КОЛЕРОВ ФЕДОР КСЕНОФОНТОВИЧ

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Свящ. Феодор Колеров 1920-е годы
Свящ. Феодор Колеров 1920-е годы
Феодор Ксенофонтович Колеров (1882 - 1929), протоиерей, настоятель Преображенского храма г. Кимры, священномученик.

Память 16 ноября, в Соборах новомучеников и исповедников Церкви Русской и Тверских святых.

Родился 17 февраля 1882 года в селе Семеновском Калязинского уезда Тверской губернии (ныне - д. Большое Семеновское Талдомского района) в семье диакона Ксенофонта Захарьевича и его жены Елизаветы Ивановны.

В 1905 году окончил Тверскую духовную семинарию и был рукоположен иерея.

С 1906 по 1911 годы служил в храме села Ключевое Тверской губернии, затем около года в храме Рождества Христова в селе Столбово Кашинского уезда (ныне Кесовогорский район).

В 1912 году был назначен настоятелем новопостроенного храма Преображения Господня города Кимры.

Своим ревностным служением отец Феодор быстро привлек к себе сердца верующих. Несмотря на молодость, он для своих прихожан стал отцом, во всех трудных случаях люди шли к нему за советами. Всех своих прихожан он хорошо знал. Не отказывал в пастырской помощи и запойным пьяницам, беседовал с ними и многих молитвенной помощью отвращал от запоев. На Пасху и на великие праздники отец Феодор непременно обходил дома своих прихожан, даже когда советская власть запретила это делать.

Отец Феодор был ценителем духовного пения, он приглашал в Преображенскую церковь известных певцов. У него в храме они исполняли духовные песнопения, эти концерты имели не только просветительское значение, но и благотворительное. В Москве был голод, многие известные артисты были лишены всяких средств к существованию. После духовных концертов и пения на службах прихожане приносили им продукты.

Когда началась Первая мировая война, отец Феодор и его жена, Анна Михайловна, возглавили в городе общество помощи фронту, шили для армии одежду и отправляли на фронт посылки.

В 1919 году он, как заложник, был арестован, заключён в тюрьму города Твери. Его обвинили в том, что он «организовал духовный концерт без всяких разрешений на то советских органов». Вскоре он был освобождён, но у семьи была конфискована часть имущества, затем была наложена огромная контрибуция 5000 рублей золотом.

В августе 1922 года отец Феодор, который всегда интересовался событиями церковной жизни, прибыл в Москву, желая увидеть, чем собирается заниматься открывающийся съезд т.н. "Живой Церкви" и принял участие в его работе.

По окончании работы съезда отец Феодор уехал в Кимры и здесь вскоре получил от обновленческого уполномоченного извещение, что он назначается уполномоченным Кимрского и Кашинского уездов.

Вскоре отец Феодор понял, что обновленцы ведут к гибели Русской Церкви, прервал всякие отношения с ними и написал исповедь, адресованную Тверскому епископу Петру (Звереву). Епископ Петр не сразу разрешил отцу Феодору служить, поначалу прислав распоряжение о запрещении его в священнослужении. Тот подчинился и сам отвез распоряжение архиерея благочинному, после чего в Преображенском храме стал служить другой священник.

В середине ноября отец Феодор снова написал епископу Петру, запрещение его было снято, и он снова стал служить в Преображенском храме.

В 1929 году власти прислали постановление о закрытии храма. На последней службе храм был полон молящимися. После службы отец Феодор зачитал распоряжение властей о закрытии храма. Он призвал верующих подчиниться этому распоряжению. Решение властей закрыть храм потрясло прихожан, и они не пожелали подчиниться. На следующий день, когда пришла комиссия описывать церковное имущество, ее встретила толпа и не допустила в церковь. Прихожане установили дежурство около храма. Иногда собиралась толпа до трехсот человек. Отец Феодор не раз выходил к народу и просил отдать храм, иначе пострадают невиновные. Только через три дня люди начали расходиться.

22 мая 1929 года отец Феодор, староста храма и некоторые активные прихожане были арестованы "за неподчинение приказу властей о закрытии храма". Обвиняемых увезли в Тверскую тюрьму. Всего по этому делу было привлечено двадцать человек. Власти решили устроить открытый показательный суд. Глубокой ночью обвиняемых перевезли на открытой барже по Волге в Кимры, где должно было слушаться дело. Родственников на суд не допустили. Обвиняемые держались мужественно; виновными себя они не признали.

26 октября 1929 года священник Феодор Колеров, староста Анания Бойков, члены церковного совета Дмитриев и Закурин, а также Михаил Болдаков были приговорены к расстрелу. Адвокаты подали кассацию, и заключенные на время рассмотрения кассации были отправлены в Москву, в Таганскую тюрьму. Батюшке разрешили свидания с родственниками.

Известно, что Анна Михайловна просила о помощи влиятельных знакомых отца Феодора, но безрезультатно. В частности, она пыталась обратиться к тогда уже известной певице, народной артистке Неждановой, которой когда-то отец Феодор помог пережить голодное время. Когда-то она не имела средств к существованию и с разрешения священника давала концерты в Преображенской церкви. Теперь советская власть благоволила к Антонине Васильевне, и она была вполне благополучна и обеспечена. Анна Михайловна пришла к Неждановой домой и постучалась. Дверь в квартиру открыла горничная и спросила: «Кто вы?». Не закрывая двери, она произнесла вслух фамилию пришедшей. Антонина Васильевна крикнула из глубины квартиры: «Передайте, что меня нет дома!»…

20 ноября было объявлено, что смертный приговор утвержден.

Священномученик Феодор (Колеров), мученики Анания (Бойков) и Михаил (Болдаков)
Священномученик Феодор (Колеров), мученики Анания (Бойков) и Михаил (Болдаков)
Уже в утренних газетах 29 ноября было опубликовано, что священник Феодор Колеров, Анания Бойков и Михаил Болдаков расстреляны. Но отец Феодор был еще жив, и вечером этого дня ему дали свидание с женой и сыном. Священник вышел к ним худой, изможденный, но совершенно спокойный, внутренне умиротворенный и просветленный. Он знал, что его скоро убьют, знал, что Господь примет его страдания и жертву, и уже как человек не от мира сего, положив руку на голову сына, он мирно беседовал со своей супругой Анной Михайловной. Когда свидание закончилось и стража отвела отца Феодора в камеру, он написал на обороте фотографии жены имена детей. И подписал: «До свидания общего». А затем, когда стража пришла вести на расстрел, на первой странице бывшего с ним канонника он вывел: «29-го ноября, 11 часов ночи».

Расстрелян 29 ноября 1929 года в Москве. Отпевание отца Феодора и убиенных с ним Анании Бойкова и Михаила Болдакова состоялось в соборе города Кимры при большом стечении верующих.

22 июня 1994 года был реабилитирован прокуратурой Тверской области.

В 1996 году канонизован как местночтимый святой Тверской епархии. Напротив Преображенского собора в Кимрах, на том месте, где некогда стоял дом отца Феодора, был установлен поклонный крест.

В августе 2000 года причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви для общецерковного почитания.

В Кимрском Преображенском соборе размещены иконы священномученика Феодора Колерова и мучеников Анании Бойкова и Михаила Болдакова. В специальном киоте размещен каноник отца Феодора, который он читал в последние дни жизни в тюрьме.

Имя отца Феодора Колерова носит детский церковный хор при школе искусств №2 г. Кимры. Ежегодно, в ноябре в Кимрах проходят Феодоровские чтения – конференция памяти отца Феодора, в которой принимают участие священнослужители, представители департамента образования администрации Тверской области, руководители городского и районного отделов образования, учителя.

Телеканалом Российские университеты был снят документальный фильм о протоиерее Феодоре Колерове с участием сына отца Феодора, Александра. Название фильма повторяет слова, написанные отцом Феодором в тюрьме на обороте фотографии жены – «До свидания общего».

Использованные материалы

Редакция текста от: 14.06.2013 12:30:26

"КОЛЕРОВ ФЕДОР КСЕНОФОНТОВИЧ" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google