РУССКИЕ

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Русские

По представлениям господствовавшим до Октябрьского переворота 1917 г. под понятием "русские" ("триединый русский народ") объединялись великороссы, малороссы (украинцы), белороссы (белоруссы). Часть ученых этнологов и сегодня рассматривают украинцев и белоруссов как субэтносы русского народа. Данный вопрос заслуживает отдельного рассмотрения. Ниже понятие русские будет использоваться в узком смысле, применительно к великорусской части русского народа (восточных славян).

Русские (самоназвание), великороссы, крупнейший по численности народ в Российской Федерации. Численность в Российской Федерации (тыс. человек, перепись 1989) — 119865,9 (81,5% населения). Расселены по всей территории Российской Федерации. За пределами Российской Федерации русские живут (тыс. человек) на Украине — 11355,6 (22% населения), в Казахстане — 6227,5 (37,8% населения), Узбекистане — 1653,5 (8% населения), Белоруссии — 1342 (13,2% населения), Киргизии — 916,6 (21,5% населения), Латвии — 905,5 (37,6% населения), Молдавии — 562 (13% населения), Эстонии — 474,8 (30% населения), Азербайджане — 392,3 (5,5% населения), Таджикистане — 388,5 (7,6% населения), Литве — 344,5 (9,3% населения), Туркмении — 333,9 (9,4% населения), Грузии — 341,2 (6,3% населения), Армении — 51,5 (1,5% населения), а также в США (1,0 млн. человек), Канаде и ряде других стран (всего около 1,4 млн. человек).

Учитывая низкий уровень рождаемости (существенно ниже воспроизводства)и масштабные переселенческие процессы произошедшие после распада СССР, вышеприведенные цифры о численности русского населения устарели и нуждаются в уточнении.

Русские говорят на русском языке славянской группы индоевропейской семьи. Русский алфавит — вариант кириллицы. Большинство верующих — православные, в том числе старообрядцы.

Этническая история

Истоки истории русского народа уходят в эпоху расселения славян из районов формирования славянской общности на рубеже эпох. Более отчетливо она может быть прослежена с образованием в IX веке Древнерусского государства, возникшего в результате объединения восточно-славянских племён. Территория Древнерусского государства простиралась от Белого моря на севере до Чёрного моря на юге, от Карпатских гор на западе до Волги на востоке. В состав государства входили финно-угорские, балтские и тюркские племена.

В IXX веках в Волжско-Окском междуречье, где создавалось ядро историко-этнической территории русских, финно-угорские племена — весь, мурома, мещёра, меря, а также голядь балтийского происхождения, проживали чересполосно с восточнославянским населением. На эту территорию в поисках благоприятных условий для земледелия устремилось несколько потоков славянских переселенцев, которые, пересекаясь в Волжско-Окском междуречье, создавали там постоянное восточнославянское население. Уже в IX веке складывались районы компактных поселений, возникают наиболее древние города — Белоозеро, Ростов, Суздаль, Рязань, Муром.

Процесс ассимиляции местных племён переселенцами-славянами объяснялся малочисленностью финских племён и более высоким уровнем общественного развития и материальной культуры переселенцев. Ассимилируясь, финно-угры оставили в наследство славянским поселенцам отдельные антропологические черты, топонимическую и гидронимическую номенклатуру (названия рек, озёр, селений и местностей), а также элементы традиционных верований.

Миграции славянского населения были органически связаны с расширявшимся освоением территорий, включением Волжско-Окского междуречья в систему межкняжеских отношений. Осваиваемое междуречье в конце X — начале XI вв. вошло в политическую структуру Древнерусского государства, о чём свидетельствует учреждение княжеского стола в Ростове для сыновей князя Владимира в 988 г.. Фактически эта область выходила за границы междуречья и со второй половины XIII века воспринималась как Северо-Восточная Русь. В XII веке Северо-Восточная Русь была частью Древнерусского государства. Если во времена расцвета Киева понятия "Русь", "Русская земля" распространялись прежде всего на Киевскую и Черниговскую земли, то с XIIIXIV вв. они ассоциировались с северо-восточным регионом. В XI веке в Древнерусском государстве насчитывалось более 90 городов, в XII веке их было 224, этот рост продолжался, несмотря на монголо-татарское нашествие.

Вторая половина XII века явилась переломным этапом в истории Древнерусского государства. Начался процесс его распада, наступала эпоха многих политических центров. После смерти Владимира Мономаха (1125) прекратилась зависимость северо-восточных земель от южнорусских князей. Политический центр древнерусских земель перемещался во Владимир, и сыновья Юрия Долгорукого Андрей и Всеволод активно укрепляли политическое значение княжества, что способствовало усилению колонизационного движения кривичей с запада и вятичей с юго-запада на северо-восток.

Монголо-татарская нашествие нарушило связь северо-восточных русских княжеств с южнорусскими землями Новгородская республика и Псков обособились от других русских областей. После разорения Батыем наиболее заселённых земель с их центрами — Владимиром, Суздалем, Ростовом, Переяславлем и Юрьевым и последовавших во второй половине XIII века вторжений туда монголо-татарских войск начался отлив русского населения с востока и из центра Северо-Восточной Руси на более лесистый и безопасный запад, в бассейн реки Москвы и к верхнему течению Волги. Это способствовало усилению Москвы и Твери к концу XIII века. Внутренняя колонизация Волжско-Окского междуречья поощрялась боярством, князьями и монастырями.

В Волжско-Окском междуречье сходились выходцы из разных областей, и это усиливало процесс сложения основного ядра русского народа. В последующие века расширение его этнической территории захватывало северные области от Карелии до Уральских гор, получившие собирательное название Поморье. Они примыкали к Белому морю и Северному Ледовитому океану и составляли бассейны рек Северной Двины, Онеги, Печоры. В Поморье русские переселенцы встретились с этнически сложным составом населения — карелами, вепсами, коми-зырянами, коми-пермяками, ненцами и др. Освоение приморских районов положило начало с XIV века полярному судоходству на Шпицберген и Новую Землю.

Монголо-татарское властвование над Русью задержало объединение русского народа в единое Русское государство. Хозяйственное разорение городов и поселений, истребление населения, систематические набеги усугублялись политикой золотоордынских ханов в отношении русских княжеских родов. Они подорвали существовавший порядок родовой передачи владимирского великокняжеского достоинства, установили своё право выдачи ярлыка на великокняжеский стол, что вело к постоянному соперничеству и войнам.

Разгром хана Мамая на Куликовом поле в 1380 не освободил Русь от ордынского господства, но имел решающее значение для национальной консолидации, завершившейся в годы правления великого князя Московского Иоанна III (14621505). Свержение ордынского господства (1480) и объединение основной части земель Среднерусской равнины имели определяющее значение в истории русского народа.

Несмотря на постоянные набеги с востока и юга крымских, казанских и ногайских ханов, русское правительство с конца XV века и на протяжении двух первых десятилетий XVI века ставило задачей борьбу с Великим княжеством Литовским за Смоленское княжество и Чернигово-Северские земли, население которых тяготело к Москве. Войны с Литвой завершились успешным штурмом Смоленска в 1514 и присоединением Чернигово-Северских земель. Это завершило объединение земель, заселённых великорусским народом, в единое государство.

На землях Верхнего Прикамья оседлое русское население появилось относительно поздно — в XIV — начале XV вв. В конце XV и в первой половине XVI вв. русская колонизация Приуралья ещё не приняла массового характера. Ко второй половине XVII века русское освоение Пермской земли проходило очень интенсивно, чему способствовало развитие местных промыслов. Рост населения в Приуралье происходил за счёт переселенцев из разных областей Поморья. В Пермской земле русские переселенцы столкнулись с финно-угорским населением — коми, хантами и манси, но их этническое взаимодействие не привело к ассимиляции этих малых народов.

Разгром Казанского ханства создавал предпосылки для массового заселения русским народом Приуралья. Продолжением его освоения были миграционные движения за Урал. Русское заселение Сибири и её хозяйственное освоение были следствием административной деятельности государственной системы и стихийных миграций населения в Сибирь.

Поход Ермака и поражение Кучума привели Сибирское ханство к развалу. Борьба с Кучумом продолжалась до конца 1590-х годов русская администрация возводила опорные пункты (Тюмень1586; Тобольск1587; Пелым1593; Берёзов1593; Сургут1594, и др.). Вхождение Сибири в состав Российского государства происходило на протяжении десятилетий по мере её освоения русскими переселенцами. Государственная власть, основывая в Сибири опорные пункты — остроги, становившиеся затем городами с торгово-ремесленным населением, привлекала земледельцев-новопоселенцев различными льготами.

Проникновение русских промысловиков в Восточную Сибирь началось в XVII веке. По мере освоения бассейна Енисея на его среднем течении вплоть до устья Ангары начал создаваться второй по значению хлебопроизводящий район, который простирался до основанного в 1628 Красноярска. Южнее до конца XVII века сельскохозяйственному освоению земель препятствовали монгольское государство Алтын-ханов, киргизские и ойратские владетели.

Дальнейшее промысловое освоение Восточной Сибири начало охватывать Якутию и Прибайкалье. В верховьях Лены и по Илиму создавался хлебопроизводящий район. На крупнейших реках — Индигирке, Колыме, Яне, Оленёке и особенно в устье Лены часть промышленников стала оседать на постоянное жительство, и там образовались локальные группы постоянного старожильческого русского населения.

На протяжении XVII века в Сибири сложились обширные районы русского оседлого земледельческого населения, и в тундровой полосе образовались локальные группы промыслового населения. К XVIII веку это население численно стало превосходить местное разноплеменное население. По официальным данным, в 1710 в Сибири насчитывалось около 314 тысяч русских переселенцев обоего пола, что на 100 тысяч превосходило местное население; из них 248 тысяч проживало в Западной и 66 тысяч в Восточной Сибири. Подавляющее большинство переселенцев концентрировалось в сельскохозяйственной полосе — Тобольском, Верхотурском, Тюменском, Туринском, Тарском, Пелымском уездах (106 тыс. человек мужского пола).

В XVIII веке урегулирование с Китаем границ вдоль монгольских земель и постройка оборонительных линий в Западной Сибири и на Алтае способствовали "сползанию" земледельческого населения из таёжной полосы на юг, на более плодородные угодья. На протяжении XVIII века южнее старой западносибирской сельскохозяйственной полосы сложилась новая — Курганский, Ялуторовский, Ишимский, Омский уезды. Тот же процесс происходил в XVIII веке в Томско-Кузнецком районе, Барабинской степи и на южных алтайских землях, где не только расширялось сельскохозяйственное производство, но и развивалось горнозаводское дело. Сибирская администрация стала использовать поток переселенцев и принудительно направлять его на Алтай. В начале XVIII века началось интенсивное освоение русскими территорий вверх по Енисею до впадения в него Абакана и Туды, по Кану и особенно в бассейне Чулыма.

Проведение Сибирского тракта и общесибирский отлив населения на юг оказали решающее влияние на перераспределение русского населения в Прибайкалье, в районах по берегам верхней Лены, вокруг Илимска, Иркутска, Братска, Бельска. Основным источником пополнения оставались вольные переселенцы, но существенную роль в 1760—80-х годах начала играть и ссылка.

В отличие от других областей Сибири в Забайкалье рост населения в XVIII веке зависел прежде всего от организованных правительственными властями переселений для обеспечения Нерчинских сереброплавильных заводов рабочей силой и заселения трактов, особенно на Кяхту. Заново осваивались территории бассейна Селенги и междуречье Шилки и Аргуни.

В абсолютных цифрах русское население Сибири (мужской пол) с 1710 по 1795 возросло втрое — со 158 тыс. человек до 448 тысяч, а с лицами женского пола достигало 1 миллиона; 328 тысяч мужчин обитало в Западной и 122 тысяч в Восточной Сибири.

Одновременно со стихийными миграционными движениями в Северном Приуралье и далее в Сибирь со второй половины XVI века началось мощное движение из центральных районов страны в южнорусскую лесостепь. Здесь организующая роль государственной власти выдвигалась на первый план.

Сдвиг русского населения на юг в XVI веке связывался прежде всего с прекращением к XVI веку внутренних междоусобиц на Руси, быстрым ростом населения на бедных суглинистых землях, потребностями в сельскохозяйственной продукции в связи с оживлением экономики.

В отличие от других регионов, на которые распространялось русское заселение, хозяйственное освоение "дикого поля" крайне затруднялось политическими обстоятельствами. После падения Казанского ханства очагом постоянной опасности для образовавшегося Русского государства на южных и юго-восточных границах оставались Крымское ханство и Ногайские орды.

С середины XVI века московское правительство стало выдвигать значительные военные силы за Оку, под Тулу и далее к Днепру и Дону. В 1580—90-х годах на южной "украине" была возведена целая сеть городов-крепостей, на которые опирались полевые полки (Ливны, Воронеж, Елец, Белгород, Оскол, Валуйки, Кромы, Курск и др.). Необходимость пополнения местных гарнизонов вынуждала административную власть принимать на воинскую службу вольных переселенцев, а часто и беглых крестьян и холопов. В результате в южных уездах складывались две основные группы русского населения — крестьянство и служилые люди. В 1620-х годах в связи с восстановлением южных крепостей стало происходить "перемещение" военно-служилого населения путём административных переводов из приокских городов на юг. В 1640-х годах усилились переселения в бассейн верхнего Дона и Воронежа и примыкавшие к ним с севера Козловский и Тамбовский уезды.

При всех потерях от крымско-татарских набегов в первую половину XVII века русское крестьянское население южных окраин насчитывало в середине века 230 тыс. человек. Число служилых людей, проживавших на территориях Белгородского и Севского военных округов, к концу XVII века достигало 84 тыс. человек.

Миграции русского населения в лесостепную и степную полосы Восточно-европейской равнины, на территории бывшего "дикого поля", на востоке смыкались с миграциями в Среднее Поволжье и на юго-востоке, постоянно пополняли казачье население, осваивавшее с XVI веке бассейн нижнего Дона и Приазовье. Во второй половине XVI века в Среднем Поволжье русское земледельческое население концентрировалось в районах возведённых на волжском правобережье во второй половине XVI века городов — Чебоксар, Цивильска, Козьмодемьянска, Кокшайска, Санчурска, Лаишева, Тетюшей, Алатыря, где оно поселялось среди чувашей и татар. В Среднем Поволжье русскому заселению не угрожали такие опасности, какие представляли на "диком поле" крымские татары. Однако московское правительство во второй половине XVI — первой половине XVII вв. также возводило засечные линии, а при создании Белгородской черты продолжило её от Тамбова к Симбирску (Корсунско-Симбирская линия), а в Заволжье несколько ниже Симбирска в 1652—56 возвело Закамскую линию для предотвращения набегов ногайских и башкирских отрядов. В XVIXVII вв. Среднее Поволжье заселялось преимущественно стихийным путём. Однако в этом краю стали появляться и "переведенцы", т. е. зависимое крестьянство, владельцам которого — светским феодалам и монастырям — раздавалась земля.

Заселение русскими Заволжья (луговой стороны) в массовом масштабе стало происходить лишь с XVIII века. В Башкирии и вниз по Волге русские селения вплоть до XVIII века появлялись лишь около городов Уфа, Самара, Царицын, Саратов. Для их защиты в 1718—20 в междуречье Дона и Волги была сооружена Царицынская оборонительная линия.

По разным подсчётам в Русском государстве в середине XV века насчитывалось 6 млн. человек, в первой половине XVI века — 6,5—14,5, в конце XVI века — 7—15, в XVII веке — до 10,5—12 млн. человек.

Таким образом, на протяжении XVIII века историко-этническая территория русского народа, при довольно высоком уровне его естественного прироста, уплотнялась и расширялась прежде всего в южном направлении, охватывая Южный Урал, Нижнее Поволжье, Причерноморье (Новороссия), Приазовье, Ставрополье, Крым, Северный Кавказ, а затем и Кубань. Этот процесс определялся расширением государственных границ империи в результате успешных войн с Турцией.

После вхождения в состав империи по Ништадтскому миру (1721) с Швецией Эстляндии и Лифляндии, а позже Курляндии, в начале XIX века Финляндии и Бессарабии, а во второй половине века Средней Азии и Дальнего Востока русские начали заселять и эти регионы (Семиречье и др.).

По переписи 1897 всё население страны насчитывало 116 млн. человек, из них русские (великороссы) составляли 48% его состава (55 млн. человек), большая часть которых находилась в европейской части страны. В Центрально-Промышленном районе великороссы составляли более 94% населения, на европейском Севере — 89% населения; здесь был самый низкий естественный прирост, но миграции отсюда уже затухали. На северо-западе великороссы составили 94% населения, сильная миграция наблюдалась лишь в Петербург, где жило 2,3 млн. человек. Русская Центрально-Земледельческая зона была наиболее освоена из всех регионов (65% земель под пашнями) и очень плотно заселена (40,8 человек на 1 км2). В Поволжье великороссы насчитывали 75% населения, в Приуралье и на Урале составляли 80% населения, наиболее плотно заселив Южный Урал, в осваивавшейся в XIX веке Новороссии (Северное Причерноморье) русских было — 87% (вместе с украинцами). Продолжало осваиваться и Предкавказье. В конце XIX века русские (вместе с украинцами и белорусами) составили там от 33,7% (Терек) до 92% (в Ставрополье). Из 6 млн. населения Сибири русские (вместе с украинцами и белоруссами) насчитывали 4,9 млн. человек, более всего сосредоточившись в Западной Сибири (94% её населения). Во второй половине XIX века началось русское заселение Дальнего Востока (до 75% в Амурско-Приморском районе). Некоторое число русских размещалось в Северном Казахстане, где вместе с другими восточнославянскими народами они составляли от 10 до 33,1% населения. В среднеазиатском регионе государства русские составляли от 0,6 до 12,9% населения.

К 1990 численность русских достигла 145,16 млн. (собственно в России — 119,865 млн. человек, или 82,6% всего населения). 49,7% русских заселяют Центр европейской части России, Северо-Запад, Волго-Вятский район и Поволжье; на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке — 23,9%.

Из бывших союзных республик более всего русских (великороссов) на Украине, в Казахстане, Узбекистане, Белоруссии. За XIX век сильно сократился естественный прирост русских, в целом по России он стал равен 2,2‰. Это ниже, чем у остальных народов России (в 1,4 раза меньше среднереспубликанского) и ниже грани расширенного воспроизводства населения.

56,1% русских находятся в трудоспособном возрасте, 24,9% — дети и подростки, 18,9% — пожилые, т. е. каждый пятый русский — пенсионного возраста. Самый низкий естественный прирост в Центрально-Промышленном и Центрально-Земледельческом районах (0,2—0,8‰). В 5 областях России смертность выше рождаемости (Псковская, Ивановская, Тверская, Тульская, Тамбовская), в 11 других областях прирост населения менее 2,0‰. Произошло снижение численности русских и их доли во многих регионах России.

Глубокие общественно-политические преобразования второй половины 80-х — начала 90-х гг. на территории бывшего СССР, в том числе в Российской Федерации, оказали огромное воздействие на многие стороны жизни русских. Экономические реформы вызвали рост рыночных отношений и частное предпринимательство, особенно в городах, на селе появляется слой фермеров наряду с действующими хозяйствами. Кризис в промышленности и инфляция негативно сказались на материальном положении основного населения России, появились безработица, забастовки рабочих и служащих, повысился уровень преступности и коррупции. В результате распада СССР в России появилось миллионы беженцев и переселенцев преимущественно из числа русских в ближнем зарубежье.

Историко-этнографические группы русских

Наиболее крупными субэтносами русских являются украинцы (малороссы) и белоруссы, так же, в свою очередь, подразделяющиеся на более мелкие этнографические группы. Ниже речь пойдет преимущественно об историко-этнографических группах великороссов.

В связи с хозяйственным освоением окраин и вызванными им массовыми переселениями русского населения в различные исторические периоды из одних районов в другие происходило, с одной стороны, смешение различных областных групп, образовавшихся ранее, с другой — формирование новых групп в ходе приспособления переселенцев к новым условиям жизни и в результате контактов их с местным населением (родственным или неродственным). На новых местах в ходе сложных этнических процессов в культуре и быту пришельцев вырабатываются некоторые специфические черты, хотя продолжают сохраняться и старые, принесённые из "родных" мест и служащие своего рода историческими вехами в памяти народа. Непрерывность этого процесса составляет одну из характерных черт этнической истории русских. В едином русском массиве с ярко выраженной общностью самосознания, языка и культуры постоянно наличествуют различия уровня этнического подразделения, возникшие в разное время под влиянием различных причин и более или менее заметно различающиеся между собой. Эти подразделения (зоны или группы — областные, локальные, историко-культурные) отличались значительной стойкостью и прослеживались с разной степенью чёткости ещё в начале XX века.

Так потомки древнейшего коренного русского населения Карпатской Руси, частично Киевской Руси (самоназвание русины, т. е. "сын Руси"; русичи, руснаки, карпатороссы, угророссы, русские галичане, угрские русины, галицкие русины, буковинские русины, другое название — рутены) — жители основных исторических регионов современной Западной Украины (Прикарпатской Руси и Закарпатской Руси; живут также в Польше, Словакии, Сербии, Франции, США и др.), которые несмотря на многовековое существование в составе различных государств (особенно Австро-Венгрии), оторванность от России и зачастую насильственную украинизацию сохранили русское этническое самосознание, русский язык и православную веру.

Ощутимые различия в культуре и быту наблюдались между двумя исторически сложившимися большими этнографическими зонами русского народа: севернорусской и южнорусской, т. е. между так называемыми северными и южными великорусами. Северные великорусы занимали обширную территорию примерно от бассейна Волхова на западе до Мезени и верховьев Вятки и Камы на востоке, южные великорусы — жители южной чернозёмной полосы России от бассейна Десны на западе до правого притока Волги Суры на востоке, от Оки на севере до Хопра и среднего течения Дона на юге.

Это расхождение в традиционной культуре русских послужило причиной существования в отечественной этнографии в течение некоторого времени мнения о том, что северных и южных великорусов можно принять за отдельные самостоятельные народы. Однако они обладают единым русским самосознанием.

Широкая полоса между северными и южными великорусами, главным образом в междуречье Оки и Волги, считается переходной среднерусской зоной. Именно здесь в XIV веке начала складываться русская государственность и происходило в дальнейшем формирование русской народности. В различных сторонах традиционной культуры среднерусской группы как бы сплавлены в единое целое северные и южнорусские черты, которые скрещивались и перерабатывались в новых условиях и на местной основе. В процессе изменений они приобретали зачастую уже не локальный, а общерусский характер, например традиционный женский костюм с сарафаном и кокошником и жилище на подклете средней высоты, распространявшиеся у русских повсюду. При этом многие особенности московского культурного влияния ощущались в разное время в быту населения как севернорусских, так и южнорусских областей. Московские говоры легли в основу формирования русского языка, сыграв таким образом огромную роль в процессе национальной консолидации и развития национальной культуры русских.

Особая группа с переходными признаками между северными и средними, средними и южными великорусами на западе древней территории расселения русских — в районе реки Великая, верховьев Днепра и Западной Двины.

Как своеобразная подгруппа средних великорусов выделяется русское население Среднего Поволжья, сформировавшееся в основном в XVIXVIII веках из выходцев из разных русских областей. В местных географических условиях в тесном соседстве с разнообразным по национальному составу нерусским населением Поволжья оно приобрело особые черты, отличающие его от населения других среднерусских областей (бытование некоторых видов орнамента, сходных по форме и по расцветке с украшениями народов Поволжья, специфика внутреннего убранства жилища, применение особого вида плуга — сабана для вспашки почвы и др.).

Русские северо-восточного района Приуралья примыкают к севернорусской группе и по окающему диалекту, и по многим особенностям материальной и духовной культуры (в том числе в области сельскохозяйственной техники, в пище, в свадебном обряде). Но вместе с тем они характеризуются и некоторыми чертами, свойственными жителям среднерусской зоны (в жилище, в одежде, в орнаменте). Такое сочетание связано с историей колонизации этих районов с севера, из центральных областей и из Поволжья.

Наибольшей монолитностью отличается севернорусская этнографическая зона, но и здесь выделяется группа поморов, расселившаяся на северной окраине коренной территории обитания северных великорусов на берегах Белого и Баренцева морей. Поморы сформировались из выходцев из севернорусских и отчасти центральнорусских областей, ассимилировав некоторые местные группы финно-угорского, саамского и ненецкого происхождения. Главным занятиями поморов издавна были рыболовство и промысел морского зверя, под влиянием которых и сложился их своеобразный хозяйственный быт.

Пестротой локального своеобразия отличалось население лесостепной и степной полосы европейской части России, наиболее разнообразное по своему происхождению. В западной части южнорусской зоны исследователям, по данным XIX — начала XX вв., удалось выявить ряд небольших групп, возможно, генетически связанных с древнейшим местным населением, пережившим в этих районах господство монголо-татарских кочевников. К ним относятся так называемые полехи — возможно, жители полесья, т. е. некоторых старых поселений лесистых и болотистых мест, в бассейне Десны и Сейма; горюны, проживавшие по современному административному делению в Сумской области Украины, бывшие монастырские крестьяне — саяны (Курская область), цуканы (Воронежская область) и другие. В их языке и традиционных формах культуры прослеживаются архаич. черты, свидетельствующие о южнорусском происхождении этих групп и о связях некоторых из них (полехов, горюнов) в отдалённом прошлом с белорусами и отчасти литовцами (у саянов). Подобно полехам, у некоторых юго-восточных групп русских, живущих в заокской части Рязанской и Тамбовской областей, ещё в 20-х годах XX века в различных сторонах народной культуры, особенно в орнаменте, в расцветке костюма, в убранстве жилища, прослеживались старые связи с народами Поволжья, что отчётливо заметно на примере группы, известной под названием русской мещеры, возникшей, возможно, в результате ассимиляции славянами аборигенного финского населения. Русская мещера локализовалась в северных частях Рязанской и Тамбовской областей. Часть мещеры отсюда в XVIXVIII веках переселилась дальше на юго-восток: островки этого населения, давно уже обрусевшего, обнаружились на территории Пензенской и Саратовской областей.

Значительным своеобразием в культурно-бытовом отношении выделялись казаки — население юго-востока (от бассейна Хопра до бассейна Кубани и Терека — главным образом бывшая область войска Донского, восточная часть Новороссии, Кубанская, Терская области и др.), территориально и исторически связанное с населением южнорусских областей и соседней Украины. По языку, по особенностям культуры и быта казачество, в свою очередь, было далеко не единообразным. Причины его неоднородности в значительной степени кроются в истории его формирования. (Среди казаков были представители и нерусских народов).

В основной части русского населения Сибири также выделялось несколько больших и малых групп. В целом среди старожильческого населения Западной Сибири преобладали окающий диалект и севернорусские особенности в традиционной культуре, тогда как среди старожилов-сибиряков Восточной Сибири обнаруживаются также группы с акающим наречием и южнорусскими традициями в культуре и быту.

Среди русских Сибири имеются и такие небольшие группы, которые ярко выделяются некоторыми особенностями быта. К ним относятся, например, бухтарминцы, или каменщики, проживающие по рекам Бухтарма и Уймон на Алтае, — потомки старообрядцев, некоторых других беглых, поселившихся здесь в горах ("в камнях") с XVIII века. В районе Усть-Каменогорска (также на Алтае) локализуются т. н. поляки — потомки старообрядцев, переселённых сюда во второй половине XVIII века после раздела Польши. В Забайкалье (в Бурятии) и в Читинской области потомки тех же старообрядцев известны также под названием семейских. Диалект семейских и поляков — акающий, каменщиков (бухтарминцев) — окающий. В силу известной замкнутости быта всех этих групп до недавнего времени у них стойко сохранялись своеобразные черты, в частности сильны были пережитки патриархальных нравов и обычаев, долго бытовал старый традиционный костюм и т. п. В то же время у некоторых из этих групп, например у бухтарминцев, под влиянием соседних нерусских народов подверглись изменению женская одежда (появились шаровары у женщин), орнамент и многие другие элементы быта.

Небольшие группы русских за Полярным кругом, которые переселились сюда из европейской части России в XVIXVIII веках, русскоустьинцы (село Русское Устье на Индигирке) и марковцы (село Марковка в устье Анадыря), находясь в особых природных условиях, многое восприняли от местного населения: способы охоты и рыболовства, собаководство и оленеводство, некоторые виды одежды, но сохранили национальное самосознание, свой фольклор и язык. Из смешения с коренными народами Сибири возникли такие своеобразные русские группы, как якутяне (жители ямщицких селений по реке Лена), камчадалы (на Камчатке), колымчане (на реке Колыма), затундренные крестьяне (на реках Дудинка и Хатанга), воспринявшие многие черты быта и язык якутов. К настоящему времени все эти группы почти слились с местным русским населением. Своеобразны также компактные группы великороссов на в Молдавии, в Прибалтике и в Закавказье, в республиках Средней Азии и в Казахстане. Таковы, например, уральцы — потомки казаков-старообрядцев, переселённых в XVIII веке с Яика после разгрома пугачёвского восстания и живущих в Каракалпакии, в Казахстане на берегах Амударьи и Сырдарьи. В культурно-бытовом отношении представляют интерес и другие группы русских Казахстана и Средней Азии. Особую группу составляют потомки русских старообрядцев, с XVII века обосновавшихся за тогдашним "шведским рубежом" на эстонских землях западного Причудья, и т. д.

Семья и семейные обряды

Для семейного строя русских характерно длительное сохранение большесемейных патриархальных традиций. Большая или неразделённая семья у русских объединяла несколько семейных пар. Русские удержали эту форму семьи в своем быту до XX века. Основной формой семьи была семья малая, которая уже к XIX веку у русских была преобладающей.

Из семейных обрядов наибольшее развитие у русских получили свадебные. При заключении брака, как правило, обязательным было венчание, оформлявшее брак ("законный брак"). Исключение составляли так называемые браки сводные, чаще всего у старообрядцев-беспоповцев и некоторых сектантов.

Одной из характерных черт было участие в свадьбе широкого круга родственников, соседей, односельчан. В последние годы стал чаще выполняться обряд церковного венчания, который за годы советской власти постепенно почти совсем выпал из свадебного обряда.

Общественный быт

Общинные традиции продолжали сохраняться в быту и тогда, когда община под влиянием социально-экономической дифференциации постепенно теряла своё единство. Законодательную роль в общественной жизни играл сход — собрание глав семей, решавшее важнейшие дела. Здесь принимались решения, касающиеся землеустройства, распределения угодий, уплаты налогов, раскладки повинностей, сбора денежных средств на мирские дела, выдвижения рекрутов в армию, происходили выборы на общественные должности и др. Наиболее распространённым видом традиционных коллективных работ были "помочи" — трудовая соседская помощь. Проводились и другие совместные работы с участием молодёжи: обработка льна, рубка капусты на зиму и др.

На общественную жизнь села и города большое влияние оказывала церковь, для подавляющего большинства населения — православная. Религиозно-бытовой регламент, касавшийся самых различных сторон жизни, был своего рода законом общественного и личного поведения людей. Выполнение религиозных предписаний в домашнем быту определялось не только чувством верующего ("страхом божиим"), но и контролем семьи, особенно старшего поколения, следившего за соблюдением подобающего отношения к иконам, постам, молитвам и т. п.

Общественая жизнь, связанная с народной календарной обрядностью, проявлялась главным образом в совместных гуляниях и праздничных развлечениях. Рождественско-новогодний цикл обрядов, связанных с зимним солнцеворотом, назывался святками. Молодые люди весёлой гурьбой обходили дома с пожеланиями хозяевам всяческого благополучия и получали за это вознаграждение, более всего съестными припасами. Первым праздником весеннего цикла была масленица — неделя перед длительным постом, предшествовавшим Пасхе. Масленичное гуляние носило в целом разгульный характер и сохраняло элементы очень древних обрядов, связанных в прошлом с культом плодородия и культом предков. После масленицы общественная жизнь замирала и вновь оживлялась с Пасхи. Пасхальную неделю молодёжь проводила на улице. Наиболее характерными были массовые игры с ярко выраженным спортивным элементом (городки, лапта). Широко бытовали качели. Женщины и дети любили игры в крашеные яйца. В некоторых местах ещё и в конце XIX века водили хороводы.

Весенний цикл обрядов и праздников заканчивался Троицей (50-й день от Пасхи), которая знаменовала также переход к лету. Из всех восточных славян троицкая обрядность и праздничность наибольшее развитие получили у русских. На Троицу гуляли в лугах и лесах. Украшали церкви и дома молодой растительностью, берёзками. Основными исполнителями обрядовых действий были девушки и женщины.

Летняя купальская обрядность не была столь выразительна у русских. Она заключалась в молодёжных гуляниях с зажиганием костров, игр в обливание водой. На Купалу собирали целебные травы.

Летние праздники и молодёжные гуляния заканчивались на Петров день (29 июня старого стиля). В предпраздничную ночь молодёжь гуляла до рассвета — "встречали солнце". Принято было собирать всё, что не прибрано, озорничать. Многие шумели, пели, били в печные заслонки и т. п.

Фольклор

Древним постепенно угасающим видом народной поэзии у русских был обрядовый фольклор, сопровождающий семейные и календарные обряды. Основу обрядового фольклора составляли песни. Среди свадебных песен выделялись величальные, шуточные-корильные, метафорически-описательные и др. Календарные песни были тесно связаны с обрядами. К обрядовому фольклору примыкали заговоры, применявшиеся по самым различным поводам.

К архаическим жанрам фольклора относился героический эпос, который у русских сохранился в живом бытовании до XX века. Специфически русской формой историко-эпического жанра были былины. Любимым былинным героем был богатырь Илья Муромец, которому приписывали многие подвиги, а также Добрыня Никитич, Алёша Попович, Василий Буслаев.

Широкое развитие со второй половины XVI века получили у русских исторические песни, в которых изображались конкретные исторические события XVIXIX вв. Наиболее специфические русские сюжеты встречаются главным образом в бытовых, сатирических и анекдотических сказках. Особенно большое место занимала сказка в семейном быту. Широко бытовали произведения несказочной фольклорной прозы — легенды и предания, в которых память о реальных событиях переплеталась со сказочными сюжетами. Ранние восточнославянские предания оказали влияние на древнерусское летописание ("Повесть временных лет") и далее отразили борьбу с монголо-татарами ("мамаями") и другими внешними врагами. Существовали предания об Иоанне Грозном и о Петре I, о С. Т. Разине и о Е. И. Пугачёве, о казачьем генерале Платове). Воспоминания о древних дохристианских верованиях содержали мифологические былички — рассказы о домовых, леших, водяных и проч. Различные стороны народной жизни освещались в пословицах, поговорках, загадках — эти жанры сохраняются до наших дней.

В XIX веке был распространён народный театр. Из драматических представлений наиболее известными были "Царь Максимильян" и "Лодка"; наиболее любимым кукольным представлением был "Петрушка".

Массовым фольклорным жанром, обнимавшим все стороны жизни русского народа, была лирическая необрядовая песня. Различаются песни: любовные, женские, колыбельные, молодецкие, ямщицкие, бурлацкие, солдатские, шуточные, игровые и т. д. С развитием литературы и распространением в народе грамотности в репертуаре появляются песни на слова русских поэтов; многие из этих песен стали истинно народными (например, "Коробушка" Н. А. Некрасова, "Стенька Разин" А. А. Навроцкого). Близко к песне примыкают частушки. Значительным достижением народной музыкальной культуры русских является хоровое многоголосие. Самым архаичным духовым инструментом считается кувиклы — разновидность флейты Пана. В XIX веке кое-где на севере ещё продолжали играть на древних гуслях (щипковых), гудках и скрипицах (смычковых), на балалайках, усовершенствованных в конце XIX века. Из ударных инструментов ещё бытовали трещотки, а также бубны, была распространена "игра" на деревянных ложках. С середины XIX века первое место в музыкальном быту города и деревни завоёвывает гармонь. К концу XIX века в городе среди молодёжи получила признание гитара как инструмент, сопровождающий исполнение романсов.

Старинной традиционной формой русского танцевального искусства были хороводы. Они послужили основой для разработки многообразного русского бытового танца. Большое развитие у русских получил и сюжетный танец. Система русского фольклора в её целостности просуществовала до 20—30-х годов XX века. В настоящее время отдельные виды фольклора ещё распространены среди русского населения, как сельского, так и городского.

Цитатник

Прп. Иустин (Попович):

"У русской души есть свой рай и свой ад. Нигде нет ада более страшного, и нигде нет рая более дивного, чем в русской душе. Ни один человек не падает так глубоко, до последнего зла, как русский человек; но точно так же ни один человек не достигает так высоко, выше вершин, как русский человек... Русская душа — самое драматическое поприще, на котором беспощадно борются ангелы и дьяволы. За русскую душу ревниво бьются миры, бьются Сам Бог и сам сатана... Рай русской души представляют и составляют богоносцы и христоносцы земли русской, руские святые: от святого Владимира и до патриарха Тихона исповедника. Огромен, чудесен, бесконечен рай русской души, ибо огромна, ибо чудесна, ибо бесконечна святость славных святых русской земли" [1].

Использованные материалы



[1]  Прп. Иустин (Попович) "О рае русской души" - http://www.pravbeseda.ru/library/index.php?page=book&id=425

Редакция текста от: 12.03.2013 15:44:22

"РУССКИЕ" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google