь, которая на протяжении веков служила нравственному становлению нашего народа, а в прошлом — и его государственному устройству...

Несмотря на все это,— сказал в заключение Святейший Патриарх,— Церковь Христова, полагающая своей целью благо людей, от людей же испытывает нападки и порицания, и тем не менее она выполняет свой долг, призывая людей к миру и любви. Кроме того, в таком положении Церкви есть и много утешительного для верных ее членов, ибо что могут значить все усилия человеческого разума против христианства, если двухтысячелетняя история его говорит сама за себя, если все враждебные против него выпады предвидел Сам Христос и дал обетование непоколебимости Церкви, сказав, что и врата ада не одолеют ее (Матф. 16, 18)”.

Власти решили отстранить митрополита Николая от участия в управлении Церковью.

21 июня 1960 г. освобожден от должности Председателя Отдела Внешних Церковных Сношений Московской Патриархии.

Патриарху было предложено удалить митрополита Николая из Москвы. Уступив давлению, он предложил Владыке Николаю перейти на другую кафедру — в Ленинград или Новосибирск. Митрополит отказался.

Здоровье Владыки было сильно подорвано, и в сентябре он собрался провести отпуск в Сухуми. Перед отъездом ему предложили написать прошение об уходе на покой. Как потомок интеллигентов, не привыкший вступать в пререкания, Владыка написал прошение об увольнении на покой по состоянию здоровья. Однако “уход” митрополита Николая на покой произошел с нарушением этикета. Архиерей, уходящий на покой, всегда прощается со своей паствой, в последний раз служит литургию, произносит прощальную речь, преподает пастве прощальное благословение. В нарушение древнего обычая митрополиту Николаю отказали даже в этом. Когда месячный отпуск подошел к концу, он неожиданно получил из Патриархии письмо с сообщением о продлении отпуска еще на месяц и денежный перевод. Позже оказалось, что приехавшие в Москву иностранцы хотели повидаться с Владыкой. Это и явилось причиной задержки его в Сухуми. Здесь же он получил известие, что переведен на пенсию.

19 сентября 1960 г. он был освобожден от должности митрополита Крутицкого и Коломенского, согласно его прошению.

Лишь в начале ноября 1960 года митрополит Николай вернулся в Москву. На вокзале его встретили бывший секретарь и бывший иподиакон. С вокзала Владыка поехал в свою “резиденцию” — деревянный, ветхий дом в Бауманском переулке, где ему предстояло провести последний год жизни. Владыку хотели услать в один из сохранившихся монастырей, но он отказался. Ему же отказали в служении. Со времени ухода на покой митрополит Николай служил лишь дважды — в Рождественскую ночь 1961 года в Елоховском соборе, где сослужил Патриарху, и Божественную литургию в четверг Светлой Седмицы в Трапезном храме Троице-Сергиевой Лавры.

“Мне скоро семьдесят лет, — делился Владыка со своей духовной дочерью, — но сколько во мне сил и желания продолжать работу... Здоровье мое, слава Богу, держится, но отрыв от алтаря бесконечно тяжел”.

Перед Пасхой 1961 года он просил разрешения Патриарха Алексия I где-нибудь послужить. Ему обещали Рязань. До пасхальной ночи он ждал телефонного звонка и разрешения выехать, но телефонная связь прервалась. Владыка сам пошел на телефонную станцию, добился восстановления связи, но звонка не дождался. Тогда Владыка сказал жившей у него старице: “Дарья, иди в храм, я облачусь и буду служить дома!”

В начале ноября 1961 митрополит Николай заболел. Врач подставил диагноз — сильный приступ стенокардии. Приезжал профессор Евгений Вотчил. Ни уколы, ни нит-роглицерин болей не снимали, необходима была госпитализация.

Приехавшие врач и санитары выносили Владыку через окно, так как дверь была очень узкой. В Боткинской больнице Владыка в течение месяца находился в полной изоляции: к нему не пускали близких, он был лишен возможности причащаться Святых Христовых Тайн. Но однажды ему все-таки передали Преждеосвященные Дары. В начале декабря начался отек правого легкого, от уколов воспалился язык, губы сохли, Владыка очень слабел. В ночь на 13 декабря поднялась высокая температура.

Скончался 13 декабря 1961 года в 4 часа 45 минут. 14 декабря его облачили и, положив в гроб, повезли в Троице-Сергиеву Лавру. Отпевали при большом стечении народа в Трапезном храме, где несколько месяцев назад Владыка отслужил свою последнюю литургию. Служили митрополит Крутицкий и Коломенский Питирим, архиепископ Херсонский и Одесский Борис и епископ Дмитровский Киприан. На отпевание вышел взволнованный патриарх Московский и всея Руси Алексий, сказал прощальное слово, и народ стал прощаться с архипастырем. Погребён в Троице-Сергиевой Лавре.

Митрополит Николай Ярушевич
Митрополит Николай Ярушевич

Награды

  • Церковные:
    • золотой наперсный крест (ко дню Святой Пасхи, 22 апреля 1918)
    • ношение двух панагий и предношение креста при богослужении в пределах Киевской епархии (15 июля 1941)
    • ношение второй панагии "и вне пределов Киевской епархии" (июль 1942)
    • панагия с украшениями (за труды по организации и проведении конференции всех Церквей и религиозных объединений в СССР, 12 мая 1952)
  • Светские:
    • орден "За оборону Москвы" (за патриотическую деятельность в Москве, в годы войны)
    • орден "Трудового Красного Знамени" (6 августа 1955)
  • Академические:
    • почётный доктор богословия Богословского Евангелического факультета имени Яна Гуса в Праге (4 февраля 1950)
    • докторская золотая цепь (как внешний знак докторского достоинства, май 1951)
    • доктор богословия Софийской духовной академии (1952)
    • почётный член Ленинградской духовной академии (19 июня 1952)
    • почётный доктор богословия Венгерской Реформатской Церкви (31 октября 1953)
    • доктор богословия Румынской Православной Церкви (1954)

Труды

  • "О проповеднической импровизации". К вопросу о живом слове и нормативных методах проповедничества. (Гомилетический этюд). Чернигов, 1913.
  • "Гонения на христиан императора Декия". - Страница из истории первых веков христианства". Харьков, 1914.
  • "Роль мирян в управлении церковным имуществом с точки зрения канонов древней Вселенской Церкви". Историко-канонический очерк. Чернигов, 1914.
  • "Испытание любви". "Слово в день преставления Св. Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова". 1915.
  • "Путь ко спасению по Св. Григорию Нисскому". Богословско-психологический этюд. 1917. См. также "Голос Церкви", 1916, март-ноябрь.
  • "Церковный суд в России до издания Соборного Уложения Алексея Михайловича 1649 г.". Диссертация. Петроград, 1917.
  • "Предостерегающий призыв в отношении изменившего Родине и Церкви епископа Поликарпа Сикорского". "Рус. Прав. Церк. и Вел. Отеч. война", с. 66-69.
  • "Обращение к братьям славянам в день двухлетия войны". "Русск. Прав. Церк. и Вел. Отеч. война", с. 87-89.
  • "Обращение от 22 июня 1942 г. к православному населению оккупированных областей с благословением партизанских подвигов". "Русск. Прав. Церк. и Вел. Отеч. война", с. 70-71.
  • "Обращение к православному клиру и верующим жителям Украины". "Русск. Прав. Церк. и Вел. Отеч. война", с. 72-74.
  • "Обращение к солдатам Румынской армии с призывом прекратить проливать братскую кровь единоверного русского народа". "Русск. Прав. Церк. и Вел. Отеч. война", с. 77-79.
  • "Обращение к Румынским пастырям и пастве со словом убеждения отречься от подневольного союза с Гитлером". "Русск. Прав. Церк. и Вел. Отеч. война", с. 80-82.
  • "Слова и речи, послания (1914-1946 гг.)". т. I, изд. Моск. Патр. 1947.
  • "Слова и речи (1947-1950 гг.)". т. II, изд. Моск. Патр. 1950.
  • "Слова и речи (1950-1954 гг.)". т. III, изд. Моск. Патр. 1954.
  • "Слова и речи (1954-1957 гг.)". т. IV, изд. Моск. Патр. 1957.
  • "Взыскание погибших". "ЖМП" 1957, № 5, с. 19.
  • "Обращение к братьям-христианам Германии". (20 апреля 1957 г.). "ЖМП" 1957, № 5, с. 23.
  • "Добро пожаловать, христианская молодежь". "ЖМП" 1957, № 5, с. 24.
  • "Радостное событие" (Финляндия, 3-11 мая 1957 г.). "ЖМП" 1957, № 6, с. 17.
  • "Речь при вручении архипастырского жезла новопоставленному епископу Пекинскому Василию". "ЖМП" 1957, № 6, с. 24.
  • "После Воскресения". "ЖМП" 1957, № 6, с. 32.
  • "Первоверховные Апостолы". "ЖМП" 1957, № 7, с. 30.
  • "Речь на сессии Всемирного Совета Мира в г. Коломбо (Цейлон) 13 июня 1957 г.".
  • "На Цейлоне". "ЖМП" 1957, № 7, с. 41.
  • "Преображение". "ЖМП" 1957, № 8, с. 36.
  • "Вода". "ЖМП" 1957, № 9, с. 20.
  • "Спасение". "ЖМП" 1957, № 10, с. 19.
  • "Обращение к народу Цейлона". "ЖМП" 1957, № 10, с. 23.
  • "Корабль". "ЖМП" 1957, № 12, с. 23.
  • "Новогодние мысли и пожелания". "ЖМП" 1957, № 12, с. 26.
  • "Обращение по радио к христианам Европы". "ЖМП" 1957, № 12, с. 27.
  • "Русская православная богословская наука в прошлом столетии". "Теологише Литературцейтунг" 1957, декабрь.
  • "Победа". "ЖМП" 1958, № 4, с. 19-20.
  • "Сила Божия". "ЖМП" 1958, № 5, с. 36-38.
  • "Православие и современность" (речь на торжественном акте в Московской дух. академии 13 мая 1958 г.). "ЖМП" 1958, № 6, с. 67-73.
  • "Речь при вручении жезла новопоставленному епископу Феодосию". "ЖМП" 1958, № 7, с. 23-24.
  • "Дар Божий". "ЖМП" 1958, № 7, с. 37-39.
  • "Речь на расширенном пленуме советского комитета защиты мира с представителями общественности СССР 1 июля 1958 года". "ЖМП" 1958, № 7, с. 40-41.
  • "Звезды". "ЖМП" 1958, № 8, с. 23-25.
  • "Речь на всемирном конгрессе народов мира в Стокгольме 20 июля 1958 года". "ЖМП" 1958, № 8, с. 30-34.
  • "Русская православная Церковь и экуменическое движение". (Доклад на встрече с представителями ВСЦ в Амстердаме). "ЖМП" 1958, № 9, с. 29-32.
  • "Пустынник". "ЖМП" 1958, № 9, с. 38-42.
  • "Перед смертью". "ЖМП" 1958, № 10, с. 19-22.
  • "Приветственное слово проф. Громадке (Чехословакия) по случаю награждения его Ленинской премией "За мир и дружбу между народами". "ЖМП" 1958, № 10, с. 24-25.
  • "Долготерпение". "ЖМП" 1958, № 11, с. 23-25.
  • "Накануне". "ЖМП" 1958, № 12, с. 16-18.
  • "Речи о мире". Вып. III, Москва, 1958.
  • "Обращение ко всем слушателям Московского радио по случаю праздника Рождества Христова и Нового года". "ЖМП" 1959, № 1, с. 5.
  • "Обращение по радио к христианам северных стран". "ЖМП" 1959, № 1, с. 5-6.
  • "Встречайте". "ЖМП" 1959, № 1, с. 19-20.
  • "Мать". "ЖМП" 1959, № 2, с. 46-49.
  • "Тяжкое бремя". "ЖМП" 1959, № 3, с. 21-24.
  • "Свиток жизни". "ЖМП" 1959, № 4, с. 25-28.
  • "Слезы". "ЖМП" 1959, № 4, с. 28-30.
  • "Свет воскресения Христова". "ЖМП" 1959, № 5, с. 28-29.
  • "Приветственное послание участникам второй христианской мирной конференции в Праге". "ЖМП" 1959, № 5, с. 38-39.
  • "Христиане в покаянии". (Доклад на второй христианской мирной конференции в Праге). "ЖМП" 1959, № 5, с. 39-43.
  • "Речь, произнесенная в Стокгольме на юбилейной сессии всемирного совета мира 10 мая 1959 г.". "ЖМП" 1959, № 6, с. 48-51.
  • "К христианам Англии" (выступление по радио 27 апреля 1959 года). "ЖМП" 1959, № 6, с. 55.
  • "Обращение к молодежи VII Всемирного фестиваля в Вене". "ЖМП" 1959, № 7, с. 9-10.
  • Речь при вручении жезла новопоставленному епископу Леониду (Полякову). "ЖМП" 1959, № 8, с. 27-28.
  • "Восторг". "ЖМП" 1959, № 8, с. 43-45.
  • "Речь при вручении архиерейского жезла новопоставленному епископу Василию (Кривошеину)". "ЖМП" 1959, № 9, с. 30-31.
  • "Добродетели". "ЖМП" 1959, № 9, с. 53-54.
  • "Святость". "ЖМП" 1959, № 10, с. 55-57.
  • "Рождественское обращение к братьям-христианам Англии". "ЖМП" 1960, № 1, с. 9-10.
  • "Рождественское обращение к братьям-христианам Германии". "ЖМП" 1960, № 1, с. 10.
  • "Рождественское обращение к братьям-христианам Финляндии и Скандинавии". "ЖМП" 1960, № 1, с. 10-11.
  • "Земная жизнь Пресвятой Богородицы". "ЖМП" 1960, № 1, с. 58-67.
  • "Обращение к участникам конференции борцов за мир в Дрездене 9-11 мая 1960 года". "ЖМП" 1960, № 6, с. 54-56.
  • "Речь на собрании советской общественности г. Москвы (18 мая 1960 г.). "ЖМП" 1960, № 6, с. 56-58.
  • Vecnaja radost', in: ZMP 1982, 1, 42-44.
  • Nikolaj, Mitropolit Kruticki i Kolomenski v Bulgariju. Doklad, reci, slova i izkazyvanija proizneseni po vreme na gostuvaneto mu ot 30 maj do 6 juni 1952. Sofija 1952. Sinodalno izd. 90 S.
  • Vecnost', in: ZMP 1985, 4, 30-32.
  • Der Tag ist nahe herbeigekommen. Gottes Offenbarung und Weg mit den Volkern der Erde, in: Std0 1986, 2, 18-20.

Литература

  • "ЖМП" 1943, № 1, с. 16, 17, 1944, № 2, с. 9, 1945, № 4, с. 47-55, 1947, № 5, с. 4, 1949, № 5, с. 11, 1951, № 7, с. 8, 1952, № 4, с. 8-21, 50-52, № 5, с. 51-59; № 6, с. 3, № 8, с. 13, 1953, № 11, с. 15-18, 1954, № 11, с. 19-22; с. 59-64, 1955, № 7, с. 36; № 9, с. 3, 1956, № 4, с. 22; № 6, с. 31-41, № 7, с. 71; № 8, с. 22, 1957, № 6, с. 17; № 7, с. 41, 1958, № 1, с. 14; № 6, с. 6, 10, № 8, с. 10, 34-37, 73, № 9, с. 16, 22, 24, 26-28, № 12, с. 14, 64-65, 1959, № 1, с.60-63, № 3, с. 15, 27, № 4, с. 6, 21-22, 64, 73, 76, № 5, с. 10, 12, 16-19, 30-33, № 6, с. 28; № 7, с. 11-12, 18, 34, № 8, с. 3, 15, 17-18, 19, 25, № 9, с. 8-9, 13, 15, 17, 20, 21, 23, 34-47, № 9, с. 50, 51, 55-56, № 10, с. 18, 21, 23, 24, 30, 58, № 11, с. 5, 6, 10, 15, 39, 73, № 12, с. 4-5, 11-13, 15, 19, 1960, № 1, с. 5-7, 11-12, 18, 19, 23, 24, 26-29, 36, № 2, с. 28, 34, 35, 46, 47, 52-54, № 3, с. 13, 33, 38, № 4, с. 11, 12, 14, 19-20, 54-60, № 5, с. 39-45, № 6, с. 27, 28, 32, 35, № 7, с. 5, 6, 9, № 8, с. 7, 8, 12, 14, 17, 21, 22, № 9, с. 6, 17, 21; № 10, с. 4, 1962, № 1, с. 14-22 (Некролог); 1982, № 1, 26-33.
  • "Русск. Прав. Церк. и Вел. Отеч. война", с. 8-10, 22-23, 34, 35-36, 40, 67, 145, 170, 172, 177, 179, 182, 183, 188, 200, 201, 205, 208, 213, 214, 216-218, 226, 228, 232, 233, 234-238, 240, 242.
  • "Правда о религии в России". МП, 1942, с. 53, 63, 105-111, 104, 112, 113.
  • ФМП № 42, с. 18.
  • ФПС I, № 137, с. 5, II, с. 3, IV, с. 5, V, № 132.
  • ФАМ № 177, с. 14.
  • "Памятная книжка Петроград. Дух. Акад. на 1914/1915 уч. год", с. 29.
  • "Имен. список ректор. и инспект. Дух. акад. и семинар. на 1917 год", с. 111.
  • "Урал. Церк. Вед." (обн.) 1928, № 5-6, с. 7.
  • "Журнал Засед. Св. Синода" № 14 от 1.VIII.1958, с. 3.
  • "Церк. Ведом." 1915, № 35, с. 434.
  • "Изв. Каз. Еп." № 10, с. 341-342.
  • "Списки архиереев 1897-1944 гг. Патр. Алексия", с. 20. 67.
  • V. Nikitin, Mitropolit Krutickij i Kolomenskij Nikolaj (Jarusevic). K 90-letiju so dnja rozdenija (1891-1961), in: ZMP 1982, 26-33.
  • Struve, passim, bes. 166-170 und 337-341.
  • Joh. Chrysostomus, Kirchengeschichte I, 243, II, 179, 197, 202, 208, III, passim, bes. 168-172, 225-229, 259-267.
  • Posev vom 23.1.1962.
  • A.E. Levitin-Krasnov, Auf der Suche nach der neuen Stadt (Luzern/ Stuttgart 1983) 52f, 112, 134, 186-187-202, 257.
  • F. Heyer, Die orthodoxe Kirche 167-175, 230-236.
  • A.E. Levitin-Krasnov, Die Glut deiner Hande 218, 277f.
  • A.E. Levitin-Krasnov, Bose Jahre 99.
  • W. Kolarz, Die Religionen in der Sowjetunion (Freiburg 1963), passim.
  • W.C. Fletcher, Nikolai. Portrait of Dilemma. New York 1968, 230 S.
  • G. Seide, Geschichte der ROK im Ausland 67, 74, 276, 426.
  • I.M. Andreyev, Russiás Catacomb Saints 494, 519.
  • D. Pospielovsky, The Russian Church, passim.
  • M. Bourdeaux, Patriarch and Prophets 23f, 27, 66, 277, 283, 291.
  • "Владыка Николай в Куйбышеве (воспоминания Марии Васильевны Барановой)," Златоуст ХХ века. Митрополит Николай (Ярушевич) в воспоминаниях современников, СПб., 2003, 65–67.
  • "Митрополит Николай (Ярушевич) — митрополиту Сергию (Страгородскому)," Одинцов, М. И., Религиозные организации в СССР..., 44, 46, 67.

См. также

  • Никитин, В., "Митрополит Крутицкий и Коломенский Николай (Ярушевич). К 90-летию со дня рождения (1891-1961)," Журнал Московской Патриархии, 1982, № 1, 26-33:

Использованные материалы



[1]  Полный текст указа от 15 июля 1941 г. (определение № 50) с факсимильным воспроизведением скрепляющих его подписей (митр. Сергия и прот. Н. Колчицкого) и печати см.: Правда о религии в России, 112–113. Изложение проповеди митр. Николая в Московском Богоявленском соборе в Елохове 3 августа 1941 помещено в той же книге на с. 105–109.

[2]  У Веселкиной и Анфимовой находим такое описание: "В осажденном городе митрополит страдал вместе с беженцами, и, наконец, сам присоединился к ним, не успев взять с собой ничего, кроме посоха. По пути сапоги его развалились; полубосой, голодный, кое-как добрался до столицы. Переживания оставили свой след: в 49 лет волосы стали как снег..." См. Веселкина, Татьяна и Анфимова, Мария, "Жизненный путь выдающегося иерарха," http://jarushevich.narod.ru/ZHITIE/zhitie.htm

[3]  В документе от 17 апреля 1942 года упомянут как «временно управляющий делами Патриархии в Москве». См. Галкин, А. К., "Указы и определения Московской Патриархии об архиереях с начала Великой Отечественной войны до Собора 1943 г.," Вестник Церковной истории, Москва, 2008, №2(10), http://www.sedmitza.ru/text/413984.html

[4]  Цыпин, Владислав, прот., "Православная Церковь на Украине в годы немецкой оккупации (1941-1944)," 2 апреля 2005, http://www.edrus.org/content/view/249/70/

[5]  Галкин, А. К., "Указы и определения Московской Патриархии об архиереях с начала Великой Отечественной войны до Собора 1943 г.," Вестник Церковной истории, Москва, 2008, №2(10), http://www.sedmitza.ru/text/413984.html

Редакция текста от: 06.11.2014 16:46:06

"НИКОЛАЙ (ЯРУШЕВИЧ)" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google