ХРАМ ПОКРОВА НА НЕРЛИ

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Храм Покрова на Нерли
Храм Покрова на Нерли
Храм в честь Покрова Божией Матери на Нерли под Боголюбовым, приписной к Владимирскому Богородице-Рождественскому мужскому монастырю Владимирской епархии, наиболее известная постройка зодчих домонгольской Северо-Восточной Руси; вероятно самая выдающаяся из построек благоверного князя Андрея Боголюбского

  • Престол: Покрова Пресвятой Богородицы
  • Адрес: Россия, 601270, Владимирская обл., Суздальский р-н, п. Боголюбово
  • Проезд: по трассе E22/М7 2км от Владимира в сторону Нижнего Новгорода, на восточной оконечности ограды Боголюбского монастыря сразу за больницей светофор и правый южный с трассы резко вниз к ж/д станции Боголюбово. Зимой возможны трудности с выездом обратно из-за наледи, заносов. На площадке перед ж/д станцией автостоянка, далее пешком через переход на Боголюбовский Луг. До церкви 1,5 км пешком мощеной тропой. Платные доп. услуги для туристов: к церкви летом на лошадях, зимой на санях, в весеннее половодье на лодке.
  • На карте: Яндекс.Карта, Google-карта

    Расположен на заливных лугах неподалеку от слияния рек Нерли и Клязьмы. Во время постройки храма Клязьма протекала несколько севернее, и церковь находилась практически на речной "стрелке," оформляя перекресток важнейших водных торговых путей. Церковь заметно возвышается над берегом старицы Клязьмы. Подножием храму служит округлый специально насыпанный холм. Вокруг раскинулся заливной луг.

    Храм Покрова на Нерли.  Реконструкция первоначального вида по Н. Н. Воронину.
    Храм Покрова на Нерли. Реконструкция первоначального вида по Н. Н. Воронину.

    Возведение храма

    Храм был воздвигнут благоверным князем Андреем Боголюбским, который поставил "две церкви каменны во имя святыя Богородица" при основании им "Боголюбивого града" - т.е. в 1158 году [1]. Храм был построен княжьей строительной дружиной, собравшей "из всех земль все мастеры" [2] под началом северо-итальянского зодчего от Фридриха Барбароссы [3], которая возвела и другие белокаменные памятники Владимирского княжества при святом князе Андрее.

    "Житие Андрея Боголюбского" указывает что храм был построен всего за один сезон: "единым летом соверши." При этом, сначала был заложен ленточный фундамент из булыжника на известковом растворе глубиной 1,60 м, до слоя материковой глины. На фундаменте возведены как бы наружные стены из тщательно тесанного, плотно пригнанного камня, высотой 3,70 м. Эти стены были в два приема засыпаны внутри и снаружи глинистым супесчаным грунтом и плотно утрамбованы. Так вырос искусственный холм, на котором уже возвели церковь. Мастера придали холму регулярную форму, покрыв его панцирем из белокаменных плит с водосточными желобами и лестницами, сбегающими к пристани.

    Вместе с другими важнейшими Владимирскими храмами князя Андрея - таким как Успенский собор и надвратный Ризоположенский храм - новая церковь получила Богородичное посвящение в честь Её Честного Покрова. Более ранних храмов этого посвящения на Руси не известно, и это даёт основания предполагать что посвящение храма было связано с причислением Покрова Пресвятой Богородицы к великим праздникам Русской Церкви. Согласно другим догадкам, изначальное посвящение храма было иным [4].

    Несколько лет, а возможно даже десятилетий спустя [5], к храму с трех сторон были пристроены закрытые [6] галереи - паперти - на фундаментах подобных храмовым, хотя и меньшей глубины. Высота галереи составляла 5,5 м. В юго-западном углу галерея-паперть имела толстую стену с тремя глухими пряслами и внутренней лестницей. Эта лестничная стена объясняет несимметричное положение окон на южном фасаде церкви: в западном прясле располагался опущенный ниже уровня окон вход из лестничной стены в хоры.

    Покровский монастырь

    Вскоре при храме возник монастырь - вначале женский, затем мужской. Возможно храм получил повреждения после гибели его строителя, благоверного князя Андрея Боголюбского, когда город и окрестности охватила стихия народных волнений и княжеских усобиц. Разрушения также могли быть нанесены в годы татарского разорения.

    С учреждением патриаршества перешел в ведение патриарха и назывался патриаршим домовым монастырём. Во второй половине XVII века монастырь получил крупные пожалования на сенокосы и рыбные ловли, что позволило поправить материальное положение и провести серьезные ремонтные работы. По окончании их в 1673 году храм был вновь освящен. В это время здание получило четырехскатную деревянную кровлю; ветхие галереи были отломаны и на их основании построена южная паперть - кирпичная, со сводчатым подвалом. Кровля еще долгое время оставалась покрытой тесом, а глава – "чешуею," то есть деревянным лемехом. Храм иногда затоплялся во время разливов, когда подступала "под самую церковь полая вода, от которой и фундамент подмывается и из стен исподние камни обивает льдом."

    С образованием Синода монастырь поступил в синодальное ведомство. С открытием в 1748 году Владимирской епархии перешел в ведение местных архиереев. В монастырские времена церковь обросла необходимым для обители разнообразным строением. В 1761 году близ храма была построена тёплая Трехсвятительская церковь. В последние годы существования обители имелись также две настоятельские кельи с амбаром, кладовой и погребом, братская келья, хлебопекарная келья, мучной амбар, погреб, сарай для лошадей, сарай для телег; огород, выгонный луг. Вокруг монастыря простирался на 290 саженей плетень со святыми вратами и шатровой колокольней на них. Все эти строения были деревянными, крытыми дранью, ветхими. Описи разных лет рисуют картину убогого состояния ветшающего монастыря. В 1764 году при секуляризационной реформе монастырь был упразднен и приписан к Боголюбовской сельской церкви.

    Храм Покрова на Нерли с кровлей XIX в.  Фото из Большой советской энциклопедии
    Храм Покрова на Нерли с кровлей XIX в. Фото из Большой советской энциклопедии

    Приписной храм

    В 1784 году настоятель Боголюбова монастыря просил разрешения разобрать Покровскую церковь на камень для строительства новых святых врат в своем монастыре. Однако не сошлись в цене с подрядчиком, и сломка не состоялась. В 1795 году была устроена лестница на хоры изнутри храма, через разобранный свод в северо-западном углу.

    В начале XIX века древний храм перешел в распоряжение Боголюбова монастыря. В 1803 году церковь получила железное луковичное покрытие главы, скрывшее ее древнюю шлемовидную форму. Тогда же разобрали кирпичную паперть, а в 1816 году устроили кирпичные крыльца.

    В 1859-1860 годах памятник осматривал академик Ф. Г. Солнцев в связи с планом "возобновления старинных церквей." В то время он, в частности, обнаружил впоследствии утраченные восемь фигур мучеников в барабане церкви. Состоялись также раскопки и ремонт, которыми руководил епархиальный архитектор Н. А. Артлебен. При разборке кирпичных закладок между закомарами он обнаружил обломок надгробной плиты XVII века, что позволило датировать устройство четырехскатной кровли. Тогда же был проведен частичный ремонт.

    В 1877 году монастырские власти самовольно, без ведома архитектора предприняли ремонт: обвязали храм железными стяжками, сбили остатки фресок в барабане и куполе, заменили гипсовыми утраченные белокаменные рельефы - причём рабочие "в усердии своем помещали их там, где их не было" [7] никогда ранее. Тогда же восстановили позакомарное покрытие, закрыв при этом постамент барабана шарообразной кровлей. Во второй половине XIX века, после экспедиции Солнцева и раскопок Артлебена, с северной стороны церкви были построены каменные святые ворота с надвратной колокольней, очевидно, по проекту Артлебена. В её кирпичные стены были вложены обнаруженные при земляных работах плиты с резными грифонами и барсами. Этим же архитектором, судя по всему, была спроектирована и новая каменная Трехсвятительская церковь, законченная в 1884 году. В 1903 году железную луковичную главу позолотили.

    Храм Покрова на Нерли.  Фото 11 октября 2003 г.
    Храм Покрова на Нерли. Фото 11 октября 2003 г.

    Закрытие обители и музеефикация

    В 1919 году древние белокаменные памятники, в том числе и Покровский храм, были взяты под охрану Владимирской губернской коллегии по делам музеев. В 1923 году Боголюбовский монастырь был закрыт, и храм остался в ведении Владимирского музея, с 1958 года - Владимиро-Суздальского музея-заповедника. За эти годы белокаменный храм исследовался археологически и неоднократно реставрировался. Так, в 1954-1955 годы церковь подверглась археологическому исследованию Н. Н. Ворониным. Благодаря возрастающей известности храма как вершины древнерусского зодчества, церковь стала центром экскурсионного и туристического "бума."

    В 1980-1982 годах храм был полностью отреставрирован за счет бюджетного финансирования, как уникальный памятник древнего зодчества. Белый камень был почищен; восстановлены утраты; поверхности обработаны защитным составом; устроены медные кровли, глава и крест; интерьер отмыт от пыли и наслоений. В конце 1980-х годов владимирские реставраторы сняли выпуклую кровлю начала XIX века и восстановили постамент под барабаном, оставив, однако, луковичную главу. Cтроения вокруг церкви - святые ворота с колокольней, несколько жилых изб и сараев - были к этому времени уже разобраны; лишь частично разрушенная Трехсвятительская церковь была оставлена в качестве сторожки.

    В конце 1992 года, в составе древнерусских белокаменных памятников Владимира и Суздаля, храм был внесен в список всемирного наследия ЮНЕСКО [8]. В начале или середине 1990-х годов церковь был передана Владимирской епархии как бесприходный храм с особым статусом. Вначале был приписан к Боголюбовскому монастырю, затем - к Боголюбовскому приходу Иоакима и Анны, с подчинением архиерею, а на октябрь 2012 года числился приписным к Владимирскому Богородице-Рождественскому монастырю [9].

    В 2000-е годы С. В. Заграевским было вновь проведено археологическое исследование храма. Был образован попечительский совет по планировке историко-ландшафтного комплекса "Боголюбовский луг - церковь Покрова на Нерли," усилиями которого к концу 2006 года удалось остановить деградацию почвы, заблокировать доступ к храму нелегальных туристов. В 2007-2009 годах был произведен повторный плановый ремонт, в ходе которого были обновлены наружные белокаменные стены; устроена пешеходная тропа по программе федерального и местного финансирования. В рамках программы пуска скоростного поезда "Сапсан" над ж/д путями ст. Боголюбово на средства Российских железных дорог был устроен безопасный пешеходный переход с дополнительным электролифтом. Боголюбовский луг стал государственным заповедником, движение самоходных транспортных средств по нему было запрещено. Службы в храме велись только по великим праздникам; в остальное время днём обычно храм бывал открыт, но стоял "без пения." Можно было зайти, поставить свечу, принимались требы. В этот период Покровский храм - "русское чудо" - в год посещали более миллиона туристов со всего мира.

    Храм Покрова на Нерли.  Вид сверху
    Храм Покрова на Нерли. Вид сверху

    Архитектура

    Храм принадлежит к обычному для XII века небольшого крестово-купольного типа, одноглавый, четырехстолпный, трехапсидный, с тремя продольными и тремя поперечными нефами, в западном из которых помещаются "восходние полати" - хоры; полуциркульные своды храма поддерживают цилиндрический барабан. Церковь построена из белого камня высочайшего качества: кладка весьма однородна, в ней практически отсутствует желтоватый оттенок, пористость блоков очень низка - такого качества кладки нет ни в одном из древнерусских белокаменных храмов. В сводах для их облегчения применен туфообразный известняк. Храм стоит на уникальном фундаменте, состоящем из восьми рядов качественного гладкотесаного белого камня (в целом около 4 м глубиной), базирующихся на обычной для суздальского зодчества бутовой основе, почти квадратной в разрезе (глубиной около 2 м).

    От храма XII века без существенных искажений до XXI века сохранился основной объём – небольшой, слегка вытянутый по продольной оси четверик (около 8 х 7 м без учета апсид, подкупольное звено является прямоугольным: ширина и длина относятся как сторона и диагональ полуквадрата - 3,1 м на 3,5 м). Среди всех владимиро-суздальских белокаменных храмов, не считая надвратных, это самый миниатюрный и грациозный: общая его ширина чуть более 10 м, а внутренняя высота 20,8 м. Здание венчает высокий тонкий барабан (отношение его диаметра к высоте равно 0,79) с узкими окнами, поднятый на пьедестал-постамент. Купол храма первоначально был шлемовидным, но впоследствии был заменен луковичным.

    Храм Покрова на Нерли.  План
    Храм Покрова на Нерли. План
    Размерами плана, перенесенными в вертикальную плоскость, определяются отметки хор, подпружных арок и сводов храма. Формулы вертикальных пропорций направлены на достижение эффекта максимальной стройности и высоты. Отношение ширины западного фасада церкви к его высоте – примерно 0,85. Хоры подняты на величину, равную ширине центрального поперечного нефа вкупе с двумя столпами - в итоге они оказываются на максимальной для белокаменного зодчества высоте, но при этом опущены относительно подпружных арок.

    Декорация фасада устроена по общей для белокаменных храмов схеме: трехчастное деление вертикальными пилястрами на прясла в соответствии с положением внутренних столпов-пилонов, завершение прясел полуциркульными закомарами с немногочисленными изобразительными рельефами, горизонтальный пояс арочной колоннады примерно посредине стены, узкие щели оконных амбразур в верхнем ярусе, глубокие ниши перспективных порталов с декоративными лентами архивольтов в нижнем ярусе и профилированный цокольный пояс. При этом композиция церкви имеет много особенностей. Гладь стены сужается и почти пропадает за богатым многообломным профилем пилястр с сильно выступающими полуколоннами, которые вместе с лопатками достигают полуторной толщины стены, образуя как бы несущий скелет здания (еще большую прочность этому каркасу придают горизонтальные связи: дубовые брусья, положенные внутри стены на уровне пола хор и в плоскости пят подпружных арок). Членения северной и южной стен храма асимметричны, восточные прясла очень узки. Сумма выступа боковых апсид и ширины восточных прясел стен практически равна ширине средних прясел стен, и благодаря этому композиция храма выглядит уравновешенной при взгляде с любой стороны. Значительный вынос угловых пилястр несколько уравновешивает разные по ширине центральные и боковые прясла, особенно узкие в восточных членениях, и почти скрадывает округлые выступы апсид. Аркатурно-колончатый пояс с поребриком расположен несколько выше уровня хор, его верх членит фасад на две почти равные доли.

    Многообломные пилястры с полуколоннами на внешней стороне стен храма соответствуют внутренним лопаткам. Их суммарная толщина шире стен примерно в полтора раза, что создает очень ясный конструктивный "рисунок" храма. Сужающиеся вверх колонки аркатурно-колончатого пояса расположены очень "тесно," а арочки сильно сжаты и имеют подковообразную форму. Выше аркатурно-колончатого пояса, над отливом, начинаются новые профили - закомар и окон. В верхнем поле прясел профиль пилястр, переходя в закомары, усложняется; высокие окна, опущенные прямо на отлив стены и освобождающие верхнюю зону прясел для рельефов, тоже обильно и дробно профилированы. Плоскости закомар заполнены резными рельефами. Порталы так широки, что почти упираются в лопатки пилястр, а их резной архивольт отделяет от консолей аркатурно-колончатого фриза лишь один ряд белокаменной кладки. На западном фасаде в боковых пряслах нижнего яруса имеются нижние окна для освещения пространства под хорами.

    Средняя апсида чуть приподнята над двумя боковыми, разрывая горизонталь колончатого пояса; несколько поднято и среднее окно, что подчеркивает вертикальную ось. На апсидах аркатурно-колончатый пояс с поребриком расположен сверху, некоторые колонки пояса заменены полуколоннами, спускающимися до цоколя, что создает цельную и "вертикально-ориентированную" картину декора апсид.

    Внутреннее пространство церкви Покрова воспринимается как некий воздушный столп с убегающими ввысь пучками вертикалей. Толщина столпа-пилона крестчатой формы составляет не четвертую, как обычно, а третью часть ширины центрального нефа. Малые нефы, как и в большинстве других храмов, вдвое уже центральных. Столпы сужаются кверху и склоняются внутрь, что при небольших размерах храма создает дополнительное ощущение "высотности" интерьера. В древности интерьер белокаменного храма дополнялся невысокой алтарной преградой, настенными фресками, керамическими полами из разноцветных поливных плиток. Белокаменной резьбы внутри здания почти нет: только пары лежащих львов в основаниях подпружных арок. Возможно, от древнего времени сохранился престол в алтаре, сложенный из девяти белокаменных блоков на известковом растворе.

    Царь Давид с голубями и львами.  Средняя закомара храма Покрова на Нерли.
    Царь Давид с голубями и львами. Средняя закомара храма Покрова на Нерли.

    Скульптурное убранство

    В целом храм производит впечатление не только "высотного," но и весьма "нарядного," несмотря на относительно скромный (по сравнению например с Владимирским Димитриевским собором) декор зооантропоморфного типа. Среди всех построек благоверного Андрея Боголюбского только церковь Покрова почти полностью сохранила свой первоначальный архитектурный облик и резной декор к началу XXI века, из-за чего именно по ней в первую очередь судили о символическом содержании декоративных программ храмов Владимирской земли и об особенностях художественного стиля той эпохи. В тимпанах закомар расположены изображения царя Давида, львов, голубей, грифонов с ланями и женских масок. Размеры всех скульптурных групп тонко соотнесены с площадью закомар: в больших по размеру закомарах изображения имеют более вытянутые пропорции, а в меньших - укороченные. В базах колонок аркатурно-колончатого пояса – маски и изображения животных и чудовищ. Барабан декорирован аркатурно-колончатым и городчатым поясами. В интерьере парные львы помещены в пятах подпружных арок. Перспективные порталы храма Покрова украшены лиственными капителями и резными полуциркульными архивольтами. Аттический профиль цоколя схож с профилем цоколя Боголюбовской церкви Рождества Богородицы. Многочисленные совпадения скульптурного убранства церкви Покрова с романскими памятниками указывает на присутствие среди резчиков итало-германских мастеров, вероятнее всего - из Ломбардии. При этом, соседство рельефных работ и плоскостных орнаментов наводит на мысль о сотрудничестве разных мастеров - возможно, иноземцев и русских.

    В центральных закомарах северного, южного и западного фасадов располагаются три одинаковых рельефа, которые представляют восседающего на троне юного царя Давида в окружении парных изображений львов и голубей. Высеченные из камня в высоком рельефе с хорошо скругленными краями, они значительно выступают из плоскости стены и хорошо видны снизу. Изображения самого царя Давида на всех трех фасадах высечены на самых крупных камнях. Подобно аналогичным изображениям на Дмитриевском соборе, они исполнены тремя разными мастерами - лучшим считается рельеф западного фасада. Все три рельефа сопровождают глубоко врезанные надписи "СТЪ ДВДЪ," исполненные уставом. Облегающий фигуру Давида подир - одежда ветхозаветных священников и царей - сплошь покрыт резными орнаментальными складками, возможно, передающими узор ткани. Фигура царя опоясана перекрещенной на груди лентой - долгое время в ней видели напоминание о лоре, драгоценной принадлежности одеяний византийского императора, но лента на рельефах церкви Покрова больше похожа на орарь, которым диакон опоясывается во время литургии. Густой ромбический узор покрывает также корону и ленту, опоясывающую фигуру пророка, скрадывая поверхность камня и рельеф фигуры. Царь показан прижимающим к себе струнный музыкальный инструмент – псалтирь – и благословляющим воздетой правой рукой. Многие средневековые государи изображали царя Давида на стенах своих дворцов, однако только на соборах владимирских князей Андрея Боголюбского и Всеволода Большое Гнездо его образы увенчивают весь цикл резных изображений на фасадах. Прообразом этой уникальной композиции могли стать романские кадила и миниатюры ромейских Псалтирей, на которых фигуры царя Давида увенчивали изображения храма. Изображения музицирующего Давида среди зверей и птиц появляются в очень раннее время и получают широкое распространение в средневековом искусстве, но на Покровской церкви Давид не музицирует, а лишь держит музыкальный инструмент как атрибут. Главная суть его образа – в благословляющем жесте, причём вся его поза схожа с традиционными изображениями Христа Вседержителя. Общая композиция изображений в центральных закомарах построена почти также как в тимпанах фасадов cобора в Модене и церкви архангела Михаила в Павии, хотя в итальянских храмах центральным рельефом является изображение Христа, окруженного символами евангелистов. Особенностью львов изваянных на церкви, являются их нарядные гривы, похожие на гофрированные воротники с завитками на концах ребер-складок. Этот мотив, равно как и чрезвычайно высокий рельеф самих фигур, сходен со значительно более пышными скульптурами львов на стенах соборов Италии, где рельефные "кольца-воротники" обрамляют шеи животных в семь-восемь рядов (особенно схожи львы с Веронского собора).

    Грифон с ланью в лапах.  Боковая закомара храма Покрова на Нерли
    Грифон с ланью в лапах. Боковая закомара храма Покрова на Нерли
    Размещенные в боковых закомарах рельефы на всех трех фасадах изображают грифонов, несущих лань - существует прочтение этих изображений как образов Христа, несущего христианскую душу [10]. Такая же композиция известна среди рельефов собора святого Амвросия в Милане, а также на портале церкви святого Михаила в Павии.

    Одним из самых загадочных мотивов в скульптурном декоре церкви являются расположенные непосредственно под закомарами рельефы девичьих ликов, которые опоясывают все три фасада храма. Изначально на каждом фасаде было по семь ликов, в настоящее время из них сохранилось девятнадцать. Среди них есть широкие, округлые лики, так и лики задумчивые, созерцательные с тонкой индивидуальной трактовкой. Развернутые фризы подобных изображений известны только на фасадах церквей владимирской земли. По одной догадке, эти лики были призваны уподобить церковь храму Соломона: известна мозаика Соломонова храма в церкви Санта-Мария-Маджоре в Риме, где изображены семь масок на антаблементе главного фасада; такие же изображения храма Соломона известны на донышках древнехристианских сосудов.

    Ряд девичьих ликов на стенах церкви служит смысловой границей верхней зоны скульптуры. Размещенные ниже рельефы, равно как и декор апсид, более традиционны. К их числу относятся вставленные в кладку по сторонам центральных окон фигуры львов-стражей. Высота этих рельефов значительно превышает высоту резных изображений львов в других храмах владимирской земли. Львы церкви Покрова изображены лежащими, со скрещенными передними и с широко открытыми глазами (сходные рельефы присутствуют и в резьбе Владимирского Дмитриевского и Суздальского Рождественского соборов). В романских соборах они нередко изображаются по сторонам от окон или входов-порталов. Подобные изображения исследователи, как правило, связывают с текстами "Физиологов" - сборников содержавших рассказы о животных. Согласно тексту "Физиолога," "егда спит лев в пещере своеа, бдита его очи" [11]. По традиционным средневековым толкованиям, лев выступает здесь как символ Христа, охраняющего Свое духовное стадо: "Плотью бо Господь мой на кресте успе, а Божество его одесную отца бдяще. Не вздремлет бо не уснет, храня Израила" [12].

    Нижняя зона фасадов и апсид украшены резными аркатурно-колончатыми поясами, колонки которых имеют резные капители и фигурные консоли. Капители покрыты плотно прилегающими к тулову лиственными пальметтами и деревцами с крученым стволом, увенчанными похожими на пальмы лиственными кронами. Мотив пальмовидного деревца присутствует и в резьбе архивольтов порталов церкви. Мотивы резных консолей разнообразны: "улыбающиеся" львы; усатые личины - то ли мужские, то ли львиные; вздыбленные химеровидные крылатые зверьки; изборожденные поперечными морщинами морды (т.н. "свинячьи рыла"); профильные фигурки барсов, львов и геральдических орлов с нимбами; девичьи лики с двумя симметрично обрамляющими их косами. Набор этих мотивов, как и форма капителей, впоследствии повторялась на стенах более поздних владимиро-суздальских соборов. Среди имевшихся на начало XXI века консолей часть были исполнены заново из штука в XIX веке; другие в ходе ремонтов, вероятно, поменялись местами. Подобные аркатурно-колончатые пояса известны в соборах Италии и Германии, однако там они размещались, как правило, вверху стен и вдоль линии щипцовых завершений фасадов. Особо сходные по декору капители и консоли часто встречаются в памятниках Северной Италии - Ломбардии и Тосканы. Плоская орнаментальная резьба в виде растительных мотивов, по-видимому, воспроизводит традицию резного декора порталов романских соборов. Схожие морды зверей с поперечными морщинами-врезами - но при этом снабженные рогами - известны среди резных камней Миланского Антониевского собора.

    В отличие от фасадов, интерьер церкви почти лишен резного убранства. Оно ограничено лишь двадцатью парами резных, лежащих хвостами друг к другу львов, расположенных в пятах арок подкупольных столбов и в пятах арок, перекинутых от них на стены собора. Исполнены они разными мастерами, морды их разнообразны по своему выражению и настроению - одни ухмыляются беззубыми ртами, другие хищно скалят зубастые пасти. Их соотносят с символами побежденных злых сил, которые традиционно изображались под сводами романских соборов, но не в пятах арок, а на капителях. Высота рельефа этих львов значительно превышает высоту резных изображений на фасадах, но уступает высоте рельефов львов в интерьере Успенского собора.

    В первоначальный резной декор храма вероятно входили резные водометы, резная алтарная преграда, резная сень, детали внешней паперти. Эти детали убранства на начало XXI века был утрачены, но часть резных камней, прежде украшавших церковь, была обнаружена в XIX веке в ходе раскопок Н. А. Артлебена. Среди них были три капители "прекрасного стиля, несколько отличающихся от капителей церкви;" две пары фасадных рельефов вздыбленных барсов и стоящих грифонов, а также еще несколько резных камней с изображениями льва, барса, грифона и химерического вздыбленного крылатого зверя, напоминающего аналогичный мотив на консолях. Все эти рельефы были найдены у юго-западного угла церкви. Сейчас рельефы барсов и грифонов находятся в лапидарии резных камней внутри церкви. Характерная особенность рельефах грифонов, общая с капителями атриума Миланского собора святого Амвросия - на верхней части их стоп резьбой обозначена чешуйчатая поверхность лап в виде пупырчатых выступов. Особый интерес имеют два изображения львов, утраченных к началу XXI века, но известных по исполненной с фотографии зарисовке В. Прохорова. Судя по этой зарисовке, один из этих резных камней, а может быть, и оба были уникальными для домонгольского зодчества Руси круглыми трехмерными скульптурами.

    Храм Покрова на Нерли.  Половодье.  Фото сайта Паломнической службы Владимирской епархии, vladpalomnik.ru
    Храм Покрова на Нерли. Половодье. Фото сайта Паломнической службы Владимирской епархии, vladpalomnik.ru

    Документы, литература

    • Лаврентьевская летопись, ПСРЛ, т. I, М., 1962, стлб. 351.
    • РГАДА, ф. 280, оп. 3, д. 411, л. 2-8.
    • Татищев В. Н., История Российская, т. III, М.-Л., 1964, 295.
    • Доброхотов В., Древний Боголюбов город и монастырь с его окрестностями, М., 1852, 77.
    • Dartein F. de., L`Etude sur L`architecture Lombarde et sur des origins l`architecture romanо-byzantine. Atlas des planches, Paris, 1865–1882, pl. 39, 41, 56, 61.
    • Древности. Труды Московского археологического общества, т. VII, М., 1877, "Протоколы," 17.
    • Карнеев А., Материалы и заметки по литературной истории "Физиолога", СПб., 1890, 162.
    • Боголюбов монастырь и приписные к нему Покровский и Николаевский Волосов, Вязники, 1891, 53.
    • Zimmermann M. G., Oberitalische Plastik im fruhen und horen Mittelalter, Leipzig, 1897, Abb. 3, 15; Abb 25, 46; Abb. 28.
    • Косаткин В. В., Монастыри, соборы и приходские церкви Владимирской епархии, построенные до начала XIX столетия, ч. I "Монастыри," Владимир, 1903, 35.
    • Малицкий Н. В., "Покровский упраздненный монастырь на реке Нерли," ВЕВ, 1910, № 23, 24.
    • Porter A. K., Lombard Architecture. V. IV. Plates, New Haven, London, Oxford, MDCCCCXVII, pl. 120.
    • Столетов А. В., "Конструкции владимиро-суздальских белокаменных памятников и их укрепление," Памятники культуры, М., 1959, 192.
    • Афанасьев К. Н., Построение архитектурной формы древнерусскими зодчими, М., 1961, 140-141, рис. 85.
    • Воронин Н. Н., Зодчество Северо-Восточной Руси XII-XV веков, т. I, М., 1961, 262-301, 325-327, 330-332, 335-336.
    • Quintavalle A. C., Il Duomo di Modena. Album, Firenze, 1965.
    • Комеч А. И., "Рабочий метод зодчих Владимиро-Суздальского княжества XII в.," СА, 1966, № 1, 86, 89.
    • Вагнер Г. К., Скульптура Древней Руси. Владимир. Боголюбово. XII век, М., 1969, 80-82, 102, 138, 146, 150-152, 162, 182-183.
    • Плугин В. А., Храм Покрова на Нерли, Л., 1970.
    • Воронин Н. Н., Путеводитель. Владимир, Боголюбово, Суздаль, Кидекша, Юрьев-Польской, М., 1974, 122-135.
    • Новаковская С. М., "К вопросу о галереях белокаменных соборов Владимирской земли," КСИА, М., 1981, № 164, 42-46.
    • Раппопорт П. А., Русская архитектура X-XIII вв. Каталог памятников. Археология СССР. Свод археологических источников, Л., 1982, 58.
    • Иоаннисян О. М., "Зодчество Северо-Восточной Руси XII-XIII вв.," Дубов И. В., Города, величеством сияющие, Л., 1985, 153-154.
    • Лидов А. М., "О символическом замысле скульптурной декорации владимиро-суздальских храмов XII – XIII вв.," ДРИ. Русь. Византия. Балканы. XIII век, СПб., 1997, 174, 178, сн. 54.
    • Тимофеева Т. П., Лежит в развалинах Твой храм..., Владимир, 1999, 95.
    • Иоаннисян О. М., "Владимиро-суздальское зодчество и ломбардская романика (к проблеме происхождения мастеров Андрея Боголюбского)," Византийский мир: искусство Константинополя и национальные традиции. Тезисы докладов Международной конференции, Москва, 17-19 октября 2000 г., СПб., 2000, 19-23.
    • Иоаннисян О. М., Зодчество Северо-Восточной Руси времени Андрея Боголюбского (конец 50-х – середина 70-х гг. XII в.) и романская архитектура. Происхождение мастеров и особенности развития (рукопись).

    Использованные материалы

    • "Боголюбово. Церковь Покрова Пресвятой Богородицы на Нерли," Народный каталог православной архитектуры:
    • Тимофеева Т. П., Новаковская-Бухман С. М., Церковь Покрова на Нерли, М., "Северный паломник," 2003, Электронная научная библиотека по истории древнерусской архитектуры РусАрх:



    [1]  Заключение С. В. Заграевского со ссылкой на Краткий Владимирский летописец, Новгородская I летопись, Новгородская IV летопись и Владимирский летописец. Ранее многие исследователи (в том числе В. И. Доброхотов, Н. Н. Воронин и П. А. Раппопорт) датировали храм 1165-1167 годами на основании Жития Андрея Боголюбского, написанного в связи с канонизацией князя в 1702 году и насыщенного внутренними противоречиями. Иные (как Н. А. Артлебен, Д. Н. Бережков и Н. П. Кондаков) приводили широкий диапазон от 1158 до 1190-х годов. "Боголюбово. Церковь Покрова Пресвятой Богородицы на Нерли," Народный каталог православной архитектуры, статья Заграевского С. В., 4 апреля 2008, http://sobory.ru/article/?object=00185

    [2]  Лаврентьевская летопись, ПСРЛ, т. I, М., 1962, стлб. 351.

    [3]  Подробнее см. Иоаннисян О. М., "Владимиро-суздальское зодчество и ломбардская романика (к проблеме происхождения мастеров Андрея Боголюбского)," Византийский мир: искусство Константинополя и национальные традиции. Тезисы докладов Международной конференции, Москва, 17-19 октября 2000 г., СПб., 2000, 19-23.

    [4]  Распространенное мнение, что храм был посвящен установленному святым Андреем празднику в честь победы 1164 года над волжскими болгарами - см. например Тимофеева Т. П., Новаковская-Бухман С. М., Церковь Покрова на Нерли, М., "Северный паломник," 2003, Электронная научная библиотека по истории древнерусской архитектуры РусАрх, http://www.rusarch.ru/timofeeva3.htm - не стыкуется с датировкой храма 1158 годом.

    [5]  Заключение С. В. Заграевского по итогам его археологических исследований 2000-х годов. "Боголюбово. Церковь Покрова Пресвятой Богородицы на Нерли," Народный каталог православной архитектуры, статья Заграевского С. В., 4 апреля 2008, http://sobory.ru/article/?object=00185

    [6]  Заключение С. В. Заграевского по итогам его археологических исследований 2000-х годов. Ранее - считались открытыми.

    [7]  Древности. Труды Московского археологического общества, т. VII, М., 1877, "Протоколы," 17.

    [8]  "White Monuments of Vladimir and Suzdal," UNESCO World Heritage Centre, http://whc.unesco.org/en/list/633

    [9]  http://www.eparh33.ru/news/_Obnimaya_ves_mir___arhiepiskop_E...li/

    [10]  Вагнер Г. К., Скульптура Древней Руси. Владимир. Боголюбово. XII век, М., 1969, 138.

    [11]  Карнеев А., Материалы и заметки по литературной истории "Физиолога", СПб., 1890, 162.

    [12]  Ibid.

    Редакция текста от: 07.05.2013 12:45:05

    "ХРАМ ПОКРОВА НА НЕРЛИ" еще можно поискать:

    полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
    в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
    в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google