КОНСТАНТИНОПОЛЬСКИЙ СОБОР 879-880

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Константинопольский Собор 879-880 годов, на котором были отменены решения предыдущего Собора 869-870, а представители Римской Церкви признали патриарха Константинопольского Фотия. На этом Соборе были представители всех пяти патриарших престолов, поэтому он может претендовать на статус Вселенского. Собор принял ряд канонических правил, а также осудил любые добавления к Никео-Цареградскому Символу Веры

Осуждение патриарха Фотия и его сторонников Собором 869-870 не только не принесло примирения, но и еще более обострило церковные противоречия внутри Византийской империи между сторонниками свт. Фотия и вернувшегося на престол свт. Игнатия. Более того, та резкая форма, в которой была проведена отмена решений Константинопольского Собора 867 и ультимативное требование письменного выражения лояльности к Риму (libellus satisfactionis) от всех епископов Константинопольской Церкви, вызвала недовольство не только "фотиан", но и умеренных "игнатиан". Массовое осуждение "приспешников" Фотия привело к извержению из сана огромного количества клириков (было осуждено около 200 епископов), так что начала ощущаться нехватка духовенства. Особенно остро встал вопрос с греческими миссионерами среди недавно крещенных болгар и "росов": они были отправлены на проповедь Фотием и теперь оказались под каноническим запретом.

В этих обстоятельствах имп. Василий I и патриарх Игнатий решили смягчить церковную политику. В 871 году в Рим было направлено посольство во главе с одним из лидеров "игнатиан", мон. Феогностом. Но и папа Адриан II, и сменивший его в декабре 872 года Иоанн VIII не хотели и слышать о послаблениях "фотианам", а распространение христианства в Болгарии считали исключительно своей прерогативой. В Риме указывали, что с древних времен территория всего Балканского полуострова за исключением ближайшей к Константинополю области относилась к юрисдикции Римской Церкви. Папа Иоанн VIII грозил патриарху Игнатию каноническими прещениями за то, что, посягая на Болгарию, он ведет себя "хуже Фотия" [1].

Дело вновь шло к церковному разрыву, и во избежание этого имп. Василий предложил папе обсудить все спорные вопросы на новом "всеобщем Соборе". Иоанн VIII, испытывавший политические трудности в отношениях с соседними князьями и стремившийся сохранить сильного союзника в лице восточного императора, согласился на предложение. В Константинополь были направлены легаты, епископы Павел Анконский и Евгений Остийский, с жесткими посланиями грекам и болгарам. Болгарского кн. Бориса (Михаила) и его брата Петра папа призывал вернуться в лоно Римской Церкви, которая одна способна оградить их от ересей; греческих миссионеров в Болгарии объявлял отлученными, а от патриарха требовал в течение 30 дней отозвать своих клириков из Болгарии, грозя отлучением.

В октябре 877 года патриарх Игнатий умер и на его место был вновь возведен свт. Фотий. Легаты прибыли в Константинополь, не зная об этих переменах. Они воздержались от общения с новым патриархом до получения инструкций из Рима. К папе было отправлено посольство с письмами императора, патриарха Фотия и византийского духовенства, в которых были выражены просьбы о признании единодушно избранного предстоятеля Константинопольской Церкви. Иоанн VIII созвал Римский Собор, на котором объявил о прощении и признании Фотия на условии его публичного покаяния, примирения с "игнатианами" и отказа от миссионерской активности в Болгарии. Новый посол, кардинал-пресвитер Петр, доставил в Константинополь папские послания императору, клирикам и патриархам восточных Церквей, Фотию и сторонникам Игнатия, а также особую инструкцию (commonitorium) для легатов [2].

Изучение Собора осложняется источниковедческими проблемами. Во-первых, текст упомянутых папских посланий (кроме письма к "игнатианам") сохранился в двух вариантах, латинском (в Регистре Иоанна VIII, известном по единственной рукописи второй половины XI века из Монте-Кассино) и греческом (в соборных актах), которые существенно отличаются друг от друга; инструкция сохранилась только в версии, зачитанной на Соборе [3]. Греч. версия значительно мягче в выражениях папских требований, особенно в отношении прекращения болгарской миссии. Она содержит также запрещение ссылаться на акты "антифотианских" Соборов, которое отсутствует в латинском тексте. В инструкции легатам также говорится, что Собор 869-870 "не должен числиться среди других святых Соборов Церкви" (гл. 10). Скорее всего изменения в текст писем были внесены уже в Константинополе при подготовке Собора, возможно с ведома легатов, которым папа предоставил определенную свободу действий по ситуации [4]. Во-вторых, греч. рукописная традиция соборных деяний очень обширна и разнообразна. В разных рукописях (древнейшая из которых относится к XIII веку, а большинство - к XV-XVI векам) варьируется не только текст, но и число соборных деяний (от 4 до 7). Это ставит вопрос об аутентичности текста соборных актов, который до выхода в свет критического издания не может считаться окончательно решенным. Большинство исследователей склоняются к признанию подлинности всех 7 деяний [5].

Соборные заседания открылись в начале ноября 879 года на галерее храма Св. Софии. Согласно актам, на них присутствовало 383 епископа (возможно, однако, что это число относится к общему числу архиереев, подписавших акты), в т. ч. представители всех пяти патриарших престолов, это придавало Собору статус "вселенского". Имп. Василий I не присутствовал (что можно объяснить трауром по его старшему сыну Константину, внезапно скончавшемуся накануне открытия Собора [6]). Первое заседание было посвящено церемониальным приветствиям. Легаты от имени папы призвали собравшихся восстановить мир и единство в Церкви, на что епископы ответили, что у них давно "единый пастырь - наш святейший владыка вселенский патриарх Фотий". Митр. Захария Халкидонский в своей речи отметил, что Собор созван "ради доброго имени Римской Церкви", которое подверглось опасности из-за того, что на основе односторонней и недостоверной информации о событиях на Востоке Рим выносил неадекватные решения. В конце заседания легаты поднесли свт. Фотию папские дары - епископское облачение, паллий (омофор), альбу (стихарь), казулу (фелонь) и обувь - тем самым признав его патриаршее достоинство [7].

Второе заседание состоялось 17 ноября 879 года. Оно открылось краткой литургией с участием легатов, которые пели части службы на латыни. Затем были зачитаны послания папы и восточных патриархов. По запросу легатов свт. Фотий рассказал об обстоятельствах своего вторичного возведения на патриаший престол, указав на то, что не он был инициатором этого деяния, но не было и давления со стороны императора. Особо свт. Фотий упомянул о своем примирении с покойным свт. Игнатием.

Третье заседание, 19 ноября, началось с чтения письма папы епископам всех Восточных Церквей, в котором Иоанн VIII настаивал на недопустимости возведения мирян в архиереи (в свое время это было одним из главных обвинений против Фотия). В последовавших прениях епископы возражали против такого подхода, видя в этом вмешательство во внутренние дела Константинопольской Церкви. Затем было зачитано послание Феодосия, патриарха Иерусалимского, в котором ставилась под сомнение легитимность представителей Востока на Соборе 869-870. В связи с этим легаты папы стали выяснять полномочия присутствовавших делегатов от восточных патриархов и убедились в их законности и беспристрастности. В конце легаты засвидетельствовали, что "Константинополь долгие годы не знал такого мужа, как Фотий", и стали зачитывать части полученной ими от папы и Римского Собора инструкции (Commonitorium).

Четвертое заседание состоялось после продолжительного перерыва, 24 декабря. Ввиду приближавшегося Рождества епископы собрались не в Св. Софии, а в помещении "великого секрета". Заседание началось с принятия грамот митр. Василия Мартиропольского, представителя Антиохии, прибывшего на Собор с посланиями нового патриарха Иерусалимского Илии III. Затем было рассмотрено дело двух патрикиев, которые отказывались вступить в общение с патриархом Фотием, но впоследствии раскаялись и получили положенную епитимию. Остальное время было посвящено обсуждению инструкции папских легатов. "Болгарский вопрос" (гл. 9) сразу же был отложен, как находящийся всецело в компетенции императора. Возражения папы против рукоположения мирян (гл. 8) были оспорены на множестве примеров, после чего было указано, что, если такой запрет существует в Римской Церкви, это не значит, что он должен быть навязан другим. Отмена решений Собора 869-870 (гл. 10) была встречена с ликованием. Наконец, кард. Петр был приглашен сослужить патриарху Фотию за рождественским богослужением.

На пятом заседании, 26 января 880 года, рассматривались практические вопросы. Свт. Фотий выступил с предложением утвердить авторитет Собора 787 года против иконоборцев и внести его в число Вселенских Соборов - что и было принято с согласия папских легатов. Это решение, принятое в 869-870 годы, лишний раз дезавуировало антифотианский Собор. Затем было принято решение по делу одного из лидеров "игнатиан", митр. Митрофана Смирнского. Он не признавал свт. Фотия, а посланной к нему соборной делегации ответил, что болен и не может прибыть на Собор. Папские легаты не сочли это за уважительную причину, отлучив Митрофана от Римской Церкви.

В связи с этим Собор принял каноническое правило о взаимной действительности отлучений, извержений и анафем, налагаемых папой Римским и патриархом Константинопольским. Митрофан был вновь призван к воссоединению патриархом Фотием и после его отказа отлучен Собором на основании данного канона. Второе правило запрещало архиереям самовольно удаляться в монастыри для иноческого жития, а сделавшие это были лишены права возвращаться на кафедру. Третье правило налагало анафему на мирян, дерзающих бить или заключать в темницу епископов - как без вины, так и под предлогами вины. Все три правила "Собора во храме Премудрости - Слова Божия" вошли в сборники канонического права православной Церкви.

После этого епископы по приглашению легатов поставили подписи под соборными актами.

Шестое заседание состоялось в Большом дворце 3 марта 880 года. В нем приняли участие имп. Василий I и представители Собора - 22 епископа. В краткой речи император сказал, что отсутствовал на заседаниях, дабы ни малейшим образом не стеснять свободу действий епископов, и предложил запечатлеть достигнутое на Соборе единодушие словами Никео-Константинопольского Символа веры. Что и было сделано. Более того, были осуждены любые добавления к Символу, что, разумеется, подразумевало Filioque. После этого Василий и его сыновья, Лев и Александр, поставили подписи под соборными актами, придав им официальный статус.

13 марта епископы в последний раз собрались в храме Св. Софии на торжественное заключительное заседание. Легаты объявили о признании свт. Фотия и пригрозили отлучением всякому, кто откажется вступить с ним в общение. К ним присоединились и все участники.

То, что ни легаты, ни впоследствии папа Иоанн VIII ничего не имели против осуждения изменений Символа веры, доказывает, что в рассматриваемое время практика добавления Filioque не получила распространения в Римской Церкви и считалась маргинальной франкской традицией. Об этом же свидетельствует и послание папы Иоанна VIII, приложенное к актам в греческом переводе [8]. В нем папа в довольно резких выражениях осуждает любые искажения Символа, но призывает свт. Фотия к терпению и упорной совместной работе по искоренению данного "новшества". Впрочем, подлинность этого послания остается под вопросом: непонятно, как такой сильный аргумент против Filioque мог оставаться незамеченным в многовековой полемике по данному вопросу между Востоком и Западом.

Впоследствии латинские писатели подвергали Собор 879-880 жесткой критике, увидев в нем умаление достоинства Римской Церкви, и выдвинули на первый план Собор 869-870, утвердившийся в католической традиции в качестве "8-го вселенского". Многие православные богословы, напротив, считают Собор 879-880 столь важным для истории Церкви, что призывают включить его в число Вселенских Соборов.

Литература

  • Δοσίθεος, Πατρ. Τόμος χαρᾶς. ῾Ρῆμνης, 1705. S. 33-102 [акты];
  • Mansi. T. 17. Col. 373-524 [акты, изд. Ардуэна по ватиканской ркп.].
  • Hergenröther J. Photius, Patriarch von Konstantinopel: Sein Leben, seine Schriften und das griechische Schisma. Regensburg, 1867. Bd. 1; 1868. Bd. 2; 1869. Bd. 3;
  • Иванцов-Платонов А. М., прот. К исследованиям о Фотии, патр. Константинопольском // ЖМНП. 1892. Отд. 2. Ч. 280. № 3. С. 121-148; Ч. 281. № 5. С. 1-72; № 6. С. 299-315; Ч. 283. № 9. С. 1-60; № 10. С. 205-251 (отд. отт.: СПб., 1892);
  • Grumel V. Le «Filioque» au concile photien de 879-880 et le témoignage de Michel d'Anchialos // EO. 1930. T. 29. N 159. P. 257-264;
  • idem. Le décret du synode photien de 879-880 sur le Symbole de foi // Ibid. 1938. T. 37. N 191/192. P. 357-372;
  • idem. Les lettres de Jean VIII pour le rétablissement de Photius // Ibid. 1940. T. 39. N 197/198. P. 138-156;
  • idem. La VIe session du concile photien de 879-880: A propos de la mémoire liturgique, le 3 septembre, de l'empereur Constantin le Nouveau // AnBoll. 1967. T. 85. Fasc. 3/4. P. 336-337;
  • Laurent V. Le cas de Photius dans l'apologétique du patriarche Jean XI Beccos (1275-1282) au lendemain du IIe concile de Lyon // EO. 1930. T. 29. N 160. P. 396-415;
  • idem. Les actes du synode photien et Georges le Metochite // Ibid. 1938. T. 37. N 189/190. P. 100-106;
  • Jugie M. Les actes du Synode photien de Sainte-Sophie (879-880) // Ibid. P. 89-99;
  • Hofmann G. Lo stato presente della questione circa la riconciliazione di Fozio con la Chiesa Romana // Civiltà Cattolica. R., 1948. T. 99. N 3. P. 51-55;
  • Dvornik F. The Photian Schism: History and Legend. Camb., 1948;
  • idem. The Patriarch Photius in the Light of Recent Research // Berichte zum XI. Intern. Byzantinisten-Kongress. Münch., 1958. Bd. 3/2. S. 1-56;
  • Stiernon D. Constantinople IV. P., 1967;
  • Огицкий Д. П. К-польские Соборы 869-870 и 879-880 гг. и церковная современность // ЖМП. 1969. № 12. С. 62-66 (То же // ВРЗЕПЭ. 1969. № 68. С. 218-227);
  • Stephanou P. E. Deux conciles, deux ecclesiologies?: Les conciles de Constantinople en 869 et en 879 // OCP. 1973. Vol. 39. N 2. P. 363-407;
  • Meijer J. A Successful Council of Union: A Theol. Analysis of the Photian Synod of 879-880. Thessal., 1975;
  • Peri V. Il concilio di Constantinopoli dell' 879-80 come problema filologico e storiografico // AHC. 1977. Bd. 9. S. 29-42;
  • idem. Il ristabilimento dell'unione delle Chiese nell' 879-880: Il concilio di Santa Sofia nella storiografia moderna // Ibid. 1979. Bd. 11. P. 18-37;
  • Van Bunnen A. Un centenaire oublié: le concile de Constantinople de 879-880 // Contacts. P., 1981. T. 33. N 113. P. 6-40; N 115. P. 211-234;
  • Boojamra J. L. The Photian Synod of 879-80 and the Papal Commonitorium (879) // ByzSt. 1982. Vol. 9. P. 1-23;
  • Соменок Г., прот. Святой Патриарх Фотий и великий Софийский Собор 879-880 гг. // ТКДА. 1997. № 1. С. 79-88;
  • Dragas G. D. The 8th Ecumenical Council: Constantinople IV (879/880) and the Condemnation of the Filioque addition and Doctrine // GOTR. 1999. Vol. 44. P. 357-369;
  • Лебедев А. П. История К-польских соборов IX в. / Ред.: М. А. Морозов. СПб., 2001. С. 189-296;
  • Thümmel H. G. Die Konstantinopeler Konzilien des 9. Jh.: Eine Übersicht // AHC. 2005. Bd. 37. S. 437-458.

Использованные материалы



[1]  MGH. Epp. T. 7. P. 277, 294, 296

[2]  MGH. Epp. T. 7. P. 167-190

[3]  Meijer. 1975. P. 41-45

[4]  Dvornik. 1958; ср.: Grumel. 1940; Hofmann. 1949

[5]  Hergenröther. 1868. Bd. 2. S. 528-551; Jugie. 1938; Meijer. 1975. P. 49-55; ср.: Laurent. 1930; Idem. 1938

[6]  Dvornik. 1948. P. 189

[7]  Mansi. T. 17. Col. 389

[8]  Mansi. T. 17. Col. 524

Редакция текста от: 11.01.2020 14:28:54

"КОНСТАНТИНОПОЛЬСКИЙ СОБОР 879-880" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google