ПРОПОВЕДЬ

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Пропове́дь - религиозное наставление

В церковнославянском языке слово проповедь означает извещение (греч. κήρυγμα; см. также проповедание, проповедати, проповедник):

  • "све́тлую Воскресе́ния про́поведь от а́нгела уве́девша Госпо́дни учени́цы" - ученицы Господа, узнав от ангела славную весть о Воскресении (глас 4, неделя, тропарь).

Распространение Христианства неразрывно связано с проповедью. Сам Иисус Христос проведывал Свое учение среди еврейского народа. Им были избраны 12 апостолов, а затем еще 70 учеников для проповеди Евангелия. Их благовестие миру принято называть апостольской проповедью. В деле христианской проповеди потрудились отцы и учители Церкви, многие из которых были выдающимися проповедниками.

Проповедь священника - неотъемлемая часть православного богослужения.

Наука о сущности, содержании и специфических особенностях христианской проповеди называется гомилетикой.

Проповедь в древней Церкви

Проповедь за богослужением IV-V вв.

Проповедь за богослужением IV-V вв. занимала не менее значительное место, чем в прежние века, благодаря живости богословских споров и повышению общего уровня образования в клире (многие церковные деятели IV-V вв. получили образование в лучших светских школах того времени). Едва ли какой период оставил более длинный ряд знаменитых проповедников и дал более материала для нынешних уставных чтений. На Востоке прославились: Евсевий Кесарийский, свв. Афанасий Великий, Василий Великий, Григорий Богослов, Кирилл Иерусалимский, Григорий Нисский, Макарий Великий, Ефрем Сирин, Иоанн Златоуст, Прокл Константинопольский, Кирилл Александрийский, Епифаний Кипрский и блж. Феодорит Киррский; на Западе: св. Амвросий Медиоланский, блж. Августин Иппонийский, Петр Хрисолог, Лев Великий, Цезарий Арльский. Большинство сохранившихся от этого периода проповедей представляет из себя изъяснение Св. Писания; значительное количество посвящено догматическим спорам; менее - чисто назидательного характера и сравнительно небольшой круг представляют из себя праздничные проповеди. Из проповедей первого рода вошли в нынешнее наше богослужение в наиболее широком размере беседы св. Иоанна Златоуста, отчасти Василия Великого; второй род проповедей этого времени, как имевшие временный характер, не вошел вовсе в наше богослужение. Из третьего рода вошли беседы св. Ефрема; из четвертого - большинство немногочисленных произведений этого рода.

Проповедники этого периода нередко отмечают усердие, с которым посещались их поучения, и иногда вынуждены бороться даже с преувеличенной оценкой места и значения проповеди в составе богослужения. "Проповедь, - говорит св. Иоанн Златоуст, - для вас все. Вы говорите: что делать в церкви, если нет проповеди? Это совершенно превратный взгляд. Что за нужда в проповеднике? Собственно из-за вас он стал необходимым. Зачем проповедь? Все ясно в Св. Писании". "Часто я искал в оный священный час (евхаристии) такого многочисленного собрания, какое теперь здесь составилось, и не находил нигде, и глубоко вздыхал я о том, что вы вашего сораба, говорящего с вами, слушаете с таким рвением, а когда Христос является на св. вечере, церковь пустеет".

Но так было не везде и не всегда в этот период, может быть, только у таких витий, как Златоуст. Карфагенский Собор 399 г. постановляет: "кто выйдет из собрания (de auditorio), когда священник держит слово в церкви, да будет отлучен". Цезарий Арльский (нач. VI в.) после бесплодных убеждений не уходить с проповеди велел на время ее запирать церковные двери. Вообще на Востоке проповедь за богослужением занимала гораздо более места, чем на Западе, как видно и из этих последних свидетельств, и из списка проповедников там и здесь, и, наконец, из явно преувеличенного, но характерного свидетельства Созомена, что в Риме "ни епископ, ни другой кто не учит в церкви".

Время проповеди

Главным моментом для проповеди была Литургия, и именно ее подготовительная часть, Литургия оглашенных, как это показывает целый ряд бесед св. Иоанна Златоуста и др., часто напоминающих слушателям только что слышанные ими литургийные возгласы и молитвы. Но иногда и по местам проповедь была и за другими службами. Так, беседы на Шестоднев св. Василия произносились по две в день - за утренним богослужением и вечерним ("когда вы были на короткой утренней (εωθεν) беседе, то мы натолкнулись на такую скрытую глубину мысли, что отчаялись насчет дальнейшего" и т. п.3). По Сократу, "в Кесарии Каппадокийской и на Кипре в день субботний и недельный всегда вечером с возжжением светильников (μετά της λυχναψίας) пресвитеры и епископы изъясняют Писания". Беседы св. Иоанна Златоуста на Бытие произносились вечером ("мы излагаем вам Писания, а вы, отвратив глаза от нас, обратили внимание на светильники, на того, кто зажигал светильники"). "Обратите внимание на продолжение псалма, о котором мы на утрене говорили", - приглашает своих слушателей блж. Августин. Так как проповедь считалась непременною принадлежностью литургии, то она, надо думать, имела место обязательно в те дни, когда совершалась литургия и настолько часто, насколько где-либо совершалась последняя. Но в Четыредесятницу и Пятидесятницу, особенно в первую - в виду оглашенных, проповедовали большей частью ежедневно. Так, в беседе св. Иоанна Златоуста на Бытие и "о статуях", равно как в словах блж. Августина на псалмы, постоянно встречаются ссылки на "вчерашнюю" беседу. В монашеских же общинах, по крайней мере некоторых, как увидим, авва и в течение целого года ежедневно поучал братию.

Проповедовавшие лица

По примеру апостолов и по практике II и III вв., настоящим служителем слова считался епископ. "Собственно обязанность (proprium munus) епископа - учить народ". По св. Иоанну Златоусту, способность к учительству в епископе "должна быть прежде всего". Проповеднический талант тогда наиболее выдвигал лиц на епископские кафедры, как показывают примеры Евсевия Кесарийского, свв. Григория Богослова, Иоанна Златоуста и блж. Августина. Но в церковном учительстве гораздо более прежнего времени принимают участие и пресвитеры. Еще в III в. столь знаменитый проповедник, как Ориген, был пресвитером.

Апостольские Постановления предписывают: после чтений, а в частности после Евангелия, "пресвитеры поодиночке, а не все сразу, пусть увещевают народ, а после всех их епископ, который подобен кормчему". Согласно с этим, в Иерусалимской Церкви, по описанию Паломничества, приписываемого Сильвии, в день воскресный "из всех сидящих пресвитеров проповедует кто пожелает, а после всех их проповедует епископ". Св. Иоанн Златоуст именно в сане пресвитера проповедовал в Антиохии в присутствии своего епископа Флавиана, который иногда присоединял свое увещание к его проповеди.

Блж. Августину, когда он был пресвитером, его престарелый епископ Валерий, плохо владевший латинским языком своей паствы, поручил проповедование в церкви, и когда епископа упрекали за это, он сослался на восточный обычай такого рода. Следовательно, на Западе до того времени проповедь была прерогативой одного епископа. Но уже блж. Иероним Стридонский об этом говорит: "весьма плохой обычай, что в некоторых церквах пресвитеры молчат и не говорят в присутствии епископов, как будто те им завидуют или не удостоивают слушать их".

В случаях необходимости или исключительных допускались к проповеди и диаконы. Еще в III в., по свидетельству св. Киприана, во время гонений, которые иногда лишали Церковь пресвитеров, право проповеди предоставлялось и диаконам. Один из самых знаменитых проповедников IV в. св. Ефрем Сирин имел только сан диакона. Св. папа Григорий Великий ( 604 г.) во время болезни поручал диаконам читать свои проповеди. Даже миряне допускались к проповедованию, но только в самых исключительных случаях. Так было еще в III в. По свидетельству Евсевия, когда Ориген удалился из Александрии в Кесарию Палестинскую, "здесь местные епископы (Александр Иерусалимский и Феоктист Кесарийский) просили его беседовать и изъяснять Св. Писание всенародно в церкви, несмотря на то, что тогда он не был еще рукоположен в пресвитера", и на упрек со стороны Димитрия, еп. Александрийского, "что никогда не слыхано было и теперь не в обычае мирянину проповедовать в присутствии епископа", ссылались на целый ряд прежних примеров в разных странах. Но от IV и V вв. не известно уже таких примеров, если не считать речи императора Константина Великого к Первому Вселенскому Собору. Напротив, когда некоторые монахи на Востоке стали присваивать себе право церковной проповеди, папа Лев I Великий (440- 461), для которого, может быть, странна была и проповедь пресвитера в церкви, писал против этого Максиму, еп. Антиохийскому, и Феодориту, еп. Киррскому, говоря в письме первому: "кроме священников Господних никто не смеет проповедовать, монах ли то, или мирянин, какою бы ученостью (cujus libet scientiae nomine) ни славился он". Но Карфагенский Собор 399 г. постановляет: "мирянин (laicus) да не дерзает учить в присутствии клириков, если они сами не попросят его об этом".

Только женщине, как и всегда, с апостольских еще времен, безусловно воспрещалась проповедь. Тот же Собор постановляет: "женщина, хотя бы ученая и святая, да не присваивает себе права (non praesumat) учить мужчин в собрании". В восточных Церквах, впрочем, диакониссам позволялось заниматься оглашением готовящихся ко крещению женщин, но не публично, а частно. В этом отношении от Кафолической Церкви резко отличались некоторые еретические общины, не только допускавшие проповедь женщин, но имевшие пророчиц, какими у монтанистов были Приска и Максимилла, и возводившие женщин в степени епископскую и пресвитерскую, как у них же Квинтилла и Присцилла. То же было у коллиридиан IV в., у которых женщины совершали священнодействия в честь Пресв. Девы Марии, как и у катафригов.

Возгласы и обряды, сопровождавшие проповедь

Так как на проповедь, служившую объяснением Св. Писания и всецело основывающуюся на нем, смотрели тоже как на слово Божие в некотором роде, то и обставлялась проповедь обрядами и возгласами почти такими, как чтение Св. Писания. Так, пред проповедью диакон приглашал присутствующих к тишине и вниманию, может быть, возгласом "Вонмем". Пред поучением проповедник совершал молитву, должно быть, тайно. Пред поучением было в обычае приветствие народа со стороны проповедника во имя Божие. Это приветствие выражалось возгласами: "Мир вам" или: "Благодать Господа нашего Иисуса Христа, любы Бога Отца и причастие Св. Духа со всеми вами" с ответом "И со духом твоим". Начиналась проповедь разными молитвенными возгласами, например "Благословен Бог" (Εύλογητός ό Θεός). Заключением проповеди было обыкновенно славословие Св. Троице.

Что касается положения тела, в котором произносилась и слушалась проповедь, то по крайней мере епископ обычно произносил проповедь, сидя на своем амвоне, что, может быть, было заимствованием у синагоги и основывалось на примере Спасителя. Но у св. Иоанна Златоуста указывается и на стояние проповедника. Слушатели же всегда стояли. Блж. Августин говорил: "чтобы не держать вас долго, так как я говорю сидя, а вам стоять трудно...". И Константин Великий не хотел садиться при долгих проповедях Евсевия Кесарийского. Августин позволял только слабым и больным слушателям садиться.

Использованные материалы

  • Михаил Скабалланович. Толковый типикон
  • Седакова О.А. Словарь трудных слов из богослужения: Церковнославяно-русские паронимы. - М.: Греко-латинский кабинет Ю.А. Шичалина, 2008. С. 286

Редакция текста от: 13.04.2013 01:04:47

"ПРОПОВЕДЬ" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google