ЕВГЕНИЙ ТРАПЕЗУНДСКИЙ

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Евгений Трапезундский (+ 303), мученик.

Память 21 января

Евгений, Кандид, Валериан и Акила (греч. Εὐγένιος, Κάνδιδος, Οὐαλεριανὸς κα ᾿Ακύλας) пострадали в Трапезунде (ныне Трабзон, Турция) за веру во Христа в царствование Диоклетиана и Максимиана (284 - 305).

Император Диоклетиан направил ученых мужей Агриколая и Лисия в Понт для борьбы с христианами, назначив первого правителем города Севастии Армянской (ныне Сивас), второго - дуксом города Сатала (ныне Садак). Добравшись до места назначения, Лисий собрал жителей и зачитал им императорский указ о запрещении христианства и о наказании за его проповедь. Группа воинов заявила о своей приверженности Христу, за что была брошена в темницу, а затем выслана в Питиунт (ныне Пицунда, Грузия) в Лазике.

Лисию доложили, что в Трапезунде Евгений, Валериан и Кандид проповедуют христианство и борются с идолопоклонством. Они разорили святилище божества Митры на горе Митрион под Трапезундом и скрываются от преследования в лесах. Снарядив воинов, Лисий послал их под видом охоты на поиски трех христианских проповедников. Первым в лесу был пойман Кандид. Затем возле городских стен воинам встретился юноша Акила, который пахал землю. Испугавшись угроз, он указал язычникам направление, где мог скрываться Валериан. Тот попытался убежать, но был пойман и связан. Тогда Акила исповедал Христа и тоже был связан и отведен в темницу. Поняв, что Валериан, Кандид и Акила не отступят от своей веры, Лисий приказал бить их палками, подвесить, строгать тело железными инструментами и жечь огнем. Бог пришел на помощь стойко переносившим мучения святым: пламя погасло, мучители были повержены на землю, а мученики исцелены. Лисий приказал отвести их в темницу.

Все это время Евгений скрывался в пещере Аканты (Тернии), ему явился Христос и повелел направиться к Лисию и исповедать истинного Бога. Старуха, собиравшая в окрестностях пещеры хворост, обнаружила убежище Евгения и немедленно сообщила, где он скрывается. Евгений был схвачен солдатами во время молитвы и приведен к Лисию. Тот пытался переубедить Евгения и уговорить его принести жертву идолам. Но, придя в капище, Евгений взмолился Богу, прося Его низвергнуть идолов. И тут же несколько статуй упали и рассыпались в прах, а обитавшие в них демоны возопили о пощаде и затем исчезли. После этого Лисий приказал подвергнуть его таким же мучениям, как и Валериана, Кандида и Акилу. Евгений стойко переносил пытки. По распоряжению Лисия за стенами Трапезунда затопили огромную печь, куда мученики вошли с молитвой. Они оставались там два дня без всякого вреда, пока огонь окончательно не погас.

Лисий приказал обезглавить Валерианы, Кандида и Акилу, Евгения же пригвоздить в темнице к дереву для пыток. К телам мучеников были приставлены стражники. Когда они заснули, христиане забрали останки, чтобы доставить их на родину святых. В дороге Валериан явился своему бывшему слуге и повелел вернуться на место их казни, чтобы забрать отсеченные головы. Слуга вернулся, нашел головы по исходившему от них яркому сиянию и, забрав их с собой, догнал попутчиков.

Через несколько дней христиане разделились: одни должны были идти на родину Кандида - в Солохену (Сорогену; ныне Ялынкавак), другие - на родину Валериана, в халдийскую Эдиску (Седиску, Сидисху, Адису; ныне Йылдыз), третьи - в родные места Акилы - в Годену (ныне Оймалы), также в Халдии. Относительно родины Акилы в источниках есть расхождения: Константин Лукит говорит о Годене, в анонимном Мученичестве и у Ксифилина упоминается Эдиска. При выборе пути выяснилось, что тела мучеников невозможно опознать. И тогда животные, перевозившие тела, сами направились каждое в нужную сторону. Мучеников с честью похоронили на их родине.

Евгению, пригвожденному в темнице, явился ангел, вынул гвозди из рук и ног и излечил раны. Лисий считал все происходившие чудеса результатом магии. Евгению наносили удары мечами, затем отвели на место казни и обезглавили. Тело по приказу Лисия было брошено на съедение диким зверям. Но христианам удалось его унести и похоронить.

Мощи мученика Евгения прославились многочисленными чудесами.

Почитание

Начало традиции почитания мученика Евгения связано с анонимным текстом Мученичества (BHG, N 608y), который, по всей вероятности, является переработкой (ок. 800) более краткого, но более древнего Мученичества VI-VII вв., дошедшего до нас в арм. переводе. Первоначально имя Евгения не было связано по преимуществу с Трапезундом, мученик почитался как один из Понтийских святых. Самое раннее известие о почитании Евгений отражено в трактате Прокопия Кесарийского (ок. 500 - ок. 565) «О постройках», где упомянут акведук, освященный во имя мч. Евгения (Procop. De aedificiis. III 7, 1). Корпус текстов из рукописи Ath. Dionys. 154 - основной источник сведений о почитании Евгения с IX по XIV в., а также о посвященных ему монастыре и церкви в Трапезунде. Лучше всего освещен период с кон. IX до нач. XI в. Самое раннее известие о почитании мученика Евгения именно в Трапезунде отражено в описании чуда из Слова на рождество мч. Евгения.

Иоанн Ксифилин в Мученичестве Евгения говорит, что останки святого были захоронены рядом с местом его мучений. Это противоречит традиции почитания мученика, связывающей место его захоронения с родительским домом около пещеры Аканты и с его семьей, которая якобы обнаружила нетленность останков и стала инициатором поклонения им. Более точные сведения найти невозможно, поскольку исторические реалии в рассказах о чудесах относятся самое раннее к IX в.

Во снах и в видениях Евгений обычно являлся людям в образе всадника или в одежде придворного, что соответствует 2 типам его иконографии. В качестве помощников в видениях могут фигурировать трое его спутника, чаще других - юный Акила. Явление мч. Евгения часто сопровождается ослепительно ярким светом.

Особым почитанием пользовались мощи мученика Евгения, которые находились в серебряном ларце (раке, греч. σορός или θήκη), украшенном драгоценными камнями, и хранившаяся отдельно глава. Кроме того, существовал крест, по преданию принадлежавший мученику Евгению. Эти реликвии находились в специальном помещении в правой части нефа храма и торжественно проносились через весь город во время крестных ходов в день памяти святого. Согласно Энкомию Лукита, вместе с мощами Евгения находились и мощи еще 3 мучеников, положенные в три ковчежца. Этому противоречит информация из Мученичества Евгения о том, что останки Кандида, Валериана и Акилы были перенесены каждый в свою родную деревню. Определить историческую достоверность этих сведений затруднительно, т. к. не исключено, что большую роль играла задача упрочения статуса Трапезунда относительно др. понтийских населенных пунктов [1]. Глава мученика Евгения хранилась в метохе монастыря, откуда выносилась во время процессий - как в день празднования памяти мч. Евгения, так и по особым случаям, напр. при угрозе нападения врагов или в благодарность за избавление от опасности.

Перед имп. периодом истории Трапезунда (1204-1461) традиция народного почитания мч. Евгения на какое-то время была прервана. Тот факт, что не сохранилось ни одного свидетельства об исцелении Евгения больных во время европейской эпидемии чумы, между 1340 и 1350 гг., очевидно, объясняется забвением почитания в народе Евгения как чудотворца и целителя. Поэтому возобновление почитания в XIV в. было, скорее всего, инициировано придворными и монастырскими кругами.

Первоначально днем памяти мч. Евгения служил день его мученической смерти - 21 или 20 января. Однако в правление имп. Василия I было установлено отмечать также и день рождения святого - 24 июня. Как рассказывается в Слове на рождество мч. Евгения, во время очередного празднования памяти мученика одному из клириков, Льву Фотину (буд. архиеп. Трапезундский Афанасий (ок. 843 - ок. 886)), явился Евгений, повелев праздновать дополнительно его день рождения, дата которого также была открыта мучеником. Лев передал это игумену Евгеньевского монастыря Антонию, но тот отложил исполнение воли святого на будущее. На следующий год, во время празднования Рождества Иоанна Предтечи (24 июня), Евгений явился уже самому игум. Антонию и повторил свой наказ. Такое же видение было и жене сапожника Пантария. В следующем июне такое празднование было проведено, но на него была приглашена только городская знать. Это вызвало народные волнения, которые удалось успокоить архиеп. Трапезундскому Афанасию, и с тех пор празднование стало всенародным, однако просуществовало лишь до 2-й пол. XI в., когда по причине вторжения сельджуков было забыто. Как повествуется дальше в Слове на рождество мч. Евгения, при имп. Алексее II Великом Комнине (1297-1330) на горе Митрион поселился громадный змей, представлявший опасность для жителей города. При помощи Е. змей был убит, после чего император отправился в мон-рь, чтобы отблагодарить мученика. Там Алексей II нашел древние документы, касающиеся учреждения празднования дня рождения Е., и распорядился восстановить забытую традицию. По этому случаю иеромонах-астроном Григорий Хиониадис (сер. XIII в.- ок. 1330) составил Слово на Успение мч. Евгения (не сохр.) и праздничные песнопения, в частности акафист Евгению (апр. 1302).

Факт празднования рождества святого в визант. литургической практике весьма необычен: как правило, празднуется день кончины святого или обретения его мощей, и лишь в исключительных случаях (св. Иоанн Предтеча, свт. Николай Мирликийский) отмечается также и день рождения святого. Кроме того, Розенквист высказывает сомнения относительно исторической достоверности самого праздника 24 июня и сведений о нем в изложении митр. Иосифа Лазаропула (Rosenqvist. 1996. P. 76-81). В Типиконе Евгеньевского монастыря подробно описывается праздник 21 января, и нет ни слова о праздновании дня рождения Евгения. Гимнографические тексты, изданные О. Лампсидисом [2], также обходят эту дату молчанием. 24 июня упоминается только Рождество Иоанна Предтечи. К тому же для большого всенародного праздника в Трапезунде летнее время было наиболее благоприятным, в первую очередь экономически, т. к. в январе на понтийское побережье трудно добираться и по земле и по воде.

Святые Кандид, Валериан и Акила не упоминаются в рассказе об установлении празднования 24 июня. Их почитание в Трапезунде никогда не было столь распространенным, как мч. Евгения. Имена святых фигурируют в текстах еще в XI в. (1-е и 8-е чудеса у Ксифилина и 5-е чудо в Слове на рождество мч. Евгения), самое позднее упоминание (мученики вместе с Евгением являются во сне) связано с 1222-1223 гг., когда храм Евгения подвергся нападению султана Мелика (Собрание чудес митр. Иосифа Лазаропула). Можно предположить, что история с празднованием 24 июня появилась позднее, когда почитание 3 мучеников сошло на нет и уже никак не связывалось с именем Евгения (Ibid. P. 78).

Англ. исследователи Э. Брайер и Д. Уинфилд в капитальном труде по истории визант. Понта развивают теорию, согласно которой Евгений, Кандид, Валериан и Акила неразрывно связаны с 5 мучениками из Аравраки: Евстратием, Авксентием, Евгением, Мардарием и Орестом [3]. Араврака была крупным паломническим центром в окрестностях Херианы, в 45-50 рим. милях к западу от Саталы по дороге на Никополь, точнее определить ее расположение затруднительно. Их Житие фигурирует в греч., арм., груз. и лат. агиографических традициях; переработано Симеоном Метафрастом (PG. 116. Col. 467-506). Однако традиция почитания 5 мучеников Аравракских, по мнению Брайера и Уинфилда, сложилась под влиянием почитания сорока Севастийских мучеников, поэтому в источниках 5 мучеников Аравракских часто выступают как 5 мучеников Севастийских. К XII в. почитание мч. Евгения в Трапезунде и понтийских землях настолько укрепилось, что могло постепенно вытеснить почитание 5 мучеников Аравракских (которые продолжали оставаться почитаемыми среди трапезундских армян, а около Трапезунда в XIII в. еще существовал храм мч. Евстратия). Почитание 5 мучеников Аравракских было очень распространено с IX в. во всем византийском мире, в Сербии и Италии (особенно в Неаполе и Риме), и именно Евгения Аравракского, а не Трапезундского чтили и часто изображали на фресках в этих землях, даже несмотря на популяризацию культа Евгения в XIV в. Иосифом Лазаропулом и Константином Лукитом. Брайер и Уинфилд считают, что, возможно, Евгений Аравракский был постепенно заменен в агиографической традиции Евгением Трапезундским. В их Житиях имеется много совпадений: оба святых проповедовали христианскую веру в Сатале, не желали принести жертву богам на разожженном жертвеннике, пострадали при Лисии Сатальском и Агриколае Севастийском во времена гонений на христиан императоров Диоклетиана и Максимиана.

Иконография

Одно из ранних изображений святых представлено в сцене мученичества на миниатюре в минологии имп. Василия II [4]. Мученики Евгений, Кандид, Валериан и Акила, предстоящие в молении Спасителю на престоле, изображены на рельефе крышки реликвария из Трапезунда (1420-1444, ц. Сан-Марко, Венеция). Образы святых заключены в арки на колонках, каждый имеет надпись. Изображение в рост одного Евгения, средовека с темными вьющимися волосами и короткой округлой бородой, в сиреневом плаще и в красном хитоне, имеется на миниатюре в греко-груз. рукописи XV в. [5]. Сведения о святых в греч. ерминиях (напр., «Ерминии» Дионисия Фурноаграфиота), а также в рус. сводных иконописных подлинниках XVIII в. отсутствуют.

Использованные материалы



[1]  Rosenqvist. 1996. P. 82-83

[2]  Λαμψίδης. 1984. Σ. 113-126, 129-135, 143-160

[3]  Bryer, Winfield. 1985. P. 165-169

[4]  Vat. gr. 1613. P. 335, 976-1025 гг.

[5]  т. н. Афонской книге образцов; РНБ. О.I.58. Л. 96 об.

Редакция текста от: 20.05.2012 01:36:19

"ЕВГЕНИЙ ТРАПЕЗУНДСКИЙ" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google