СИМОН (ИВАНОВСКИЙ)

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Архиеп. Винницкий Симон (Ивановский)
Архиеп. Винницкий Симон (Ивановский)
Симон (Ивановский) (1888 - 1966), архиепископ Винницкий и Брацлавский

В миру Ивановский Симеон Васильевич, родился 1 февраля 1888 года седьмым и последним сыном в многодетной семье священника Василия Ивановского и жены его Евдокии в селе Каменки Новосильского уезда Орловской губернии. Его старшие братья стали священниками в селах Новосильского уезда, и он также последовал по семейной линии служения.

Закончил церковно-приходскую школу, Ефремовское духовное училище и Тульскую духовную семинарию. В 1908 году был зачислен на 1 курс Московской духовной академии, где на всю жизнь подружился с однокурсником Сергеем Сахаровым, будущим исповедником Афанасием. В 1912 году закончил академию со степенью кандидата богословия.

8 июня 1912 года в Параклитском скиту Троице-Сергиевой Лавры принял монашеский постриг с именем Симон. 16 июня того же года был рукоположен в иеродиакона, а 17-го – в иеромонаха. 1 сентября того же года был назначен заведующим братской богословской школой Соловецкого монастыря.

Из-за слабого здоровья летом 1913 года был переведен помощником смотрителя Кременецкого духовного училища, где за 2 года службы оставил по себе добрую память.

Иером. Симон (Ивановский).  В Сумах.
Иером. Симон (Ивановский). В Сумах.

В войнах периода распада империи

В феврале 1915 года, с приближением фронта к Кременцу, вместе с училищем эвакуировался в Сумы.

В 1916 году принял решение послужить Отечеству на фронте и 25 мая того года был зачислен в штат 140 Зарайского пехотного полка полковым священником. Был отмечен за храбрость во время жестоких боев Брусиловского направления Юго-Западного фронта.

2 сентября 1916 года был переведен на должность помощника смотрителя Сумского духовного училища. В 1917 году участвовал в Московском съезде монашествующего духовенства, оставаясь на позициях патриотизма и государственности.

Летом 1919 года Сумы были заняты частями Добровольческой армии генерала Деникина и впоследствии Сумское духовенство эвакуировалось вместе с ними. Так он переехал в Харьков, а вначале декабря 1919 года - в Крым.

В феврале 1920 года поступил на постоянное место жительства в Херсонесский монастырь города Севастополя. Однако, весной того года снова начались активные действия гражданской войны, епископ Севастопольский Вениамин предложил отцу Симону вернуться в строй военным священником, и тот согласился. 1 апреля того года был назначен военным проповедником Белой Армии генерала Врангеля.

24 апреля 1920 года за усердную службу был возведен в сан архимандрита Временным Высшим Церковным Управленим Юга России.

Начало эмиграции

11 ноября 1920 года, после разгрома Белой Армии под Перекопом и объявленной бароном Врангелем всеобщей эвакуации, отплыл в Константинополь, где работал в военных госпиталях Белой Армии.

7 марта 1921 года вместе с двумя епископами получил назначение в монастырь Вратна Тимочской епархии Сербской Православной Церкви. Им пришлось исполнять все обязанности насельников, так-как, кроме них и сторожа, никого в монастыре не было. Вскоре получил место в приходе в Райяце.

Не принимал участия во I Русском Всезаграничном Церковном Соборе в конце 1921 года и уклонился от одобрения грозящих расколом церковных решений Собора. Не оставлял мысли о возвращении на Родину.

Еп. Кременецкий Симон (Ивановский).  Фото 1929, г. Кременец.
Еп. Кременецкий Симон (Ивановский). Фото 1929, г. Кременец.

Служение на Волыни в Польской Церкви

В июне 1923 года прибыл в Польшу и, по ходатайству митрополита Дионисия (Валединского) перед министром исповеданий Речи Посполитой, 1 июля того года вступил в должность ректора Волынской духовной семинарии и настоятеля Кременецкого Богоявленского монастыря.

Зимой 1924 года по прошествии нескольких месяцев пастырской деятельности в Волынской епархии своей самоотверженной службой обратил на себя внимание иерархов Польской Православной Церкви. 6 апреля того года был хиротонисан во епископа Кременецкого, викария Волынской епархии.

В 1924-1925 годах занимался преимущественно обозрением церквей и приходов. Владыка стал членом Кременецкого отделения "Русского благотворительного общества," которое занималось сбором пожертвований в помощь неимущим. Существенную часть своего архиерейского жалования тратил на обеспечение неимущих семинаристов. Некоторым он обеспечивал обучение не только в семинарии, но и в Варшавском университете. Старался духовно окормлять бо́льшую часть волынских гимназий, где преподавание шло на русском языке, был частым гостем культурных вечеров, которые устраивали учащиеся Варшавской русской гимназии.

При попытках введения в Польской Церкви нового стиля около середины 1920-х годов, выступил против них. В итоге противостояние оказалось достаточным чтобы воспрепятствовать властям в и новый стиль введен не был. Также в середине 1920-х годах правительство предприняло попытку полонизации семинарии и владыка Симон опять занял жесткую позицию против, однако в этом вопросе не нашёл поддержки у большинства иерархов Польской Православной Церкви. В это же время 209 членов Владимиро-Волынской "Просвіти" подписали донос митрополиту Варшавскому Дионисию с требованием убрать епископа-"москаля" и поставить на Волынь "украинца."

1 января 1926 года в связи с проблемами со здоровьем сложил с себя свои должности и почти на удалился в Жировицкий монастырь Гродненской епархии, получив там должность настоятеля.

12 ноября 1926 года был восстановлен в звании Кременецкого викария, настоятеля Кременецкого Богоявленского монастыря и ректора Волынской духовной семинарии. Последующие два года его пастырства осложнены требованиями паствы об украинизации Богослужения и о допущении светских лиц контролировать внутрицерковные процессы. Владыка Симон заслужил репутацию "москвофила" и убежденного противника униатства, украинизации и полонизации.

Для развития миссионерского дела на Волыни он учредил Волынский епархиальный миссионерско-законоучительский комитет, заседания которого постоянно возглавлял почти до весны 1934 года. По его инициативе переиздавались книги "Правда об унии," "Правда о Римской Церкви" и другие материалы по истории униатского вопроса для того, чтобы православные священники были в нем более грамотны, чем римо-католические миссионеры. Сам владыка был выдающимся антиуниатским проповедником. С 1931 года в Почаевской Лавре был председателем ежегодных недельных Всепольских миссионерских съездов. Часто посещал семинарию, стараясь сохранить православный дух, защитить образовательные и воспитательные традиции учебного заведения.

15-17 июня 1927 году возглавил Волынское епархиальное собрание которое решительно осудило попытки украинизации Церкви, признало недопустимым разрешение внутрицерковных вопросов светскими людьми, богослужебным языком утвердило церковнославянский. При этом признавалась необходимость грамотного перевода Богослужебных книг на украинский и издание на украинском полноценного официального печатного органа Волынской епархии.

На фоне "ревиндикации" бывших униатских храмов и уничтожения православных святынь в Польше, по поручению епархиального съезда ездил по епархии, разъясняя грозность надвигающейся опасности и призывал православное население к деятельной защите своих святынь.

В 1933 году организовал в Почаевской Лавре общецерковные празднества в честь 10-летия митрополичьего служения владыки Дионисия (Валединского). Выступал в поддержку продолжения управления Волынской епархии митрополитом Дионисием, но украинизаторы были против этого. В связи с отречением митрополита Дионисия от Волынской кафедры, 2 марта 1934 года был назначен Острожским викарием Волынской епархии и определен настоятелем отдалённого Дерманского монастыря, куда был отправлен по указанию правительства. В день его отъезда на вокзал Кременца вышла масса православных которые поднесли владыке на память мантию, облачение и чествовали прощальным обедом.

В последующие годы украинизация Волынской епархии ускорилась. Владыка Симон старался всячески поддерживать те приходы, которые остались верными церковнославянскому Богослужению. При нём в Дерманском монастыре были заведены строгие порядки, придерживался которых, прежде всего, сам епископ Симон, а по его примеру и другие монахи. Прихожане и богомольцы любили и почитали епископа, а польские власти - которые он смело обличал в проповедях - ненавидели его, но опасались международного резонанса в случае применения к нему жестоких мер. Владыка Симон устраивал крестный ход и ежегодную умилительную службу на православном военном кладбище и чтобы остановить это в 1938 году польские власти уничтожили захоронения. Также владыка Симон тяжело переносил угрозу изъятия у Православной Церкви любимой им Почаевской Лавры. Когда Рим хотел захватить Лавру, владыка закрывался на два-три дня в своей комнате, никого не принимал, ничего не ел, не пил, пребывая в горьких думах и молитве. На Успение Божией Матери 1938 года он прибыл в Лавру и пожелал принять схиму, навсегда оставшись в монастыре

Однако, не пробыв в Лавре и месяца, летом того же года владыка Симон был призван митрополитом Дионисием к исполнению своего пастырского долга и определен в Варшаву на должность викария Варшавской епархии. Бесстрашно ездил он на Холмщину, где разрушались и отнимались церкви, ободряя падших духом христиан и вселяя надежду на возрождение Православия.

С 15 апреля 1939 года - снова епископ Острожский.

Архиеп. Черниговский Симон (Ивановский)
Архиеп. Черниговский Симон (Ивановский)

Архипастырь на Украине в годы Второй мировой

В сентябре 1939 года оказался на землях присоединённых к СССР. В январе-марте 1940 года началась переписка архиереев Польской Церкви, включая епископа Симона, с Московской Патриархией. 21 августа того года епископ Симон был вызван в Москву, где по принесении покаяния и совместной службы был снова принят в духовенство Русской Православной Церкви как правящий епископ Острожской епархии.

24 марта 1941 года в Москве был возведен в сан архиепископа. Пребывая в столице, владыка получил предупреждение об опасности, исходящей от безбожной советской власти. По возвращении в Острог сразу же ощутил на себе надзор НКВД.

26 июня 1941 году Дермань была оккупирована, и архиепископ Симон оказался на территории занятой немцами. Участвовал на августовском архиерейском совещании в Почаевской Лавре где было решено строить церковную жизнь в оккупированной Украине на автономных началах, соблюдая верность Русской Церкви.

9 декабря 1941 года назначен архиепископом Черниговским. 1 марта 1942 года присутствовал на Соборе епископов Автономной Украинской Православной Церкви против "липковщины".

19 мая владыка приехал в Чернигов, остановившись в Троицком соборе. Есть свидетельство, что, узнав о приходе владыки Симона на Черниговскую кафедру, преподобный Лаврентий Черниговский с радостью воскликнул: "Это наш!.." Архиепископ Симон успешно возрождал церковную жизнь в своей епархии: в 1942-1943 годы в области были открыты 400 церквей и 6 монастырей; была организована консистория где шла проверка знаний священства, работали свечной завод и типография; с осени 1942 года начались регулярные сборы средств советским военнопленным в лагерях под Черниговом.

12 июня 1942 года на собрании епископов Украинской Автономной Православной Церкви был избран в новообразуемый Священный Синод Украинской Церкви. В конце октября того года в Киеве возглавил заседание Священного Синода, на котором владыка дал резко негативную оценку деятельности автокефалистов и отверг их "Акт объединения," назвав его "еретическим мудрованием, не имеющим никакой канонической силы."

Владыку несколько раз вызывали в гестапо, но от прямого сотрудничества он уклонялся; отказался организовать в церкви агитацию против партизан, объявив их врагами Церкви; запретил (тайно от гестапо) духовенству епархии поминать "немецкую державу" со словом "великая." Летом 1943 года оказался фактически под домашним арестом гестапо.

С подходом советских войск ему удалось скрыться и избежать высылки на Запад, так как он предпочел остаться со своей паствой. 21 сентября 1943 года Чернигов был освобожден советскими войсками, а 18 ноября того года архиепископ Симон был вызван в Москву, где состоялась его встреча с иерархами Патриархии и зачисление его в Священный Синод Русской Православной Церкви.

Владыка Симон (Ивановский) в заключении
Владыка Симон (Ивановский) в заключении

Заключение и служение в СССР

21 января 1944 года вернулся в Чернигов, а 29 января был арестован органами НКВД и этапирован в Киев, в Главное управление НКВД УССР. Его обвиняли в активном участии Белого движения, в связях с белоэмигрантами и в произнесении проповедей антисоветского содержания во время немецкой оккупации. Главным пунктом обвинения были выпущенные во время войны типографией Черниговской епархии "Святцы" и "Украинский Церковный календарь на 1943 г.," в которых были сведения о действительном положении Православной Церкви в СССР. 25 октября 1944 года Военный трибунал войск НКВД Киевского ВО приговорил его к 10 годам лагерей.

До смерти Сталина находился на лесоповале в ИТЛ на станции Суслово Красноярского края и в Тульской области [1]. В 1953 году был переведен на более легкие работы (хлеборезом), а позже - в Киевскую трудовую колонию, где работал заведующим складом. В марте 1954 года был освобожден из заключения.

В 1954-1955 годах, видимо, служил настоятелем Новочеркасского Вознесенского собора [2].

В 1954 году наконец установил письменный контакт со своим однокурсником академии - святителем исповедником Афанасием (Сахаровым). В декабре того же года поехал в Москву на встречу с патриархом Алексием.

В июле 1955 года был назначен временно управляющим Днепропетровской епархией, где с первых дней оживил деятельность духовенства, объехал большинство приходов, сопровождая торжественными богослужениями, решал вопросы по ремонту церквей, ликвидировал всякие склоки в приходах. Терпение уполномоченного по делам религии лопнуло при виде бурной деятельности владыки Симона, и в Украинский Экзархат посыпались доносы.

19 октября 1955 года был переведен архиепископом Винницким и Брацлавским. Начал с давно невиданных в епархии торжественных служений. В 1956-1957 годы ликвидировал задолженности по строительству епархиального управления, упорядочил хозяйственные дела в епархии, располагал к себе людей выдержанностью и мягкой манерой обращения. За 1956-1961 годы рукоположил более 50 человек, в основном молодых людей; старался активно привлечь к служению священников, находящихся за штатом. Сам он совершал службы воодушевленно и проповедовал талантливо. В 1957 году архиепископ Симон впервые после академии встретился с владыкой Афанасием и с тех пор старался ежегодно его навещать.

На Архиерейском Соборе 1961 года отказался подписать постановление о передаче власти в приходах их старостам, назначенным местным исполкомом, сказав: "Я не могу подписаться под смертным приговором Православной Церкви." За это 14 августа 1961 года был отправлен на покой ("по собственному желанию, с возможностью дальнейшей церковной службы"). Уполномоченный направил несколько доносов на владыку в Киев и Москву, требуя выслать архиепископа из Винницы и заточить в одном из монастырей, но ни один из этих доносов не достиг цели.

Кончина святителя Афанасия (Сахарова) в 1962 году стала для владыки тяжелым событием. Он сослужил на панихиде в Владимире, а после похорон 40 дней оставался во Владимире, в доме покойного, утешая и ободряя духовных чад святителя и его паству.

Следующие три года владыка находился на покое: к нему часто за советом приходили священники и миряне, владыка много читал, любил собирать грибы в лесу и гулять в парке. За 40 дней до кончины на почве общего атеросклероза потерял зрение и частично - память. Незадолго до смерти был соборован и причастился Святых Христовых Тайн. 1 февраля 1966 года, в 78-й день своего рождения, архиепископ Симон тихо скончался. Похороны собрали большое количество народа. Несмотря на строжайший запрет уполномоченного, гроб с телом святителя Симона несли на руках от его дома до кладбища.

В своей жизни владыка отличался предельной скромностью и невзыскательностью. Ему были присущи любовь к ближним, отзывчивость, нестяжательность, благотворительность. Благоговейно совершал Богослужения, талантливо проповедовал, задушевно беседовал с пастырями. По воспоминаниям современников еще в годы начала архиерейского служения в Польше, владыка Симон создавал около святого алтаря такую небесную атмосферу, что все ученики семинарии чувствовали себя как "херувимы, тайно образующе."

Награды

Церковные:

  • набедренник (24 октября 1913)
  • золотой наперсный крест (за самоотверженную деятельность во время эвакуации, 6 мая 1916)
  • бриллиантовый крест на клобук (12 февраля 1958)

Светские:

  • Российский орден св. кн. Владимира 4-й степени с мечами (за личную храбрость в боях Брусиловского направления Юго-Западного фронта)
  • Румынский орден Корона Румынии (от короля Румынского Карла II, 17 мая 1938)

Использованные материалы

  • "Жизнь и служение архиепископа Винницкого и Брацлавского Симона (Ивановского) (1888-1966)" [материалы собраны о. Алексием (Иродовым), комментарий составила Валентина Куколевская], сайт Винницкого Крестовоздвиженского храма:



[1]  Основная версия - согласно подробному жизнеописанию с сайта Винницкого Крестовоздвиженского храма. По http://ortho-rus.ru/cgi-bin/ps_file.cgi?2_1159 и по официальном сайту Полтавской епархии (http://www.pravoslavie.poltava.ua/eparchy/history/hierarchs/) - в 1945-1947 годах был архиепископом Полтавским, после чего до 1955 года епархией не управлял.

[2]  Имя "архиепископа Симеона (Ивановского)" значится в списке настоятелей на официальном сайте собора. См. "Приходская летопись", официальный сайт Новочеркасского Вознесенского собора, 18 августа 2014, http://solnzedona.ru/cathedral/%D0%BF%D1%80%D0%B8%D1%85%D0%B...tml

Редакция текста от: 30.05.2015 09:04:51

"СИМОН (ИВАНОВСКИЙ)" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google