Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца; а вы знаете, что никакой человекоубийца не имеет жизни вечной, в нем пребывающей. 1 Ин. 3,15

АЛЕКСИЙ (БУЙ)

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Епископ Алексий (Буй), 1930 год
Епископ Алексий (Буй), 1930 год
Алексий (Буй) (1892 - 1937), епископ б. Уразовский, викарий Воронежской епархии, священномученик

Память 21 октября (РПЦЗ)

В миру Буй Семен Васильевич, родился в 1892 году в посёлке Ксениевском Новокусковского уезда Томской губернии [1] в крестьянской семье.

29 сентября 1915 года был пострижен в монашество, а 11 октября того же года был рукоположен во иеродиакона.

В 1917 году окончил Томскую духовную семинарию и с апреля того года в сане иеромонаха служил при Томском архиерейском доме. По некоторым данным был келейником архиепископа Томского Анатолия (Каменского).

В 1920 году переехал в Иркутск, где в 1922 году был арестован по обвинению в "контрреволюционной деятельности", но после трехмесячного заключения освобожден.

В 1922-1923 годах служил настоятелем Александро-Невского монастыря Бугульминского уезда Самарской губернии.

По некоторым данным 1 января 1924 года был хиротонисан во епископа Бугульминского, викария Самарской епархии. По другим данным 19 декабря 1923 года был рукоположен во епископа Велижского, викария Полоцкой епархии в Уфе епископом Иоанном (Поярковым) и другими. Хотя ни разу не побывал в Велиже, в течение нескольних месяцев 1926 года проживал в Витебске, в связи с чем предполагается что в 1923-1926 годах с перерывами формально состоял Велижским архиереем [2].

С 13 марта 1924 года - епископ Петропавловский, викарий Омской епархии.

С 1925 года - епископ Семипалатинский, викарий Омской епархии.

12 апреля 1925 года подписал акт о передаче высшей церковной власти митр. Петру (Полянскому).

С февраля 1926 года - епископ Козловский, викарий Тамбовской епархии.

В начале 1927 года архиепископом Угличским Серафимом (Самойловичем), временно исполнявшим обязанности заместителя патриаршего местоблюстителя, был назначен кандидатом на должность временно исполняющего обязанности заместителя патриаршего местоблюстителя.

28 февраля 1927 архиепископом Серафимом (Самойловичем) был назначен управляющим Воронежской епархией с оставлением епископом Козловским. По сведениям же митрополита Мануила (Лемешевского), Алексий управлял Воронежской епархией с декабря 1926 года с резиденцией попеременно в Воронеже и Ельце.

С июля 1927 года - епископ Уразовский, викарий Воронежской епархии [3].

На приезд епископа Алексея (Буя) даже воронежские обновленцы отреагировали спокойно, не видя в нем серьезного соперника: "В августе месяце в Воронеж прибыл новый епископ Алексей Буй из Козлова. Новый тихоновский архиерей не произвел никакого впечатления на верующих и, по всей видимости, представит из себя противника не очень опасного и не сильного".

Однако сразу же по прибытии в Воронеж епископ Алексей взял под свое особое покровительство ссыльных священников, назначая их на лучшие приходы города: протоиереев Петра Новосельскова и Владимира Чиликина - в Покровскую церковь женского монастыря, протоиерея Николая Пискановского - в Вознесенскую церковь, священника Илью Пироженко - во Владимирскую церковь, священника Сергия Гортинского - в церковь Алексеевского мужского монастыря. Прибывший в ноябре 1927 года в административную ссылку в Воронеж протоиерей Иоанн Стеблин-Каменский стал настоятелем и вскоре одним из благочинных епархии.

Епископ Алексий привлек внимание чекистов, на него стали собирать компрометирующие материалы. Известно, что для ОГПУ наблюдение за епископом и его приверженцами проходило как “агентурная разработка под названием “Стадо”.

По отношению к "местным кадрам" епископ Алексей вел себя вызывающе. По донесению осведомителей,

"имея вспыльчивый характер, в обращении с посетителями и окружающими позволяет себе быть необыкновенно резким и грубым: нашуметь, накричать, выпроводить за дверь, толкнуть, обозвать дураком (даже при богослужении) – это у него обычное явление. Православным духовенством он не управляет, а ведет с ним, можно сказать, расправу; по мнимым поводам и за самые маловажные проступки лишает священников мест и запрещает в священнослужении".

На него стали поступать жалобы к заместителю патриаршего местоблюстителя митрополиту Сергию. Митрополит Сергий и патриарший при нем Синод отнеслись к этим жалобам с полной серьезностью, и епископу Алексею предстояла перспектива в ближайшем времени быть снятым с Воронежской кафедры, а может быть даже и запрещенным в священнослужении.

С октября 1927 года в Воронеже стали распространяться "документальные летучки скабрезного характера, что он не епископ, отрекался от Бога, прохвост, жулик, педераст и прочее". В некоторых приходах верующие стали требовать от духовенства, чтобы оно "выявило личность епископа Алексея". Священники поначалу отказывались, "находя это неудобным, невоспитанным", а затем решили проинформировать епископа Алексея о распространяемых слухах. 10 января 1928 года их изложил ему протоиерей Тихон Гарницкий и потребовал предоставить верительную грамоту о хиротонии, чтобы положить конец всем разговорам. Отец Тихон сообщил обо всех подробностях своего визита к епископу Алексею в письме митрополиту Сергию (Страгородскому), которое было перлюстрировано сотрудниками ОГПУ и его копия хранится ныне в материалах уголовного дела. "После упорного отказа, после угроз лишить меня места, сана и должности благочинного, он дал мне справку патриаршего местоблюстителя от 29 декабря 1927 г. за № 7895м о том, что он православный епископ и определен управлять Воронежской епархией 13 июля 1927 г." - сообщает протоиерей Тихон. Далее он пишет, что "от имени сельского духовенства я потребовал от него следующее: своими деяниями и действиями не компрометировать епископский сан, в личной жизни скрасить семейный оттенок, городские церкви очистить от ссыльных священников, так как это набрасывает тень на всех. Все эти требования Алексей Буй обещал исполнить".

Епископ Алексий не принял Декларацию митрополита Сергия. В начале января 1928 года, поддержанный ссыльными священниками, объявил митрополита Сергия еретиком и стал ориентироваться вначале на митрополита Иосифа (Петровых), а затем на архиепископа Димитрия (Любимова).

22 января 1928 года обратился с посланием клиру и мирянам своей епархии:

"Мы, к великому нашему прискорбию, обнаружили в последних деяниях возвратившегося к своим обязанностям заместителя Патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия стремительный уклон в сторону обновленчества, превышение прав и полномочий, предоставленных ему, и нарушение св. канонов… Своими, противными духу Православия, деяниями митрополит Сергий отторгнул себя от единства со Святой, Соборной и Апостольской Церковью и утратил право предстоятельства Русской Церкви… Все распоряжения и прещения... митрополита Сергия и его Синода, как сродные обновленчеству и григорианству, признаются недействительными и никакого значения для нас не имеют"
"Будучи волею Божией <…> облечен высокими полномочиями быть стражем Воронежской Церкви, <…> вполне разделяя мнения и настроения верных православных иерархов и своей паствы, отныне отмежевываюсь от митрополита Сергия, его неканонического Синода и деяний их".

27 января того же года митрополитом Сергием "за раздорническую деятельность" был освобождён от управления епархией. Одновременно один из воронежских викариев, епископ Богучарский Владимир (Горьковский), объявил пастве об "отпадении" Алексия от церкви и заявил о своих притязаниях на управление епархией; епископ Алексий, в свою очередь, "не благословил" общение с епископом Владимиром. 5 февраля епископ Алексий принял депутацию от воронежских церквей, пред которой обвинил епископа Владимира в тайном сношении с ОГПУ, после чего продолжил руководить благочинными [3].

Согласно городским слухам того времени, "епископ Алексий кому-то сказал, что перед выпуском послания его вызывали в ГПУ и предлагали организовать новую автокефальную ориентацию, но он от этого отказался. Говорил он перед отъездом в Москву, что его вызвал тов. Тучков (об этом по всему городу болтали после его отъезда в Москву)" [3].

27 марта 1928 года был запрещен в священнослужении и освобожден от управления епархией. Указом митрополита Сергия в апреле 1928 года Воронежская епархия передана была во временное подчинение архиепископу Макарию (Звездову). Однако значительная часть приходов в Воронеже и за пределами города не признала его власти, а осталась верна епископу Алексию.

Управлял частью "буевских" (наиболее радикальных среди иосифлян) приходов юга России, с мая 1928 года исполнял обязанности экзарха Украины у иосифлян.

Будучи выслан из Воронежа, с 20 мая 1928 года проживал в Ельце, где 7 марта 1929 года был арестован (по другим данным, был арестован в тот день в Москве).

17 мая 1929 года комиссией ОГПУ приговорен к трём годам лагерей. С 9 июня того года находился в заключении на Соловках, участвовал в тайных богослужениях. Одновременно с ним было сослано еще 14 епископов, не признавших над собою верховенства митрополита Сергия.

При этом влияние епископа Алексия в Воронеже сохранялось. Воронежские чекисты оформляют на епископа Алексия дело по обвинению во враждебной советской власти деятельности. Епископ был представлен главой контрреволюционной церковно-монархической организации, насчитывавшей 492 человека, 22 из которых чекисты включили в ее "руководящий центр". В феврале 1930 года были задержаны 134 человека, на Соловках вторично арестованы епископ Алексий, Н. Н. Дулов и И. Г. Стеблин-Каменский и этапированы в Воронеж. Несколько допросов епископа следователем А. В. Казанским успеха не принесли. На последнем протоколе Алексий собственноручно начертал: "Виновным себя ни в чем не признаю".

Коллегия ОГПУ вынесла внесудебный приговор 28 июля 1930 года: 12 человек (в их числе епископ Алексий) приговорены к расстрелу, остальные - к разным срокам лагерей, от трех до десяти лет. В ночь на 2 августа 1930 года в воронежской тюрьме были расстреляны священники И. Г. Стеблин-Каменский, С. Д. Гортинский, Ф. М. Яковлев, А. Н. Архангельский, Г. Н. Никитин, М. П. Тымчишин, настоятель Алексеевского Акатова монастыря архимандрит Тихон (Кречков), иеромонахи Георгий (Пожаров) и Кирилл (Вязников), миряне Ефим Гребенщиков и Петр Вязников.

Но епископ Алексий не был расстрелян, его привлекли по новому делу "Всесоюзного центра Истинное Православие", переведен в московскую тюрьму.

3 сентября 1931 года высшая мера наказания была заменена на 10 лет лагерей. Заключение отбывал в Свирьлаге и в СЛОН.

4 января 1932 года написал письмо И. В. Сталину о сочувствии рабоче-крестьянской власти и с просьбой об освобождении.

Арестован в лагере 19 декабря 1932 года, этапирован в Воронеж для следствия по второму делу "буевцев". Теперь численность церковно-монархической организации усилиями чекистов выросла до тысячи человек, она якобы имела девять опорных пунктов и сорок ячеек. Организация носила теперь “повстанческий характер” и “готовила вооруженное выступление для свержения Советской власти”.

Длительное заключение сломило волю Алексия, и уже 25 декабря 1932 года он собственноручно написал "покаяние":

"Благодаря своему воспитанию и окружавшей меня среде, я за время существования революции был враждебно к ней настроен и, естественно, проявил в своей деятельности таковую же враждебность и непримиримость к Советской власти, в чем я перед ней раскаиваюсь. Жизнь в исправительно-трудовых лагерях и постоянные размышления о взятой мною неправильной позиции привели меня к тому, что у меня изменились отношения к Советской власти и что я теперь, с нынешнего часа, решительно отметаю от себя всякую контрреволюционность и отмежевываюсь от всякой контрреволюции. Обещаюсь в будущем не проявлять никакой контрреволюционной деятельности".

Подписав угодные следствию протоколы о работе церковно-монархической организации и ее составе, епископ Алексий избежал нового лагерного срока. Дело в отношении него 2 апреля 1933 года было прекращено. Остальным обвиняемым коллегия ОГПУ вынесла заочный приговор 28 марта 1933 года: 22 человека приговорены к заключению в лагерь на десять лет, 46 человек - к меньшим срокам или к ссылке в Казахстан. Иеромонахи Вассиан (Молодцкой), Варсонофий (Фурсов), Серафим (Протопопов), священники Александр Дубинин и Димитрий Загуменный, мирянин Федор Лузганов были приговорены к расстрелу, замененному после длительного ожидания смерти десятью годами лагерей.

Он был вновь отправлен на Соловки, работал в деревополировочном цехе, в 1937 году переведен на тюремный режим.

9 октября 1937 года тройкой УНКВД по Ленинградской области был приговорен к смертной казни.

Расстрелян 3 ноября 1937 года в урочище Сандармох близ города Медвежьегорска, Карелия.

В 1981 году был канонизирован Русской Православной Церковью Заграницей с указанием даты кончины: 1930 год [4] - без учёта обстоятельств более позднего времени, т. к. исходили из ошибочного предположения, что он был расстрелян по приговору от 28 июля 1930 года.

Литература

  • ГАВО. Ф. 2565. Оп. 1. Д. 1.
  • ЦДНИ ВО. Ф. 9353. Оп. 2. Д. 16967. Т. 12; Д. 17699. Т. 1–5; 24705. Т. 1–7.
  • Сергий (Петров), архиепископ. История Воронежской епархии от ее учреждения до наших дней (в четырех частях). Ч. IV. Воронеж–Минск–Одесса, 1961–1969. С. 746–748.
  • Акиньшин А. “Виновным себя ни в чем не признаю” // Встреча: Культурно-просветительная работа. 1992. № 10–12. С. 34–37.
  • Он же. Крест: Судьба епископа Алексия Буя // Воронежский курьер. 1992. 10, 13 янв.
  • Он же. Священномученик Алексий Воронежский // Православная жизнь (Джорданвилль). 1995. № 8. С. 4–16.
  • Он же. Церковь и власть в Воронеже в 1920–1930-е годы: (Процессы Петра Зверева и Алексия Буя) // Церковь и ее деятели в истории России. Воронеж, 1993. С. 127–145.
  • Алексий (Буй) // России Черноземный край. Воронеж, 2000. С. 822.
  • За Христа пострадавшие: Гонения на Русскую Православную церковь. 1917–1956. Биографический справочник. М., 1997. Кн. 1. С. 58.
  • Мануил (Лемешевский), митрополит. Русские православные архиереи периода с 1893 по 1965 годы. Куйбышев, 1966. Ч. 1. С. 105.
  • Маргарита (Чеботарева). Катакомбные исповедники // Возвращение. 1993. № 2. С. 26–28.
  • Мемориальное кладбище Сандармох. 1937. 27 октября – 4 ноября: (Соловецкий этап). СПб., 1997. С. 91.
  • Перов И.Н. С крестом и обрезом // Воронежские чекисты рассказывают. Воронеж, 1976. С. 86–96.
  • Польский М. Новые мученики Российские. Второе собрание материалов. Ч. 2. Джорданвилль, 1957. Репринтное издание: М., 1993. С. 16, 57, 68, 69.
  • Регельсон Л. Трагедия русской церкви / Послесл. прот. Иоанна Мейендорфа. Париж, 1977. С. 448, 449, 464, 468, 477, 532, 542, 547, 549, 595.
  • Резникова И. Православие на Соловках. СПб., 1994. С. 106–107.
  • Русские православные иерархи. Исповедники и мученики: Фотоальбом. Париж: 1986. С. 10.
  • Сапелкин Н. Воронежские святители в XX веке // Воронеж православный. 1997. № 6.
  • Шкаровский М.В. Иосифлянство: течение в Русской Православной церкви. СПб., 1999. С. 38–49, 235–241, 274–275, 328–332.

Использованные материалы



[1]  По ortho-rus.ru - в п. Киншевском Томской губернии

[2]  "ВЕЛИЖСКОЕ ВИКАРИАТСТВО," Православная энциклопедия, т. 7, 379-380, http://www.pravenc.ru/text/150053.html

[3]  Сапелкин Н. С., "Русская церковь: испытание лояльностью", сайт Историческая правда, 12 марта 2015, https://web.archive.org/web/20150518112251/http://www.istpra...47/

[4]  Страница календаря на сайте Свято-Троицкой Русской Православной Церкви (приход Московской Патриархии в г. Балтиморе, США), http://www.holytrinityorthodox.com/calendar/index.php?year=2...=-4; страница греческого сайта ΜΕΓΑΣ ΣΥΝΑΞΑΡΙΣΤΗΣ (Большой месяцеслов), по кн.: Αγαθάγγελος (Χαραμαντίδης), Επ. Φαναρίου, ΜΕΓΑΣ ΣΥΝΑΞΑΡΙΣΤΗΣ (Епископ Фанарийский Агафангел, "Синаксарь Православной Церкви"), Αποστολικής Διακονίας της Εκκλησίας της Ελλάδος, http://www.synaxarion.gr/gr/sid/2116/sxsaintinfo.aspx.

Редакция текста от: 05.11.2022 08:18:44

"АЛЕКСИЙ (БУЙ)" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google