ЦЕРКОВЬ

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Це́рковь есть общество верующих в Господа Иисуса Христа Сына Божия людей, возрожденных Им и Духом Святым, соединенных в любви и под непрекращающимся воздействием Святого Духа достигающих совершенства [1].

Созданный по образу и подобию Творца, человек предназначен к полноте богообщения, к жизни в Боге – во Христе и в Духе Святом. В этом и состоит призвание человека: достигнуть обожения, достигнуть святости, соединив в себе тварную природу с нетварными энергиями Логоса. Подлинное приобщение Богу возможно только в Церкви Христовой, и поэтому, как заметил прп. Максим Исповедник, единственная цель духовной жизни состоит в претворении человека в Церковь, в храм Святого Духа.

Без Церкви не существует Христианства. "Церковь – это Христово Царство, в которое Он вводит тех, кого избрал Своими детьми и кто избрал Его своим Отцом". Под именем Церкви известна в истории первая община учеников Христа. Вне связи с этой общиной христиан не существовало, и потому "уверовать во Христа значило присоединиться к Церкви".

Церковь, существуя на земле, является одновременно небесной. Она - видима и невидима, охватывая всех живущих на земле православных христиан и всех скончавшиеся в истинной вере и святости, во главе со Христом.

Этимология слова "церковь"

Слово "церковь" произошло от понятий созвание, собрание (греч. εκκλησία, евр. kahal). Слово εκκλησία у классических греческих писателей означает "правильно созванное (в противоположность самовольному и беспорядочному скопищу людей) собрание или общество лиц с определенными правами". В церковнославянском языке слово "церковь" своим первым значением также имеет именно собрание:

  • "пове́м и́мя Твое́ бра́тии мое́й, посреде́ Це́ркве воспою́ Тя" - скажу имя Твое братьям моим, среди народного собрания воспою Тебя (Пс. 21, 23);
  • "возненави́дех це́рковь лука́внующих, и с нечести́выми не ся́ду" - ненавистно мне собрание беззаконных, и вместе с нечестивыми я не сяду (Пс. 25, 5);
  • "хвале́ние Его́ в Це́ркви преподо́бных" - хвала Ему в собрании святых (Пс. 149, 1);
  • "собери́те лю́ди, освяти́те це́рковь, избери́те старе́йшины" - созовите народ, освятите собрание, изберите старейшин (Иоил. 2, 16);
  • "а́ще же не послу́шает их, пове́ждь це́ркви" - если же он их (двух или трех свидетелей) не послушает, скажи собранию (Мф. 18, 17);

В Новом Завете εκκλησία употребляется и в отношении Церкви Христовой:

  • "и Аз же тебе́ глаго́лю, я́ко ты еси́ Петр, и на сем ка́мени сози́жду це́рковь Мою́, и врата́ а́дова не одоле́ют ей" - и Я говорю тебе: ты Петр (камень), и на этом камне я построю Церковь мою, и врата ада не одолеют ее (Мф. 16, 18);

и в качестве названия местной общины:

  • "и дома́шней твое́й це́ркви: благода́ть вам и мир " - и церкви твоих домашних: благодать вам и мир (Флм. 1, 2-3);

Употребление же слова "церковь" в отношении Иерусалимского храма (Лк. 2, 27, Ин. 2, 19-21) характерно лишь для церковнославянского текста, в греческом в данном случае употребляются слова ναός, ίερον.

В Новом Завете слово εκκλησία встречается 110 раз, но в самом Евангелии - всего дважды, причем в обоих случаях у Матфея, в Евангелии, которое написано для евреев. Из этого видна тесная связь с вполне соответствующим филологически еврейским kahal. Еврейское kahal — это торжественное обозначение религиозного собрания, обозначение общества в отношении к Богу, и потому часто применяется для обозначения еврейского народа в целом. В синагогальной литературе соответствующее Kehala употребляется для обозначения всего Израиля. Часто встречающиеся в Новом Завете выражения ekklesia tou Theou или ekklesia tou Hristou вполне соответствуют ветхозаветному Kahal Jehovah, что говорит о сознании единства Церкви Божией.

Εκκλησία — общество призванных. Христово Царство состоит из "званых" (klitos). Здесь можно провести параллель с римской государственной жизнью. Римский народ в совокупности назывался Populus Romanus Quiritum ("народ римский званый"). Понятие quirit (званый) прилагалось к римлянину только тогда, когда он исполнял политические обязанности; в остальных случаях он рассматривался как простой гражданин. Христос же основал никогда не расходящуюся Церковь, и поэтому klitos всегда должен исполнять свои обязанности. Христиане — народ "призванный", который Бог собрал для выполнения конкретной миссии. Первых христиан объединяла верность призыву Христа. Как видно из значения термина εκκλησία, Церковь понимается как единое "собрание призванных в общество Господне лиц, услышавших призыв Господа ко спасению и последовавших этому призыву, а потому составляющих 'род избранный' (1 Пет. 2, 9)".

Ныне греческий ("εκκλησια"), большинство романских (лат. "ecclesia"; франц. "église"; итал. "chiesa"; испан. "iglesia"), албанский ("kisha" - через итал.) и другие языки используют это слово и его производные.

Ряд других распространенных имен для Церкви произошли от греческих и латинских слов обозначавших собственно здание, в которых собирались христиане. Среди них:

to kiriakon (греч.) - "дом Господень". Этим словом греки называли церковь как здание, где собираются верующие, храм. Это слово было перенято большинством славянских (слав. "цръквь", "цркы"; рус. "церковь") и германских (нем. "Kirche"; англ. "church"; швед., фин., эст. и др. "Kirka") языков.

basilike (греч.)/ basilica (лат.) - "царский дом". Перенятое римлянами у греков, это слово обозначало в первую очередь здание трибунала, а затем и вообще общественное здание расположенное обычно на главной площади города. Впоследствии назване было присвоено храмам. От него происходит румынское "biserică".

castellum (лат.) - "небольшая крепость". От него происходит полькое "костёл" [2].

В Новом Завете встречаются много других выражений для обозначения христианского общества, среди которых народ святой, царство Божие, и др.

Основание Церкви

Церковь Христова - это новая жизнь во Христе, движимая Святым Духом. Спаситель, сойдя на землю и воплотившись, соединил Свою Божественную жизнь с человеческой жизнью, и эту богочеловеческую жизнь дарует всем верующим в Него. Вознесшись на небо, Христос не оставляет Свой народ, но всегда пребывает с ним. В храмах Божиих постоянно совершается Евхаристическая жертва, и Тело Христово раздается верующим "во оставление грехов и в жизнь вечную". Сама Церковь есть Тело Христово - как "причастность к божественной жизни во Св. Троице сущего Бога". Поэтому можно даже говорить, что Церковь - цель творения мира, "она сотворена прежде всего и для нее сотворен мир". Трудно сказать, было ли такое время в истории человечества, когда Церкви не существовало хотя бы в предначинании. Уже в раю, по учению св. отцов, когда Господь пребывал в общении с человеком, мы имеем первозданную Церковь. После грехопадения вместе с обетованием о "семени Жены" (Быт. 3, 15) дается начало так называемой ветхозаветной Церкви. И даже во тьме языческих народов в естественном богоискании существует "языческая неплодящая церковь". Однако, полноту бытия Церковь получает лишь с Боговоплощением, и в этом смысле Церковь основана Господом Иисусом Христом.

Началом существования Церкви некоторые считают беседу Иисуса Христа с учениками в Кесарии Филипповой, где в ответ на вопрос Христа Петр от лица всех апостолов исповедал его Сыном Божиим. После этого Спаситель сказал: "Блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах. И Я говорю тебе: ты - Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее (Мф. 16, 17-18). Исповедание веры во Христа как Сына Божия, произнесенное ап. Петром, становится камнем, положенным в основание Церкви.

Но в собственном смысле краеугольным камнем Церкви может быть только Сам Христос. Церковь созидается "не учением, не повелением и даже не внешним действием Божественного всемогущества, но созидается из Самого Господа Иисуса Христа". Об этом говорит ап. Павел: "Итак, вы уже не чужие и не пришельцы, но сограждане святым и свои Богу, бывши утверждены на основании апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем, на котором все здание, слагаясь стройно, возрастает в святой храм в Господе, на котором и вы устрояетесь в жилище Божие Духом" (Еф. 2, 19-22). В послании к Коринфянам ап. Павел называет христианскую общину "строением", себя - "строителем", а основанием - Христа: "ибо никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Христос" (1 Кор. 3, 11). Церковь, часто именуемая в Писании "Невестой Христовой", подобна Еве, которая была сотворена из ребра Адама: "Из раны в теле Христовом вышла Церковь, и Он сделал ее Своей супругой".

Основанная Христом, Церковь исполняется Св. Духом. Как фундамент имеет смысл только тогда, когда на нем строят здание, так и Тело Христово - Церковь - как всякий живой организм, должно расти и развиваться. Кроме краеугольного основания - Сына Божия, Церковь имеет и строителя - Св. Духа. Дело воцерковления человечества в Тело Христово "еще не совершилось силою одного Боговоплощения и даже Воскресения: "лучше есть для вас, чтобы Я пошел (ко Отцу Моему)" (Ин. 16, 7); оно потребовало ниспослания Св. Духа, Пятидесятницы, которая и явилась свершением Церкви". День рождения Церкви - Пятидесятница. Св. Дух непосредственно осуществляет рост Церкви, присоединяя верующих к Телу Христову, Он как бы оживотворяет это тело, ибо "кто не имеет Духа Христова, тот и не Его" (Рим. 8, 9). С такой точки зрения Церковь можно непосредственно рассматривать как благодатную жизнь во Св. Духе.

Назначение Церкви

Цель, ради которой Сын Божий воплотился, пострадал и воскрес из мертвых, есть спасение всех людей, или, что то же, обожение. Это утверждение проходит красной нитью сквозь все богословие отцов Церкви: "Сын Божий становится Сыном Человеческим, чтобы сын человеческий стал сыном Божиим", "Слово вочеловечилось, чтобы мы обожились".

Призвание каждого человека — обожение, возможное благодаря тому, что Божественная благодать, изливающаяся через Церковь в мир и освящающая его, продолжает быть неотделимой от Бога, то есть, Самим Богом. Св. Василий Великий говорит следующие слова: "Человек — это животное, призванное стать Богом".

Также св. Максим Исповедник пишет к Фалассию: "Став Богом через обожение, человек мог бы с Самим Богом созерцать дела Божии, обрел бы познание их в Боге".

Сообщение благодати человеку, его освящение и преображение — цель бытия Церкви. Апостол Павел, рассуждая о дарованиях и служениях в Церкви, говорит, что они существуют "к совершению святых, для созидания Тела Христова" (Еф. 4, 12). Созидание Тела Христова — Церкви — состоит в "совершении святых". Здесь "святыми" названы все христиане в смысле избранности, или как освященные. Святость — призвание каждого; это не идеал, а норма для подлинного человека, соответствующего замыслу Божию о нем. Во Христе человек вновь обретает то, что потерял при грехопадении. Первый этап спасения — освобождение от грехов, очищение сердца, "восстановление подлинного свойства человеческой природы". В этом аспекте Церковь часто сравнивается с лечебницей, ибо именно в ней происходит уврачевание души. "Пришел еси во врачебницу, да не неисцелен отыдеши",— напоминает священник кающемуся. Подобную же мысль встречаем у свт. Иоанна Златоуста: "Церковь есть духовная лечебница, и приходящие в нее должны получать средства для исцеления, прилагать их к своим ранам и с этим уходить отсюда".

С ним согласен и свт. Тихон Задонский: "Что госпиталь для больных, то Святая Церковь для христиан, больных духовно. В госпиталь больные входят через дверь; в Святую Церковь больные духовно входят верою и святым Крещением. В госпиталь ради того входят больные, чтобы исцелиться от болезни и стать здоровыми; в Святую Церковь ради того входят больные духовно, чтобы исцелиться от душевных болезней и так спастись. В госпитале есть врач, который больных посещает, осматривает и лечит; в Святой Церкви Врач есть Христос, Который христиан, духовно больных, посещает и исцеляет".

Церковь — это место спасения. Она, как любящая мать, прилагает заботу не только об очищении души, но и освящает все стороны жизни человека, все виды его деятельности. "Церковью изначала освящались все сферы бытия человека, всё было направлено к тому, чтобы верующий осознал свою жизнь частицей общей жизни Христовой во всех". "Все стороны жизни верующих должны быть проникнуты Христом".

Итак, главная задача Церкви — спасение людей. Спасение же неотделимо от Евхаристии — этого пира Царства, Вечери Господней, благодаря которой человек самым тесным образом соединяется с Богом. Можно даже утверждать, что назначение Церкви — совершать Вечерю Любви.

Церковь и Евхаристия

Церковь неотделима от Евхаристии. Она — основа, фундамент Церкви, без которого невозможно ее существование. Дионисий Ареопагит называет Евхаристию "Таинством Таинств", выделяя ее центральное значение в жизни Церкви. Вне Евхаристии невозможно спасение: "Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу Его в последний день" (Ин. 6, 53–54). Поэтому Церковь — это прежде всего собрание вокруг Евхаристической трапезы. Быть в Церкви, основанной на Новом Завете с Богом, — значит "совершать акт принятия Нового Завета: участвовать в преломлении хлеба и благословении чаши, то есть, в Евхаристической трапезе". Некогда "рассеянные чада Божии" (Ин. 11, 52) теперь собраны воедино: "Как сей преломляемый хлеб был рассеян по холмам и, собранный вместе, стал единым, так и Церковь Твоя от концев земли да соберется в Царствие Твое".

Через Литургию осуществляется созидание Церкви. Причащаясь Воскресшей плоти Христа, человек становится Христовым, прививается к Его Телу и таким образом является новым членом Церкви. "Совершеннейшие по степени преуспеяния составляют как бы одно лицо и тело Церкви. Лучшие…делаются Церковью",— говорил сщмч. Мефодий Олимпийский. " Затем священник просит о том, чтобы благодать Духа Святого снизошла на всех здесь собравшихся, дабы соединенные в одно тело символом возрождения, были бы заключены теперь в одно тело причастием телу Господа нашего, дабы собрались они в единство, связанные взаимными узами, единодушием, миром, ревностным служением" (Феодор Мопсуетский). В Евхаристии мы становимся, по выражению отцов Церкви, "сотелесными Христу". Творение соединяется с жизнью Творца через Тело и Кровь Сына Божия.

Существо Церкви

Недостаточность определения Церкви как общества верующих

В ответ на вопрос: "Что такое Церковь?" свт. Филарет (Дроздов) сказал: "Церковь есть от Бога установленное общество людей, соединенных православной верой, законом Божиим, священноначалием и таинствами". Подобно же рассуждает и митр. Макарий: "Церковь есть общество православно верующих и крестившихся во Иисуса Христа…" Однако, в Священном Писании не встречается термин "общество" в приложении к Церкви Христовой. "Общество, союз — понятия канонически правовые, а не догматические… Понятие "общество" более приложимо к государству, чем к Церкви. В "союзе", "обществе" акцент делается на человеческой солидарности, а не на единстве Божественной жизни, как в теле Христовом. К обществу неприменимо понятие таинства",— отмечает митр. Владимир (Сабодан). Определение Церкви как общества не является правильным логическим определением, это скорее просто описание, из кого состоит Церковь. К тому же, и христианская семья, и христианское государство — также общества верующих, имеющие Божественное происхождение, но при этом не являющиеся Церковью. Из определения Церкви как общества верующих нельзя вывести ее основные свойства: единство, святость, соборность и апостольство. Кроме того, такое наименование может привести к восприятию Церкви только как организации, "относящейся к категории исторических обществ и, следовательно, всецело подверженной влиянию бесчисленных факторов мира сего".

Определение Церкви как общества — не библейское и не святоотеческое. В Писании встречаются следующие наименования Церкви:

Все эти сравнения подчеркивают различные аспекты бытия или служения Церкви. Из них наиболее полно выражает существо Церкви наименование ее Телом Христовым. Проф. Е. П. Аквилонов на защите своей магистерской диссертации говорил: "Наш выбор апостольского определения Церкви подкрепляется многочисленными свидетельствами святых отцов и учителей Церкви. Когда требуется наименовать или определить Церковь по ее существу, то все они, как бы едиными устами и единым сердцем, называют ее Телом Христовым".

Церковь как Тело Христово

Церковь необходимо определять из господствующего в Священном Писании наименования ее Телом Христовым. Это определение — больше, чем просто библейский образ. Оно "более всех других библейских наименований Церкви выражает ее существо". Сравнение Церкви с телом не чуждо и святоотеческой традиции:

Свт. Василий Великий: "В Церкви содержит и сочетает каждый член в единомыслии с другими единая и истинно единственная Глава, Которая есть Христос";

Свт. Григорий Богослов: "Один Христос — одна Глава Церкви";

Блж. Феодорит Кирский: "Христос Господь занимает место Главы, а верующие в Него — место тела";

Прп. Симеон Новый Богослов:

"Мне кажется, что Церковь Христова есть мир украшенный и сам весь человек, в котором, как говорится, обитает и ходит Бог… Мы знаем также, что она называется телом Христовым и невестой… Ибо как Христос есть глава Церкви и Бог, так Он Сам бывает храмом для нее, как, в свою очередь, и сама Церковь стала храмом Его и миром прекрасным… Церковь есть Тело Христово и невеста Христова и мир вышний и храм Божий; членами же тела Его стали все святые…".

Блж. Феодорит говорил о сравнении Церкви с телом: "Уподобление сие прилично учению о любви".

Подобно телу человека, состоящему из многих органов, работа которых координируется центральной нервной системой, и в большинстве случаев — головным мозгом, Церковь также состоит из множества членов, имеющих единую Главу — Господа Иисуса Христа, без Которого невозможно допустить существование Церкви ни на одно мгновение.

Сама церковная жизнь во многом подобна жизни органической.

"Прежде всего, организм есть нечто целое; основное свойство организма — единство жизни. Между членами организма очевидна гармония, связь, взаимное отношение и деятельность… Все члены тела необходимо нуждаются один в другом, находясь в согласованном единстве, синергизме друг с другом. С больными членами организм расстается не сразу, но после всевозможных усилий сообщить им необходимые для выздоровления жизненные силы. […]

Тело не терпит в себе чужеродных элементов и не допускает их внешнего, механического приращения. Организм допускает только органическое соединение с собой дотоле чуждых ему элементов, когда они преобразуются в сходные ему. […]

С течением времени всякий организм неизбежно претерпевает изменение своего внешнего вида, но это изменение свойственно не самому существу тела и не личности человека, а только его феномену. Что же касается внутренней сущности человека и законов ее жизни, то они остаются неизменными во все возрасты, во все время существования человека… Жизнь Церкви представляет собой аналогию естественной органической жизни".

Все верующие, причащающиеся из одной Чаши, причащаются одного Тела Христова, и сами становятся потому едиными во Христе.

"Все святые поистине суть члены Христа, над всеми Бога, и, как сказано, обязаны быть в Нем прилепленными и соединенными с Телом Его, чтобы Он был их Главой, а святые от века и до последнего дня были Его членами, дабы многие стали единым телом Христовым, как один человек…"

Церковь — это полнота Богочеловеческой жизни. В земном аспекте она — совокупность всех, устремленных к Богу в порыве любви, жаждущих обожения, и потому "Церковь есть богочеловечество от Богочеловека Иисуса Христа", Богочеловеческий организм. Однако, необходимо учитывать, что одно понятие "Тело" не может "вместить в себя всю полноту учения о Церкви, не может быть адекватным ей".

Существо Церкви

На основании всего, сказанного выше, можно попытаться определить существо Церкви.

Митр. Макарий (Булгаков) в "Догматическом богословии" заключает:

"Церковь есть общество православно верующих и крестившихся во Иисуса Христа, Им Самим основанное непосредственно и посредством святых апостолов, Им же Самим оживляемое и ведомое к животу вечному видимо — посредством духовных пастырей: через учение, священнодействия и управление, а вместе невидимо — посредством вседействующей благодати всесвятого Духа".

Данное определение затрагивает только одну сторону бытия Церкви, а именно земной ее аспект, упуская из вида богочеловеческое единство верующих и Христа. Это единство выражено в словах первосвященнической молитвы Спасителя: "Отче Святый! Соблюди их во имя Твое, тех, которых Ты мне дал, чтобы они были едино, как и Мы. […] Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их, да будут все едино; как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино" (Ин. 17, 11, 20–21). Церковь прежде всего есть не общество или установление, но особый опыт новой жизни — жизни Божественной, которая открывается в тварной через Боговоплощение и Пятидесятницу. В основании Церкви положено воплощение Сына Божия, она есть "сверхъестественное благодатное соединение возрожденных Богочеловеком людей в союз любви". Церковь — это Богочеловеческий организм, "возглавляемый Самим Господом Иисусом Христом и одушевляемый Святым Духом, ...основанный и управляемый Господом, по воле Бога Отца, и состоящий из всех — на небе и на земле — верующих, стремящихся к вечной жизни во блаженном единении с Триединым Богом, а в Нем и между собой".

Рассуждая о существе Церкви Христовой, необходимо всегда помнить, что исчерпывающего и удовлетворительного определения Церкви не может быть дано в принципе. Человеческий ум может лишь приблизиться к этой тайне, но никогда не в состоянии объять ее полностью. Церковь не ограничивается рамками тварного мира; как богочеловеческое единство, она есть в Боге, принадлежит к миру божественному. До конца понять и определить Церковь в ее полноте значило бы совершенно понять и определить также и ее Главу — Сына Божия. Познание же Бога (всегда относительное) совершается только опытно ("прииди и виждь"), через жизнь в любви, с помощью горящего и любящего сердца, а не отвлеченно-холодного рассудка. Потому и Церковь, хотя и может быть описываема и определяема, все же остается неописанной и неопределимой.

Существенные свойства Церкви

Существенные свойства предмета — это такие свойства, утратив которые (хотя бы одно), предмет перестает быть самим собой. В Символе веры обозначены четыре таких свойства: единство, святость, кафоличность (соборность) и апостольство.

Единство Церкви

Единство — это принцип бытия Церкви. Сам Христос целью Своего служения считал основание одной (в количественном отношении) Церкви: "Я создам Церковь Мою…" (Мф. 16, 18). Изображая Церковь в притчах, Господь всегда говорил об одном стаде, одном овчем дворе (Ин. 10, 16), об одной виноградной лозе (Ин. 15, 1–7), об одном Царстве Божием на земле (Мф. 13, 24, 47).

Апостол Павел также учил о единой Церкви: "…мы многие составляем одно тело во Христе" (Рим. 12, 5); "…все мы одним Духом крестились в одно тело" (1 Кор. 12, 13); "Одно тело и один дух… один Господь, одна вера, одно крещение, один Бог и Отец всех…" (Еф. 4, 4–6).

Единство Церкви — нечто большее, чем только количественное единство, это прежде всего качественная характеристика. Основанием внутреннего единства Церкви является то, что "она есть одно духовное тело, имеет одну Главу Христа и одушевляется одним Духом Божиим".

Единство Божие — основание для единства Церкви. "Единство Церкви следует необходимо из единства Божьего, ибо Церковь не есть множество лиц в их личной отдельности, но единство Божией благодати, живущей во множестве разумных творений, покоряющихся благодати… Единство Церкви не мнимое, не иносказательное, но истинное и существенное, как единство многочисленных членов в теле живом".

Жизнь верующих в Церкви есть, прежде всего, таинственная жизнь во Христе, в единстве и общении со всем человечеством, со всем творением, с ангельским миром. Поэтому те, кто производит разделения в Церкви, пытаются разделить Христа, что невозможно ("Разве разделился Христос?" (1 Кор. 1, 13), и в результате не разделяют Церковь, а отпадают от нее.

Единство церковной жизни проявляется в виде некоторой тождественности ее у отдельных верующих, независимо от внешнего объединения, которого может и не быть: отшельники и пустынники также пребывают в церковном единстве, и "это внутреннее единство есть основание внешнего единства". Единство Церкви проявляется в мире прежде всего как "единство веры и проистекающее отсюда единство жизни и предания, вместе с непрерывностью апостольского преемства иерархии". Таким образом внутреннее качество раскрывается вовне.

Догмату о единстве Церкви не противоречит существование ряда Поместных Православных Церквей. Все Поместные Церкви — части единой Вселенской Церкви, о чем свидетельствует единство веры. Каждая Поместная Церковь имеет своего Предстоятеля, Вселенская же — единого Главу Христа, и является единым телом Христовым. В каждой Поместной Церкви, в каждой епархии и отдельно взятой евхаристической общине совершается единое Таинство приношения Тела и Крови Господней, и это евхаристическое общение есть верный залог единства всех "верных" во Христе. "Будучи единой во всей своей полноте, Церковь оставалась всегда внутренне-универсальной, так как каждая местная церковь содержала в себе все остальные местные церкви. То, что совершалось в одной церкви, совершалось во всех остальных, так как все совершалось в Церкви Божией во Христе".

Кажущееся некоторым разделение Церкви на земную и небесную также не имеет места. Небесная Церковь активно участвует в жизни Церкви земной; евхаристическое общение верующие имеют не только с живущими на земле братьями, но и со святыми, и со всеми скончавшимися в вере, о чем свидетельствует поминовение их на Литургии, и, в частности, во время анафоры. Ангелы также сослужат Евхаристии: "ныне силы небесные с нами невидимо служат",— поет Церковь в одной из Херувимских песней. И потому "нет видимой и невидимой Церкви, земной и небесной, а есть единая Церковь Божия во Христе, которая в полноте своего единства пребывает в каждой местной церкви с ее Евхаристическим собранием".

Таким образом, единство Церкви является абсолютным.

Свт. Ириней Лионский:

"Хотя Церковь рассеяна по всей вселенной до конец земли, но от апостолов и учеников их прияла веру во единого Бога... Прияв такую проповедь и такую веру, Церковь, как мы сказали, хотя и рассеяна по всему миру, тщательно сохраняет ее, как бы обитая в одном доме; одинаково верует сему, как бы имея одну душу и одно сердце, и согласно проповедует о сем, учит и передает, как бы имея единые уста".

Климент Александрийский:

"Истинная Церковь, подлинно древняя, есть одна... Как один Бог и один Господь, так и истинное достоинство выражается единством во образ Единого Начала. Итак, единая Церковь, которую ереси усиливаются рассечь на многие, уподобляется единством природе Единого. Мы называем древнюю кафолическую Церковь единой по ее существу, по понятию о ней, по ее началу и превосходству".

Алексей Хомяков:

"Единство Цеpкви следyет необходимо из единства Божьего, ибо Цеpковь не есть множество лиц в их личной отдельности, но единство Божией благодати, живyщей во множестве pазyмных твоpений, покоpяющихся благодати" [3].

Святость Церкви

Святость Церкви необходимо вытекает из понятия о ней как Теле Христовом. Это свойство сразу очевидно: как может быть не свято Тело Христово? Святость Церкви есть святость ее Главы — Христа. Сын Божий для того и предал себя на смерть, "чтобы освятить ее [Церковь], очистив банею водною посредством слова, чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна" (Еф. 5, 26–27). Святость как причастность полноте блага, присущего Богу, есть "самое существо церковности,— можно сказать, что иного ее свойства и не существует. Святость есть основное свойство Божие,— свойство свойств, всех их в себе заключающее, как белый луч разные цвета спектра. И жизнь в Боге, обожение, есть святость, вне которой вообще не существует в Церкви никаких духовных даров. Поэтому есть самоочевидный признак или синоним церковности вообще".

Церковь свята святостью Божией. Она освятилась, "сделавшись сообразною Христу и причастницею божественного естества через общение Святого Духа, Которым и запечатлены мы "в день избавления" (Еф. 4, 30), омывшись от всякой скверны и освободившись от всякой нечистоты".

В писаниях Апостолов христиане часто называются "все святые" (2 Кор. 1, 9; Еф. 1, 1; Флп. 1, 1, 4: 21; Кол. 1, 2 и др.). Это совсем не означает, что все христиане вели нравственно безупречную жизнь. Достаточно привести пример кровосмесника из Коринфской общины, или вспомнить слова ап. Павла: "Все мы много согрешаем",— где Апостол не выделяет себя из прочих грешников. Каждый человек должен достигнуть святости, которая дана Церкви, и он достигает ее, если живет церковной жизнью. "Все святые (в современном понимании этого слова) происходят из грешников, и из этого правила нет исключений. Благодать святости в Церкви никогда не оскудевала и не прекратится до скончания века. Хотя святые и не всегда известны миру, их "золотой пояс" никогда не прерывается в Церкви".

В церкви существует предел, переступив который, грешник признается мертвым, как отсеченная от лозы ветвь. Преимущественно это отлучение совершается в результате догматических уклонений, но также и канонических (в частности, нравственных), во исполнение повеления апостола: "извергните развращенного из среды вас" (1 Кор. 5, 13).

Соборность Церкви

Встречающееся в Символе веры наименование Церкви "соборная" является переводом греческого слова "кафолическая". Это слово в школьном богословии часто отождествлялось с понятием вселенскости. Согласно "Пространному Христианскому катихизису", Церковь называется соборной или кафолической потому, что "она не ограничивается никаким местом, ни временем, ни народом, но заключает в себе истинно верующих всех мест, времен и народов". Подобно понимают соборность Церкви и некоторые изданные курсы Догматического богословия, которые именуют Церковь "соборной, кафолической или вселенской". Однако же, вселенскость в смысле всеобщности распространения Церкви в пространстве и во времени ("до скончания века"), и соборность — не одно и то же; эти два понятия четко различаются в современном православном богословии. Соборность, как существенное свойство, должно быть приложимо не только к Церкви в целом, но и к каждой из ее частей — евхаристических общин, и совершенно очевидно, что понятие вселенскости таким качеством не обладает. Святой Максим Исповедник, отвечая тем, кто хотел принудить его причащаться с еретиками, сказал: "Даже если бы вся вселенная причащалась с вами, я один не причащался бы",— таким образом, "он "вселенной", которую считал пребывающей в ереси, противопоставил свою соборность",— говорит В. Н. Лосский. Поэтому "надо решительно отказаться от простого отождествления понятий "соборный" и "всеобщий". "Христианскую всеобщность", фактическую всеобщность или потенциальный универсализм следует отличать от соборности. Они — следствие, необходимо вытекающее из соборности Церкви и необходимо с соборностью Церкви связанное, так как это есть не что иное, как ее внешнее, материальное выражение".

Греческое понятие katholike образовано из слов kata и olon ("по всему"). Церковь Христова есть "Церковь по всему или по единству всех верующих, Церковь свободного единодушия… та Церковь, о которой пророчествовал Ветхий Завет, и которая осуществилась в Новом Завете, словом — Церковь, как ее определил святой Павел… Она есть Церковь по разумению всех в их единстве".

Кафоличность — это "живое Предание, хранимое всегда, повсюду и всеми", и, в частности, "свойственный Церкви способ познания истины, способ, благодаря которому эта истина становится достоверной для всей Церкви,— и для Церкви в целом, и для каждой из ее малейших частиц". Соборность — это "непрерывность общей благодатной жизни во Христе".

Учение о соборности Церкви связано с догматом о Пресвятой Троице — главной тайной христианского Откровения. Троичный догмат — "догмат соборный по преимуществу, ибо от него ведет свое начало соборность Церкви… Соборность есть связующее начало, соединяющее Церковь с Богом, Который открывает ей Себя как Троица, и сообщает ей свойственный божественному единоразличию модус существования, порядок жизни "по образу Троицы". Соборность выражает в жизни Церкви образ жизни Бога, единого в трех Лицах. Каждое из Лиц Пресвятой Троицы есть Бог и обладает всей полнотой Божественной сущности. Подобно же и Церковь кафолична как в целом, так и в каждой из своих частей. Об этом прекрасно сказал сщмч. Игнатий Богоносец: "…где Иисус Христос, там и кафолическая Церковь."

Смысл термина "кафолическая" объясняет св. Кирилл Иерусалимский:

"Церковь называется соборною, потому что она в целой вселенной, от пределов земли до пределов ее, что во всеобщности и без всякого опущения преподает все долженствующие входить в состав человеческого ведения догматы,…что подчиняет благочестию весь человеческий род… и что, как повсеместно врачует и исцеляет она всякого рода грехи, совершенные душою и телом, также в ней приобретается все именуемое добродетелью, какого бы то ни было рода: и в делах, и в словах, и во всяком духовном даровании".

На основании этого разъяснения доктор богословия прот. Ливерий Воронов заключает:

"Кафоличность Церкви — это полнота дарованного ей облагодатствования и целостность (неущербленность) хранимой ею истины, а следовательно, достаточность для всех членов Церкви сообщаемых и получаемых в ней сил и дарований духовных, необходимых для свободного и разумного участия во всех сторонах ее жизни как тела Христова, включая все виды ее спасительной миссии в мире".

Соборность Церкви проявляется в том, что в ней каждый верующий на всяком месте и в любое время может получить все необходимое для спасения.

Апостольство Церкви

Церковь Христова является апостольской по своему назначению, происхождению и внутреннему устройству.

Сын Божий, посланный в мир Отцом, послал на служение и проповедь в мир Своих учеников, назвав их апостолами — посланниками. Эта миссия, возложенная на первых учеников Спасителя, во все века продолжается Церковью, которая призвана привести мир ко Христу. Поэтому Церковь называется апостольской прежде всего по цели своего бытия.

Первоначально Церковь была сосредоточена в лице святых апостолов. Это "малое стадо учеников Господа составляло первую Церковь на земле, первое зерно, из которого развилось большое дерево, имеющее покрыть и покрывшее своими ветвями всю землю". Апостолы первыми уверовали в Господа Иисуса Христа и повсюду проповедали весть о Его Воскресении, основывая местные церкви из уверовавших. Из книги Деяний нам известно о существовании уже в апостольское время Церкви Иерусалимской (Деян. 2, 22, Деян. 4, 4), Антиохийской (Деян. 11, 26), Коринфской (Деян. 18, 1, 8), Эфесской (Деян. 19, 1, Деян. 20, 17) и др., которые стали матерями для образованных позднее местных церквей. Поэтому вся Церковь, по учению Священного Писания, утверждена "на основании Апостолов" (Еф. 2, 20).

Церковь приняла от апостолов учение, священнослужение, правила и нормы жизни. В Церкви также должны сохраняться и благодатные дары Святого Духа, полученные Церковью в лице апостолов в день Пятидесятницы. Преемство этих даров передается через возложение рук, через преемство иерархии. Иерархическое служение установлено в Церкви Самим Господом: "Он [Христос] поставил одних Апостолами, других пророками, иных Евангелистами, иных пастырями и учителями, к совершению святых, на дело служения, для созидания Тела Христова" (Еф. 4, 11–12).

Церковь тщательно наблюдает, чтобы нить иерархического преемства, ведущая к самим апостолам, никогда не прерывалась. Св. Ириней Лионский пишет: "Кто хочет знать истину, тот во всякой церкви может усмотреть апостольское предание, возвещенное во всем мире; и мы можем наименовать тех, коих апостолы поставили церквам епископами, и преемников их даже до нас…"

В еретических или раскольнических обществах ниточка этого преемства утеряна, поэтому их собрание нельзя называть Церковью.

"Пусть покажут [еретики] начало своих церквей, и объявят ряд своих епископов, который бы продолжался с таким преемством, первый их епископ имел своим виновником или предшественником кого-либо из апостолов, или мужей апостольских, долго обращавшихся с апостолами".

Вне апостольского преемства не существует истинной Церкви. Преемники апостолов во все времена совершают то же самое, что и апостолы совершали в свое время. Преемники, по утверждению прп. Симеона Нового Богослова, "равны апостолам и сами суть апостолы". Отвергающие их отвергают Иисуса Христа и Бога Отца. По словам прп. Симеона, "никто не приходит к вере во Святую и Единосущную Троицу, если не будет учителем научен вере, и никто не крестится без священника и не становится сам собою причастником Божественных Тайн. А кто не становится причастником их, тот никогда не достигнет вечной жизни". Следовательно, "в той Церкви должно пребывать, которая, будучи основана апостолами, существует даже до сего дня".

Необходимость Церкви для спасения

Рассмотрев, что такое Церковь в своем существе и каковы ее основные свойства, обратим внимание на следствие, необходимо вытекающее из вышеизложенного. Этим следствием будет утверждение, высказанное твердо и решительно св. Киприаном Карфагенским: "вне Церкви нет спасения (salus extra ecclesiam non est). Тот, кто отделяется от Церкви,— говорит св. Киприан,— "присоединяется к жене незаконной и делается чуждым обетований Церкви… Не имеющий матерью Церкви не может иметь Отцом своим Бога. Если бы кто-нибудь спасся из находившихся вне ковчега Ноева, то и находящийся вне Церкви мог бы также спастись".

Мы приходим в Церковь, если ищем жизнь вечную, полноту любви. Бог есть совершенная Любовь, дарующая Себя нам в Евхаристии. Евхаристия же существует только в Церкви как Теле Христовом, и вне нее невозможно. Тело Христово пребывает единым, и попытка разорвать его, отделившись, заранее обречена на неудачу. Поэтому Церковь святые отцы понимали как единственное место спасения: "говорим, что всяк спасающийся спасается в Церкви" (блж. Иероним Стридонский); "никто не достигает спасения и вечной жизни, кроме того, кто имеет главою Христа; а иметь главою Христа может лишь тот, кто находится в Его теле, которое есть Церковь" (блж. Августин Иппонийский);

Отделяющиеся от Церкви грешат против любви и идут путем погибели. Никакие подвиги, ни чистота жизни, ни девственность, ни постничество, ни даже мученичество вне Церкви не спасают, потому как нарушена главная заповедь — о любви. Относительно же тех людей, которые остаются вне Церкви не по причине отделения, а в результате времени или места своего рождения, либо в силу воспитания, окружения или национальных традиций, Церковь не утверждает определенно уверенность в их погибели. Если язычники "естеством законное творят" (Рим. 2, 14), то Господь не оставляет и их. Поэтому нельзя категорично высказать предположение о их дальнейшей судьбе; суд и попечение о них мы должны возложить на милосердие Божие. Все же уверовавшие обязаны пребывать в Церкви, если ищут подлинной жизни — самоотдачи в "безумной любви" к Богу.

Видео

Отрывок из лекции профессора Московской духовной академии А. Осипова "Кто такой христианин и что такое Церковь?"

Литература

Использованные материалы

  • Прот. Андрей Дудченко. О Церкви Божией. Существо и существенные свойства
  • Прот. Георгий Флоровский. Христос и Его Церковь
  • Седакова О.А. Словарь трудных слов из богослужения: Церковнославяно-русские паронимы. - М.: Греко-латинский кабинет Ю.А. Шичалина, 2008. С. 390



[1]  Свт. Иларион (Троицкий). Очерки из Истории догмата о Церкви. Стр. 10-11.

[2]  См. ст. "Костел" словаря Брокгауза и Ефрона: http://gatchina3000.ru/brockhaus-and-efron-encyclopedic-dict...htm

[3]  Хомяков, А. С. Церковь одна: http://www.zavet.ru/a/post_1283256397.html

Редакция текста от: 05.06.2014 21:24:59

"ЦЕРКОВЬ" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google