ТАИНСТВО

Внимание, эта статья еще не окончена и содержит лишь часть необходимой информации
Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Та́инство (греч.: μυστηριον; лат.: sacramentum) - в широком смылсе нечто сокровенное, тайное, особенно тайное действо; в Церкви видимое священнодействие, которое при помощи обряда сообщает верующему человеку невидимую благодать от Бога; для большинства инославных исповеданий внутренне бессодержательный внешний знак.

Терминология

В греческом языке слово μυστηριον ("тайна", "таинство") происходит от глагола μυειν — "замкнуть (уста)." Таким образом μυστηριον - это то о чем не полагается рассказывать. Это слово издревле имело религиозный смысл, в отличии, например от чисто информационного κρυπτος ("спрятанный", "секретный"). Поэтому словом μυστηριον обозначались религиозные культы и обряды закрытые для посторонних. О языческом употреблении и осмыслении этого понятия см. мистерия.

С зарождением Христианства слово μυστηριον сразу вошло в его лексикон. В Священном Писании оно обозначает:

  1. вообще всякую глубокую, сокровенную мысль, вещь или действие (1 Кор. 13, 2)
  2. Божественное домостроительство спасения рода человеческого (1 Тим. 3, 16), которое изображается непостижимой тайной, явленной Христом (Рим. 14, 24; Еф. 1, 9; 3, 3-9; Кол. 4, 3; 1 Пет. 1, 12)
  3. Такое отношение Божественного домостроительства к верующим, в силу которого невидимая благодать Божия непостижимым образом сообщается им в видимом (1 Кор. 4, 1)

С распространением Христианства среди разных народов слово μυστηριον по разному переводилось и преломлялось в каждом языке. В латинский церковный обиход вошла форма sacramentum, соединяющая в одном понятии идею тайны и святости (от лат. sacer - святой). Среди славян греческое μυστηριον было переведено как таина: в славянских рукописях X-XI веков это слово приводится в библейских текстах, а наиболее часто в проложении к "Святым Тайнам" - таинству Евхаристии [1]. Церковнославянский язык закрепил в формы "та́инство", "та́инственный", "та́инник", созданные для перевода уже сложившихся в грекоязычном мире понятий.

С XIX века, под западным влиянием, русский язык принял ряд новых терминов производных от греческого μυστηριον - "мистицизм", "мистика", "мистик". Изредка они внедряются и в православные тексты, - особенно примечательна работа богослова В. Н. Лосского, использовавшего слово "мистический" в православном значении. Однако, в русском языке более распространено употребление этих слов применительно к языческим и около-христианским проявлениям прелестной лжедуховности. Подробнее см. мистицизм.

Понятие о таинствах

Внутренняя жизнь Церкви таинственна, будучи содействием Христа, как Главы и Мужа, с Церковью, как Его телом и Женой (Еф. 5, 32), в Духе Святом посредством "всяких взаимно скрепляющих связей." По словам преподобного Иустина (Поповича):

"Все в Церкви есть святое таинство. Всякое священнодействие есть святое таинство... каждое из них глубоко и спасительно, как и сама тайна Церкви, ибо и самое "незначительное" священнодействие в Богочеловеческом организме Церкви находится в органической, живой связи со всей тайной Церкви и самим Богочеловеком Господом Иисусом Христом" [2].

По воплощении, Сам Господь Иисус Христос положил начало видимому образу преподания Божией благодати в Своей Церкви. Его слова о важнейших и непостижимейших таинствах причащения, крещения и покаяния сохранили Евангелия. Указания на Божественное происхождение других таинственных священнодействий находятся в посланиях апостольских и в книге Деяний апостолов, а также в свидетельствах апостольского предания, сохраненных творениями отцов и учителей Церкви первых веков Христианства, таких как святой Иустин Мученик, святой Ириней Лионский, Климент Александрийский, Ориген, Тертуллиан, святой Киприан Карфагенский.

«Домостроителями тайн Божиих» (1 Кор. 4, 1) в Церкви первых веков являлись апостолы. Таинственные элементы пронизывали всё их служение – их призывную проповедь, крещение уверовавших, низведение на них Духа Святого через возложение рук, укрепление единения верующих с Христом через таинство Тела и Крови Его, дальнейшее укрепление сердец верующих в тайны Царствия Божия, углубление более совершенных из них в «премудрость Божию тайную, сокровенную» (1 Кор. 2, 6-7). Диаконы при апостолах, по словам святого Игнатия Богоносца, были «служители тайн Иисуса Христа».

Во внутренней жизни Церкви важнейшими моментами являются священнодействия, и наиболее важные из них постепенно стали называться «таинствами» по преимуществу перед остальными. В таинствах молитвы, благословения и внешние священнодействия являются как бы сосудами, которыми черпается и подается членам Церкви, нелицемерно верующим, благодать Святого Духа. Внешние знаки в таинствах имеют значение не сами по себе, а для человека, который по устройству своей природы нуждается в видимых средствах для усвоения невидимой силы Божией. Таинства признаются «орудиями, которые необходимо действуют благодатию на приступающих к оным,» как сказано в Послании Восточных патриархов 1723 года. По определению святителя Филарета Московского в Пространном Христианском Кетехизисе, таинство это: «священное действие, через которое тайным образом действует на человека благодать, или спасительная сила Божия», в таинствах «скрыта и присутствует сила спасительных страданий и смерти Иисуса Христа», они соединяют и являют единство Церкви.

Таинства являются частью Священного Предания Церкви. Вера в них обязательна для православных, что исповедуется в десятом члене Никео-Цареградского Символа Веры, где говодится о крещении, но подразумеваются и другие таинства. Совершение и принятие таинств продолжится до самого второго пришествия Христова (1 Кор. 11, 26).

Действительность и действенность таинств

Действительность таинства (т.е. то, что оно само по себе есть благодатная подлинная сила) зависит от внешней правильности его совершения. Необходимо священнодействие законно поставленным иерархическим лицом, при соблюдении известной определенной внешней формы и словесной формулы таинства. Действительность таинства не зависит от заслуг или достоинств лиц, совершающих и приемлющих таинства.

Действенность таинства (т.е. от того, насколько принимающий таинство удостаивается его благодатной силы) - иначе говоря его спасительность, плодотворность, обновляющая сила - зависит от того, насколько благоговейно человек приступает к ним. Для спасительности таинств от человека требуется вера, сознание великого значения и важности таинства и, наконец, искреннее желание и готовность принять его. Недостойное принятие таинств может повлечь за собой не оправдание, а осуждение, т.к. благодать не стесняет свободы человека (1 Кор. 11, 26-30). Часто люди, пользующиеся таинствами веры, не получают от них того, что таинства могут дать: ибо сердца принимающих не открыты для благодати или же люди небрежно относятся к принятым ими дарам Божиим. Тем более примечательны чудесные проявления благодати в святых людях, таинственно воспринимающих Божии дары и являющих в себе образ обожения человека.

В школьном богословии встречается определение факторов обеспечивающих действительность таинств "объективными", а действенность - "субъективными".

Число и перечень таинств

В Православной Церкви ныне обыкновенно признается семь таинств, в которых, по выражению святителя Филарета Московского в Пространном Христианском Кетехизисе, человек:

  1. В крещении таинственно рождается в духовную жизнь
  2. В миропомазании получает благодать возвращающую и укрепляющую
  3. В причащении питается духовно
  4. В покаянии врачуется от духовных болезней (от грехов)
  5. В священстве получает благодать духовно возрождать и воспитывать других посредством учения, молитвы и таинств
  6. В браке получает благодать, освящающую супружество, естественное рождение и воспитание детей
  7. В елеосвящении врачуется от болезней телесных посредством исцеления от духовных

Для жизни Церкви на главном месте стоит таинство Тела и Крови Христовых, которые собственно и называются Святые Тайны. Само таинство также именуется Евхаристией, т.е. «благодарением» – главным делом Церкви. Главным богослужением Церкви соответственно является Божественная литургия – чинопоследование таинства Евхаристии. Далее, чрезвычайно важно в жизни Церкви таинство священства – посвящения избранных лиц для служения Церкви на иерархических ступенях через рукоположение (хиротонию), дающее необходимую структуру Церкви. Три ступени священства различаются их отношению к таинствам – диаконы сослужит при таинствах не совершая их; священники совершают таинства пребывая в подчинении епископу; епископы не только совершают таинства, но и другим через рукоположение преподают благодатный дар совершать их. Наконец, особо важно таинство крещения, пополняющее состав Церкви. Остальные таинства, предназначенные для получения благодати отдельными верующими, необходимы для полноты жизни и святости Церкви. В каждом таинстве сообщается верующему христианину определенный дар благодати, свойственный именно данному таинству. Ряд таинств, таких как крещение, священство и миропомазание - являются неповторимыми.

Так как в узком смысле слова таинства есть "как бы высоты в длинной цепи холмов остальных богослужебных чинов и молитвословий" [3], они являются лишь наиболее явными выражениями полноты скрытой жизни Церкви, почему их категоризация и исчисление не абсолютизируются Православной Церковью. Исторически, разграничение таинственных священнодействий не всегда соответствовало принятому ныне, а в число таинств включались такие как:

  1. Монашество
  2. Погребение
  3. Освящение храма

История определения

Первые попытки систематизации учения о самых важнейших священнодействиях Церкви связаны с именем святого Дионисия Ареопагита. В "Церковной иерархии" он указывает на 6 таинств: 1) Крещение и Миропомазание (как одно целое); 2) Евхаристия; 3) Таинство Мира (освящение мира для употребления его в "святейших" священнодействиях); 4) Священство; 5) Монашество; 6) Погребение. В IX веке преподобный Феодор Студит также говорит о шести основных священнодействиях: 1) Просвещение (Крещение); 2) Собрание (Евхаристия); 3) Миропомазание; 4) Священство; 5) Монашеское пострижение; 6) Погребение.

Впервые учение о семи (и только семи) таинствах встречается в XII веке на римо-католическом Западе, как следствие схоластического принципа схематизации и формализации всего церковного вероучения. Для обоснования седмеричности таинств были привлечены многочисленные ссылки на Священное Писание, включая указания на семь даров Святого Духа (Ис. 11, 2-3), семь хлебов, чудесно насытивших несколько тысяч человек (Мф. 15, 36-38), семь золотых светильников, семь звезд, семь печатей, семь труб (Откр. 1, 12, 13, 16; 5, 1; 8, 1, 2) и т.д. Первым из известных источников, в котором говорится о седмеричности таинств, - крещение, причащение, священство, покаяние, миропомазание, брак, елеосвящение, - и о разделении церковных священнодействий на "таинства" и "обряды", является т. н. завещание епископа Оттона Бамбергского (+ 1139) жителям Померании. Несколько позднее это учение повторяет Гуго Виктор (+ 1141). Многие протестантские исследователи впоследствии считали оба эти свидетельства подложными, настаивая на том, что первым утвердившуюся схему семи таинств изложил знаменитый римо-католический богослов Петр Ломбардский (+ 1164). В 1267 году в Константинополе стали известны содержащие латинское схоластическое учение о семи таинствах т.н. грамоты императора Михаила Палеолога, известные также под названием "Исповедание веры" для униатского Собора в 1274 года в Лионе.

На православном Востоке число семь в отношении к важнейшим священнодействиям впервые известно в одном из посланий византийского монаха Иова (+ 1270), который, однако, не вполне следовал римо-католической модели, а приводил 1) крещение, 2) хрисму (помазание), 3) принятие святынь животворящего Тела и Крови Христовой, 4) священство, 5) честной брак, 6) святую схиму, 7) елеосвящение или покаяние. В XIV и XV столетиях изъяснением важнейших священнодействий Церкви занимались, в частности, такие великие православные богословы как святители Григорий Палама и Симеон Солунский, а такеж Николай Кавасила. Ни один из них не следовал седмеричной схоластической формуле: святитель Григорий особое значение придавал лишь Крещению и Евхаристии; Николай Кавасила в своей книге "Семь слов о жизни во Христе" останавливается на Крещении, Миропомазании и Евхаристии; а святитель Симеон, перечисляя семь известных таинств, настаивает при этом на сакраментальном характере и монашеского пострига. К XV веку относится еще один перечень церковных таинств, составленный митрополитом Иоасафом Ефесским, в котором называется десять священнодействий, среди которых – монашество, погребение и освящение храма.

Тем временем, Римо-католическая церковь формально утвердила седмеричное число таинств на Тридентском Соборе 1545-1563 года. С уселнием влияния западных учений в православной среде, эта формула постепенно становится общепринятой в Православной Церкви к концу XVI – началу XVII веков, попав в Кормчую Книгу и в "Исповедание" митрополита Петра (Могилы). Седмеричное число таинств утвердилось также у несториан и монофизитов. При этом, упоминание о таинстве монашества встречается в греческих источниках вплоть до XVIII века, например, у блаженного патриарха Иеремии II [4]. В самом чинопоследовании монашеского пострига оно неизменно называется таинством и в наши дни.

В XVIII-XX веках в Православной Церкви формально преподавалось схематическое понимание о семи таинствах по римо-католическому образцу. В этом контексте утвердилось и разграничение таинств и обрядов - главным отличительным свойством считалось то, что таинства сообщают человеку благодать Божию, которая вселяется во внутреннюю духовно-нравственную жизнь человека и изменяет ее, а обряды призывают благословение Божие на внешнюю жизнь и деятельность человека. С конца XIX века, ввиду ослабления влияния западных моделей и обращения к наследию Церкви, седмеричная схема перестала насаждаться с былой жесткостью. Хотя обыкновенно исчисление и категоризация таинств следуют седмеричной схеме, в начале XXI века вновь нередко встречаются утверждения о таинственности монашества.

Инославные взгляды на таинства

Древние еретики — донатисты и средневековые — вальденсы, альбигойцы, последователи Виклифа,— учили, что для совершения и действенности таинств требуется священнослужитель не только законно поставленный, но и благочестивый, так что таинства, совершенные порочными служителями алтаря, не имеют никакого значения.

По учению римо-католиков, от достоинства и качества лиц, совершающих таинства, не только не зависит действительность таинств, но не зависит и спасительное действие их. Эта теория таинств известна под латинским термином «opus operatum».

Лютеране утверждают, что таинства - только внешние знаки или символы союза верующих со Христом и пребывания в церкви Христовой; цель их и существо состоят в напоминании людям дела спасения, совершенного Христом, и через то в возбуждении и укреплении в них веры в Него. По их учению действительность каждого таинства зависит от веры лиц, его приемлющих.

Реформаты учат, что таинства это символические знаки, сами по себе бессодержательные, свидетельствующие лишь о принадлежности верующего к христианской церкви.

Социниане и арминиане видят в таинствах только внешние обряды, которыми отличаются христиане от иноверцев.

Анабаптисты считают таинства аллегорическими знаками духовной жизни, сведенборгиане символами взаимного соединения между Богом и человеком.

Квакеры и духоборы, отвергая совершенно видимую сторону таинств, признают их только за внутренние, духовные действия небесного света.

Литература

  • Евсевий, архиеп., Беседы о седми спасительных Т. православной кафолической церкви, изд. 5, СПб., 1872.
  • Игнатий, архиеп. О Т. единой, святой, соборной и апостольской церкви, СПб., 1863.
  • Воздвиженский, М., свящ., «О Т. православной церкви», ПО, 1874, январь, февраль.
  • Хрисанф, архим., Характер протестантства и его историческое развитие, СПб., 1871.
  • Катанский, А., Догматическое учение о семи церковных Т. в творениях древнейших отцов и писателей церкви до Оригена включительно, СПб., 1877.
  • Светлаков, А., свящ. (епископ Александр), Изложение учения православной церкви о Церкви, церковной иерархии, благодати и Т., Нижний Новгород, 1878.
  • Макарий, митр. Московский, Православно-догматическое богословие, т. 2, СПб., 1883.
  • Сильвестр, еп., Опыт православного догматического богословия, т. 4, Киев, 1889.
  • Успенский, Е., Обличительное богословие, изд. 2, СПб., 1894.
  • Зайцев, А., Число таинств Церкви:
  • Свенцицкий, Валентин, прот., Диалог пятый. О Таинствах:

Использованные материалы



[1]  Старославянский словарь (по рукописям X-XI веков) [Цейтлин, Р. М., Вечерка, Р., Благова, Э., ред.], 2-е изд., М.: Изд-во "Русский язык", 1999, 686-687.

[2]  Православная Церковь и экуменизм, "Духовная нива," 1997, 62.

[3]  Помазанский, Михаил, протопр., Православное Догматическое Богословие, отдел «Жизнь Церкви в Духе Святом», глава «Таинства», http://azbyka.ru/hristianstvo/dogmaty/pomazansky_dogmatica_1...002

[4]  Восточного патриарха Иеремии II в XVIII веке не находится. Возможно речь идет о Константинопольском патриархе Иеремии III.

Редакция текста от: 13.01.2013 03:32:28

"ТАИНСТВО" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google
Наши спонсоры: труба бесшовная цена