ИОНА (ВАСИЛЬЕВСКИЙ)

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Иона (Василевский), митр. Карталинский и Кахетинский. Литография А. Бурунова по рис. Г. Гессе. XIX в. (ГПБИ)
Иона (Василевский), митр. Карталинский и Кахетинский. Литография А. Бурунова по рис. Г. Гессе. XIX в. (ГПБИ)
Иона (Василевский) (1763 - 1849), митрополит б. Карталинский и Кахетинский, экзарх Грузинского Экзархата РПЦ

В миру Василевский (Васильевский) Иоанн Семенович, родился 18 февраля 1763 года в г. Калуге в семье иконописца, причетника калужской церкви во имя блж. Василия Московского.

В восемь лет Иван и его сестра осиротели и поселились в богадельне на попечении слепой бабушки, мальчик был вынужден просить милостыню. Рано познав нужду, он привык чутко относиться к людским бедам и горестям и всегда, когда мог, оказывал нуждавшимся всевозможную помощь.

До 15 лет он не умел читать. По инициативе калужского благочинного, увидевшего однажды юношу и его бабушку, которые "копались в грядках огородов", в 1768 году был определен в духовное училище при Лаврентиевом калужском монастыре. В 1782 году, когда Иван окончил курс обучения, бабушка привезла внука в Москву и добилась приема у митр. Московского Платона (Левшина). Святитель дал ей 5 рублей и назначил пособие, а Ивана определил в Перервинскую духовную семинарию, откуда за хорошую успеваемость юноша был зачислен в Троицкую лаврскую семинарию. В 1790 году Иван закончил Славяно-греко-латинскую академию, ему было предложено место смотрителя Звенигородского духовного училища, от которого он отказался и предпочел священническое служение в родном городе.

Он женился на дочери причетника и 30 января 1792 года был рукоположен во иерея к Калужской Воскресенской церкви.

В 1797 году был переведен в церковь в честь Казанской иконы Божией Матери.

Зарекомендовал себя умным, образованным пастырем, кротким, чутким к нуждам прихожан; богослужения совершал с особым благоговением. Занимал разные должности по епархиальному управлению ("увещатель подсудимых", депутат калужского духовного правления и др.).

В октябре 1799 года была учреждена отдельная Калужская и Боровская епархия, которую возглавил еп. Феофилакт (Русанов), сразу выделивший молодого священника из своего окружения. Василевский был назначен благочинным и членом Калужской духовной консистории.

В 1802 году умерли его супруга, обе дочери и один из сыновей. Еп. Феофилакт стремился подбодрить и утешить его, нагружал поручениями, священник всецело отдался работе.

В 1803 году возведен в сан протоиерея.

В июне 1807 года в Санкт-Петербурге пострижен в монашество с именем Иона, в том же году возведен в сан архимандрита и назначен законоучителем Санкт-Петербургского коммерческого училища.

С 1808 года - ректор Калужской духовной семинарии со званием профессора богословия и настоятель Перемышльского Свято-Троицкого Лютикова монастыря. Был членом консистории, в отсутствие архиеп. Феофилакта управлял делами епархии. При нем были выстроены семинарский теплый собор и архиерейские покои, в духовной семинарии открыто казенное общежитие для неимущих семинаристов.

В 1810 году вызван на чреду священнослужения в Санкт-Петербург.

С 1811 года - инспектор и эконом Петербургской духовной академии, настоятель Иосифо-Волоколамского монастыря.

Уехав из Калуги, Иона никогда не оставлял попечения о родном городе. Так, на его средства (2 тыс. р. серебром) в 1846 году был вызолочен древний иконостас Троицкого собора Лютикового монастыря, в 1848 году местные иконы Спасителя и Св. Троицы украшены сребропозлащенными ризами с драгоценными камнями. Помимо денег Иона пожертвовал в обитель сребропозлащенные сосуды, богатую ризницу, книги для библиотеки, в т. ч. Евангелие, "обложенное сребротравчатою персидскою материею в лист, верхняя дска котораго с финифтяным изображением Воскресения Христова и евангелисты в серебре". По ходатайству Ионы графиня А. А. Орлова-Чесменская прислала из Киево-Печерской лавры в Лютиков монастырь чтимые списки Киево-Печерской иконы Божией Матери и образ Благовещения в сребропозлащенных ризах (23 фунта и 85 золотников и 23 фунта и 8 золотников) [1]. Заботился Иона и о других калужских монастырях: в течение жизни он пожертвовал шести мужским обителям и одной женской 14 тыс. р. Иконы, ризы, сосуды, книги и другие пожертвования получали от него калужские церкви Никитская, Николо-Козинская, Пятницкая, Васильевская, Воскресенская. Казанскому храму Калуги он передал 17 тыс. р. В 1840 году в связи с голодом в Калужской губернии он выслал в калужское попечительство о бедных духовного сословия 3 тыс. р., а также пожертвования неимущим [2].

Епископ Тамбовский

29 марта 1812 года хиротонисан во епископа Тамбовского и Шацкого.

При вступлении на кафедру он особое внимание обратил на нравственное состояние и уклад жизни духовенства, применял к клирикам как строгие наказания, так и средства увещевания, часто прибегал к штрафам, выделив часть из них на обеспечение вдов и сирот. Стремясь повысить уровень образования среди духовных лиц, еп. Иона первый в Тамбове ввел обязательное обучение для всех детей духовного сословия, открыл Темниковское (1814), Елатомское (1815), Шацкое, Тамбовское, Липецкое, Лебедянское духовные училища. По благословению еп. Ионы воспитанник Шацкого училища Дмитрий Конобеевский переменил фамилию на Гумилевский (впосл. архиеп. Черниговский Филарет (Гумилевский)).

Во время Отечественной войны 1812 года еп. Иона активно проповедовал и поддерживал создание народного ополчения. Так, 25 июля 1812 года на заседании Тамбовского дворянского собрания рассматривался вопрос о создании ополчения, еп. Иона в полном архиерейском облачении вошел в зал и обратился к дворянству и купечеству с краткой речью, призвав "ополчиться единодушно и сокрушить скрежещущего врага". Архиерей первым в открытой для пожертвований книге "подписал" 3 тыс. р. на создание ополчения. Этот поступок епископа, по словам очевидца, "побудил все состояния к похвальному соревнованию" [3]. В день Бородинской битвы, 8 сентября 1812 года, еп. Иона вместе с еп. Дмитровским Августином (Виноградским) молился в Успенском соборе Московского Кремля, а затем совершил крестный ход вокруг Китай-города с чудотворной Смоленской иконой Божией Матери.

В 1813 году одним из первых Тамбовских архиереев еп. Иона осуществил длительную поездку с целью обозрения епархии. 3-5 сентября 1817 года встречал в Тамбове вел. кн. Михаила Павловича, подарил ему список Казанской иконы Божией Матери. 29 мая 1816 года еп. Иона вместе с проживавшим в Тамбове католикосом-патриархом Восточной Грузии Антонием II (Багратиони) (1788-1811) присутствовал при закладке каменного храма в честь иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость" в тамбовском Вознесенском женском монастыре. 5 сентября 1820 года еп. Иона освятил основной, Всехскорбященский алтарь церкви, 6 и 7 сентября - боковые приделы, во имя прор. Илии и прп. Алексия, человека Божия. Строительство монастырского храма осуществлялось на средства архиерея. Трудами епископа Ионы были возведены загородный архиерейский дом, колокольня при Преображенском храме, а также каменные церкви на Успенском и Воздвиженском кладбищах. В сентябре 1832 года, будучи уже экзархом Грузинского экзархата, Иона посещал Тамбов, общался с помнившими его клириками и монахинями. По его благословению был возведен Знаменский храм, положивший начало Сухотинскому Знаменскому монастырю.

В 1820 году еп. Иона был командирован обозревать Казанскую епархию, во время его отсутствия Тамбовской епархией управлял архиеп. Рязанский Сергий (Крылов-Платонов).

Еп. Иона часто посещал Саровскую Успенскую мужскую пустынь, общался со старцами, дружил с иером. Нифонтом (Черницыным), жестким и требовательным строителем монастыря. Впервые приехав в Саровскую обитель 15 августа 1813 года, еп. Иона посетил кельи всех насельников. По свидетельству очевидцев, прп. Серафим Саровский не открыл дверь кельи архиерею. Разгневанный строитель иером. Нифонт уже собирался взломать дверь затворника на виду у братии, но епископ проявил деликатность и смиренно удалился. Позже еп. Иона, вероятно, все же встречался с преподобным. В письмах иером. Нифонту архиерей неизменно просил кланяться "батюшке отцу Серафиму, в безмолвии пребывающему", просил его святых молитв, благословения "у боголюбезных старцев". После кончины прп. Серафима в письме от 19 апреля 1833 года архиерей благодарил за передачу ему двух четок на память о старце [4]. Вместе с тем отношения епископа Ионы с саровской братией не всегда складывались мирно. Когда в 1813 году архиерей впервые в истории Саровской обители наградил ее строителя иером. Нифонта набедренником, старшая братия во главе с казначеем возмущалась такому отличию "одного из равных" [5]. При еп. Ионе впервые саровским строителем стал игумен: 12 марта 1818 года Иона возвел в этот сан иером. Нифонта. Архиерей неизменно помогал Саровской пустыни: из Тифлиса прислал 15 тыс. р. для росписи Успенского собора, 16 тыс. р. на изготовление колокола (причем 10 тыс. из них - "секретно").

Архиепископ Астраханский

26 апреля 1821 года возведен в сан архиепископа и назначен на Астраханскую и Кавказскую кафедру.

Прибыл в Астрахань 28 июля. Управлял епархией лишь три месяца, но приобрел любовь паствы - астраханцы запомнили его как милосердного и отзывчивого архипастыря.

Грузинский экзарх

1 октября 1821 года назначен экзархом Грузии. Состоял членом Святейшего Синода. 22 августа 1828 года возведен в сан митрополита.

Управлял Экзархатом в сложный для Грузии период. До подчинения имеющей синодальное управление Русской Церкви Грузинская Православная Церковь (ГПЦ) обладала автокефалией, и грузинское духовенство, привыкшее к принципиально иным условиям жизни и служения, теперь с большим трудом переходило на новую форму управления. Вл. Иона продолжил процесс реорганизации Грузинской Церкви: в Восточной Грузии она была фактически завершена, в Западной проведение реорганизации было приостановлено из-за т. н. церковного бунта 1819-20 годов в Имерети и Гурии, возникшего в результате резких действий предыдущего экзарха митр. Феофилакта (Русанова). Вновь возникли сложности со сбором налогов: отсутствие точной информации о количестве дымов в селениях и неудачная политика архиеп. Имеретинского Софрония (Цулукидзе), перекладывавшего задолженность с незаплатившего села на соседнее, не способствовали умиротворению в регионе [6]. Благодаря деликатности Ионы (Василевского) и осторожности главноуправляющего на Кавказе ген. А. П. Ермолова Грузинская Церковь на территории Мегрелии без особых осложнений перешла в юрисдикцию Экзархата: за мегрельским кн. Леваном Дадиани и мегрельскими епископами (Чкондидским, Цагерским, Цаишским) были сохранены достаточно большие полномочия [7].

Согласно проекту имп. Александра I от 28 декабря 1818 года, в Имерети, Гурии и Мегрелии должно было остаться по епархии; митр. Иона смог безболезненно осуществить сокращение числа западногрузинских кафедр. В 1824 году, после кончины еп. Цагерского Иоанна (Дадиани) (9 декабря 1822) и еп. Цаишского Григория (Чиковани) (+ 15 ноября 1823), территории этих епархий вошли в состав Чкондидской епархии (с 1829 - Мегрельская) и в ведение митр. Чкондидского Виссариона (Дадиани) [8]. В 1825 году в Мегрелии была произведена опись: были собраны сведения о количестве монастырей, церквей, о церковном имуществе и численности духовенства [9]. В 1827 году, после кончины митр. Джуматского Николая (Шервашидзе), приходы в Гурии были подчинены сначала монастырю Шемокмеди, затем присоединены к Имеретинской епархии. В 1826 году вл. Иона утвердил должность благочинного в монастырях Гелати и Челиши [10].

Преосв. Иона сразу же обратил особое внимание на уровень образования в Грузии и противостоял насильственной русификации обучения. По его инициативе в Тифлисе для духовной семинарии было выстроено трехэтажное здание, но проект оказался неудачным, и здание вскоре разрушилось [11]. В 1828 году митр. Иона и главноуправляющий духовными делами иностранных исповеданий статс-секретарь Д. Н. Блудов, ссылаясь на недостаток образования закавказского юношества в медицинской сфере, ходатайствовали перед министром внутренних дел генерал-адъютантом А. А. Закревским "об образовании в Московском отделении Медико-хирургической Академии молодых людей из уроженцев Грузии, Армянской области и прочих Закавказских стран для служения в местах родины в звании врачей… если не из детей Грузинского и Армянского духовенства, то из людей прочих свободных состояний…" [12].

Митр. Иона жертвовал собственные средства и активно занимался благоустройством и украшением церквей и возведением новых храмов. Из внутренних областей России он выписывал в Грузию колокола, церковную утварь, иконы, ризы и др. [13]. В марте 1828 года ходатайствовал перед Святейшим Синодом о выделении средств на восстановление пришедших в упадок грузинских церквей IV-VI веков. 24 мая Синод предписал ему сделать "планы, фасады и разрезы" кафедрального собора Светицховели в Мцхете и церквей IV-VI веков, "которые могут быть полезны для церковной археологии... и для составления планов на построение церквей в нынешнее время"; составить смету реставрационных работ с расчетом необходимых сумм; о средствах на исправление др. церквей и церковных зданий ходатайствовать перед гражданским начальством [14]. 29 сентября 1830 года он внес в Грузино-Имеретинскую синодальную контору предложение об открытии женского монастыря: по его свидетельству, после упразднения автокефалии Грузинской Церкви грузинские монахини оказались рассеяны по церквам разных уголков Грузии; открытый в Тифлисе или в его окрестностях монастырь мог бы собрать их под своим кровом. Письмом от 2 декабря 1832 года синодальная контора, сославшись на отсутствие средств, ответила отказом [15].

Митр. Иона много заботился о нуждах обездоленного низшего духовенства: при его непосредственном участии и на основе представленных им документов в 1829 году по распоряжению наместника на Кавказе гр. И. Ф. Паскевича лица, принадлежащие к низшему духовенству, и их дети, родившиеся после 1810 года, были освобождены от крепостной зависимости [16]. Во время эпидемии холеры в Тифлисе в 1830 году митр. Иона ухаживал за больными, доставал и привозил лекарства, исполнял требы [17]. Ежегодно в Великую субботу архиерей передавал 1 тыс. р. в Тифлисский военный госпиталь для раздачи больным. Также он регулярно делал вклады в городской опекунский совет, перед каждой литургией раздавал пожертвования нищим, по Господским праздникам отсылал пищу в тифлисский тюремный замок Метехи и др. По некоторым подсчетам, общая сумма пожертвованных им в Грузии средств определялась 300 тыс. р. [13].

Преосв. Иона пытался бороться с присвоением церковных ценностей некоторыми русскими клириками и чиновниками, напр. в монастырях Бичвинта [18], Кватахеви, Шиомгвиме и Преображенском в Тифлисе [19]. Во всех случаях были составлены соответствующие акты, но найти ценности удавалось далеко не всегда. Кроме того, стремясь сосредоточить наиболее драгоценные предметы церковной утвари в Тифлисе, дабы обеспечить их охрану, экзарх (либо другие лица по его распоряжению) вывозил их из упраздненных и действующих церквей и монастырей Грузии. Так, 24 сентября 1824 года, во время посещения Давидгареджийской лавры пуст. Гареджи, архиеп. Иона перевез в Тифлис украшенные драгоценными камнями и золотым шитьем омофор и виссоновую ризу. В 1830 году он распорядился вывезти из грузинских церквей и монастырей и передать военному губернатору Тифлиса ген.-лейтенанту С. С. Стрекалову знамена, ружья, мечи и шлемы. Из-за того что местонахождение многих ценностей оставалось неизвестным, груз. общественность в конце XIX - начале XX века обвинила экзархов, в т. ч. Иону, в хищении этих ценностей [20].

При преосв. Ионе активизировалась работа Осетинской духовной комиссии, были открыты Владикавказское духовное училище, двухклассный пансион в слободе Алагир (Терская обл., ныне город, Сев. Осетия) [21]. Однако работа комиссии встретила препятствия: тагаурские старшины, прежде просившие открыть во Владикавказе, в Балте, Кобане и Ларсе (Терская обл., ныне на территории Сев. Осетии) православные приходы, в результате чего преосв. Иона отдал распоряжение Владикавказскому благочинному прот. Иосифу Елиосидзе выстроить там каменные церкви, дабы священники могли "находиться безотлучно" с новообращенными тагаурцами (этнографическая группа осетин), остались мусульманами и препятствовали проповеди, запрещали священникам находиться в селах. Иона просил управляющего Грузией ген. И. А. Вельяминова (19 мая 1822) и ген. Ермолова (5 декабря того же года) оказать содействие постройке церквей через местные гражданские власти [22]. Особенно успешной была в середине 1820-х годов работа сотрудника Осетинской духовной комиссии прот. Николая: сумев найти общий язык со старейшинами, "имеющими к нему особое доверие и преданность", он содействовал не только проповеди Православия среди осетин, но и подготовке постройки такого стратегически важного объекта, как Военно-грузинская дорога, соединяющая Владикавказ и Тифлис [23]. По распоряжению вл. Ионы в храмах Владикавказа и некоторых других начали проводить богослужения на осетинском языке; в 1826 году было открыто несколько церковноприходских школ в населенных осетинами селах в Тифлисской губ.: Бекмаре (Горийский у.), Кешельте, Едисе и Джаве (Душетский у.). Паскевич в сообщении Закревскому от 5 июня 1828 года, основываясь на сведениях Ионы и военного губернатора Тифлиса ген.-адъютанта Н. М. Сипягина, писал об ошибочной статистике христианизации осетин: согласно ведомостям, осетин крестилось 62 249 чел., в то время как народонаселение Осетии составляло на тот момент 15 тыс. чел. Очевидно, многие горцы, исходя из личной выгоды (получение продуктов питания, подарков, помощи), крестились по 2 или по 3 раза [24]. Было решено выбрать несколько осетинских юношей "из лучших фамилий" и послать учиться в Тифлисскую духовную семинарию под личное попечение митр. Ионы [25].

Кроме Осетии работа комиссии охватила также Дагестан (Дагестанская обл.), Ингушетию (Терская обл.) и Абхазию (Кутаисская губ.). Обращение горцев проходило с большим трудом. В письме Ермолову от 25 февраля 1822 года вл. Иона отметил, что "между горскими народами, окружающими Грузию, остаются в язычестве бассиане и ингуши"; по отзывам миссионеров, они "склонны к принятию христианства, но боятся обиды от черкес, которые соседей их дигорцев и алагирцев (этнографические группы осетин. - ред.), восприявших св. крещение, притесняют за то". Описывая ситуацию в Абхазии, Иона указал на массовую недавнюю исламизацию христианского населения региона и выразил надежду, что люди легко перейдут обратно в христианство. К ингушам была отправлена миссия (не принесла результатов), а Абхазия, как отметил в ответном письме Ермолов (21 марта 1822), прежде "нуждается в политическом успокоении" [26]. Священство здесь было представлено архим. Иоанникием и протоиереем (имя неизв.), служившими в церкви в Соук-Су (ныне Лыхны), "ни в чьей не состоящими зависимости" и просившими Иону принять их "в свое ведомство". По совету Ермолова Иона ввел их в подчинение архиереев Мегрелии, поскольку она наиболее близка территориально Абхазии [27]. В начале 1830-х годов вопрос о назначении в Абхазию архиерея поставил абх. кн. Михаил Шарвашидзе; помимо религиозных соображений он привел также политические. По его мнению, христианизация населения значительно снизит связь жителей Абхазии с черкесами-мусульманами, "производящими вредные действия в его владении" [28].

Трудности в христианской проповеди встретились и в случае с этнографическими группами грузин. Так, 21 февраля 1829 года митр. Иона писал гражданскому губернатору Тифлиса П. Д. Завилейскому, что хевсуры и пшавы часто возвращаются к исконным языческим обычаям: совершают браки и погребают "по идолопоклонническим обрядам… отнимая друг у друга жен, производят ссоры и кровопролитие" [29] была отправлена Исполнительная экспедиция верховного грузинского правительства, о результатах которой Паскевич писал митр. Ионе спустя два года: "Они (хевсуры и пшавы. - ред.), живя в недоступных местах, одни из горских народов постоянно преданы нашему правительству... они не в наше время отступили от наших обрядов богослужения, но мы застали их в теперешнем положении суеверия". Сравнивая их с мусульманами, которых "с благодушным великодушием терпит" правительство, хотя они и "незаблудшие, подобно пшаво-хевсурам христиане", Паскевич предложил обращение их "предоставить времени" [30]. 13 апреля 1829 года по представлению ген. Ермолова имп. Николай I подписал указ об учреждении на Кавказе Общества миссионеров как наиболее перспективного в деле просвещения горцев. Экзарх понял, что наилучшими проповедниками оказались простые священники, не обладавшие глубокими познаниями, но имевшие богатый опыт общения с людьми; по его предложению миссионерами назначали представителей грузинского духовенства, "простых и необразованных науками, но кротких, благочестивых и терпение стяжавших" [31].

Проповедь велась также среди грузин (джарцев, ингилойцев), селившихся в Саингило (Джаро-Белоканы, позже Закатальский окр. Тифлисской губ.; ныне на территории Азербайджана) и утративших Православие в связи с вхождением этих территорий в состав Ирана, а также среди лезгинских племен. Так, вл. Иона в письме Вельяминову от 12 августа 1822 года сообщал, что из Каха к нему прибыла делегация джарцев с просьбой окрестить их в Тифлисе. В июле владыка направил в Саингило миссию под рук. кн. Шермазана Абхазова, встретившую сопротивление местных мусульманских властей. Однако в 1830 году, с вхождением этих территорий в состав Российской империи, стала возможна беспрепятственная проповедь не только среди ингилойцев, но и среди лезгинских племен [32]. В 1829-1831 годах с успехом шла проповедь среди мусульман Ахалцихского пашалыка (Юж. Грузия), благочинным прот. Иосифом Орбелиани было обращено свыше 800 чел. [33].

В 1830-1832 годах митр. Иона осуществил опись церковного имущества и доходов Экзархата. Его переписка с Паскевичем позволяет представить имущественное положение Церкви в Грузии на тот момент. Так, в письме от 17 января 1830 года митр. Иона пишет, что "достояние Грузинской и Имеретинской Церквей (т. е. в Вост. и в Зап. Грузии. - ред.)… состоит из крестьян и разного недвижимого имения". В Вост. Грузии это ок. 15 тыс. церковных крепостных крестьян мужского пола; подать составляла ок. 30 тыс. р. серебром в год; среди недвижимого имущества числились сады, дома, лавки, красильни, мельницы, пахотные и сенокосные земли, рыбные ловли, минеральная баня в Тифлисе и др., годовой доход с чего составлял 17-20 тыс. р. серебром. В Зап. Грузии было 7 тыс. церковных крепостных крестьян (доход до 11 тыс. р. серебром в год); недвижимое имущество приносило годовой доход в размере 1 тыс. р. серебром. Митр. Иона отметил, что "церковные крестьяне и имения" в Гурии и Мегрелии находились в ведении местных епархиальных архиереев, а не Грузино-Имеретинской синодальной конторы.

Собранные митр. Ионой сведения оказались неполными. Он писал, что невозможно определить точное число церковных земель, поскольку "генерального со стороны Российского правительства размежевания в Грузии и Имерети земель и лесов казенных, церковных и помещичьих доселе еще не было", а в имеющихся документах "мера их" не указана; точное число крестьян также установить было невозможно, поскольку "при учинении камеральных церковных описаний многие не вошли в оныя или за отлучками их… по своим надобностям за границу, или по жительству их в помещичьих селениях и скрытию принадлежности к Церкви" [34].

Митр. Иона стремился вникать во все дела, много ездил, не щадил своих сил. За десять лет служения в Грузии он ни разу не пропустил ни одной службы. Почти достигнув 70-летнего возраста, владыка стал часто и подолгу болеть. Он просил позволить ему уйти на покой и надеялся провести остаток дней, приняв схиму в Саровской пустыни.

На покое в Санкт-Петербурге

5 марта 1832 года был уволен от управления Грузинским экзархатом  с пенсией 6,2 тыс. р. в год, введен в присутствие Синода и оставался в Петербурге до самой смерти. 

Проживал в Александро-Невской лавре, вел аскетичный и уединенный образ жизни, носил простую длинную рубаху из грубого холста, сам чинил одежду и обувь. 

За несколько месяцев до кончины сильно ослабел и не вставал.

Скончался 22 июня 1849 года в Александро-Невской лавре. Погребен в Феодоровской (Никольской) церкви Лавры [35]. Не оставил после себя никакого имущества.

Митр. Иона не был ни знаменитым ученым, ни выдающимся церковным проповедником, но это был архипастырь умный, образованный, кроткий, внимательный к нуждам пасомых, благоговейный совершитель богослужений. Такими добрыми качествами он оказывал влияние на других, воодушевляя и направляя их на правильный путь. Он всегда был спокоен, ровен в обращении и снисходителен даже к виновным, но, по необходимости, иногда бывал строг и взыскателен.

Любимым делом преосвященного было благоустройство и украшение существовавших храмов и постройка новых. На это дело он жертвовал много и своих собственных средств.

Первое жизнеописание митр. Ионы было составлено М. Бельским (изд. в 1852). Автор опирался на сведения келейника митрополита иером. Иеронима и слуги Кузьмича (оба находились при архиерее на протяжении последних 17 лет его жизни). Более полное жизнеописание митр. Ионы с привлечением калужских, тамбовских и грузинских источников было опубликовано в "Историческом вестнике" (1881-1905) и в "Калужских епархиальных ведомостях" (1906); в 1908 г. издано еп. Белгородским Никодимом (Кононовым) [36].

Сочинения

  • Письмо экзарха Грузии архиеп. Ионы к ген. Ермолову, от 11 янв. 1822 г. (№ 26) // АКавАК. Т. 6. Ч. 1. С. 422-423;
  • То же, от 25 февр. 1822 г. (№ 203) // Там же. С. 423;
  • То же, от 27 сент. 1822 г. (№ 840) // Там же. С. 428;
  • То же, от 5 дек. 1822 г. (№ 1073) // Там же. С. 430;
  • То же, от 4 апр. 1823 г. (№ 202) // Там же. С. 431;
  • То же, от 3 мая 1823 г. (№ 392) // Там же. С. 432;
  • То же, от 10 мая 1823 г. (№ 418) // Там же. С. 432-433;
  • То же, от 17 апр. 1824 г. (№ 472) // Там же. С. 435-436;
  • То же, от 9 мая 1825 г. // Там же. С. 637;
  • То же, от 5 июня 1825 г. (№ 560) // Там же. С. 637-638;
  • То же, от 21 июня 1825 г. (№ 671) // Там же. С. 638;
  • То же, от 5 авг. 1826 г. (№ 1067) // Там же. Ч. 2. С. 360;
  • Письмо экзарха Грузии к ген.-л. Вельяминову, от 19 мая 1822 г. (№ 464) // Там же. Ч. 1. С. 426;
  • То же, от 12 авг. 1822 г. // Там же. С. 427-428;
  • Отношение митр. Ионы к ген.-адъют. [Н. К.] Синягину, от 5 июля 1828 г. (№ 1013) // Там же. Т. 7. С. 246-247;
  • Отношение митр. Ионы к к. с. Завилейскому, от 21 февр. 1829 г. (№ 281) // Там же. С. 247;
  • Отношение митр. Ионы к гр. Паскевичу, от 17 янв. 1830 г. (№ 59) // Там же. С. 247-248;
  • То же, от 16 апр. 1830 г. (№ 553) // Там же. С. 249-250;
  • Слова митр. Ионы, говоренные им в сане архимандрита на череде священнослужения в 1810 г. и в бытность его законоучителем С.-Петербургского коммерческого уч-ща в сане иеромонаха в 1807 г. // Бельский М. Сказание о жизни митрополита Ионы, бывшего экзарха Грузии. СПб., 1852. С. 119-180.

Награды

  • скуфья (1805)
  • наперсный крест с бриллиантами из Кабинета имп. Марии Феодоровны (1808)

Имел много церковных и государственных наград, но все их жертвовал церквам, монастырям и на милостыню. В 1839 году по указу имп. Николая I он был награжден звездой и крестом ордена Александра Невского с бриллиантами; наградная звезда была пожертвована им Казанской иконе Божией Матери в калужскую Казанскую церковь как прообраз Пресвятой Богородицы - "Звезды, являющей Солнце - Господа нашего Иисуса Христа" [37].

Литература

  • Бельский М. Сказание о жизни митр. Ионы, бывшего экзарха Грузии, с приложением пяти слов его. СПб., 1852;
  • Авель (Ванюков), иером. Общежительная Саровская пустынь и достопамятные иноки, в ней подвизавшиеся. М., 1853. С. 116, 117;
  • Леонид (Кавелин), иером. Историческое описание Перемышльского Троицкого Лютикого мон-ря. Калуга, 1862. С. 140-142;
  • Жизнеописание митр. Ионы // ИВ. 1881. Т. 5. С. 797; 1884. Т. 15. С. 662; 1890. Т. 41. С. 423-427; 1892. Т. 49. С. 665; 1893. Т. 53. С. 162; 1905. Т. 100. С. 91, 101;
  • То же // Калужские ЕВ. 1906. № 24;
  • Кирион (Садзаглишвили), еп. Краткий очерк истории Грузинской Церкви и экзархата за XIX ст. Тифлис, 1901. С. 58;
  • Перадзе И. Экзархи Грузии // Могзаури (Путник). Тифлис, 1901. № 4. С. 357 (на груз. яз.);
  • Геронтий (Кургановский), архим. Волоколамский Иосифов второкл. муж. мон-рь и его совр. состояние. СПб., 1903. С. 113, 114;
  • ПБЭ. 1904. Т. 2. С. 107; Т. 4. С. 727;
  • Грузинское духовенство и российские экзархи // Джвари вазиса (Крест из виноградной лозы). 1906. № 6. С. 6, 14, 15, 17; № 10. С. 14 (на груз. яз.);
  • Карбелашвили П. Сокровищницы кафедральных храмов Грузинской Церкви и их судьба в нач. XIX в. // Сакартвело (Грузия). Тифлис, 1907. № 99. С. 357 (на груз. яз.);
  • Родосский. Словарь студентов СПбДА. 1907. С. 19, 20;
  • ЖПодв. 1908. Июнь. С. 280-307;
  • Петербургский некрополь / Сост.: В. И. Саитов. СПб., 1912. Т. 2. С. 286-287;
  • Пречистенский М. Летопись РПЦ (июнь): Кончина Ионы (Васильевского), митр., экзарха Грузии (22.06. 1849) // ЖМП. 1945. № 6. С. 67-68;
  • Волков М. Библиогр. указ. рус. духовных писателей из монашествующих за 18-й, 19-й века и пол. 20-го ст. Загорск, 1961. Ч. 1. С. 343. Ркп.;
  • Губонин. История иерархии. 2006. С. 35, 149, 150, 481, 482, 691.
  • Геронтий, архим. Истор. опис. Волоколам. м-ря. СПб, 1903, с. 113, 114.
  • Авель Саров. общежит. пустынь. М., 1853, с. 116, 117 прим.
  • Леонид, иером. История Церкви в пределах нынешн. Калуж. еп. Калуга, 1876, с. 160-162, 170-171.
  • Благонравов М., свящ. Архиереи Астраханской епархии за 300 лет ее существования.
  • Смирнов История христ. правосл. церкви, с. 281.
  • Родосский А. Слов. восп. СПб дух. акад., с. 19, 20.
  • Булгаков, с. 1395, 1399, 1414.
  • Толстой Ю., № 211.
  • Строев П., с. 186, 312, 576, 892.
  • Списки архиереев, № 211.
  • Пб. Нкр., т. 2, с. 286-287.
  • Рус. инок, 1912, вып. 59-й, с. 40, 41.
  • Вестн. Европы, 1873, т. 6, с. 243-244.
  • Истор. вестн., 1881, август, с. 797, 1884, март, с. 662, 1890, август, с. 423-427, 1892, сентябрь, с. 665, 1893, июль, с. 162, 1905, апрель, с. 91, 101 п/с. 1.
  • Рус. старина, 1872, август, с. 202, 1879, март, с. 566, 1885, октябрь, с. 162 п/с. 3.
  • Рус. архив, 1887, кн. 2-я, с. 425 (Филарет архиеп. Черниговский), 1899, кн. 2-я, № 6, с. 192 и п/с.
  • Библиографический указатель русских духовных писателей из монашествующих за 18-й, 19-й века и половину 20-го столетия. / Составил В. Волков… Загорск, 1961. Ч. 1.
  • Ж. П. Б., т. IV, с. 280-307.
  • Ж. М. П., 1945, № 6, с. 67-68.
  • БЭЛ, т. II, с. 107; т. IV, с. 727.
  • БЭС, т. I, с. 259, 686; т. II, с. 2145.
  • РБС, т. VIII, с. 316.
  • Н. Д., с. 53, 62, 84.

Использованные материалы



[1]  подробнее см.: Леонид (Кавелин). 1862. С. 140-142

[2]  ЖПодв. 1908. С. 292-294

[3]  РГИА. Ф. 797. Оп. 1. Д. 4419. Л. 33

[4]  ГА Респ. Мордовия. Ф. 1. Оп. 1. Ед. хр. 511

[5]  ГА Респ. Мордовия. Ф. 1. Оп. 1. Ед. хр. 361; Степашкин В. А. Прп. Серафим Саровский: Предания и факты. Саров, 2002. С. 47, 48, 67-71, 119

[6]  Ермолов // АКавАК. Т. 6. Ч. 1. С. 425-426, 430

[7]  Ермолов // Там же. С. 431-432; Иона (Василевский) // Там же. С. 432-433

[8]  Иона (Василевский) // Там же. С. 435-436; Ермолов // Там же. С. 436; Кирион (Садзаглишвили). 1907. С. 58

[9]  Ермолов // Там же. С. 614; Иона (Василевский) // Там же. С. 637-638

[10]  ПБЭ. 1904. Т. 5. С. 370-371

[11]  Карбелашвили. 1907

[12]  Закревский // АКавАК. Т. 7. С. 216

[13]  ЖПодв. 1908. С. 291

[14]  Иона (Василевский) // АКавАК. Т. 7. С. 246-247

[15]  Груз. духовенство. 1906. № 6. С. 17

[16]  ЦГИАГ. Ф. 489. Оп. 1. Д. 780. Л. 4

[17]  Волков. 1961. Ч. 1. С. 343

[18]  Паскевич // АКавАК. Т. 7. С. 404

[19]  Груз. духовенство. 1906. № 6. С. 6

[20]  Груз. духовенство. 1906. № 6. С. 14, 15

[21]  Перадзе. 1901. С. 357

[22]  Иона (Василевский) // АКавАК. Т. 6. Ч. 1. С. 426, 430; Вельяминов // Там же. С. 431; Ермолов // Там же. С. 688-689

[23]  Ермолов // Там же. С. 436-437

[24]  Паскевич // Там же. Т. 7. С. 245-246

[25]  Паскевич // Там же. Т. 7. С. 372-373

[26]  Иона (Василевский) // Там же. Т. 6. Ч. 1. С. 423; Ермолов // Там же. С. 423-424

[27]  Иона (Василевский) // Там же. С. 431; Ермолов // Там же. С. 433

[28]  Панкратьев // Там же. Т. 7. С. 404

[29]  Иона (Василевский) // Там же. С. 247). В Пшав-Хевсурети (Тионетский у., Сев. Грузия

[30]  Паскевич // Там же. С. 250-251

[31]  Паскевич // Там же. С. 248-249

[32]  Иона (Василевский) // Там же. Т. 6. Ч. 1. С. 427-428; Он же // Там же. Т. 7. С. 249-250; Ермолов // Там же. Т. 6. Ч. 1. С. 428-429

[33]  Кронек, фон // Там же. Т. 8. С. 245-247; Евгений (Бажанов) // Там же. Т. 9. С. 712

[34]  Иона (Василевский) // Там же. Т. 7. С. 247-248

[35]  Бельский. 1852. С. 3; Отношение Грузино-Имеретинской синодальной конторы // АКавАК. Т. 8. С. 247; ПБЭ. 1904. Т. 4. С. 727; ЖПодв. 1908. С. 280

[36]  ЖПодв. 1908. С. 280-307

[37]  ЖПодв. 1908. С. 296

Редакция текста от: 28.03.2021 15:35:51

"ИОНА (ВАСИЛЬЕВСКИЙ)" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google