МОСКОВСКИЙ СОБОР 1971

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Во время заседания Поместного Собора Русской Православной Церкви. Июнь 1971 г.
Во время заседания Поместного Собора Русской Православной Церкви. Июнь 1971 г.
Поместный Собор Русской Православной Церкви, заседал с 30 мая по 2 июня 1971 года в Троице-Сергиевой Лавре

Предыстория

17 апреля 1970 года скончался патриарх Московский Алексий (Симанский). Местоблюстителем патриаршего престола стал в соответствии с "Положением об управлении Русской Православной Церковью" старший по хиротонии из постоянных членов Священного Синода митрополит Крутицкий и Коломенский Пимен (Извеков).

25 июня 1970 года Священный Синод, заседавший под председательством митрополита Пимена, постановил "созвать Поместный Собор Русской Православной Церкви для замещения вдовствующего Московского патриаршего престола по истечении этого года, с 30 мая по 2 июня 1971 г."[1] На этом же заседании была образована синодальная Комиссия для подготовки Поместного Собора Русской Православной Церкви во главе с местоблюстителем митрополитом Пименом. Комиссия, взяв за образец практику Поместного Собора 1945 года, выработала квоту представительства клириков и мирян на Соборе (по одному клирику и мирянину от епархии, наряду с представителями духовных школ и монастырей) и процедуру их избрания, разработала программу соборных деяний и утвердила кандидатуры докладчиков, приняла чинопоследование интронизации патриарха.

В епархиях под председательством правящих архиереев проходили съезды духовенства и мирян, избиравшие членов Собора и обсуждавшие кандидатуру патриарха. Большая часть епархиальных съездов высказывалась за то, чтобы Собор избрал патриархом Крутицкого митрополита Пимена. Впрочем, были сторонники и других кандидатов: митрополитов Ленинградского Никодима (Ротова) и Алмаатинского Иосифа (Чернова).

В адрес подготовительной комиссии поступали петиции и письма от архиереев, священнослужителей и мирян часто с предложениями радикального характера. Иркутский архиепископ Вениамин (Новицкий) предлагал пересмотреть порядок приходского управления, введенный архиерейским Собором 1961 года, но без возвращения к тому положению, которое действовало до 1961 года. Он, в частности, предлагал:

"1) приходское духовенство имеет право входить в двадцатку... и подписывать соглашения. Они могут избираться в приходские советы и его исполнительные комитеты.
2) Исполнительный орган приходской общины отчитывается в своей деятельности перед общим собранием прихода и священником.
4) Исполнительный орган не вмешивается в духовную и литургическую деятельность священника и может жаловаться в этой связи только своему епископу.
5) Прием на службу и увольнение исполнительным органом должен быть согласован с настоятелем" [2].

В письме священника Николая Гайнова и мирян Л. Регельсона, Ф. Карелина и В. Капитончука подвергалась критике деятельность митрополита Никодима, вероятного кандидата в патриархи; его обвинили в апологии экуменизма и социального христианства. В письме, подписанном священником Георгием Петуховым, иеродиаконом Варсонофием (Хабулиным) и Петром Фоминым, вина за преследование Церкви в СССР возлагалась на международные "силы широкого сионизма и сатанизма", но были и вполне здравые, хотя по тому времени утопические предложения ходатайствовать перед правительством:

1) о предоставлении Русской Православной Церкви, ее высшим органам, епархиальным управлениям, монастырям и исполнительным органам права юридического лица;
2) о разработке четкого законодательства о правах и обязанностях уполномоченных;
4) о разрешении факультативного преподавания детям христиан закона Божия;
5) об открытии ранее действовавших семинарий и курсов по подготовке псаломщиков и регентов;
6) об учреждении при Московской Патриархии и некоторых епархиальных управлениях типографий;
8) об открытии Киево-Печерской лавры, Дивеевского женского монастыря; об открытии (во исполнение пожелания блаженной памяти Святейшего Патриарха Алексия) женского монастыря в селе Бородино Московской области"

Архиерейское Совещание накануне Собора

26 мая 1971 года в Успенском храме Новодевичьего монастыря состоялось архиерейское совещание. Выступления архиереев-эмигрантов внесли непривычно острый характер в дискуссию, на совещании Поместному Собору предстояло утвердить постановление архиерейского Собора 1961 года о внесении изменений в "Положение об управлении Русской Православной Церковью". Архиепископ Брюссельский Василий (Кривошеин) напомнил, что они нарушают церковные каноны,

"согласно которым "епископ да имеет попечение о всех церковных вещах" (правило 38) и "предписываем епископу иметь власть над церковными вещами. И если ему следует вручать ценные человеческие души, то тем более ему можно управлять деньгами" (правило 41). А между тем по постановлениям 1961 года епископ совершенно отделен от всякого контроля над материально-хозяйственной стороной жизни приходов, также отстранены и настоятели приходов, представители и доверенные лица епископов... Я отнюдь не предлагаю вернуться к порядкам 1945 года. Там был перегиб в смысле предоставления слишком большой власти настоятелям и умаления участия мирян в управлении материальной стороной приходской жизни. Но в 1961 году произошел перегиб в противоположную сторону: настоятели были совершенно отстранены, и все было передано мирянам. Нужно сейчас выработать нечто среднее. Устранить оба перегиба, так чтобы права мирян в хозяйственной жизни приходов были бы сохранены, а надзор епископов и настоятелей над всеми сторонами жизни приходов, духовной и материальной, восстановлен. Чтобы настоятели опять стали возглавителями приходов, а не наемниками"[3].

Как вспоминал архиепископ Василий, в частных беседах согласие с его позицией выразили Иркутский архиепископ Вениамин (Новицкий), Алмаатинский митрополит Иосиф (Чернов), Уфимский архиепископ Иов (Кресович). "Почему же вы... не выступали тогда на совещании и не сказали этого?" — спросил архиепископ Василий Иркутского архиепископа Вениамина после заседания Собора. "Меня обманули... вызвали в Предсоборную комиссию и долго внушали, что постановления 1961 г., как вытекающие из государственных законов, не являются дискуссионным вопросом... Теперь я вижу, что дискуссия была". "Владыко... но раз вы увидели, что дискуссия была, почему же вы тоже не высказали своих взглядов?" Архиепископ Вениамин посмотрел на меня: "Знаете, я пробыл 12 лет на каторге, на Колыме. Вновь начинать это в моем возрасте я не в силах. Простите!"

Этого же вопроса в своих выступлениях на совещании коснулись митрополиты Пимен и Никодим. Митрополит Пимен сказал, что есть единичные высказывания, которые нас возвращают к положению, существовавшему в приходах до 1961 года. "Но для этого нет никаких оснований, ибо принятие подобных решений противоречит государственному законодательству и не будет служить на пользу святой Церкви"[4].

Подробнее остановился на этом вопросе митрополит Никодим, который в первую очередь обратил внимание присутствующих на то, что структура и организация жизни Церкви не должны и не могут входить в противоречие с законами страны, и все, что может осложнять или ухудшать взаимоотношения между Церковью и государством, должно отвергаться. В памяти церковной никогда не должны забываться усилия приснопамятного патриарха Сергия по нормализации этих отношений и обо всем том, что было в церковной жизни при отсутствии этих отношений [5].

Полемика возникла на архиерейском совещании и по вопросу о взаимоотношениях Московской Патриархии с Русской Православной Церковью Заграницей. Митрополит Никодим (Ротов) предлагал дать в соборных постановлениях самые жесткие характеристики карловчанам как раскольникам, наносящим вред Церкви. Сурожский митрополит Антоний (Блюм) высказался за более гибкий и мягкий подход к ним, за то, чтобы постановление было лишено компрометирующей Собор политической окраски.

На архиерейском собрании обсуждалась, естественно, и кандидатура Патриарха. Выступившие высказались за митрополита Крутицкого Пимена. Против открытого голосования возражал Брюссельский архиепископ Василий (Кривошеин):

"Я говорю все это не потому, что я против кандидатуры митрополита Пимена. Я много ломал голову над календарем с портретами наших иерархов и никого, кроме владыки Пимена, подходящего не нашел. Один слишком стар, другой слишком молод, а третий мне недостаточно известен. Считаю митрополита Пимена достойным кандидатом в патриархи и заявляю, что будет ли тайное, будет ли явное голосование, я буду голосовать за митрополита Пимена... Думаю, что так мыслят все. Но тогда тем более не нужно делать открытых выборов, раз и при тайном голосовании проявится единодушие" [6].

Его мнение не было принято членами совещания, утвердившими открытое голосование при избрании патриарха.

Митрополит Никодим по вопросу о порядке избрания Патриарха сказал:

"Предсоборная комиссия внесла рекомендацию, чтобы для избрания на престол патриарха Московского и всея Руси был предложен один кандидат. Осуществление этого предложения выразит братское единомыслие наше в очень важном для Русской Православной Церкви вопросе, тем более что в отношении имени кандидата среди нас не может быть значительного разномыслия"[7].

Митрополит Никодим назвал имя кандидата в патриархи — митрополита Крутицкого и Коломенского Пимена, особо отметив, что последние десять лет жизни патриарха Алексия владыка Пимен был одним из его ближайших помощников.

Ход Собора

Поместный Собор открылся 30 мая 1971 года в Троице-Сергиевой лавре Божественной литургией, которую совершил местоблюститель патриаршего престола митрополит Пимен в Троицком соборе.

Членами Соборами были по должности все архиереи Русской Церкви, а также клирики и миряне, представлявшие 67 внутренних и 14 зарубежных епархий, монастыри и духовные школы. Представлена была на Соборе и Японская Автономная Церковь.

Среди 236 членов Собора было 75 архиереев, в том числе 9 митрополитов, 30 архиепископов и 36 епископов; 85 клириков и 78 мирян. Гостями Поместного Собора были представители православных автокефальных Церквей, инославных Церквей, экуменических организаций, среди них: Александрийский патриарх Николай VI, католикос-патриарх Грузии Ефрем II, Румынский патриарх Юстиниан; наместник-председатель Священного Синода Болгарской Церкви митрополит Максим (Минков), митрополиты Варшавский Василий (Дорошкевич), Пражский Дорофей (Филип); кардинал Виллебрандс, генеральный секретарь ВСЦ Ю.К. Блейк.

Во вступительном слове на вечернем заседании митрополит Пимен приветствовал собравшихся и определил основные задачи предстоящего Собора — избрание патриарха и рассмотрение деятельности Патриархии за период после Поместного Собора 1945 года.

31 мая местоблюститель патриаршего престола выступил с докладом "Жизнь и деятельность Русской Православной Церкви", в котором была дана высокая оценка первосвятительскому служению почившего патриарха Алексия I. В докладе были упомянуты основные события церковной истории за четверть столетия; охарактеризованы разные стороны церковной жизни. Однако реальный характер взаимоотношений Русской Церкви с атеистическим Советским государством не мог быть по обстоятельствам времени не только вскрыт, но даже и обозначен в докладе, не было в нем и статистических сведений о церковной жизни.

В содокладе митрополита Ленинградского Никодима "Экуменическая деятельность Русской Православной Церкви" был предложен экскурс в историю взаимоотношений Русской Православной Церкви с инославными Церквами, начиная со времени Крещения Руси. Переходя к временам более близким, он напомнил соборянам, что "одним из энергичных ревнителей единства христиан был Святейший Патриарх Московский Тихон. Особо выдающаяся роль в подходе к проблеме взаимоотношений с инославием принадлежит Святейшему Патриарху Московскому Сергию... Святейший Патриарх Московский Алексий привлек к этой важной области церковной жизни многих иерархов и других служителей и сынов Русской Православной Церкви"_[8]. Митрополит Никодим обстоятельно охарактеризовал взаимоотношения с Римо-католической Церковью, с древними восточными нехалкидонскими Церквами, с англиканским, старокатолическим и протестантским исповеданиями, с ВСЦ и другими экуменическими организациями за весь послевоенный период. Смысл и характер участия Русской Православной Церкви в экуменических контактах докладчик выразил так:

"Неизменность основной линии этой деятельности определялась всецелой и бескомпромиссной преданностью соборным началам святого вселенского православия, при ясном, однако, сознании своего нравственного долга — сделать все возможное, дабы облегчить и другим христианам приближение к вожделенному единству веры, завещанному Господом Иисусом Христом. Побуждение и развитие экуменического сознания в среде христиан различных конфессий идет многими путями и представляет собой довольно сложное явление. В нем есть и подлинно святые устремления к искреннему покаянию, глубокому обновлению сердца, обогащению сокровищами истинной веры и благодатной жизни. Но есть в нем — и, к сожалению, весьма нередко,— и элементы несерьезного увлечения модой, элементы поспешных суждений и самоуверенных выводов. Все это обязывает бодрствовать, проявлять спокойную рассудительность, взвешивать каждый новый шаг, остерегаться и слишком радужных оценок, и тем более идеализации современного экуменизма, равно как и преувеличения мрачных на него взглядов и пессимистических прогнозов"[9].

С докладом "О миротворческой деятельности Русской Православной Церкви" выступил митрополит Таллинский и Эстонский Алексий и предложил богословское обоснование миротворческого служения Церкви:

"Основа миротворчества заключается в Божественных заповедях, данных людям Ветхого Завета через пророка Моисея (Втор. 6:5; Лев. 19:18) и обращенных к новозаветному человечеству Самим Христом: Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим... Возлюби ближнего твоего, как самого себя (Мф. 22:37, 39; Мк. 12:30, 31; Лк. 10:27). Именно исполнение этих заповеданий в приложении к конкретным требованиям времени и составляет сущность нашего миротворчества. Любить Бога значит прежде всего соблюдать Его заповеди (Ин. 14:15). Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими, — говорит Христос в Нагорной проповеди (Мф. 5:9). Эта заповедь нашего Господа является основополагающей для христианского служения миру на земле... Характерно, что апостольские Послания буквально пронизаны идеей утверждения мира в человеческом обществе. Апостол Павел так и говорит: К миру призвал нас Господь (1 Кор. 7:15), и он же зовет нас искать того, что служит миру (Рим. 14:19). То же возглашает апостол Петр: Уклоняйся от зла и делай добро; ищи мира и стремись к нему (1 Пет. 3:11). Характерно, что первоверховные апостолы не просто констатируют ценность мира, но настойчиво призывают к активному его созиданию"[10].

Митрополит Алексий дал обстоятельный обзор участия архипастырей, пастырей и мирян Русской Церкви во всемирном движении сторонников мира начиная с 1949 года, отметив особый вклад патриарха Алексия I, митрополитов Пимена и Никодима; упомянул он и о плодотворной деятельности митрополита Крутицкого Николая (Ярушевича), имя которого в 60-х годах стало одиозным в восприятии советского руководства и было почти запрещенным.

На вечернем заседании 31 мая митрополит Никодим выступил с докладом "Об отмене клятв на старые обряды и придерживающихся их", разъяснив, что уже само введение единоверия по существу обозначало отмену клятв на старые, дониконовские обряды. Но поскольку положительной отмены клятв Большого Московского Собора не состоялось, то, по словам докладчика, "старообрядцам-единоверцам... казалось, что они, хотя и соединились с Греко-российской Церковью, но продолжают оставаться под клятвой, как сохраняющие старые обряды, совершение которых Собором 1667 года было для всех русских православных христиан безусловно воспрещено"[11]. Митрополит Никодим напомнил участникам Собора, что после обсуждения вопроса о снятии клятв 23 апреля 1929 года на заседании Временного Патриаршего Синода под председательством митрополита Сергия было вынесено постановление, которое в несколько измененном виде докладчик и предлагал повторить теперь на уровне соборного определения. Предложение было принято.

Для выступлений в прениях записалось 68 членов Собора, но заслушали 36 выступлений, затем постановили прения прекратить, а не успевшим высказаться подать тексты выступлений в президиум Собора. Среди выступавших были митрополиты Киевский Филарет, Орловский Палладий, Сурожский Антоний, Ярославский Иоанн, архиепископы Херсонский Сергий, Львовский Николай, Курский Серафим, епископы Тульский Ювеналий, Дмитровский Филарет, Владимирский Николай, протоиереи Борис Осташевский, Сергий Румянцев, Николай Петров, профессор А. И. Георгиевский.

На вечернем заседании был оглашен проект решений Поместного Собора, в обсуждении которого участвовали митрополит Никодим (Ротов), архиепископ Брюссельский Василий (Кривошеин), епископ Тульский Ювеналий (Поярков), епископ Баденский Ириней (Зуземиль) и Н. В. Лосский. Выступавшие предложили дополнить решения констатацией таких актов высшей церковной власти, как дарование автономии Японской Церкви и предоставление автономного статуса Финляндской Церкви. Характерно, что трое из принявших участие в дискуссии представляли церковную эмиграцию. В окончательной редакции решения Поместного Собора включали следующие положения:

  1. Одобрить деятельность Священного Синода во главе с блаженнопочившим Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием и Местоблюстителем Московского Патриаршего престола высокопреосвященнейшим Пименом, митрополитом Крутицким и Коломенским, по управлению Русской Православной Церковью, осуществленную в период от Поместного Собора 1945 года и до сего дня, а также определения архиерейского Собора Русской Православной Церкви, состоявшегося 18 июля 1961 года.
  2. Выразить глубокое удовлетворение по поводу решения Священного Синода во главе со Святейшим Патриархом Алексием на основании согласия епископата Русской Православной Церкви о даровании автокефалии ряду Поместных Церквей, входивших в Московский Патриархат, а также автономии Японской Православной Церкви... Одобрить решение Священного Синода Русской Православной Церкви от 30 апреля 1957 года о признании автономии Финляндской Православной Церкви, бывшей части Московского Патриархата.
  3. Отметить выдающееся историческое событие жизни Русской Православной Церкви — возвращение в православие в 1946 и 1949 годах греко-католиков Галиции и Закарпатья и прекращение Брест-Литовской и Ужгородской унии, в свое время насажденных силою.
  4. Признать делом исключительной важности напряженные усилия, предпринимавшиеся Святейшим Патриархом Алексием и Священным Синодом Русской Православной Церкви в обозреваемый период по возвращению в лоно Матери Церкви отшедших от нее в разное время архиереев, клириков и мирян... Поручить высшей церковной власти Русской Православной Церкви продолжать усилия по воссоединению с Матерью Церковью так называемой Русской Православной Церкви за границей (Карловацкий раскол), Украинской Автокефальной Православной Церкви за границей и других рассеянных ее чад... Ввиду того что активная деятельность приверженцев так называемой Русской Православной Церкви за границей... против Матери — Русской Православной Церкви и против Святой Православной Церкви в целом наносит вред святому православию, высшей церковной власти Московского Патриархата осуществить в ближайшее время необходимые канонические санкции по отношению к отступническому сонмищу...— Карловацкому расколу и его нераскаявшимся последователям.
  5. Одобрить деятельность Святейшего Патриарха Алексия и Священного Синода Русской Православной Церкви по развитию взаимосвязей Московского Патриархата с поместными православными Церквами.
  6. Одобрить деятельность Святейшего Патриарха Алексия и Священного Синода Русской Православной Церкви во взаимоотношениях с неправославными христианскими Церквами и исповеданиями и в экуменизме... Считать важнейшей задачей... дальнейшее развитие этой деятельности, которое должно быть неизменно обусловлено строгим соблюдением чистоты православной веры.
  7. Поместный Собор высоко оценивает активную и многогранную деятельность Святейшего Патриарха Алексия, Священного Синода и всей Поместной Русской Православной Церкви в их служении современному человечеству, основой которого является постоянная и усердная молитва Владыке вселенной о мире всего мира" [12].

2 июня Поместный Собор издал деяние "Об отмене клятвы на старые обряды и на придерживающихся их". Старообрядческие общины, однако, не сделали встречного шага, направленного на уврачевание раскола, и продолжили пребывать вне общения с Церковью.

Главным событием последнего дня заседаний Собора (2 июня) явилось избрание патриарха. Епископы, голосуя от своего имени и от имени клириков и мирян своих епархий, начиная с младшего по хиротонии Самаркандского епископа Платона (Лобанкова) и кончая заместителем председателя Собора митрополитом Ленинградским и Новгородским Никодимом, назвали своим избранником митрополита Крутицкого и Коломенского Пимена [13].

На заключительном заседании Собор одобрил "Послание преосвященным архиереям, боголюбивым пастырям, честному иночеству и всем верным чадам Русской Православной Церкви", в проект которого, по предложению митрополита Сурожского Антония, было дополнительно включено обращение к тем ее сынам и дочерям, которые, как сказал митрополит Антоний, "принадлежат к нашей Русской Церкви, хотя и не являются советскими гражданами. Они любят Россию и благодарят Русскую Церковь за то, что она им дала" [14].

В тот же день было принято "Обращение Поместного Собора Русской Православной Церкви христианам всего мира".

Закрывая Собор, его председатель новоизбранный патриарх Пимен произнес заключительное слово, в котором благодарил членов Собора за доверие и просил их молитв.

3 июня 1971 г. в патриаршем Богоявленском соборе Москвы состоялась интронизация нареченного патриарха Пимена.

Видео

Документальный фильм "Поместный Собор 1971 года". Режиссеры - Мария Славинская, Зоя Тулубьева.

Литература

Использованные материалы



[1]  Журнал Московской Патриархии. 1970. № 7. Стр. 11.

[2]  Вестник РХД. 1977. № 120. Стр. 297–300.

[3]  Вестник РХД. 1986. № 147. Стр. 212.

[4]  Журнал Московской Патриархии. 1971. № 8. Стр. 22–24.

[5]  Журнал Московской Патриархии. 1971. № 8. Стр. 22–24.

[6]  Вестник РХД. 1986. № 147. Стр. 211.

[7]  Журнал Московской Патриархии. 1971. № 8. Стр. 23–24.

[8]  Журнал Московской Патриархии. 1971. № 7. Стр. 28–29.

[9]  Журнал Московской Патриархии. 1971. № 7. Стр. 44.

[10]  Журнал Московской Патриархии. 1971. № 7. Стр. 45.

[11]  Журнал Московской Патриархии. 1971. № 7. Стр. 69.

[12]  Поместный Собор Русской Православной Церкви. 30 мая — 2 июня 1971. М., 1972. Стр. 126–129.

[13]  Журнал Московской Патриархии. 1971. № 7.

[14]  Журнал Московской Патриархии. 1971. № 8. Стр. 48.

Редакция текста от: 04.08.2014 07:42:58

"МОСКОВСКИЙ СОБОР 1971" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google