ИРИНА АФИНЯНКА

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Константин и Ирина. Фрагмент фрески "VII Вселенский Собор". Роспись собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря. 1502 г. Мастер Дионисий
Константин и Ирина. Фрагмент фрески "VII Вселенский Собор". Роспись собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря. 1502 г. Мастер Дионисий
Ирина Афинянка (греч. Εἰρήνη; нач. 750-х - 803), византийская императрица (9 сентября 780 - декабрь 790, январь 792 - 31 октября 802), восстановительница иконопочитания, святая благоверная

Память 9 августа [1]

Ирина была в родстве с кланом Серандапихов, ведшим происхождение от Висира, ближайшего соратника имп. Льва III Исавра (717-741). Клан относился к т. н. новой знати, выдвинувшейся при императорах Исаврийской династии [2]. Видимо, решение имп. Константина V женить своего сына и соправителя Льва IV на Ирине демонстрировало преемственность политики Константина и его отца. 1 ноября 769 года Ирина прибыла в Константинополь на корабле из Афин. На этом основании ее обычно считали афинянкой, однако из источника ("Хронографии" Феофана Исповедника) это не следует. Афины могли быть местом службы ее отца, о котором сведения не сохранились (к 769 он уже умер). В 798 году во всяком случае в Афинах служил патрикий Константин Серандапих [3]. Семья Серандапихов, несомненно, входила в состав высшей константинопольской аристократии.

После торжественной встречи патриарх  Никита I Константинопольский совершил обручение Ирины со Львом в дворцовой Фаросской церкви. 17 декабря Ирина была коронована августой (описание этой церемонии сохранилось в трактате имп. Константина VII Багрянородного "О церемониях византийского двора" [4]), а затем состоялось венчание.

Единоличная правительница

При единоличном правлении Льва IV (775-780) августа не играла существенной роли, и даже при короновании их сына Константина VI в 776 году она оставалась на хорах храма Св. Софии и не выходила на амвон, что подчеркивало ее второстепенное положение. Именно поэтому Феофан начинает рассказ о регентстве Ирины такими словами: "В этом [780] году благочестивейшая Ирина вместе со своим сыном Константином удивительным образом от Бога получает царство" [5]. По-видимому, приход Ирины к власти явился результатом компромисса между различными политическими силами, что и предопределило неустойчивость ее положения в дальнейшем. В истории Византии были прецеденты кратковременного женского регентства (Прокопия в V в., Мартина в VII в.), но не единоличного правления женщины; т. о., Ирина стала первой женщиной в истории империи, правившей единолично от своего имени.

Сразу же столкнувшись с заговором в пользу кесаря Никифора, брата Льва IV, Ирина проявила решительность и заставила постричься в монахи и принять священнический сан других братьев Льва IV (Никифор был сослан в Херсонес). В начале своего правления Ирине удалось добиться соглашения с будущим франкским имп. Карлом Великим о помолвке его дочери Ротруды с Константином VI. Мотивом послужило, вероятно, наличие общего для двух государств врага - лангобардов Южной Италии. Византия сразу же извлекла из этого соглашения выгоду, поскольку в начале 781 года на византийской Сицилии вспыхнуло антиправительственное восстание Елпидия, предводители которого уже не могли рассчитывать на помощь франков и были, хотя и с трудом, разгромлены. Однако переброска византийских войск из Малой Азии позволила арабам во главе с халифом Харуном ар-Рашидом дойти до Мраморного моря, и мир был куплен лишь ценой ежегодной дани в 70 или в 90 тыс. номисм. Трехлетнюю передышку Ирина использовала для военных операций на Балканах, куда она направила своего фаворита евнуха Ставракия. Эти действия явились важным шагом в подчинении славянских племен византийской власти. Ирина смогла без военных столкновений со славянами посетить Веррию, переименованную в Иринополь, и Филиппополь, что до того было невозможно. Она также укрепила важный приморский г. Анхиал.

Восстановление иконопочитания

31 августа 784 года патриарх Павел IV Константинопольский якобы без ведома императрицы под предлогом болезни оставил кафедру и удалился в монастырь Флора. Ирина воспользовалась этой ситуацией для того, чтобы достичь наконец примирения со "старой" знатью, находившейся в оппозиции к Исаврийской династии. Непременным условием этого было восстановление иконопочитания, но любые шаги такого рода должны были встретить очень серьезное сопротивление в придворных и военных кругах. Об отношении Ирины к почитанию священных изображений ничего не известно. Сообщения позднейших источников о том, что она будто бы еще при жизни Льва IV тайно поклонялась иконам, являются очевидной проекцией историй о блж. имп. Феодоре, которая втайне от мужа, имп.-иконоборца Феофила, молилась перед иконами, спрятанными на ее половине дворца. Так или иначе, то, что произошло после ухода патриарха Павла, выглядит хорошо подготовленной инсценировкой. Императрица прибыла в монастырь Флора вместе с сыном и стала упрекать патриарха за его поступок. На это он ответил: "О, если бы я никогда не восходил на эту кафедру, когда Церковь Божия подвергается тирании, отколота от остальных кафолических престолов и предается анафеме". Тогда Ирина направила к нему патрикиев и избранных синклитиков, которым Павел заявил о необходимости созвать Вселенский Собор, чтобы исправить их заблуждение. Тем самым было инициировано открытое обсуждение вопроса об иконах и о созыве Собора. На следующий год, после смерти Павла, патриархом стал протоасикрит Тарасий, представитель одного из старейших константинопольских аристократических родов. Большинство исследователей рассматривают Тарасия как доверенное лицо или даже креатуру Ирины, однако гораздо вероятнее, что за ним стояла "старая" знать, вернувшая себе контроль над патриаршим престолом, которого ее лишил еще имп. Лев III, сместивший в 730 году патриарха Германа. Ирина же в обмен на поставление Тарасия приобретала поддержку весьма влиятельной в византийском обществе группы. Избрание нового патриарха было обставлено таким образом, что он получил формальное доверие "всего народа". С одной стороны, это позволило ему выдвинуть условием своего поставления созыв Вселенского Собора, а с другой - дало определенную независимость от Ирины. Собор был выгоден не только Тарасию и сторонникам иконопочитания, но и непосредственно Ирине, поскольку давал ей необходимую легитимацию: соборные деяния должны были иметь надписание: "При благоверных государях Ирине и Константине". Первая попытка созвать Собор была предпринята в 786 году в Константинополе, однако солдаты тагм (гвардейских подразделений, базировавшихся в столице) сорвали заседание, угрожая убить патриарха и всех православных епископов и игуменов. На следующий год Ирина вывела тагмы за пределы Константинополя под предлогом похода против арабов, в то время как столицу заняли фемные войска. Затем тагмы были разоружены и распущены. Это дало возможность успешно провести VII Вселенский Собор в Никее в сентябре-октябре 787 года.

Первое отрешение от власти

Отношения с франками между тем ухудшились. Помолвка Константина с Ротрудой была расторгнута, а в Южной Италии начались военные действия, в которых византийцы потерпели поражение. Константин VI, достигший к тому времени совершеннолетия, стремился к власти и организовал заговор против Ставракия. Однако замысел был раскрыт, и сторонники Константина подверглись репрессиям. Затем Ирина попыталась привести все фемы к присяге в том, что они не примут его в качестве правящего императора. По принуждению присягнули все фемы, кроме Армениака, стратиоты которого посадили под стражу своего стратига и провозгласили единоличным императором Константина. Их примеру затем последовали и остальные фемы. Собравшись в октябре 790 года в Атроа (Вифиния), фемные войска потребовали выслать им Константина. Ирине ничего не оставалось, как согласиться. В декабре он вошел в столицу, отрешил Ирину от власти и сослал всех приближенных к ней евнухов. Ставракий был пострижен в монахи и тоже сослан. Ирину поместили под домашний арест, она жила в построенном ею дворце Елевферия в Константинополе. В январе 792 года Ирина снова получила статус соправительницы, но не реальную власть. Прп. Феофан Сигрианский, в целом благожелательный к Ирине, утверждает, что именно по ее наущению Константин совершал различные неблаговидные поступки, в т. ч. развелся с женой Марией Амнийской, брак с которой Ирина сама же устроила. Этот факт весьма вероятен, поскольку новая жена Константина, Феодота, была кувикуларией (фрейлиной) Ирины. Тем не менее, когда преподобные Платон и Феодор Студиты выступили против этого брака, Ирина, по словам прп. Феофана, защищала их, "потому что они противились ее сыну и срамили его" [6].

Возвращение на престол

В сентябре 796 года Ирина и Константин выехали на воды в Прусу. В это время Константину сообщили, что у него родился сын, и он спешно отбыл в столицу. Воспользовавшись его отсутствием, Ирина склонила на свою сторону командиров тагм и других сановников. В июле 797 года, когда Константин вернулся из неудачного похода против арабов, некие солдаты из тагм попытались его схватить. Тогда он переправился в Малую Азию, чтобы собрать фемные войска. Ирина, по утверждению прп. Феофана, была очень напугана его намерениями и думала послать к нему епископов, чтобы получить гарантии неприкосновенности, а затем отойти от дел. Однако среди сопровождавших императора были люди Ирины, и она дала им знать, что выдаст их, если те не доставят Константина в столицу. 15 августа его переправили в Константинополь и заточили во дворце. Там 19 августа Константин был ослеплен очень жестоким образом, отчего вскоре умер. Началось единоличное правление Ирины, которая ввиду беспрецедентности ситуации стала титуловаться "император (муж. р.) Ирина" (греч. Εἰρήνη βασιλεύς).

Источники дают очень мало сведений о событиях 797-802 годов. Внешняя политика Ирины была в основном направлена на заключение мирных соглашений с франками и арабами, в чем императрица, по крайней мере отчасти, преуспела. Ирине, однако, пришлось примириться с коронацией Карла Великого императором в декабре 800 года. Сообщение прп. Феофана о том, что Карл предлагал Ирине заключить брак и тем самым объединить Восточную и Западную империи, является предметом научной дискуссии. Посольство от Карла прибыло в Константинополь в 802 году, незадолго до свержения Ирины. Государственное управление в это время находилось в руках фаворитов Ирины евнухов Аэтия и возвращенного из ссылки Ставракия, которые постоянно враждовали между собой, стремясь к тому, чтобы после смерти Ирины престол достался родственникам. Не добившись своей цели путем придворных интриг, Ставракий стал готовить заговор, но Ирина и Аэтий воспрепятствовали его замыслам, и вскоре он умер. Аэтий, получив всю власть, восстановил против себя константинопольскую знать (в т. ч. и семейство Серандапихов), что предопределило падение Ирины.

Отречение и ссылка

31 октября 802 года императором был провозглашен логофет геникона (министр финансов) Никифор I. Согласно прп. Феофану, тот обещал Ирине оставить ее во дворце Елевферия в обмен на выдачу всех царских сокровищ, однако слово не сдержал и сослал ее вначале на остров Принкипо (Принцевы острова) в основанный ею монастырь, а затем на остров Лесбос, где Ирина и скончалась. Сообщение о возможности такой сделки выглядит весьма сомнительным, в особенности если учесть крайнюю тенденциозность хрониста по отношению к Никифору. Финансовая политика Ирины характеризовалась существенными налоговыми послаблениями, особенно в пользу монастырей и богоугодных заведений, поэтому Никифору, чтобы пополнить казну, пришлось прибегнуть к жесткому сбору недоимок. В марте 801 года Ирина на год освободила от налогов жителей Константинополя и снизила таможенные пошлины, взимавшиеся при входе в Босфор и Дарданеллы. Подобные меры, направленные на завоевание поддержки для неустойчивого режима Ирины, не могли не привести к расстройству гос. финансов.

Ирина скончалась 9 августа 803 года на Лесбосе и была погребена в монастыре на острове Принкипо, но между 861 и 864 годами ее тело уже находилось в саркофаге из проконесского мрамора в т. н. герооне Юстиниана в храме св. Апостолов в Константинополе.

Для византийцев IX века вопрос о том, было ли жестокое ослепление Константина VI совершено с ведома Ирины, был чрезвычайно важным. Прп. Феофан Сигрианский, современник событий, совершенно недвусмысленно отвечает на этот вопрос утвердительно: "...по решению (γνώμῃ) его матери и ее советников" [7]. Однако многие другие писатели того времени (прп. Феодор Студит, свт. Мефодий, патриарх Константинопольский, и некоторые агиографы) в отношении к Ирине явно исходят из того, что Ирина не была замешана в этой казни. Разгадка может быть найдена в "Хронике" Георгия Монаха. В ее первоначальной версии, созданной в 846/7 году, рассказ о правлении Ирины заканчивается следующей фразой (эта часть "Хроники" сохранилась только в церковнославянском переводе XIV века, именуемом "Летовник"): "И обретшихсе на сьмрьти ей сь клетвами страшными известивши, яко сыновней слепоте не быти причестне" [8], т. е.: "[Ирина], находясь при смерти, со страшными клятвами известила присутствовавших, что непричастна к ослеплению сына" (пер. Д. Афиногенова).

Одним из важных религиозных мероприятий в правление Константина и Ирины было перенесение мощей Евфимии Всехвальной, вмц. Халкидонской, в 797 году с острова Лемнос в Константинополь. Обнаружение в 781 году во Фракии саркофага с надписью: "Христос родится от Марии Девы, и верую в Него. При Константине же и Ирине, о солнце, вновь меня увидишь" - следует считать инсценировкой с целью легитимации регентства Ирины.

Основным источником сведений о правлении Ирины является "Хронография" прп. Феофана Сигрианского. Кроме того, важная информация содержится в актах VII Вселенского Собора, "Хронике" Георгия Амартола, др. исторических произведениях более позднего времени. Ирина часто упоминается в агиографических памятниках, созданных ее современниками, или в житиях современных ей святых. Агиографические источники не содержат дополнительных сведений о правлении императрицы, однако в отличие от "Хронографии", автор которой был настроен по отношению к Ирине критически, создают образ благочестивой правительницы.

Почитание

Анонимное Житие Ирины [9], изданное Ф. Алькеном [10], сохранилось в единственной рукописи [11], которую этот исследователь датировал XI веком, И. Шевченко - сер. XII века, а Ж. Дюмеж - XIII веком. В заглавии этого произведения указан чин святости Ирины: "Житие преподобной в царствующих Ирины Афинянки". Первые 24 листа текста основаны на "Хронографии" прп. Феофана Исповедника (использовалось также Житие Филарета Милостивого, написанное в 821/822 г.), последние три страницы - на неизвестном источнике. Из "Хронографии" изъят ряд эпизодов, напр. о роли Ирины в ослеплении Алексея Муселе. Как показал У. Т. Тредголд, автор Жития Ирины пользовался исправной рукописью "Хронографии", которая в ряде случаев дает более правильные чтения по сравнению с сохранившимися списками этого исторического сочинения [12]. В заключительной части Жития, где использован неизвестный источник, говорится о ссылке и кончине Ирины. На острове Принкипо императрица основала монастырь, который перед отъездом на Лесбос поручила "чужестранной образом и именем" игумении. В этом монастыре в приделе свт. Николая Чудотворца в церкви Пресв. Богородицы Ирина завещала похоронить себя. Там, по сведениям Жития, ежегодно отмечалась память Ирины с пением гимнов ([13]). По мнению Трeдголда, Житие было составлено в этом монастыре до перезахоронения Ирины в церкви св. Апостолов в Константинополе между 861 и 864 годами.

Память Ирины в византийских и греческих календарях

Краткое упоминание Ирины (иногда вместе с имп. Пульхерией) с указанием на то, что в день ее памяти торжественная служба совершается в церкви св. Апостолов (где находилась ее гробница), встречается под 7 августа в Патмосском и Иерусалимском списках Типикона Великой церкви IX-XI веков [14], в Минологии имп. Василия II кон. X - нач. XI века [15], в Синаксаре Константинопольской церкви конца X века [16] и в ряде других византийских Синаксарей, в т. ч. в стишных [17]. Однако в основанные на стишных Синаксарях греч. печатную Минею (Венеция, 1591) и "Синаксарист" прп. Никодима Святогорца память Ирины не попала. Ирина не упоминается в современной греческой богослужебной Минее и ни в одном из греческих агиологических сводов XIX-XX веков (К. Дукакиса, митр. Софрония (Евстратиадиса), архим. Матфея (Лангиса) и др.), за исключением "Византийского Эортологиона" М. Гедеона [18]. Но в новейшем из сборников житий - "Новом Синаксаристе", составленном иером. Макарием Симонопетритом, приведена память Ирины с краткими биографическими сведениями [19].

Под 9 августа память Ирины Новой указана в Патмосском списке Типикона Великой церкви IX-X веков [20] и в Синаксарях семейства R по классификации И. Делеэ [21].

Из греческих протографов память Ирины под 7 августа попала в славяно-руссие Прологи и затем была внесена в Великие Минеи Четьи [22], но в современном календаре Русской Православной Церкви память Ирины не содержится. Однако ее память под 9 августа включена в "Настольную книгу священнослужителя" (1979) и в "зеленую" Минею Московской Патриархии [1].

Почитание императрицы Ирины на Лесбосе

Согласно местному устному преданию, сосланная на Лесбос Ирина раскаялась в грехах. В память сына она посадила дерево грецкого ореха, которое поливала слезами. Впоследствии из-под корней этого дерева забил источник, существующий до настоящего времени. От его воды получали исцеление многие больные, напр., документально зафиксировано выздоровление в 1425 году Акиндина, сына местной архонтиссы Мельпомены. Ирине явилась Пресвятая Богородица и велела построить монастырь Рождества Богородицы на Карийском холме (τῶν Καρυῶν). В 1235 году монастырь был разрушен во время пиратского набега. В начале XV века Ирина неоднократно являлась мон. Рувиму (+ 1455), побуждая его восстановить обитель, в настоящее время на том месте находится монастырь святых Рафаила, Николая и Ирины.

С именем Ирины также связывают строительство монастыря Пресвятой Богородицы Труллоти в Пирги-Термис близ Митилины.

Тем не менее в число местных Лесбосских святых Ирина не включена [23].

Иконография

Образ Ирины трудно идентифицировать из-за сходства с изображениями вмц. Ирины и других представителей византийской имп. фамилии, носивших это имя, а также по причине лаконичности надписей. Чаще всего Ирину изображали вместе с сыном имп. Константином VI, председательствующей на VII Вселенском Соборе [24]. В этой композиции Ирина всегда представлена традиционным образом: в императорских одеждах, с короной, нередко с нимбом, как напр. в церкви Митрополии в Мистре (1312).

Литература

  • Theoph. Chron. P. 454-480;
  • Mansi. T. 12. P. 951-1154;
  • RegPatr. 1936. Vol. 1. Pt. 2;
  • Georg. Mon. Chron. 1904, 19782; слав. версия: Георгий Амартол. Летовник. СПб., 1878-1881. Вып. 1-3. Л. 354 об. [фототип. изд.];
  • SynCP. Col. 277;
  • Abu Djafar Mohammed ibn Djarir at-Tabari Annales quos scripsit / Ed. M. J. de Goeje. Lugd. Bat., 1881-1898. Ser. 1. Bd. 1-6;
  • Mich. Syr. Cron. T. 1. P. 479 [сир. текст];
  • Libri Carolini // MGH. Conc. T. 2. Suppl. Pt. 1-2;
  • Niceph. Const. Chron.;
  • Symeon the Logothete. Chronicon / Ed. S. Wahlgren. В., 2006. (CFHB);
  • Genesius. De rebus Constantinopolitanis. Lib. I-IV / Rec. С. Lachmann. Bonn, 1834;
  • Cedrenus G. Сomp. hist. 1838-1839. 2 vol.;
  • Zonara. Epit. hist.;
  • Scriptor Incertus de Leone Armenio // Leo Gramm. Chron. 1842. Р. 350-352;
  • Vita Ioannicii // BHG, N 935;
  • Vita Philareti // BHG, N 1511z;
  • Vita Tarasii, patr. CP // BHG, N 1698;
  • Vita Bacchi // BHG, N 209;
  • Encomium Euphemiae // BHG, N 621;
  • Vita Georgii, ep. Amastridis // BHG, 668;
  • Vita Ioannis, ep. Gotthiae // BHG, N 891;
  • Vita Ioannis Psichaïta // BHG, N 896;
  • Vita Irenae Chrysabalanton // BHG, N 925, Vita Nicephori, patr. CP // BHG, N 1335;
  • Vita Nicetae, hegum. Medicii // BHG, N 1341-1342;
  • Vita Theodori Studitae // BHG, N 1754-1755d.
  • Diehl C. Figures byzantines. P., 19083. Vol. 1. P. 77-109;
  • Musca G. Le trattative matrimoniali tra Carlo Magno e Irene di Bisanzino // Annali della Facoltà di Lettere E Filsofia. Bari, 1961. Vol. 7. P. 83-127;
  • Janin R. Irene // BiblSS. 1966. Vol. 7. Col. 887-888;
  • Gero S. Byzantine Iconoclasm during the Reign of Constantine V. Louvain, 1977;
  • Speck P. Kaiser Konstantine VI.: Die Legitimation einen fremden und der Versuch einer eigenen Herrschaft. Münich, 1978. 2 Bde;
  • Hussey J. M. The Orthodox Church in the Byzantine Empire. Oxf., 1986. P. 44-52;
  • Halkin F. Deux impératrices de Byzance // AnBoll. 1988. Vol. 56. P. 6-27;
  • Treadgold W. T. The Byzantine Revival, 780-842. Stanford, 1988. P. 60-126;
  • Schreiner P. Reflexions sur la Famille Impérialle à Byzance (VIII-X siècles) // Byz. 1991. Vol. 61. P. 181-193;
  • Kazhdan A. P., Talbot A.-M. Women and Iconoclasm // BZ. 1992. Bd. 84/85. N 2. S. 391-408;
  • Карташев. Соборы. С. 373-394;
  • Coulie B. Irène // DHGE. T. 25. Col. 1460-1465;
  • Васильев. История. 1998. Т. 1. С. 153-157;
  • PMBZ, N 1439.

Использованные материалы



[1]  «Святой благоверной царицы Ирины (+ 803)». – Настольная книга священнослужителя. Том 3. - М.: Издание Московской Патриархии, 1979, С. 695 - https://pstgu.ru/download/1183108544.tom_3.pdf; «Святыя благоверныя царицы Ирины (+ 803)». - «Зеленые» Минеи. Август. Том 1 (1-13 августа). С. 448 - http://korolev.msk.ru/minea/aug1/aug1448.html

[2]  Подробнее см.: Afinogenov D. A Lost 8th Century Pamphlet Against Leo III and Constantine V? // Eranos. Oslo, 2002. Vol. 100. P. 1-17

[3]  Theoph. Chron. P. 474

[4]  Const. Porphyr. De cerem. I 41

[5]  Theoph. Chron. P. 454

[6]  Theoph. Chron. P. 471

[7]  Theoph. Chron. P. 472

[8]  Георгий Амартол. 1878-1881. Вып. 1-3. Л. 354 об.

[9]  BHG, N 2205

[10]  La vie de l'impératrice Sainte Irène / Ed. F. Halkin // AnBoll. 1988. Vol. 106. P. 5-27

[11]  Vat. gr. 2014

[12]  The Unpublished Saint's Life of the Empress Irene / Ed. W. T. Treadgold // ByzF. 1982. Bd. 8. S. 241

[13]  The Unpublished Saint's Life of the Empress Irene / Ed. W. T. Treadgold // ByzF. 1982. Bd. 8. S. 245

[14]  Дмитриевский. Описание. Т. 1. С. 101; Mateos. Typicon. Т. 1. P. 362

[15]  PG. 117. Col. 576

[16]  SynCP. Col. 872

[17]  см., напр.: Paris. Coisl. 223. 1301 г.

[18]  Γεδεών. ῾Εορτολόγιον. Σ. 150-151

[19]  Μακάριος Σιμωνοπετρίτης, ἱερομόν. Νέος Συναξαριστὴς τῆς ᾿Ορθοδόξου ᾿Εκκλησίας. ᾿Αθῆναι, 2009. Τ. 12: Αὔγουστος. Σ. 67

[20]  Дмитриевский. Описание. Т. 1. С. 102

[21]  SynCP. Col. 877

[22]  Иосиф, архим. Оглавление ВМЧ. Cтб. 404-405 (2-я паг.)

[23]  Σωτηρίου Γ. Π. Λεσβιακὴ ῾Αγιολογία ἢ Λεσβιακὸν Λειμονάριον. Μυτιλήνη, 1958; Idem. Οἱ ἅγιοι τῆς Λέσβου. Μυτιλήνη, 1998

[24]  Напр., росписи: церкви Св. Троицы монастыря Сопочаны, Сербия, ок. 1265 г.; св. Николая в Куртя-де-Арджеш, Румыния, 2-я пол. XIV в.; Рождества Пресв. Богородицы в Ферапонтовом монастыре, 1502; трапезной Бачкова монастыря, Болгария, 1643 г., и мн. др.

Редакция текста от: 09.04.2021 07:28:33

"ИРИНА АФИНЯНКА" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google