КРОНИД (ЛЮБИМОВ)

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Архимандрит Кронид (Любимов) Москва. Таганская тюрьма. 1937. Фотография с сайта fond.ru
Архимандрит Кронид (Любимов) Москва. Таганская тюрьма. 1937. Фотография с сайта fond.ru
Кронид (Любимов) (1859 - 1937), архимандрит, преподобномученик.

Память 27 ноября, в Соборах новомучеников и исповедников Российских, Бутовских и Радонежских

В миру Любимов Константин Петрович, родился 13 мая 1859 года в селе Левкиево Волоколамского уезда Московской губернии. Родители мальчика - пономарь Петр Федорович и Агафия Васильевна - отличались благочестием и глубокой верой, которые они смогли передать и свои детям. О своих родителях архимандрит Кронид сохранил самые трогательные воспоминания. Впоследствии его брат Лука стал священником.

Обучался в Волоколамском духовном училище, но курса не окончил и в 1877 году поступил в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру. Более пяти лет продолжался испытательный срок, в течение которого он исполнял различные послушания.

4 января 1883 года он подал прошение о принятии его в число послушников Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2 февраля того же года определен в число лаврских послушников в связи с его хорошим поведением и способностями. Назначен келейником наместника Лавры архимандрита Леонида (Кавелина).

28 марта 1888 года пострижен в монашество с наречением имени Кронид в Гефсиманском скиту соборным иеромонахом Авраамием.

25 сентября 1889 года рукоположен во иеродиакона преосвященным Христофором (Смирновым), епископом Волоколамским.

23 мая 1892 года рукоположен в сан иеромонаха в Крестовой Казанской домовой церкви митрополитом Москов­ским и Коломенским Леонтием (Лебединским).

Отец Кронид был назначен смотрителем литографии и фотографий. С 1896 года состоял смотрителем епархиального училища иконописания при Лавре. Благодаря его неустанной заботе училище иконописи "совершенно переменилось к лучшему как в нравственном отношении и учебной части, так и по самому содержанию оного". Состоял членом экзаменационной комиссии по испытании братии при представлении к рукоположению в священный сан.

С января 1902 года исправлял должность помощника казначея Лавры. С ноября 1903 года утверждён в должности помощника казначея Лавры и члена Духовного собора Лавры.

В 1904 году назначен инспектором Епархиального училища иконописи и членом его совета.

17 января 1905 года назначен экономом Санкт-Петербургского Троиц­кого подворья.

По прибытии в Санкт-Петербург о. Кронид развернул активную деятельность по восстановлению сильно запущенного Троицкого подворья, много труда и энергии приложил для ремонта подворской церкви, покоев митрополита, брошенных помещений, арендного дома. За один год подворье совершенно преобразилось.

11 мая 1906 года был возведён в сан игумена.

9 мая 1908 года был возведен в сан архимандрита митрополитом Московским и Коломенским Владимиром (Богоявленским) в Троицком храме Санкт-Петербургского Троицкого подворья.

По-видимому, Троицкое лаврское подворье сы­грало свою немаловажную роль в воцерковлении великой княгини Елизаветы Феодоровны, буду­щей преподобномученицы, принявшей Право­славие в 1891 году. Несомненно, что в период настоятельства отца Кронида они общались, сви­детельством чего служит письмо Елизаветы Фео­доровны от 7 сентября 1910 года — взять под своё духовное руководство сестру милосердия, имев­шую намерение поступить в Марфо-Мариинскую обитель.

9 января 1915 года назначен наместником Свято-Троицкой Сергиевой Лавры вместо уволенного на покой архимандрита Товии.

Одним из первых дел новоназначенного наместника было учреждение в Лавре лазарета для раненых воинов.

Обязанности эконома Троицкого подворья, а затем и наместника Лавры не освобождали архи­мандрита Кронида от пастырского делания. Он был не только способным хозяйственником, но и опытным духовным наставником, занимался окормлением своих чад, среди которых были известные люди: профессор МДА А.И.Введенский, А.А. Яблонский с супругой.

Архимандрит Кронид усердно и ревностно проповедовал. Его поучения отличались простотой изложения и сердечностью, они производили необычайно глубокое впечатление.

Видя ослабление веры в русском обществе, архимандрит Кронид призывал своих соотечественников к покаянию, предупреждая о грядущих от распространяющегося вольнодумства и неверия бедах:

Если русский народ не опомнится и не придет к Богу в покаянии, то стране нашей, несомненно, грозит опасность гибели от безбожия и безначалия. В городе – дневной и ночной грабеж, и некому будет спасать от этого. Не придется ли тогда и нам поступать так же, как сделали наши предки, пославшие к варягам послов просить их к себе в начальники, говоря: "Земля наша велика, а порядка в ней нет: придите и княжите над нами". Но может случиться нечто худшее этого: враги сами придут к нам незваные, как некогда приходили монголы, и, пользуясь междоусобием, овладеют нашей страной и будут водворять в ней порядок посвоему.

Летом 1917 г., при Временном правительстве, были отобраны Лаврские типографии.

С началом работы Помест­ного Собора Русской Православной Церкви, чле­ном которого отец Кронид был, он переехал в Москву, где прожил всю осень и зиму. После избрания митрополитом Московским, а потом и патриархом, свт. Тихон (Беллавин) становится священноархимандритом Троице-Сергиевой Лавры, а его ближайшим помощником и близким ему человеком становится архимандрит Кронид, который по должности входит в Патриаршее Управление.

После издания в августе 1918 года Декрета об отделении Церкви от государства и инструкции к Декрету духовенство лишалось всех прав по управлению церковным имуществом. Осенью 1918 года началась конфискация имущества принадлежавшего Лавре, архимандрит Кронид для властей становится лишь старостой Лавры. В Сергиевой обители секуляризировали землю, а затем 1 ноября 1918 года Наркомпрос учредил Комиссию по охране памятников старины и искусства Троице-Сергиевой Лавры. В Лавру был назначен комиссар, без разрешения которого не должны производиться никакие собрания.

В начале 1919 года вышло постановление пре­зидиума Московского Совета о передаче монастыр­ских помещений Отделу народного просвещения. Лавра подает ходатайство о земельном наделе. Создается трудовая артель, именной список кото­рой насчитывает 224 человека.

4 марта 1919 года о. Кронид с братией Лавры обратился к председателю Совнаркома с просьбой запретить вскрытие раки с мощами прп. Сергия:

В Посаде, а затем и в столичной печати появилось известие о желании некоторой группы лиц вскрыть и подвергнуть осмотру мощи Преподобного Сергия. Неуместно здесь доказывать святость Преподобного и то искреннее благоговейное чувство любви, которое питаем к нему мы, часть русского народа, наконец, вся Русская Церковь. Не место здесь говорить, чем является Преподобный для нас и других верующих и сколько признания находит также и в среде неверующих как великий исторический деятель, как пример любви и кротости – тех нравственных начал, на которых только и может строиться человеческая жизнь, в ее личном проявлении и в общественно-государственном. Отсюда понятно, как дорог для нас, для общества, для Русской Церкви преподобный Сергий и все, решительно все, связанное с его памятью. Мы чтим его идеи, мы чтим его останки, мы чтим то немногое, бесконечно для нас дорогое, что сохранилось от великого молитвенника, великого единителя разрозненной тогда России, единителя во имя братской любви и мира народа. Ведь материальные остатки былой жизни всегда священны в глазах всех народов, и прах отцов всегда мыслился и мыслится неприкосновенным; но тем более он дорог, когда дело идет о духовном родоначальнике, связь с которым не только родовая, но и идейная... Мы, недостойная братия Троице-Сергиевского монастыря, преемственно несущая на себе долг охраны памяти Преподобного, обращаемся с настоящей докладной запиской к Народным Комиссарам во имя любви и мира, святых заветов основателя великой русской Лавры: не допустите того, что часть общества назовет кощунством, а что вы назовете по меньшей мере политической ошибкой.

Наместник Лавры Архимандрит Кронид. Всего: 77 подписей братии.

Но все же вскрытие мощей преподобного Сергия было произведено 11 апреля 1919 года. По распоряжению гражданских властей над моща­ми была положена крышка из толстого стекла, скрепленная с ракой сургучными печатями Наркомюста.

4 октября 1919 года в помещении комиссара Лавры состо­ялась передача прихожанам лаврских церквей: Троицкого собора, церкви преподобного Никона, Духовского храма и Смоленской церкви. Осталь­ные храмы были опечатаны.

3 ноября 1919 года ночью лаврских монахов выселили в Гефсиманский скит. Все храмы и кельи в Лавре были опечатаны, архимандрит Кронид был удалён в Гефсиманский скит 26 января 1920 года на второй день работы ликвидационной комиссии.

26 марта 1920 года вышло постановление Мосгубисполкома: "О закрытии Троице-Сергиевой Лавры и передаче мощей Лавры в московский музей", но мощи прп. Сергия остались в Лавре. 7 мая того же года произошло окончательное закрытие Лавры.

После закрытия Лавры часть монахов осталась жить в Гефсиманском скиту, а другие, в том числе и архимандрит Кронид, поселились в Сергиевом Посаде на частных квартирах. В 1920-1922 годах архимандрит Кронид жил в селе Братовщина у старосты храма, в 1922-1926 годах — в Гефсиманском скиту, в 1926-1929 годах — в Параклитском скиту, с 1929 до кончины — у Кукуевского клад­бища в Сергиевом Посаде. Архимандрит Кронид посещал Кукуевскую церковь, рядом с которой был похоронен старец Алексий Зосимовский, и любил петь там.

Он продолжал ревностно оказывать поддержку инокам. Монастырское братство какое-то время сохранялось и после закрытия обители. Все это время велся журнал Духовного собора. Оставлен­ные в Лавре при охране музея 43 монаха образо­вали «малую Лавру». К 1926 году оставленные при музее монахи были уволены.

Архимандрит Кронид никогда не выходил из канонического подчинения законному священно­началию Русской Православной Церкви, не поры­вал с митрополитом Сергием и строго порицал ушедших в расколы. Архимандрит Кронид заботился и о духовном окормлении своих духовных чад из мирян. Они, в свою очередь, также проявляли заботу о своем духовном отце, оказывая ему материальную по­мощь и утешение в скорбях.

С 1935 года он стал быстро слепнуть.

11 ноября 1937 года органами НКВД на архимандрита Кронида было возбуждено дело. Уже слепого и немощного старика арестовали 21 ноября и предъявили ему обвинение (дословно, с сохранением орфографии подлинника), что

"В процессе следствия и по агентурным данным установлено, что поселившийся в г. Загорске возвратившийся из ссылки быв. настоятель монастыря Троицкой Лавры архимандрит "КРАНИД" ЛЮБИМОВ восстановил свои связи среди монашествующих к/р настроенных церковников гор. Москвы и районов Московской обл., к которому систематически наблюдается паломничество монашествующих и к/р настроенных церковников. ЛЮБИМОВ КРАНИД активный церковный деятель неоднократно принимал лично в Троицкой Лавре быв. царя и других придворных сановников, враждебно настроен к советской власти, среди окружающих проводит к/р монархическую агитацию..."

В день ареста следователь Булыжников допросил отца Кронида.

– Кто из бывшей царской семьи посещал бывший Сергиевский монастырь, где вы были наместником? – спросил следователь.
– Бывший Сергиевский монастырь пользовался особенным покровительством бывшего дома Романовых, мне как наместнику монастыря неоднократно приходилось принимать в монастыре различную придворную знать, сановников и членов царствующего дома.
– Сколько всего было монахов, когда вы были наместником?
– В 1917 году перед революцией в монастыре и его отделениях было около 900 монахов и вольнонаемных рабочих около 700 человек.
– Сколько монахов проживает в Загорском и других близлежащих районах?
– Мне лично известно, что часть братии устроилась приходскими священниками в Загорском и других близлежащих районах. Всего я приблизительно знаю около 25–30 таких монахов...
– Кто посещает вашу квартиру в Загорске?
– Меня, как бывшего наместника монастыря, периодически посещали монахи Лавры.
– Объясните цель посещения вашей квартиры монахами бывшей Лавры?
– Мою квартиру в Загорске периодически посещали монахи Лавры, которые приходили меня навещать как бывшего наместника и руководителя и за советами.
– Следствие располагает данными, что вы продолжаете руководить монахами бывшей Лавры. Вы это подтверждаете?
– Нет, я это отрицаю. Но, действительно, были случаи, мою квартиру посещали монахи, специально для этого приезжавшие из района повидаться со мной как бывшим наместником, монахи в большинстве приезжали по своим делам в город и заходили ко мне.
– Ваше отношение к советской власти?
– Я по своим убеждениям являюсь монархистом, последователем истинно Православной Церкви и существующую советскую власть признаю как верующий: она послана народу как испытание его веры в Промысл Божий.
– Из ваших показаний видно, что вы продолжаете руководить монахами бывшей Лавры, поэтому требуем от вас правдивых показаний.
– Монахи меня действительно посещали, но руководства над ними с моей стороны совершенно не было.
– Вы обвиняетесь как участник контрреволюционной группировки церковников, предлагаем дать правдивые показания о вашей контрреволюционной деятельности.
– Я повторяю, что по своим убеждениям я являюсь монархистом до настоящего времени, в таком же духе воспитывались мною монахи бывшего монастыря... Подтверждаю, что меня в Загорске периодически посещали монахи бывшей Лавры, но участником контрреволюционной группировки не признаю.
– Назовите ваших единомышленников... из числа монахов.
– На поставленный вопрос показания давать отказываюсь...
– Следствие располагает данными, что вы систематически производили на своей квартире прием своих почитателей, вы это подтверждаете?
– Прием своих почитателей, знакомых и родственников я производил на своей квартире в городе Загорске, куда они приезжали из разных мест, но в большинстве из Москвы.
– Объясните цель посещения вас в городе Загорске вашими почитателями.
– Меня посещали исключительно с целью навестить, справиться о моем здоровье и с целью оказания мне материальной помощи.
– Следствие требует назвать лиц, приезжавших к вам в Загорск.
– Меня до последнего времени посещали в Загорске мои почитатели, назвать которых я отказываюсь, быстро забываю имена и фамилии.

8 декабря 1937 года было сфабриковано обвинительное заключение по обвинению Любимова Константина Петровича и др., в котором говорилось:

...в городе Загорске и окрестностях сгруппировалась значительная монархически настроенная часть монахов бывшей Троице-Сергиевой Лавры, в том числе вернувшихся из ссылки, к которым примкнула и наиболее реакционная часть загорского духовенства. Идейными руководителями этой контрреволюционной группировки являлись наместник бывшей Троице-Сергиевой Лавры, в прошлом пользовавшийся особым расположением бывшего царского дома Романовых, ярый монархист Любимов Константин Петрович, и бывший благочинный Загорского и других районов, дворянин протоиерей Баянов Дмитрий Федорович. Эта контрреволюционная монархическая группа группировка монахов и духовенства сохранила до последних дней продолжение Троице-Сергиевой Лавры как нелегальный монастырь, с сохранением лаврского уставного порядка взаимоотношений между собой и [по отношению] к архимандриту Крониду; сохранялся старый особо монастырский порядок церковной службы по подобию прежней службы в Троице-Сергиевой Лавре в церкви Петра и Павла, а после ее закрытия в церкви Кукуевского кладбища; открывались филиалы нелегального монастыря на домах, как например в доме крупного загорского домовладельца и торговца Сычева Николая Михайловича, где проживало 6 монахов и монашки в маленьких комнатках - подобиях келий с "прозорливцем", старцем Ипполитом [Яковлевым - бывший духовник Лавры] и игуменом Никодимом.... Вся эта группа монахов и духовенства оказывала всемерную поддержку и помощь монахам, вернувшимся из ссылки, каковые при прямом содействии протоиерея Баянова Д.Ф. как благочинного также устраивались служителями в церквах города и района.

Далее говорилось, что обвиняемые проходившие по делу виновными себя не признали. Все проходившие по делу обвинялись в том, что

"таковые составляли контрреволюционную монархическую группу монахов и духовенства... Эта контрреволюционная монархическая группа сохраняла нелегальный монастырь, продолжение бывшей Троице-Сергиевой Лавры, оказывая помощь монахам, вернувшимся из ссылки и вела контрреволюционную агитацию..."

О том как велось следствие по данному делу и ещё по трем делам священнослужителей и монахов Загорского района, говорит приложенная к данным делам справка по делу следователя, работавшего в органах НКВД, который обвинялся в том, что "работая нач. Загорского РО НКВД МО производил незаконные аресты ничем неопороченных советских граждан и путем физического воздействия вынуждал их подписывать заранее сфабрикованные им протоколы допроса с вымышленными фактами... путем обмана и угроз понуждал свидетелей подписывать протоколы с вымышленными обвинениями в отношении них..." Военный Трибунал в своем приговоре установил, что в этой же преступной деятельности по примеру следователя Сахарчука принимали участие и другие сотрудники райотдела, которым Сахарчук давал готовые, лично им сфабрикованные протоколы допроса, поручая им добиваться подписания протокола", то, что протоколы и дела были сфабрикованы, видно из массы, содержащихся в них фактических ошибок.

7 декабря 1937 года тройка НКВД СССР по Московской области приговорила архимандрита Кронида, протоиерея Дмитрия Баянова, игумена Ксенофонта (Бондаренко), игумена Никодима (Монина), игумена Азария (Павлова), иеромонаха Гедеона (Черкалова), иеромонаха Иакова (Марочкина), иеромонаха Серафима (Крестьянинова), иеромонаха Лаврентия (Насонова), иеромонаха Гедеона (Смирнова), монаха Георгия (Потапова) к расстрелу. Протоиерей Виталий Лукашевич, священник Алексей Быстрицкий, монахиня Анна (Самойлова), Сычев Николай Михайлович получили 10 лет исправительно-трудовых лагерей.

В 1938 г. было сфабриковано еще два следственных дела среди духовенства и монашествующих г.Загорска, как продолжение данного дела, где прошло 16 человек.

Преподобномученик Кронид (Любимов).
Преподобномученик Кронид (Любимов).
Архимандрит Кронид был расстрелян 10 декабря 1937 года на Бутовском полигоне НКВД. Погребен в безвестной могиле.

14 ноября 1958 года он был реабилитирован.

В августе 2000 года был причислен к лику святых Архиерейским Собором Русской Православной Церкви.

Тропарь, глас 1:

Преподобному Сергию от юности последуя, / отче богомудре Крониде, / веру во Святую Троицу стяжал еси / и даже в старости мастите до крове сохранил еси. / Темже и мы, чада твоя, любовию вопием ти: / слава Давшему ти силу терпения, / слава Увенчавшему тя яко мученика, / слава Спа­сающему тобою души наша.

Кондак, глас 2:

Яко верный ученик преподобнаго Сергия, / послушанием, смирением и молитвою / душу твою очистил еси, Крониде приснопамятне, / и Божиим промышлением во игумена обители Троицкия / достойно поставлен был еси. / Во дни же гонения лютаго / за Христа и вверенную ти братию / яко мученик пострадал еси. / Сего ради ныне, предстоя Святей Троице, / моли еже Лавре Сергиевой утвержденней быти / и спастися ду­шам нашим.

Награды

  • набедренник (1896)
  • наперсный крес­т (1901)
  • орден святой Анны 3-й степени (6 мая 1911)
  • серебряный жетон для ношения на груди (20 августа 1912, за труды по сооружению храма в Царском Селе)
  • орден святой Анны 2-й степени (1914)

Труды

  • Троицкие цветки с луга духовного: Рассказы о явлениях силы Божией, собранные в обители Преподобного Сергия. Свято-Троице-Сергиева Лавра. 1996.
  • Беседы, проповеди, рассказы. Свято-Троице-Сергиева Лавра. 2004
  • Кронид (Любимов), архимандрит. Беседы и проповеди. Т. 1 и 2. ТСЛ, 1998.

Литература

  1. Священномученик архимандрит Кронид (Любимов) наместник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Свято-Троицкая Сергиева Лавра. 2001
  2. Георгий (Тертышников), архимандрит. Жизнеописание архимандрита Кронида (Любимова), наместника Свято-Троицкой Сергиевой Лавры // Вышенский паломник, 1998, № 1(6).

Использованные материалы

Редакция текста от: 30.08.2012 12:43:55

"КРОНИД (ЛЮБИМОВ)" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google