Нет войне! Заявление редакции энциклопедии "Древо"

ДАВИД ДИСИПАТ

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Монах Давид Дисипат
Монах Давид Дисипат
Давид Дисипат (греч. Δαυΐδ, Δαβὶδ Δισύπατος; + между 1347 и 1354), монах, богослов, сторонник учения свт. Григория Паламы.

Дата рождения Давида Дисипата неизвестна. Он принадлежал к аристократической фамилии Дисипатов, связанной родственными узами с династией Палеологов. По всей видимости, до принятия монашеского пострига Давид Дисипат проводил много времени при императорском дворе в Константинополе и имел большое политическое влияние, что обусловило его активную роль в паламитских спорах. Вероятно, именно тогда Давид Дисипат познакомился со свт. Григорием Паламой, близким другом и соратником которого он оставался до конца жизни.

Круг источников о жизни Давида Дисипата крайне узок и ограничивается периодом с 1337 по 1347 год. Знакомство Давида Дисипата с Варлаамом Калабрийским состоялось в Фессалонике. Давид Дисипат входил в группу монахов-исихастов, представителей известных аристократических родов, которую возглавлял Игнатий Исихаст [1]. Около 1337 года Варлаам сблизился с этой группой, и Давид Дисипат был одним из монахов - учеников Игнатия, наставлявших его в методе исихастской молитвы, которому учил Игнатий. Во втором письме к Игнатию Исихасту Варлаам упоминает Давида Дисипата, а также Иосифа Калофета и монаха Луку [2], иронично замечая, что "научился от них многому хорошему" (πολλὰ κἀγαθὰ παρ᾿ αὐτῶν ἐκδιδαχθείς) [3]. То, что Варлаам узнал об исихастской молитве, привело его в негодование, и он тотчас написал первое письмо к Игнатию (Ep. 4). Давид Дисипат сумел перехватить это письмо и вернуть его автору с просьбой заменить другим, менее резким и полемичным. Варлаам согласился написать второе письмо к Игнатию, в котором убрал явную критику в адрес старца, о чем впоследствии сожалел [4]. Сохранилось два письма калабрийского философа непосредственно к Давиду Дисипату (Ep. 6, 8), написанные позднее писем Варлаама к Игнатию. Первое письмо носит явно полемический и иронический (κνίζοντα - именно так охарактеризовал Давид Дисипат, по словам Варлаама, это письмо - Ep. 8. 3) характер по отношению к монахам-исихастам. Варлаам считает наилучшим и важнейшим точное постижение сущего, верхом которого является "познание Бога (Θεοῦ γνῶσις), насколько это возможно, и благовидное, со знанием (ἀγαθοειδῶς μετ᾿ ἐπιστήμης), расположение к людям посредством доступного подражания подлинному добру (κατὰ τὴν ἐγχωροῦσαν τοῦ κυρίως ἀγαθοῦ μίμησιν)" (Ep. 6. 1-5; положение Варлаама о подражании (μίμησις) как единственном пути к обожению было осуждено в 1340 Святогорским томосом). Что касается аскетических упражнений (воздержание, пост, бдение, сон на голой земле и т. д.), то, если они не приводят к "вышесказанному", в них нет никакой пользы (Ep. 6. 5-10). В том же духе выдержано второе письмо Варлаама к Давиду Дисипату.

Поздней весной 1341 года Давид Дисипат получил письмо от Григория Акиндина [5]. Согласно свт. Филофею Коккину, Давид Дисипат на тот момент находился "в горах между Фракией и Скифией, где, между прочим, и другой дивный в безмолвии Григорий по возвращении своем с Синая устроил скит (φροντιστήριον)" [6]. На основании этого свидетельства Филофея Р. Лёнерц идентифицировал упомянутое место с одним из монастырей в Месомилионе (наиболее пустынной части Парории, пограничной области между Византией и Болгарией к северу от Адрианополя (совр. Эдирне, Турция)), основанным прп. Григорием Синаитом [7], под духовным руководством которого в то время, вероятно, находился Давид Дисипат. Акиндин предупреждает Давида Дисипата о нашествии "скифов" [8], и приглашает в Константинополь на Собор (10 июня 1341), на который свт. Григорий Палама был вызван патриархом Иоанном XIV Калекой, с тем чтобы дать ответ на обвинения Варлаама. Считая, что Варлаама не так просто победить, поскольку свт. Григорий Палама дал ему некоторые основания для обвинений в двоебожии, Акиндин призывает повлиять на свт. Григория его друзей, особенно Давида Дисипата, "вследствие благоразумия и очевидной любви" к нему. Сам автор письма не может этого сделать, поскольку свт. Григорий Палама подозревает его во враждебности после реакции Акиндина на третье письмо к нему свт. Григория. Акиндин упоминает также еще об одном, более раннем письме к Давиду Дисипату, которое не сохранилось [9].

По пути в столицу из окрестностей Адрианополя свт. Григорий Палама также отправил Давиду Дисипату письмо с приглашением на Собор, но его к тому времени в Парории уже не было. Давид Дисипат прибыл в Константинополь на третий день после свт. Григория [6] "в середине зимы" [10], т. е. в декабре 1340 или январе 1341 года. В числе сопровождавших Давида Дисипата отшельников был монах Дионисий [11], один из адресатов свт. Григория [12]. Нет сомнения, что на июньском и, вероятно, июльском Соборах 1341 года [13] Давид Дисипат выступил на стороне свт. Григория Паламы, но никаких подробностей о его деятельности на этих Соборах не известно.

По всей видимости, вскоре после Соборов 1341 года Давид Дисипат покинул Константинополь и возвратился в Парорию [14]. В уже упомянутом письме Григорий Акиндин говорит об отъезде Давида Дисипата в Константинополь как о временном явлении: "Если же Бог, смилостивившись к нам, остановит угрозу и разрушит варварское нашествие, то снова станет возможным для тебя, любителя уединения, попасть на Гемос" [15]. Так как нашествия "скифов" не произошло [16], а сторонники свт. Григория Паламы победили на Соборах 1341 года, скорый отъезд Давида Дисипата из столицы вполне вероятен.

Около 1343 года, находясь за пределами Константинополя, Давид Дисипат написал 610 ямбов в ответ на 509 ямбов Акиндина против свт. Григория Паламы.

В начале 1346 года по просьбе регентши Анны Савойской, матери императора Иоанна V Палеолога, пожелавшей получить более полное представление о содержании полемики между свт. Григорием Паламой и Григорием Акиндином, приближенный к императорскому двору Давид Дисипат пишет "Историю вкратце о том, как от начала возникла скверная ересь Варлаама и Акиндина".

Можно предположить, что Давид Дисипат прибыл в столицу после победы императора Иоанна VI Кантакузина в гражданской войне (2 февраля 1347) и присутствовал на Соборе в феврале 1347 года [17]. Точно известно, что в этом году он помогал патриарху свт. Исидору I (1347-1350) в борьбе с противниками паламитов в Константинополе. Свт. Филофей Коккин в Житии св. Исидора пишет о том, что Давид Дисипат больше других оказывал помощь Исидору: "…благородный Давид собственной рукой сокрушал медведей и львов ложного благочестия" [18]. Давид Дисипат выступал также в качестве посредника при Кантакузине, в его обязанности входил прием прошений на имя императора. Филофей приписывает Давиду Дисипату составление "Похвального слова" свт. Исидору.

Давид Дисипат скончался, вероятно, уже в мае-августе 1347 года [19]. О каком-либо его сочинении после 1347 года неизвестно. Тем не менее М. Трой, издатель письма свт. Григория Паламы "К анониму", написанного из турецкого плена в конце 1354 года ([20]), отождествляет адресата свт. Григория с Давида Дисипата на основании наличия в единственном списке этого послания [21] в начале текста - маргиналия τῷ Δισσυπάτῳ. Протопр. И. Мейендорф возразил против такого отождествления, предположив, что маргиналия относится не к заголовку письма, а к его первым строкам, в которых свт. Григорий Палама говорит о некоем "блаженном", т. е. покойном, Давиде (τῷ μακαρίῳ ἐκείνῳ Δαυΐδ), с которым адресат письма был связан нерасторжимыми узами любви [22]. Позднее Д. Цамис, издатель соч. "Слово о кощунствах Варлаама и Акиндина" Давида Дисипата, оспорил мнение протопр. И. Мейендорфа, утверждая, что маргиналия может относиться только к заголовку. В "блаженном Давиде" Цамис видит неизвестного духовного отца Давида Дисипата [23]. Х. Ф. Байер и вслед за ним Г. М. Прохоров полагают отождествление адресата письма с Давидом Дисипатом, предложенное Троем и поддержанное Цамисом, маловероятным [24]. Издатели писем свт. Григория Паламы в составе критического издания под редакцией П. Христу также отнесли эту маргиналию к третьей строке, начинающейся со слова Δαυΐδ [25].

С. Петридис [26] предположил возможность отождествления Давида Дисипата с афонским монахом и гимнографом Давидом [27], автором канона вмч. Георгию Победоносцу (23 апреля) с акростихом: ῾Υμνῶ σε, Γεώργιε, Δαυὶδ ἐκ πόθου̇ δεῖ γὰρ δή (Пою тя, Георгие, Давид от желания - так бо подобает), однако связи Давида Дисипата с Афоном в источниках не зафиксированы, что делает такое предположение маловероятным. Невозможно отождествление Давида Дисипата и с неким Давидом [28], упоминаемым Никифором Григорой в списке осужденных афонских монахов-еретиков мессалиан и богомилов) в 1344 году [29], которое допускал Х. Ф. Байер [30] и вслед за ним А. Риго [31]. Осуждение состоялось на "всеобщем собрании" (καθολικὴ σύναξις) в присутствии Иакова, епископа Иерисса и Св. Горы, и других авторитетных монахов, результатом которого стал томос (ἁγιορειτικὸν γράμμα) 1344 года. Давид Дисипат не значится в списках имен еретиков в томосе (протопр. Иоанн Мейендорф ошибочно утверждает, что все упомянутые Никифором Григорой лица осуждены томосом [32]); Григора упоминает о "Давиде" без каких-либо уточнений; но Давид Дисипат не был афонским монахом; кроме того, статус еретика несовместим с его последующей (после 1344) деятельностью.

Сочинения

1. Ямбы "Против стихов Акиндина" (Τοῦ θαυμαστοῦ καὶ σοφοῦ μοναχοῦ Δαυῒδ τοῦ Δισυπάτου πρὸς τοὺς ᾿Ακινδύνου στίχους; далее: "Ямбы" [33]). В рукописях, по которым было сделано издание, насчитывается 610 стихов, однако колофон говорит о 618 (στίχοι ξακόσιοι δεκαοκτώ); либо стихи были неправильно подсчитаны писцом протографа использованных в издании рукописей, либо недостающие стихи были им опущены. Адресат "Ямбов" неизвестен.

Сочинение написано спустя самое короткое время после того, как стало известно о написании Григорием Акиндином 509 ямбов против свт. Григория Паламы [34]. Как признается сам Давид Дисипат, он ответил Акиндину, еще не прочитав его стихов [35]. Ямбы Акиндина могли быть сочинены с конца сентября или начале октября 1342 года [36], когда патриарх Иоанн Калека разрешил Акиндину писать против свт. Григория. По словам свт. Филофея Коккина, свт. Григорий получил ямбы Акиндина, уже находясь в дворцовой тюрьме, т. е. после апреля 1343 года [37]. До этого Акиндин их тщательно скрывал (видимо, по той причине, что осенью 1342 патриарх позволил Акиндину писать против свт. Григория лишь в форме комментариев (σχολιαστικῶς) к сочинениям последнего [38]) и отправил с новоназначенным правителем на Пелопоннес, откуда это сочинение и было доставлено сторонникам свт. Григория в Константинополь [39]. В своих "Ямбах" Давид Дисипат также отмечает, что свт. Григорий находится в заключении [40]. В письме "К монаху Дамиану, философу" свт. Григорий Палама обнаруживает свое знакомство с "Ямбами" и дает Давиду Дисипату высокую оценку: "…замечательный во всем наш Давид" [41]. Кроме того, в этом же письме он пишет, что послал Дамиану "первое из своих опровержений" (τῶν πρὸς αὐτά μοι πεποιημένων ἐλέγχων ἔπεμψα τῇ σῇ σοφίᾳ τὸν πρῶτον) против сочинений Акиндина [42]. Под "сочинениями" Григория Акиндина, очевидно, имеются в виду его "Опровержения" [43], с которыми свт. Григорий Палама познакомился в начале 1343 года и на которые ответил Антирритиками. Акиндин в письме к патриарху Иоанну Калеке, датируемом летом 1343 - весной 1344 года [44], упоминает некоего Давида (очевидно, Давид Дисипат), который наряду со свт. Григорием Паламой, с Марком Киртом [45] и неизвестным монахом Курой (Κουρᾶς - [46]) заявляет о том, что они "своими телесными глазами видят природный и сущностный образ и славу неизреченного Божества" [47]. Возможно, это упоминание свидетельствует о знакомстве Акиндина с "Ямбами" Давида Дисипата к времени написания этого письма. Таким образом, на основании приведенных свидетельств можно с определенной долей вероятности предположить, что "Ямбы" Давида Дисипата, как и письмо свт. Григория Паламы "К монаху Дамиану", были составлены во второй половине 1343 года.

В начале поэмы Давид Дисипат говорит о том, что Акиндин написал ямбы, с тем чтобы посредством стихов соблазнить молодых людей. Давид Дисипат задается вопросом, почему автор, если он так уверен в соответствии своих взглядов учению Церкви, не излагает их ясным образом, т. е. прозой, а прибегает к помощи хитрых словес [48] (следов., Давид Дисипат не знал о написанных Акиндином к началу 1343 «Большом» и «Малом» опровержениях). Обвинения Акиндина несостоятельны и тщетны, и истина - на стороне свт. Григория Паламы, несмотря на временные невзгоды, постигшие его [49]. Прп. Симеон Новый Богослов подвергался подобным испытаниям, прп. Максим Исповедник также страдал, но в итоге одержал победу. Достаточным опровержением учения противников исихастов являются творения прп. Макария Великого. Эти примеры демонстрируют силу Православия, и свт. Григорий Палама также одержит победу. Далее Давид Дисипат излагает православное учение. Бог познаваем только через Свои энергии и совершенно отличен от тварного мира. Дoлжно различать между сущностью и энергией. Хотя и то и другое можно называть Богом, это не приводит к утверждению двух богов. Свет, который таинственно воспринимается при созерцании, является не сущностью Божией, но нетварной энергией. Затем Давид Дисипат различает два рода причастности Богу. Акиндин же не в состоянии ничего противопоставить изложенному, кроме несообразностей: он смешивает нетварное и тварное и впадает в давно известные ереси. В заключительных стихах поэмы Давида Дисипата просит своего адресата как можно скорее прислать ему список ямбов Акиндина.

2. «Слово о кощунствах Варлаама и Акиндина, посланное господину Николаю Кавасиле» (Λόγος περὶ τῶν τοῦ Βαρλαὰμ καὶ ᾿Ακινδύνου βλασφημιῶν ἀποσταλεὶς πρὸς τὸν Καβάσιλαν κύριν Νικόλαον [50]). Согласно датировке, предложенной Цамисом [51] и принятой Байером [52], написано летом 1342 года. Однако наличие в «Слове к Кавасиле» заимствований из шестого и более ранних «Антирритиков против Акиндина» свт. Григория Паламы [53] позволяет уточнить датировку Цамиса и установить terminus post quem для трактата Давида Дисипата - начало 1345 года [54].

Во введении [55] дается краткая характеристика предмета богословской полемики, бегло описывается начало споров и соответствующие церковно-политические события. Вследствие "чрезмерно софистических и коварных" сочинений противников свт. Григория Паламы, являющихся последователями Ария и Евномия и затемняющих запутанными речами ясную истину, читателю трудно разобраться в тонкостях споров. Основной раздел [56] посвящен цитации и разбору творений отцов Церкви, свидетельствующих, что учение о различии в Боге сущности и узреваемых в ней природных свойств - древнецерковное. В ходе полемики обращение на «ты» к адресату сочинения, св. Николаю Кавасиле, приблизительно с середины меняется на прямое обращение к противнику, то есть к Акиндину. В заключении [57] Давид Дисипат высказывает надежду, что мудрый адресат сам разберется в истине; о различии сущности и энергии сказано достаточно. Тщетны надежды противников свт. Григория Паламы, пользующихся политической ситуацией и невозможностью созвать новый Собор, опровергнуть истину. Давид Дисипат напоминает об участи разных еретиков и предсказывает Акиндину и его последователям аналогичную судьбу. Послание заключается побуждением самого себя и адресата к самоочищению посредством слез и молитв, что является необходимым условием для подлинного богословия.

3. «История вкратце о том, как от начала возникла лукавая ересь Варлаама и Акиндина» (῾Ιστορία διὰ βραχέων ὅπως τὴν ἀρχὴν συνέστη ἡ κατὰ τὸν Βαρλαὰμ καὶ ᾿Ακίνδυνον πονηρὰ αἵρεσις [58]). Написана в начале 1346 года по просьбе императрицы Анны Палеологины. Никифор Григора в "Первых антирритиках" (1350) дословно цитирует место из "Истории вкратце", в котором приводится сравнение нетварной сущности и энергии с источником (πηγή) и водой из этого источника, приписывая цитируемые слова свт. Григорию Паламе, хотя подобное сравнение не встречается в сочинениях святителя. Вероятно, Григора познакомился с «Историей вкратце» Давида Дисипата при императорском дворе в 1346/47 году [59].

Текст «Истории вкратце» был издан дважды: еп. Порфирий (Успенский) издал его по рукописи Метеорского Варлаамовского монастыря (ее местонахождение в наст. момент неизвестно), не содержавшей имени автора, а М. Кандаль - на основе рукописи Monac. gr. 508 (XIV в.) с использованием еще четырёх рукописей и приведением разночтений по изданию еп. Порфирия. Кандаль различает две редакции текста "Истории вкратце": первоначальную, изданную им (A), и более позднюю (B) с подборкой цитат из творений св. отцов, изданную еп. Порфирием. Наличие в последней среди святоотеческих цитат первой анафемы из «Глав против Варлаама и Акиндина» Синодика в Неделю Торжества Православия [60] позволяет отнести редакцию В к времени после 1351/52 году. Однако Р. Браунинг, издатель «Ямбов» Давид Дисипат против Акиндина, исследовав рукопись Oxon. Misc. gr. 120 (XIV-XV вв.), которую использовал и Кандаль, обнаружил, что по сравнению с редакцией A текст оксфордской рукописи содержит еще несколько интерполяций, не учтенных в издании Кандаля [61]. Известен также славянский перевод «Истории вкратце». Текстологический анализ - наличие чтений как первой, так и второй редакции [62], присоединение святоотеческих цитат, соответствующих первым восьми в редакции B, в конце сочинения - показывает, что греческий текст, с которого был сделан перевод, представляет собой, вероятно, промежуточную редакцию между редакциями A и B.

В сочинении излагается в сжатом виде история и содержание споров. Давид Дисипат отождествляет позиции Варлаама и Акиндина, но в конце отмечает, что после осуждения Варлаама Акиндин в стремлении избежать подобного наказания отрекся от Варлаама и впал в еще худшую ересь: он отождествлял нетварную энергию и сущность Бога и утверждал причаствуемость божественной сущности для всего тварного мира.

4. «О еже не впасти в ересь Варлаама и Акиндина, кир Давида мниха и философа изложение» [63]. Сочинение известно только в славянском переводе, греческий оригинал неизвестен. Согласно Прохорову, сочинение было написано ранее осени 1342 года, когда Акиндин мог лишь устно критиковать свт. Григория Паламу, пока не получил от патриарха разрешение на письменную полемику. Свое предположение Прохоров основывает на неупоминании имени Григория Акиндина в «Слове к Кавасиле», датируемом Цамисом 1342 годом, и в «Диалоге православного с варлаамитом» свт. Григория Паламы, написанном осенью 1341 года. Однако данная гипотеза не может быть принята по двум причинам: во-первых, «Слово к Кавасиле», где имя Акиндина не упоминается (помимо надписания и обыгрывания в тексте), как уже говорилось, должно быть передатировано более поздним временем; во-вторых, имя Акиндина упоминается в заглавии «Изложения» и пока нет оснований считать заголовок не принадлежащим самому Давиду Дисипату. Таким образом, в настоящее время точная дата написания этого сочинения не может быть установлена.

Славянские переводы сочинений

Известны славянские переводы двух сочинений: «О еже не впасти в ересь Варлаама и Акиндина, кир Давида мниха и философа изложение» («Изложение») и «Сказание монаха кир Давида, како Варлаам изьобрете и състави свою ересь» («История вкратце»). Перевод их был выполнен, вероятно, еще в XIV веке в Парории. Однако рукописная традиция XIV-XV веков мало исследована. Списков XIV века, по всей видимости, не сохранилось. Указывается [64] лишь два болгарских списка «Истории вкратце» XV-XVI вв.: Загребский сборник Владислава Грамматика 1469 года [65] и Сборник XVI в., содержащий сочинения патриарха Евфимия Тырновского, южнославянским книжников XV века (Кантакузина Димитрия, Константина Костенечского и др.) и написанный известным книгописцем Виссарионом Дебарским [66]. В Загребском сборнике, где «История вкратце» помещена вслед за письмом свт. Григория Паламы к императрице Анне, К. Иванова обнаружила «несколько дополнительных ругательств в адрес Варлаама и Акиндина», неизвестных в русском и греческом списках этого сочинения [67]. Южнославянские списки «Изложения» неизвестны, сочинение сохранилось лишь в русских списках.

На Русь сочинения Давида Дисипата пришли, вероятно, в первой половине XV века через болгарское посредство в эпоху «второго южнославянского влияния». Списки, содержащие сочинения Давида Дисипата, представляют собой антилатинские полемические сборники с похожим составом.

В XVI веке сочинения Давида Дисипата были включены митр. Макарием в состав августовской части Великих Четьих Меней (не изд.) под 31-м числом и присутствуют в «Успенском» [68] и, вероятно, в «Царском» [69] списках (в изд. Прохорова не учтены).

Богословие Давида Дисипата

Учение Давида Дисипата до сих пор не изучено подробно, а основные его сочинения («Ямбы» и «Слово к Кавасиле») не переведены на другие языки. В научной литературе имеется только одна (отчасти устаревшая) статья Байера [70], в которой учение Давида Дисипата (без учета опубликованных позже слав. перевода «Изложения» Давида Дисипата и сочинений и писем Григория Акиндина) представлено кратко и главным образом описательно, хотя и с некоторыми критическими замечаниями и важными наблюдениями.

Определенная самостоятельность Давида Дисипата проявляется лишь в «Ямбах» против Акиндина - вероятно, самом раннем его сочинении. Возможно, эта самостоятельность объясняется недостаточным знакомством Давида Дисипата с учением свт. Григория Паламы во всех деталях. Отмечаемые ниже черты богословия Давида Дисипата никак не проявляются в дальнейших его сочинениях.

Во-первых, Давид Дисипат учит о двух родах причастности Богу - всей твари по простому логосу творения [71] и святых по боготворящему причастию [72]. В свою очередь сама причастность твари разнообразна вследствие разности природ [73] существ неодушевленных, одушевленных и разумных. Свт. Григорий Палама выделял только особую причастность обоженных святых по сравнению с прочими людьми. Григорий Акиндин излагал это мнение свт. Григория Паламы в том смысле, что святые причастны нетварным энергиям, а другие люди - тварным [74]. Впоследствии антипаламит Исаак Аргир [75] в полемике против имп. Иоанна Кантакузина высказал аналогичные соображения, выделив четыре рода причастности: ипостасное единение, энергию творения, обожение (в этой жизни) и прославление (на небе) [76].

Во-вторых, Давид Дисипат называет природу (сущность) и отличную от нее энергию (энергии) Бога не «божеством» (qe όthj), но «божественностью» (θειότης). Это словоупотребление, несвойственное свт. Григорию Паламе (а также автору «Ареопагитик», на которого в первую очередь опирался свт. Григорий), можно объяснить, по-видимому, стремлением строго следовать терминологии ап. Павла: «Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божественность, от создания мира через рассматривание творений видимы...» (Рим. 1:20; разночтения отсутствуют [77]; в слав. и синодальном пер. - «Божество»).

Как полемист Давид Дисипат строго не придерживается объективности. «Ямбы» он писал, по собственному признанию, не ознакомившись предварительно со стихами Акиндина (хотя и просил прислать ему список поэмы Акиндина как можно скорее). Полемизируя с Акиндином в «Слове к Кавасиле», он не цитирует произведения противника дословно, но излагает возражения своими словами, не опровергая оппонента методично, цитата за цитатой (метод, использованный Акиндином при разборе «Диалога православного с варлаамитом» свт. Григория Паламы [78]). Следуя требованиям политической борьбы, Давид Дисипат, как и все соратники свт. Григория Паламы, представляет Акиндина последователем Варлаама [79] с целью доказать, что противник подпадает под осуждение томоса Собора 1341 года [80]. Однако взгляды Григория Акиндина существенно отличались от позиции Варлаама Калабрийского. Так, согласно Давиду Дисипату, Акиндин учил, что Фаворский свет является либо тварным, либо сущностью Божией [81]. На самом же деле Акиндин на вопрос, считает ли он Фаворский свет тварным или нетварным, отвечает, что как во Христе существуют две природы, одна нетварная, другая тварная, так и в Фаворском свете следует различать две природы [82]. Позднее споры о природе Фаворского света велись, в частности, между антипаламитами Исааком Аргиром и Феодором Дексием [83]. Так, согласно Исааку Аргиру [84], Фаворский свет - это первобытный свет и природная красота, с которой Бог сотворил Адама (отождествление славы Адама, о которой в Библии прямо не сказано, со славой Моисея на горе Синай - древняя святоотеческая традиция, разделявшаяся и свт. Григорием Паламой [85], который, однако, отождествлял эту славу с нетварным светом). Но, если считать Фаворский свет только нетварным, возникает поднятый Варлаамом вопрос: каким образом апостолы могли видеть нетварный свет телесными очами? Ведь, согласно учению свт. Григория Паламы, Фаворский свет видим не только духовно [86] или умом, но «свет был все же видим чувственными глазами... телесными глазами»; «апостолы удостоились воспринять его телесными очами»; «Господне тело... внешне освещало окружавших его достойных учеников и внедряло в их душу просвещение через чувственные глаза»; Фаворский свет «восприняли даже телесные глаза». В более поздних сочинениях свт. Григорий Палама не уточняет и не развивает свое учение об «умном чувстве» (νοερὰ αἴσθησις), изложенное в первой из трёх «Триад в защиту священнобезмолвствующих» [87], но лишь пишет, что Бог, даровавший благодать, знает, каким образом становится видимым Фаворский свет ([88]), и даже если апостолы видели Свет телесными очами, то все же преображенными силой Духа. Давид Дисипат вовсе не касается этих вопросов в своих сочинениях.

Как богослов Давид Дисипат малооригинален; в большинстве случаев он недостаточно убедительно отвечает на те доводы или цитаты Акиндина, которые остались не разобранными или не приведенными свт. Григорием Паламой, а повторяя аргументы свт. Григория, не формулирует и не разрешает ряда трудностей и терминологических нюансов, возникающих при углубленном анализе учения свт. Григория Паламы, на которых будут сосредоточены дальнейшие дебаты.

Сочинения

  • Порфирий (Успенский), еп. История Афона. СПб., 1892. Ч. 3. Т. 2. С. 266-270 (рус. пер.), 821-828 (греч. текст);
  • Candal M. Orígen ideológico del palamismo en un documento de David Disípato // OCP. 1949. T. 15. P. 85-125;
  • Browning R. David Dishypatos' Poem on Akindynos // Byz. 1955-1957. T. 25-27. P. 713-745;
  • Τσάμης Ϫ. Γ. Ϫαβὶδ Ϫισυπάτου Λόϒος κατὰ Βαρλαὰμ καὶ ᾿Ακινδύνου πρὸς Νικόλαον Καβάσιλαν. Θεσσαλονίκη, 1973. 19762. (Βυζαντινὰ κείμενα καὶ Μελέται; 10);
  • Прохоров Г. М. Сочинения Давида Дисипата в древнерусской литературе // ТОДРЛ. 1979. Т. 33. С. 47-54.
  • Монах Давид Дисипат. Полемические сочинения. История и богословие паламитских споров / Под общ. ред. А.И. Солопова; науч. ред. Д.С. Бирюков; сост. Д.А. Поспелов; пер. с древнегреч. З.А. Барзах, А.И. Волчкевич, А.В. Маркова, Д.А. Поспелова, Д.А. Черноглазова. Москва; Святая гора Афон: Никея; Пустынь Новая Фиваида Афонского Русского Пантелеимонова монастыря, 2012. – (Византийская философия. Т. 9; Smaragdos Philocalias).

Литература

  • ИАБ, № 6. 1465-1475.
  • PLP, N 5532 (биогр., ист., соч. и лит.);
  • Meyendorff. Introduction. P. 70-71, 78, 117;
  • Loenertz R. Dix-huit lettres de Grégoire Acindyne analysées et datées // OCP. 1957. Vol. 23. P. 114-144 (= Idem. Byzantina et Franco-Graeca. R., 1970. P. 81-110);
  • Laurent V. L'assaut avorté de la Horde d'Or contre l'Empire byzantine // REB. 1960. T. 18. P. 145-162;
  • Иванова-Константинова Кл. Някои моменти на българо-византийските литературни връзки през XIV: (Исихазмът и неговото проникване в България) // Старобългарска лит-ра. 1971. Т. 1. С. 209-242;
  • Beyer H.-V. David Disypatos als Theologe und Vorkämpfer für die Sache des Hesychasmus (ca. 1337 - ca. 1350) // JÖB. 1975. Bd. 24. S. 107-128;
  • Прохоров Г. М. Сочинения Давида Дисипата в древнерусской литературе // ТОДРЛ. 1979. Т. 33. С. 32-47;
  • Hero A. C. Letters of Gregory Akindynos. Wash., 1983. (CFHB; 21);
  • Nadal Cañellas J. La résistance d'Akindynos à Grégoire Palamas: Enquête hist., avec trad. et comment. de quatre traités édités récemment.
  • Leuven, 2006. Vol. 2: Commentaire historique. (SSL. EtDoc; 51).

Использованные материалы

  • М. М. Бернацкий, А. Г. Дунаев. Давид Дисипат. // Православная энциклопедия, Т. 13, С. 582-590
  • Монах Давид Дисипат. Полемические сочинения. История и богословие паламитских споров / Под общ. ред. А.И. Солопова; науч. ред. Д.С. Бирюков; сост. Д.А. Поспелов; пер. с древнегреч. З.А. Барзах, А.И. Волчкевич, А.В. Маркова, Д.А. Поспелова, Д.А. Черноглазова. Москва; Святая гора Афон: Никея; Пустынь Новая Фиваида Афонского Русского Пантелеимонова монастыря, 2012. – (Византийская философия. Т. 9; Smaragdos Philocalias). (взята иллюстрация)



[1]  PLP, N 8058

[2]  PLP, N 15132

[3]  Barlaam Calabr. Ep. 5. 110-113

[4]  Nadal Cañellas. 2006. P. 130-131

[5]  Greg. Acind. Ep. 12

[6]  Philotheus. Encomium // PG. 151. Col. 597

[7]  Loenertz. 1970. P. 89-90; Laurent. 1960. P. 150

[8]  т. е. монголов - Loenertz. 1970. P. 90-91; Laurent. 1960. P. 148-153; протопр. И. Мейендорф отождествлял их с болгарами: Meyendorff. Introduction. P. 79. Not. 55

[9]  Greg. Acind. Ep. 12. 40-41

[10]  χειμῶνος τὸ ἀκμαιότατον - ᾿Ιωσὴφ Καλοθέτου Συγγράμματα / ᾿Εκδ. Ϫ. Γ. Τσάμη. Θεσσαλονίκη, 1980. S. 238. 73

[11]  PLP, N 5490

[12]  ΓΠΣ. T. 2. S. 479-500

[13]  RegPatr, N 2210 и 2212

[14]  Τσάμης. 1973. Σ. 18-20

[15]  Greg. Acind. Ep. 12. 64-66

[16]  Laurent. 1960. P. 145 и далее

[17]  RegPatr, N 2270

[18]  Βίος ἁγίου ᾿Ισιδώρου. 54 // Θιλοθέου Κωνσταντινου πόλεως τοῦ Κοκκίνου ῾Αγιολογικὰ ἔργα / ᾿Εκδ. Δ. Γ. Τσάμη. Θεσσαλονίκη, 1985. T. 1. Σ. 396. 19-397. 20

[19]  PLP, N 5532

[20]  Treu M. ᾿Επιστολὴ Γριγορίου τοῦ Παλαμᾶ πρὸς Δαβΐδ μοναχὸν Δισύπατον // ΔΙΕΕ. 1890. T. 3. Σ. 229-234

[21]  Upsal. Gr. 28a. Fol. 99

[22]  Meyendorff. Introduction. P. 378

[23]  Τσάμης. 1973. Σ. 21-23

[24]  Beyer. 1975. S. 127-128; Прохоров. 1979. С. 37

[25]  ΓΠΣ. T. 4. S. 142

[26]  Pétridès S. David et Gabriel, hymnographes // EO. 1905. Vol. 8. P. 299

[27]  PLP, N 5015

[28]  PLP, N 5021

[29]  Niceph. Greg. Antirrh. 1. 1. 2; Idem. Hist. 14. 7

[30]  Beyer. 1975. S. 125

[31]  Rigo A. L'assemblea generale athonita del 1344 su un gruppo di monaci bogomili // Cristianesimo nella storia. 1984. Vol. 5. P. 475-506; здесь: P. 484-485

[32]  Meyendorff. Introduction. P. 55-56

[33]  изд.: Browning. 1955-1957. P. 723-738

[34]  PG. 150. Col. 843-862

[35]  Browning. 1955-1957. P. 738. 8

[36]  Greg. Acind. Ep. 42. 154-161; Nadal Cañellas. 2006. P. 267

[37]  О времени заключения святителя в тюрьму см.: Meyendorff. Introduction. P. 103-105

[38]  Greg. Acind. Ep. 42. 160-162

[39]  Philotheus. Encomium // PG. 151. Col. 608-609

[40]  Browning. 1955-1957. P. 725. 110-726. 113

[41]  ΓΠΣ. T. 2. Σ. 456. 7-8

[42]  ΓΠΣ. T. 2. Σ. 455. 27-29

[43]  Greg. Acind. Refut. duae

[44]  Hero. 1983. P. 370

[45]  PLP, N 17086

[46]  PLP, N 92448

[47]  Greg. Acind. Ep. 37. 135-139

[48]  Browning. 1955-1957. P. 723. 1-725. 105

[49]  Browning. 1955-1957. P. 726. 139-729. 230

[50]  далее: «Слово к Кавасиле»; изд.: Τσάμης. 1973. Σ. 39-107

[51]  Τσάμης. 1973. Σ. 39

[52]  Beyer. 1975. S. 109

[53]  Антирритики против Акиндина. 6. 21. 77 // ΓΠΣ. T. 3. Σ. 443-444; ср.: Τσάμης. 1973. Σ. 60-61

[54]  Об уточнении датировки 6-го Антирритика свт. Григория см.: Hero A. C. Some Notes on the Letters of Gregory Akindynos // DOP. 1982. Vol. 36. P. 223; Hero. 1983. P. XXVIII. Not. 106

[55]  Τσάμης. 1973. Σ. 35. 1-41. 14

[56]  Τσάμης. 1973. Σ. 41. 14-88. 31

[57]  Τσάμης. 1973. Σ. 88. 31-95. 5

[58]  Далее: «История вкратце»; изд.: Порфирий (Успенский). 1892. С. 821-828; Candal. 1949. P. 116-125

[59]  Beyer. 1975. S. 126

[60]  Gouillard. Synodikon. P. 81

[61]  Browning. 1955-1957. P. 742-743

[62]  Прохоров. 1979. С. 42

[63]  далее: «Изложение»; изд.: Прохоров. 1979. С. 47-50

[64]  Иванова-Константинова. 1971. С. 230

[65]  Загреб. Архив ХАЗУ. III а 47. Л. 707-709

[66]  Ангелов Б. Ст. Из старата българска, руска и сръбска литература. София, 1967. Кн. 2. С. 166

[67]  Иванова-Константинова. 1971. С. 230; Христова Б. Опис на ръкописите на Владислав Граматик. Вел. Търново, 1996. С. 39

[68]  ГИМ. Син. № 997. Л. 397 об. - 1401 об.; Иосиф, архим. Оглавление ВМЧ. С. 469 (2-я паг.)

[69]  ГИМ. Син. № 183

[70]  Beyer. 1975

[71]  ἡ μὲν καθ᾿ ἁπλοῦν δημιουργίας λόγον, καθ᾿ ἣν μεθεκτός ἐστι πάσῃ τῇ κτίσει - Browning. 1955-1957. P. 735. 462-463

[72]  μόνων δ᾿ ἀληθῶς εὐσεβῶν ἡγνισμένων ὁλοσχερῶς τε τῷ θεῷ προσκειμένων τῷ τῆς θεουργοῦ τυγχάνειν μετουσίας - Browning. 1955-1957. P. 735. 484-486

[73]  κἂν ἡ μέθεξις ποικίλη τις τυγχάνῃ τῷ τὰς φύσεις τοῖς οὖσι ποικίλως ἔχειν - Browning. 1955-1957. P. 735. 465-466

[74]  Greg. Acind. Refut. duae. 4. 34. 30-33. P. 370

[75]  PLP, N 1285

[76]  трактат изд. лишь фрагментарно; главная его идея указывается на основании изложения в кн.: Mercati G. Notizie di Procoro e Demetrio Cidone, Manuele Caleca e Teodoro Meliteniota ed altri appunti per la storia della teologia e della letteratura bizantina del sec. XIV. Vat., 1931. P. 232. (ST; 56); ср.: ИАБ, № 6. 1509

[77]  Nestle-Aland. NTG. P. 410

[78]  Greg. Acind. Refut. duae. P. 413-430

[79]  История вкратце // Candal. 1949. P. 124. 138 sq.

[80]  RegPatr, N 2213

[81]  Изложение // Прохоров. 1979. С. 47. Л. 73

[82]  Greg. Acind. Ep. 62. 48-53 // Hero. 1983. P. 252

[83]  PLP, N 5194; 1-е изд.: Theodorus Dexius. Opera omnia / Ed. I. Polemis. Turnhout, 2003. (CCSG; 55)

[84]  ИАБ, № 6. 1508

[85]  см., напр.: Антирритики против Акиндина. 6. 10. 28 // ΓΠΣ. Τ. 3. Σ. 405. 27-32

[86]  Триады. I 3. 30 // ΓΠΣ. Τ. 1. Σ. 441. 23

[87]  Прот. В. Асмус, М. М. Бернацкий. "Григорий Палама", раздел "Учение Григория Паламы. Отношение к философии. Учение об «умном чувстве»". // "Православная энциклопедия. Т. 13, С. 12-41 - http://www.pravenc.ru/text/168057.html#part_23

[88]  Антирритики против Акиндина. 4. 15. 42 // ΓΠΣ. Τ. 3. Σ. 271. 5-6

Редакция текста от: 27.02.2022 18:31:12

"ДАВИД ДИСИПАТ" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google