ДИМИТРИЙ (БЕЛИКОВ)

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Прот. Димитрий Беликов. Фотография. Нач. XX в.
Прот. Димитрий Беликов. Фотография. Нач. XX в.
Димитрий (Беликов) (1852 - 1932), бывш. архиепископ Томский, григорианский митрополит Томский и Сибирский, историк Сибири

В миру Беликов Дмитрий Никанорович, 20 октября 1852 года в с. Поселки Карсунского уезда Симбирской губ., в семье священника.

После Симбирской духовной семинарии учился в Казанской духовной академии, которую окончил в 1878 году по церковно-историческому отделению со степенью кандидата богословия. После публичной защиты сочинения "Спартанская реформа при царях Агисе III и Клеомене III" допущен в ноябре того же года к чтению лекций в Казанской духовной академии по кафедре общей древней гражданской истории в звании приват-доцента.

В октябре 1882 года рукоположен во иерея к Покровской церкви в Казани, позже стал настоятелем храма при казанском Родионовском институте благородных девиц.

В 1887 году удостоен степени магистра богословия за соч. «Христианство у готов и деятельность епископа Ульфилы». По оценке проф. Ф. А. Курганова, эта работа, являясь первой попыткой полного изложения христианства у готов в отечественной церковно-исторической науке, представляла собой лишь систематизацию фактического материала, заимствованного из западноевропейской литературы. В 1888 году утвержден в должности доцента КазДА.

22 октября 1889 года назначен на должность профессора богословия Томского университета. Весной 1890 года прибыл в Томск и приступил к преподаванию на медицинском, а впоследствии и на юридическом факультетах. Одновременно состоял заведующим Археологическим и Этнографическим музеями. Являлся членом совета университета (до июля 1906), председателем совета Томского епархиального женского училища (с 1893), преподавателем богословия и членом совета Томского технологического института (с 1900). Постоянно выступал с публичными лекциями по истории Томского края, на общественных началах преподавал на общеобразовательных вечерних курсах для взрослых (с 1902).

C октября 1890 года - настоятель университетской домовой церкви в честь Казанской иконы Божией Матери, где на личные средства обставил ризницу, организовал хор из студентов.

С декабря 1891 года - благочинный домовых церквей при учебных заведениях Томска, цензор катехизических поучений, составленных священниками Томской епархии.

В мае 1895 года возведен в сан протоиерея.

12 июня 1902 года советом КазДА удостоен ученой степени доктора церковной истории за соч. "Томский раскол: Исторический очерк от 1834 по 1880-е гг.".

В 1903 году утвержден советом КазДА в звании заслуженного профессора. В феврале 1904 года удостоен звания заслуженного профессора Томского уиверситета. В марте того же года за выслугой лет выведен за штат с назначением пенсии в размере прежнего жалованья, с сохранением звания профессора и учебных поручений по кафедре.

Во время первой русской революции принимал участие в общественно-политической жизни, придерживался умеренно-правых политических взглядов. В декабре 1905 года на учредительном собрании Томского отдела партии "Союз 17 октября" избран в бюро отдела. 19 мая 1906 года избран членом Гос. совета от белого духовенства.

В августе 1906 года переехал в Санкт-Петербург. В 1907-1913 годах занимал должность председателя Учебного комитета при Синоде. Одновременно с мая 1908 года - настоятель синодальной церкви в честь Семи Вселенских Соборов.

В ноябре 1913 года, после торжественного чествования по случаю 35-летия научно-богословской и административной деятельности, освобожден от должности председателя Учебного комитета, сохранил настоятельство в церкви в честь Семи Вселенских Соборов, должность профессора богословия в Санкт-Петербургском женском педагогическом институте и настоятельство институтского домового храма.

В 1920 году вернулся в Сибирь, был пострижен в монашество с именем Димитрий.

В том же году хиротонисан во епископа Омского, возведен в сан архиепископа.

В апреле 1922 года протестовал против проводившегося властями изъятия церковных ценностей.

Осенью того же года архиеп. Димитрий был уволен на покой захватившими епархиальное управление обновленцами.

Служил в Покровской церкви дер. Петухово близ Томска. В 1923 году приглашен настоятелем Сретенской церкви в Томске.

В том же 1923 году стал архиепископом Томским. В конце того же года на короткое время уклонился в обновленческий раскол, но после возмущения со стороны верующих, угрожавших не пустить архиеп. Димитрия в кафедральный собор, разорвал отношения с обновленческим синодом и Томским епархиальным советом [1]. В дальнейшем в отношениях с обновленцами занимал примирительную позицию.

21 мая 1924 году решением патриарха Тихона архиеп. Димитрий был включен в расширенный состав Священного Синода, образовавшего Высшее Церковное Управление вместе с Высшим Церковным Советом (ВЦС), в состав которого должны были войти обновленческий прот. В. Красницкий и др. деятели "Живой церкви" при условии принесения ими покаяния. Поскольку Красницкий отказался выполнить это условие, 1 июля того же года патриарх распорядился прекратить деятельность Синода расширенного состава, а резолюцией от 9 июля объявил ранее изданный акт об образовании Синода и ВЦС недействительным [2]. Архиеп. Димитрий получил известия о возобновлении общения с В. Красницким и своем включении в Синод только в августе 1924 года. Не зная об отмене этого решения, вошел в общение с обновленческой общиной Красноярска, начавшей поминовение за богослужением патриарха Тихона, Синода и архиеп. Димитрия [3].

В период подготовки 2-го обновленческого собора («Третьего Поместного»), на котором обновленцы предполагали осуществить объединение с православной Церковью, архиеп. Димитрий вступил в общение с обновленческими структурами. 27 июля 1925 года он посетил заседание расширенного пленума обновленческого Томского епархиального управления, но уклонился от ответа на вопрос об участии в подготовке к Собору. 28 августа он прибыл на епархиальный съезд обновленцев, где выразил несогласие с постановлениями обновленческого собора 1923 года и предложил немедленно поставить вопрос о примирении с патриаршей Церковью. Услышав, что прежде нужно обсудить участие архиерея в новом обновленческом соборе, на котором будет решаться этот вопрос, архиеп. Димитрий покинул съезд [4].

После образования в декабре 1925 года Временного Высшего Церковного Совета (ВВЦС), самочинно объявившего себя высшим органом церковного управления, заместитель патриаршего местоблюстителя митр. Сергий (Страгородский) запретил в священнослужении предводителя григорианского раскола Свердловского архиеп. Григория (Яцковского) и др. организаторов ВВЦС. Пытаясь обосновать каноничность своих действий, члены ВВЦС обратились к находившемуся в заключении патриаршему местоблюстителю митр. Петру (Полянскому). Неосведомленный о ходе церковных дел митр. Петр резолюцией на докладе ВВЦС от 1 февраля 1926 года передал свои полномочия коллегии в составе Владимирского архиеп. Николая (Добронравова), архиеп. Димитрия и архиеп. Григория, о запрещении которого местоблюститель не знал. Митр. Петр также не знал, что другие члены назначенной им коллегии не имеют возможности принять участие в ее работе. Архиеп. Николай пребывал под арестом. Архиеп. Димитрий был арестован 6 февраля и 23 февраля освобожден без права покидать Томск. 22 апреля того же года митр. Петр подтвердил полномочия своего заместителя митр. Сергия, а 9 июня издал резолюцию об упразднении ранее учрежденной коллегии.

В противостоянии заместителя патриаршего местоблюстителя митр. Сергия и ВВЦС архиеп. Димитрий придерживался двойственной позиции. Известно, что он распорядился распространить в епархии доклад епархиального делегата о беседе с митр. Сергием и тексты посланий епископов, признавших ВВЦС [5]. В октября 1926 года архиеп. Димитрий дал подтверждение верности митр. Сергию прибывшему для этого в Томск Нижнеудинскому еп. Евсевию (Рождественскому). В связи с проведенными ОГПУ в ноябре-декабре того же года массовыми арестами архиереев, в т. ч. митр. Сергия, связь между православными епархиями была затруднена; клир и паства пребывали в недоумении, кого следует считать носителем высшей канонической власти в Церкви. В феврале 1927 года участники съезда духовенства и мирян в Барнауле обратились к архиеп. Димитрию с вопросом: кто является в настоящее время высшей церковной властью? Архиерей ответил, что не знает [6].

1 марта 1927 года в Томске под председательством архиеп. Димитрий открылся Томский епархиальный съезд. Владыка охарактеризовал ситуацию с устроением высшей церковной власти как "смущающую неопределенностью": "Ныне стало известно, что митрополит Сергий на своем посту не функционирует. В чьем лице сосредотачивается власть, в настоящую пору мне с положительной точностью не ведомо. Нет власти в смысле ее проявления и в смысле возможности сношения с ней" [7]. В связи с этим архиеп. Димитрий заявил о необходимости временной самостоятельности (автокефалии) епархии, основывая правомочность таких действий ссылкой на постановление патриарха Тихона и соединенного присутствия Свящ. Синода и ВЦС от 20 ноября 1920 года. При этом архиеп. Димитрий заранее объявил, что "если постигнет меня прещение того или иного иерархического представителя церковной власти, то сочту его прещением произвола, не оправдываемого канонами" [8]. Епархиальный съезд принял решение, что до времени полного уяснения по делу об установлении высшей церковной власти в Русской Церкви "Томская Церковь... признает необходимым оставаться в своих делах самоопределяющеюся и будет находиться... в положении автокефальной (самостоятельной) Церкви". Съезд выразил полное доверие архиеп. Димитрию как главе автокефальной церкви, управляющему епархией при содействии избранного на съезде епархиального совета. Одновременно было заявлено о целесообразности ходатайствовать перед гражданскими властями о разрешении учреждения Временного Сибирского церковного правления, к которому могла бы присоединиться Томская церковь [9].

Угличский архиеп. Серафим (Самойлович), который являлся заместителем патриаршего местоблюстителя во время ареста митр. Сергия, за объявление автокефалии отстранил архиеп. Димитрия от управления епархией и запретил в священнослужении, но тот отказался признать это распоряжение. После освобождения митр. Сергия и его вторичного вступления в апреле 1927 года в права заместителя патриаршего местоблюстителя архиеп. Димитрий вновь отказался признать его полномочия и выразил желание присоединиться к григорианскому расколу. В мае-июне прошедшие в Томске и Барнауле съезды представителей священнослужителей и мирян приняли решение о признании власти ВВЦС.

Последствия григорианского раскола в Томской епархии ввиду авторитета и влияния архиеп. Димитрия, а также известности в Томске архиеп. Григория (Яцковского), бывшего там ранее ректором духовной семинарии, проявились в большей степени, чем в других регионах Сибири. За архиеп. Димитрием пошло более половины приходов и священнослужителей епархии.

19 марта 1928 года на съезде признавшего ВВЦС духовенства сибирских епархий Димитрий (Беликов) был избран митрополитом Сибирским.

После закрытия в 1930 году томского Троицкого собора он служил в Благовещенском соборе.

Скончался 10 августа 1932 года в Томске, вне общения с канонической Церковью. Был похоронен вблизи алтаря Благовещенской церкви. В 1934 году, после решения властей о сносе и этого храма, останки архиерея перезахоронили на Преображенском кладбище Томска, а после ликвидации этого кладбища - на городском Южном кладбище.

Сочинения

Автор ряда научных трудов по истории Сибири. Наибольшую известность получила его докторская диссертация "Томский раскол", в которой рассматривались различные аспекты истории распространения, развития и внутреннего состояния томского старообрядческого раскола, факторы, способствовавшие его сохранению и развитию, анализировались правительственные мероприятия, направленные на борьбу с расколом, их осуществление местными властями и причины их неэффективности. Работа была встречена неоднозначно. Рецензенты профессора Ф. В. Благовидов и Н. И. Ивановский, отмечая значительный объем вводимых в научный оборот архивных материалов, отметили как существенный недостаток работы невысокий уровень ее аналитической научной обработки. Отмечалось, что автор не использовал обширную научную литературу по истории раскола, в результате чего, по словам проф. Благовидова, диссертация "представляет собой скорее простую систематизацию разнообразных данных, извлеченных из двух местных архивов, чем действительное, широко поставленное исследование по истории раскола Томского края, основанное, по возможности, на всех печатных и рукописных материалах" [10].

Недостатком работы было и то, что из-за зависимости от местных архивных источников, в частности от архива Томской духовной консистории, нижней хронологической границей исследования автор был вынужден выбрать 1834 год - время создания Томской епархии. Это оставляло вне поля зрения предшествующую историю старообрядческого раскола. Этот недостаток был исправлен с выходом в 1905 году монографии "Старинный раскол в пределах Томского края", в которой рассматривалась история развития и внутренняя жизнь томского старообрядчества со второй половины XVII века до 1834 года. Эта работа по замыслу автора восполняла в качестве вступительной части содержание его докторской диссертации.

Он проводил историко-краеведческие исследования, используя не обработанные до него архивные материалы, хранившиеся в разных сибирских городах. На основе переписных книг Томского и Кузнецкого монастырей внес уточнения в картину заселения и хозяйственного освоения региона русскими крестьянами в XVII-XVIII веках, описал бытовую сторону жизни первопереселенцев; опубликовал ряд очерков истории монастырей и храмов Томской епархии и несколько богословских статей апологетического характера. В 1914 году за работы "Старинные монастыри Томского края", "Первые русские крестьяне-насельники Томского края" и "Томский раскол" был удостоен ежегодной премии Томского университета им. А. М. Сибирякова в 1,5 тыс. р.

Публикации:

  • Христианство у готов. Каз., 1887. Вып. 1: Начало христианства у готов и деятельность еп. Ульфилы;
  • Чудо как принадлежность откровения: [Публ. лекция]. Томск, 1895;
  • Старинные монастыри Томского края. Томск, 1898;
  • Первые рус. крестьяне-насельники Томского края и разные особенности в условиях их жизни и быта: Общий очерк за XVII и XVIII ст. Томск, 1898;
  • Старинный Св.-Троицкий собор в Томске. Томск, 1900;
  • Томский раскол: Ист. очерк от 1834 по 1880-е гг. Томск, 1901;
  • Старинный раскол в пределах Томского края. Томск, 1905;
  • Томские старинные духовные начальники (заказчики): Ист. очерк для 300-летнего юбилея г. Томска. Томск, 1906;
  • Ап. Павел в изображении Фаррара. СПб., 1911;
  • Жизненность религии: Неизгладимость религ. потребности: [Публ. чтения]. Пг., 1916.

Награды

  • орден св. Владимира 4-й степени
  • орден св. Анны 2-й степени
  • медали в память царствования имп. Александра III и в память 300-летия царствования Дома Романовых

Литература

  • Архив ЦНЦ. Ф. 3. Оп. 2. Д. 2.
  • Ивановский Н. И. Отзыв о соч. прот. Д. Н. Беликова // ПС. 1907. Июль-авг. Прил. С. 1-9;
  • Благовидов Ф. В. Отзыв о соч. прот. Д. Н. Беликова // Там же. С. 10-21;
  • ПБЭ. Т. 2. Стб. 1237;
  • Мануил. Рус. иерархи, 1893-1965. Т. 3. С. 29-32;
  • он же. Рус. архиереи-обновленцы. С. 737-738;
  • Иоанн (Снычев). Церк. расколы. С. 37, 71, 72, 78;
  • Акты свт. Тихона. С. 318-319, 325, 326, 436-437; 472, 473, 884, 907, 910;
  • Левитин, Шавров. Очерки смуты. С. 503, 504;
  • Луков Е. В. Беликов Дмитрий Никанорович // Профессора Томского ун-та: Биогр. слов. Томск, 1996. Вып. 1: 1888-1917. С. 34-37;
  • Политбюро и Церковь. Кн. 1. С. 75; Кн. 2. С. 391;
  • Бородин А. П. Гос. Совет России, 1906-1917. Киров, 1999. С. 280;
  • Исаков С. А., Дмитриенко Н. М. Томские архиереи (1834-2002): Биогр. слов. Томск, 2002. С. 8-9, 72-77;
  • Фаст М. В., Фаст Н. П. Нарымская Голгофа; Материалы к истории церк. репрессий в Томской обл. в сов. период. Томск, 2004. С. 59-63, 98-101;
  • Фоминых С. В. Беликов Д. Н. // Профессора мед. фак-та Имп. (гос.) Томского университета - Томского мед. института - Сибирского гос. мед. университета (1878-2003): Биогр. слов. Томск, 2004. Т. 1. С. 76-77;
  • Протоколы заседаний Томского епархиального съезда // ВЦИ. 2006. № 4. С. 32-64.

Использованные материалы



[1]  Политбюро и Церковь. Кн. 2. С. 391

[2]  Акты свт. Тихона. С. 318-319, 325, 326

[3]  Следственное дело Патриарха Тихона. М., 2000. С. 758, 761

[4]  Левитин, Шавров. С. 503-504

[5]  Иоанн (Снычёв). С. 71

[6]  Иоанн (Снычёв). С. 78

[7]  Протоколы заседаний. 2006. С. 36

[8]  Протоколы заседаний. 2006. С. 37

[9]  Протоколы заседаний. 2006. С. 39, 40

[10]  Благовидов. С. 20

Редакция текста от: 16.02.2019 21:16:22

"ДИМИТРИЙ (БЕЛИКОВ)" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google