АФИНАГОР (СПИРУ)

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Афиногор I, патриарх Константинопольский
Афиногор I, патриарх Константинопольский
Афинагор I (Спиру) (1886 - 1972), патриарх Константинопольский (1949 - 1972)

В миру Спиру Аристоклис, родился 25 марта 1886 года в с. Цараплана (совр. Василикон), Эпир, в семье врача. В 13 лет потерял мать, она умерла от тифа. Начальное образование получил в родном селе, в 1895-1899 гг. обучался в школе г. Коница, с 1901 г. продолжил учебу в Янине.

В 1903 г. поступил на гимназическое отделение Богословского училища на острове Халки, в 1907-1910 гг. изучал богословие и др. науки, в т. ч. церковнославянский и русский языки; защитил диссертацию «Об избрании Константинопольских патриархов с эпохи Константина Великого до падения Константинополя».

После смерти отца (+ 1908) решил стать монахом; в марте 1910 г. принял постриг с именем Афинагор и был рукоположен в сан диакона. С июля 1910 г. был помощником митр. Пелагонийского Стефана в г. Монастир (совр. Битола), рукоположен во архидиакона. В 1912 г. назначен начальником секретариата новым митрополитом Хризостом (Кавуридис). После перехода епархии в юрисдикцию Сербской Православной Церкви (осень 1918) Афинагор, сопровождая удалившегося на покой митр. Хризостома, отправился на Афон, в обитель Келлион (Милопотамос).

В марте 1919 г. назначен первым секретарем Священного Синода Афинской Архиепископии (Элладская Православная Церковь), которую в то время возглавлял архиеп. Мелетий (Метаксакис). В нач. 1920-х годов Афинагор участвовал в процессе создания экуменической комиссии «Вера и церковное устройство».

В декабря 1922 г. Священным Синодом Элладской Церкви избран митрополитом Керкирским и Паксийским.

Зарекомендовал себя как поборник интересов простого народа. В митрополичьей резиденции были открыты медицинский центр и бюро по трудоустройству для греков, переселенцев из Малой Азии и Восточной Фракии. После обстрела итальянской эскадрой крепости Корфу (31 августа 1923) погибло множество мирных жителей, и митр. Афинагор на рыбацкой лодке прибыл на итальянский флагман, чтобы выразить протест адмиралу Солари.

Принимал активное участие в работе всемирной ассамблеи Христианской ассоциации молодежи YMCA (Хельсинки, 1926) и присутствовал в качестве наблюдателя на VII Ламбетской конференции (июль 1930).

В августе 1930 г. Синод Константинопольской Патриархии с согласия Элладской Церкви избрал митр. Афинагора архиепископом и экзархом Сев. и Юж. Америки.

Владыка Афинагор придал епархиальным архиереям статус викариев и ввел особый церковно-административный орган - духовно-светские ассамблеи, решения которых при одобрении Патриархии становились обязательными. В 1931 г. вступил в действие новый устав архиепископии для православных христиан греческого происхождения (действовал до 1977). Число общин увеличилось со 119 до 350, в Помфрете (шт. Коннектикут) были основаны семинария (1937) и Академия св. Василия (1944) (в 1947 переведены в Бостон, семинария получила название Св. Креста), открылись катехизаторские школы; с 1934 г. начал издаваться журнал «Православный обозреватель» (̓Ορθόδοξος Παρατηρητής). Как и на Керкире, владыка ввел полифоническое церковное пение за богослужением.

После отречения по болезни патриарха Максима V (18 октября 1948) Синод Константинопольского Патриархата при повторном голосовании 1 ноября 1948 г. 11 голосами из 17 избрал архиеп. Афинагора на Патриарший престол; 26 января 1949 г. он прибыл в Стамбул на борту личного самолета Президента США Г. Трумэна, на следующий день в патриаршем соборе св. Георгия состоялась его интронизация.

Патриарх Афинагор принял управление Константинопольской Церковью в сложное переломное время. В Известительном послании о своем восшествии на престол он выдвинул программу укрепления связей между православными Церквами и активного отношения к злободневным проблемам общественной жизни, чтобы «переживаемые современные тяжелые обстоятельства и настоящее совсем неутешительное состояние всего человечества» не привели «к охлаждению самой веры у слабых и простых и не умалили дела Церкви».

Тяжелые испытания выпали на долю Константинопольской Церкви во время «кипрского кризиса» 1955 г. Взрыв в Фессалонике турецкого консульства, разрушивший дом, где родился Кемаль Ататюрк, вызвал антигреческий погром в Стамбуле (6 сентября), во время которого были сожжены 56 православных храмов, учинены насилия над священниками (один убит), разграблены и разрушены 2,5 тыс. греч. жилых домов и магазинов. Экстремисты проводили провокационные демонстрации у Патриаршей резиденции. Власти не давали разрешения на постройку нового здания Патриархии взамен сгоревшего в 1941 г. (оно было получено лишь через 50 лет). В 1964 г. была закрыта Патриаршая типография, прекратилось издание церковной периодики, в т. ч. ж. «Православие» (̓Ορθοδοξία) и основанного вл. Афинагором в 1951 г. еженедельника «Апостол Андрей» (̓Απόστολος ̓Ανδρέας); в 1971 г. было закрыто Халкинское богословское училище, существовавшее с 1844 г.

В этих условиях Константинопольская Церковь столкнулась с проблемой преодоления узконационального характера греческого Православия. Патр. Афинагор сосредоточил свои усилия на международной деятельности: он провел ряд встреч с первоиерархами Поместных Церквей, по его инициативе состоялись Всеправославные совещания (1961, 1963, 1964, 1968, 1970), во многом способствовавшие сближению православных Церквей. По настоянию РПЦ Константинопольский Патриархат в августе 1961 г. признал каноническое достоинство восстановленного Болгарского Патриаршества.

В 1959 г. патр. Афинагор посетил Александрийский, Антиохийский и Иерусалимский Патриархаты, в 1967 г.- Сербскую, Румынскую и Болгарскую Православные Церкви, а также Ватикан, Англию и ВСЦ в Женеве, при котором с 1955 г. находился постоянный представитель Константинопольской Патриархии.

Деятельность Константинопольской Церкви на международной арене, вызванная значительным сокращением в первые десятилетия XX в. области ее юрисдикции, со времени патриаршества Мелетия IV осуществлялась с позиций т. н. «исключительного права» Константинополя в распространении своей юрисдикции на правосл. диаспору вне границ автокефальных Церквей, которое обосновывали «особым положением Вселенского престола». Подобная позиция, которую РПЦ не считает канонически и исторически оправданной, не раз приводила к нестроениям в отношениях между православными Церквами, нарушала мир и согласие Поместных Церквей. В послании Патриарха Московского и всея Руси Алексия I (7 марта 1953) о подготовке к созыву Предсоборного совещания обращалось внимание на проблемы, омрачавшие отношения Русской и Константинопольской Церквей: положение рус. приходов в Зап. Европе, вмешательство Константинополя в область юрисдикции РПЦ в Финляндии, позиция Константинопольского престола по вопросу об автокефалии православных Церквей в Польше и Чехословакии, каноническое урегулирование православной церковной жизни в Америке, положение русского монашества на Афоне.

Несмотря на расхождения по ряду принципиальных вопросов, в целом отношения между Константинопольской и Русской Церквами в период патриаршества Афинагора носили благожелательный характер. Предстоятели обеих Церквей регулярно обменивались приветственными посланиями, осуществлялись взаимные визиты церковных делегаций, шло сотрудничество в рамках межправославных и межхристианских встреч, в т. ч. в периоды работы Всеправославных совещаний, Межправославных богословских комиссий по церковному диалогу. В декабре 1960 г. в ходе паломнической поездки в Св. Землю патриарх Московский и всея Руси впервые в истории автокефального бытия РПЦ посетил Константинополь (Стамбул) и встретился с Константинопольским патриархом; Афинагор и Алексий I совершили Божественную литургию по случаю празднования Константинопольской Церковью Рождества Христова, обменялись приветственными речами. В 1963 г., во время празднования 1000-летия Св. горы Афон, патр. Афинагор посетил русский Свято-Пантелеимонов монастырь.

В ряде случаев со стороны патриарха Афинагора было проявлено понимание принципиальной позиции РПЦ по проблемам внутриправославных отношений. Так, в 1965 г. в ответ на обеспокоенность патриарха Алексия по поводу имевших место сослужений представителя Константинопольского Патриархата в Женеве митр. Калабрийского с архиеп. Антонием (Бартошевичем), принадлежавшим к РПЦЗ, вл. Афинагор не замедлил известить предстоятеля РПЦ о том, что иерарху константинопольской юрисдикции указано «избегать всякого литургического или иного общения с архиереями карловацкой группировки». Контакты Константинопольской Патриархии с «Украинской Православной Церковью в США и Южной Америке» в 1971 г. были расценены Свящ. Синодом РПЦ как «прискорбное явление, которым злоупотребляют раскольники… не иначе, как в результате отсутствия у Высшей Церковной Власти Константинополя должной официальной информации» об этой неканонической организации, каковые сведения и были представлены в послании патриарха Московского и всея Руси Пимена (16 марта 1972).

Неоднозначным было отношение патриарха Афинагора к вопросу о т. н. Западноевропейском православном русском экзархате с центром в Париже, возникшем в результате временного подчинения русских православных приходов в Зап. Европе «непосредственной юрисдикции Святейшего Вселенского Патриаршего Престола» (грамота патриарха Фотия II от 17 февраля 1931, подтвержденная грамотой патриарха Максима V от 6 марта 1947). Высшее руководство РПЦ не раз выражало протест по поводу этого неканоничного положения. 10 ноября 1965 г. патриарх Афинагор и Синод Константинопольской Церкви постановили упразднить «экзархат православных русских приходов в Зап. Европе», рекомендовав архиеп. Сиракузскому Георгию (Тарасову) войти в общение с Патриархом Алексием I «для урегулирования каноническим путем положения возглавляемого им округа»; такое решение, дававшее возможность русскому духовенству и верующим возвратиться в лоно Русской Церкви, было воспринято, как сказано в послании Патриарха Алексия от 1 марта 1966 г., «с чувством духовного удовлетворения и братской любви». Однако уже 22 января 1971 г. упраздненная епархия была восстановлена в новой административной форме как «Архиепископия русских православных приходов в Зап. Европе». Это деяние, совершенное патр. Афинагором и Свящ. Синодом Константинопольской Церкви «по просьбе и желанию» архиепископа Георгия и его викария епископа Мефодия (Кульмана), обоснованное все тем же «правом Константинопольского престола на православную диаспору», было предпринято в одностороннем порядке, без согласования с РПЦ. Оно было встречено высшим священноначалием РПЦ «с недоумением и огорчением», как о том указано в послании патриарха Пимена от 31 мая 1971 г. Существенные расхождения между Константинопольской и Русской Церквами также имели место по вопросу об автокефалии Православной Церкви в Америке.

Патриаръ Афинагор большое внимание уделял вопросу межхристианского единства и сотрудничества, к которому он призвал в своем послании, изданном в 1951 г. по случаю 1500-летия IV Вселенского Собора. На официальных и неофициальных встречах многое было достигнуто в вопросе диалога с древними восточными (нехалкидонскими), со Старокатолической и Англиканской церквами. Развитию общения Константинопольской Церкви с Западом послужили активные контакты ее предстоятеля с Римско-католической церковью, особенно отмена анафем 1054 года, одновременно проведенная 7 декабря 1965 г. патр. Афинагором в Константинополе и папой Римским Павлом VI в Риме. Высшее руководство РПЦ рассматривало этот акт как действие возглавляемой патр. Афинагором Поместной Церкви, «не имеющее богословского значения для всей Полноты Святой Православной Церкви» [1].

Особую заботу патриарх Афинагор проявлял о духовном просвещении клира и паствы, об авторитете правосл. науки: в период его Патриаршества были основаны Православный центр Вселенской Патриархии в Шамбези (Швейцария, 1966) и Институт патристических исследований в Фессалонике (1968), восстановлена патриаршая типография, основанная патриархом Кириллом Лукарисом. Была произведена реорганизация епархий Константинопольского Патриархата в Греции, Западной Европе и на Дальнем Востоке. Полуавтономная Критская Православная Церковь получила новый устав (1961), европейские епископии были возведены в ранг митрополий (1972). Из Фиатирской и Великобританской архиепископии выделились митрополии Французская, Австрийская и Германская (1964), затем Шведская и Бельгийская (1969). Австралийская и Новозеландская митрополия стала архиепископией (1959), в 1970 г. из нее была выделена самостоятельная митрополия Нов. Зеландии.

В период патриаршества Афинагора I были канонизированы прп. Никодим Святогорец, равноап. мч. Косма Этолийский и свт. Нектарий Эгинский.

Скончался 7 июля 1972 года в Стамбуле. Погребен в патриаршем монастыре Живоносного Источника Валукли близ Константинополя.

Награды

Деятельность патр. Афинагора отмечена различными церковными наградами.

Почетные звания:

  • степень почетного доктора юридического факультета Венского университета (1967)

Литература

  • Τσακώνας Δ. Γ. ̓Αθηναγόρας Α´ // ΘΗΕ. Τ. 1. Σ. 602-606;
  • Castanos de Medicis S. Athénagoras Ier, l'apport de l'Orthodoxie à l'oecumenisme. Lausanne, 1968;
  • Ohse B. Der Patriarch Athenagoras von Konstantinopel: Ein ökumenischer Visionär. Gött., 1968;
  • Логачев К. Святейший Афинагор I, Патриарх Константинопольский (некролог) // ЖМП. 1972. № 8. С. 54-55;
  • Δελικωστόπουλος Α. Ι. ̀ρδβλθυοτεΕξω ἀπὸ τὰ τείχη̇ ̓Αθηναγόρας Α´, ὁ Οἰκουμενικὸς Πατριάρχης. ̓Αθῆναι, 1988;
  • Клеман О. Беседы с Патриархом Афинагором / Пер. с франц. В. Зелинского. Брюссель, 1993;
  • Патриарх Вселенский Афинагор I // Χριστιανός. Рига, 2001. T. 10. С. 83-94.

Использованные материалы



[1]  Послания Святейшего Патриарха Алексия I на имя Патриарха А. и Архиеп. Элладского Хризостома II // ЖМП. 1966. № 2. С. 4

Редакция текста от: 15.02.2016 14:36:53

"АФИНАГОР (СПИРУ)" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google