ЧААДАЕВ ПЕТР ЯКОВЛЕВИЧ

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Петр Яковлевич Чаадаев
Петр Яковлевич Чаадаев
Чаадаев Петр Яковлевич (1794 - 1856), русский мыслитель, общественный деятель.

Родился 27 мая 1794 года в Москве.

В "Родословной книге князей и дворян российских и выезжих" ("Бархатной книге") записано: "Чаадаевы. Выехали из Литвы. Название получили от одного из потомков выехавшего и прозывавшегося Чаадай, но почему, неизвестно".

Чегодай, или, в русском произношении, Чаадай, имя монгольского происхождения, его носил один из сыновей Чингисхана, он получил во владение огромную территорию, население которой называли чегодаи. [1]

Дед Петра Чаадаева по материнской линии - князь М.М.Щербатов (+ 1790), известный историк, сподвижник Н.И. Новикова. Мать - княжна Наталья Михайловна Щербатова (+ 1797). Отец - Яков Петрович Чаадаев (+ 1794), советник Нижегородской уголовной палаты.

Родители умерли рано и в 1797 году Михаил (5 лет) и Петр (3 года) были взяты на воспитание старшей сестрой их покойной матери, Анной Михайловной Щербатовой (+ 1852). Опекуном братьев стал дядя - князь Д.М. Щербатов (+ 1839).

Образование

Получив хорошее домашнее образование, в 1808 году Чаадаев "по надлежащем испытании" поступил в Московский университет [2].

Преподавателями его были профессора Ф.Г. Баузе (один из первых собирателей древнерусской письменности), К.Ф. Маттеи (исследователь рукописей Священного Писания, житий святых), Т. Булле. Последний выделял Чаадаева как одного из самых одаренных учеников.

Характерным недостатком всей системы просвещения в России того времени было то, что лекции читались только на иностранных языках. Русский язык не изучали вовсе. Позднее Чаадаев говорил о себе: "...Мне легче излагать свои мысли по-французски, чем по-русски".

С ранних лет Чаадаев поражал окружающих необыкновенным умом, начитанностью, тягой к самообразованию. Он был собирателем книг и обладал богатой библиотекой [3]. Одной из "жемчужин" библиотеки Чаадаева был "Апостол", изданный в 1525 году Франциском Скориной - в России было только 2 экземпляра этой книги. Чаадаев не был библиотафом ("книгохоронителем") и охотно делился книгами с профессорами и другими студентами.

В университете у Чаадаева складывается дружба с А.С. Грибоедовым и И.Д. Якушкиным.

Современники отмечали утонченный аристократизм и щегольство в одежде Петра Чаадаева.Близко знавший его, впоследствии ставший биографом, М. Жихарев писал, что «искусство одеваться Чаадаев возвел почти на степень исторического значения». Чаадаев слыл самым блистательным из молодых людей в Москве, он пользовался также репутацией одного из лучших танцевальщиков. Явное благоговение перед его личностью впечатляло и самого Петра Чаадаева и развивало в нем черты жестокосердного себялюбия. Интеллектуальное развитие и светская образованность не заполнялись сердечным воспитанием. В дальнейшем, это окажется одним из источников своеобразия и подвижности его философских размышлений.

Военная служба

Весной 1812 года вступил в лейб-гвардии Семеновский полк подпрапорщиком.

Участвовал в сражениях Отечественной войны 1812 года: Бородино - за мужество и храбрость произведен в прапорщики, Тарутино, Малоярославец.

Ходил в штыковую атаку при Кульме.

В 1813 году перешел из Семеновского полка в Ахтырский гусарский полк. Будущий декабрист С.И. Муравьев-Апостол объясняет этот поступок Чаадаева простым желанием "пощеголять" в гусарском мундире.

В 19 марта 1814 года русскими войсками был взят Париж. Ближайший друг Чаадаева И. Якушкин писал впоследствии:

"Пребывание целый год в Германии и потом несколько месяцев в Париже не могло не изменить воззрения хоть сколько-нибудь мыслящей русской молодежи; при такой огромной обстановке каждый из нас сколько-нибудь вырос".

Петр Яковлевич Чаадаев в 1815 году
Петр Яковлевич Чаадаев в 1815 году
Весной 1816 года был переведен корнетом в лейб-гвардии Гусарский полк, квартировавшийся в Царском Селе. Через несколько месяцев его произвели в поручики, а еще через год командир гвардейского корпуса Васильчиков берет его к себе адъютантом.

В это время Чаадаев был самым видным и блистательным из молодых людей в Петербурге. Сам он признавался позднее, что был в то время "блестящим молодым человеком, бегающим за всякими новыми идеями..., не имея ни одной прочной".

В 1816 году в доме Н.М. Карамзина в Царском селе Чаадаев познакомился с А.С. Пушкиным, на которого оказал громадное влияние. Oни бeсeдoвaли и нa литeрaтурныe и филoсoфскиe тeмы, и, пo слoвaм иx oбщeгo знaкoмoгo Я. И. Сaбурoвa, влияниe Чaaдaeвa нa Пушкинa былo "изумитeльнo. Oн зaстaвлял eгo мыслить". Чаадаеву посвящено несколько стихотворений Пушкина («В стрaнe, гдe я зaбыл трeвoги прeжниx лeт» (1821), «К чeму xoлoдныe сoмнeнья» (1824), "К портрету Чаадаева" (1820) и др.).

Он вышней волею небес
Рожден в оковах службы царской;
Он в Риме был бы Брут, в Афинах Периклес,
А здесь он — офицер гусарский. [4]

В 1821 году после поездки в Троппау с докладом Александру I о бунте в батальоне лейб-гвардии Семёновского полка Чаадаев уходит в отставку. Эта отставка молодого человека, которому прочили самую успешную карьеру, была неожиданной, потрясла общество и вызвала множество версий и легенд.

Тайные общества. Отъезд за границу

Еще в 1814 году в Кракове Чаадаев был принят в масонскую ложу и достиг в Петербургской Ложе Соединенных друзей высокой степени "мастера". Однако в 1818 году в своей "Речи о масонстве", Чаадаев, по его собственным словам, "ясно и сильно выразил мысль свою о безумстве и вредном действии тайных обществ вообще". В 1821 году Чаадаев ушел из Ложи Соединенных друзей, а в 1822 году был издан указ о запрещении в России масонских лож.

В 1821 году вступил в тайное декабристское общество (Северное общество), но деятельного участия в его делах не принимал. По мнению Д.Н. Свербеева, Чаадаев всегда был врагом всяких потрясений требующих крови, в нем всегда жила надежда на мирную революцию, на тихий исход дворцового переворота. Впоследствии он будет негативно отзываться о восстании декабристов, утверждая, что, по его мнению, их порыв отодвинул нацию на полвека назад.

После отставки Чаадаев впал в глубокий духовный кризис. Он продал большую часть своей библиотеки (рационалистическую и деистическую литературу) и начал собирать новую, преимущественно из религиозных и историко-философских сочинений.

В июле 1823 года, в частности, в связи с ухудшением здоровья, Чаадаев уехал путешествовать по Англии, Франции, Швейцарии, Италии, Германии. Перед отъездом, в мае 1822 года, он разделил имущество со своим братом, не намереваясь возвращаться в Россию.

Заграничное путешествие внесло существенные изменения в духовную жизнь Чаадаева и повлияло на становление его философии истории. Он продолжал пополнять свою библиотеку. Пристальное внимание Петра Яковлевича привлекали труды, в которых предпринимались попытки согласовать социально-научный прогресс с христианством. В 1826 году в Карлсбаде Чаадаев познакомился с Шеллингом.

Несмотря на то, что все время занимался лечением, здоровье его только ухудшилось. В июне 1826 года Чаадаев выехал на родину.

Возвращение на родину. "Философические письма"

В пограничном Брест-Литовске Чаадаев был арестован по подозрению в причастности к декабристам. 26 августа 1826 года с Чаадаева по повелению Николая I был снят подробный допрос. С него была взята подписка о неучастии его в любых тайных обществах, причем он категорически отрицал свое участие в Северном обществе. Через 40 дней Чаадаев был отпущен. М. Жихарев писал братьям Тургеневым в Дрезден, что Чаадаев вернулся в Москву "чист как луч солнечный". Однако в Москве за ним был установлен тайный полицейский надзор.

Петр Яковлевич Чаадаев в 1820-е годы
Петр Яковлевич Чаадаев в 1820-е годы
В октябре 1826 года Чаадаев переехал на постоянное жительство к тетке в село Алексеевское Дмитровского уезда. Здесь он надеялся найти необходимое уединение, чтобы погрузится в чтение приобретенных заграницей книг и "переварить" полученные впечатления.

В 1829 - 1831 Чаадаев создал "Философические письма" (письма Екатерине Дмитриевне Пановой) - размышления о путях человечества к высшей свободе и великому единству, т.е. к царству Божию на Земле. Россия, полагал Чаадаев, восприняла религию и культуру от Византии, находившейся вне Востока и Запада, и потому осталась вне истории мировой цивилизации. Изоляционизму и государственничеству православия Чаадаев противопоставлял римо-католицизм с его идеей всеобщности и надгосударственности.

В сентябре 1836 в 15 номере журнала «Телескоп» было опубликовано "Первое Философическое письмо" Чаадаева.

Митрополит Серафим откликнулся на публикацию письмом Бенкендорфу, начальнику III отделения:

«Все, что для нас, россиян, есть Священного, поругано, уничижено, оклеветано с невероятною предерзостию и с жестоким оскорблением как для народной чести нашей, так для правительства…. Суждения о России, помещенные в сей негодной статье, столько оскорбительны для чувства, столько ложны, безрассудны и преступны сами по себе, что я не могу принудить себя даже к тому, чтобы хотя бы одно из них выписать здесь для примера».[5]

Сумасшедшим «Письмо» признал и московский митрополит Филарет.

Николай I наложил на "Первое Философическое письмо" резолюцию: «Прочитав статью, нахожу, что содержание оной — смесь дерзкой бессмыслицы, достойной умалишенного». По распоряжению правительства Чаадаев стал считаться сумасшедшим. Журнал "Телескоп" был закрыт, редактор сослан, цензор отставлен от должности. Чаадаева взяли под домашний арест, каждый день к нему являлся доктор для освидетельствования.

"Итак,- писал Чаадаев Якушкину, - вот я сумасшедшим скоро уже год, и впредь до нового распоряжения. Такова, мой друг, моя унылая и смешная история".

Надзор полицейского лекаря за «больным» был снят лишь в 1837, под условием, чтобы он «не смел ничего писать».

Адресат писем, Екатерина Дмитриевна Панова, была помещена в психиатрическую клинику. Судьба ее далее неизвестна.

"Первое Философическое письмо" произвело возбуждающее воздействие на русское общественно-литературное мнение. "Как только появилось письмо, - говорит историк русской литературы М.Н. Лонгинов, - поднялась грозная буря".

Появление "Первого Философического письма" и споры вокруг него имели большое значение для развития русской общественной мысли. Оно способствовало началу идейного и организационного оформления славянофильства и западничества, — двух течений определивших развитие русской философской мысли первой половины XIX века.

С 1833 года до самой своей кончины Чаадаев жил в Москве во флигеле на Новой Басманной улице, из-за чего получил прозвище "басманного философа".

Философские идеи

Чаадаев, несомненно, считал себя христианским мыслителем.

Следует подчеркнуть нетрадиционность его христианской философии: в ней не говориться ни о греховности человека, ни о спасении его души, ни о таинствах, ни о чем-либо подобном. Чаадаев сделал умозрительную "вытяжку" из Священного Писания и представлял христианство как универсальную силу, способствующую, с одной стороны, становлению исторического процесса и санкционирующую, с другой стороны, его благое завершение.

Такая сила, по мнению Чаадаева, наиболее выпукло проявилась в католичестве, где развилась и сформулировалась социальная идея христианства, определившая ту сферу, в которой живут европейцы, и в которой одной, под влиянием религии, человеческий род сможет исполнить свое конечное предназначение, т.е. установление земного рая. В католичестве им подчеркнуто двуединство религиозно-социального принципа, "вдвинутость" в историю.

Г.В. Плеханов писал: "Общественный интерес выступает на передний план даже в религиозных размышлениях Чаадаева".

Толкование Чаадаевым христианства как исторически-прогрессирующего социального развития, и отождествление им дела Христа с окончательным установлением земного царства, послужили ему основой для резкой критики России и ее истории.

"Сначало дикое варварство, затем грубое суеверие, далее иноземное владычество, жестокое и унизительное, дух которого национальная власть впоследствии унаследовала, вот печальная история нашей юности <...> Мы живем лишь в самом ограниченном настоящем без прошедшего и без будущего, среди плоского застоя".

Фундаментальную причину такого положения России, Чаадаев видел в том, что обособившись от католического запада в период церковной схизмы "мы ошиблись на счет настоящего духа религии", выбрав православие. Чаадаев считал необходимым России не просто слепо и поверхностно усвоить западные формы, но впитав в кровь и плоть социальную идею католицизма, от начала повторить все этапы европейской истории.

Таковы выводы "Первого Философического письма".

При всех симпатиях к католичеству Чаадаев всю жизнь оставался православным, регулярно исповедовался и причащался, перед смертью принял причастие у православного священника и был похоронен по православному обряду. Литературовед М.О. Гершензон пишет, что Чаадаев совершил странную непоследовательность, не приняв католичества и формально не перейдя, так сказать, «в католическую веру», с соблюдением установленного ритуала.

В других "Философических письмах" Чаадаев, размышляя о параллелизме материального и духовного миров, о путях и средствах познания природы и человека разворачивает философские и научные доказательства своей главной идеи: в человеческом духе нет никакой иной истины, кроме той, которую своей рукой вложил в него Бог, когда извлекал его из небытия. Следовательно неверно объяснять поступки человека исключительно через его собственную природу, как часто делают философы, "и все движение человеческого духа, - подчеркивает автор, - является следствием удивительного сочетания первоначальных понятий, брошенных самим Богом, с воздействием нашего разума...".

Написанная Чаадаевым в ответ на обвинения в недостатке патриотизма «Апология сумасшедшего» (1837) осталась неопубликованной при жизни мыслителя. В ней, Чаадаев пересмотрел свою точку зрения на Россию, отметив, что "…мы призваны решить большую часть проблем социального порядка… ответить на важнейшие вопросы, какие занимают человечество, "...может быть, преувеличением было опечалиться хотя бы на минуту за судьбу народа, из недр которого вышли могучая натура Петра Великого, всеобъемлющий ум Ломоносова и грациозный гений Пушкина".

Кончина

Скончался 14 апреля 1856 года в Москве в Великую Субботу. Загадка смерти Чаадаева так и не разгадана. Он увял буквально в считанные дни. Некоторые считают, что он покончил с собой, ведь на протяжении всей своей жизни он задумывался о добровольном уходе. Однако документально версия его самоубийства никак не подтверждается. [6]

В тот день к нему заехал А.С. Хомяков и застал старого приятеля, сидящего в кресле с закрытыми глазами. Так Хомяков одним из первых узнал о кончине "басманного философа". Горестные слова Хомякова сохранились для потомков:

«Почти все мы знали Чаадаева, многие его любили и, может быть, никому не был он так дорог, как тем, которые считались его противниками. Просвещенный ум, художественное чувство, благородное сердце – таковы те качества, которые всех к нему привлекали…»

Похоронен на кладбище Московского Донского монастыря.

Награды

  • медаль с изображением Всевидящего Ока и надписью «Не нам, не нам, а Имени Твоему» (Пс. 113, 9, как участнику Отечественной войны).
  • русский орден св. Анны 4 класса
  • прусский Железный крест (за отличие в Германской кампании 1813 года).

Труды

Литература

Использованные материалы



[1]  Всероссийское генеалогическое древо - http://www.vgd.ru/CH/chaganov.htm

[2]  К сожалению, нет точных данных на каком отделении учился Петр Чаадаев, в книге "Чаадаев" Борис Тарасов предполагает, что это могли быть либо словесное либо на этико-политическое отделения.

[3]  В 2000 году вышло 2-ое издание "Каталога библиотеки П. Я. Чаадаева": Каталог библиотеки П.Я. Чаадаева [Текст] : описание 700 изданий / РГБ ; сост. В.С. Гречанинова. - М.:[б. и.], 2000. - 317 с.

[4]  А.С.Пушкин, К портрету Чаадаева

[5]  http://www.otechestvo.org.ua/main/20071/3023.htm

[6]  Басманный философ - http://www.rg.ru/2008/04/24/chaadaev.html

Редакция текста от: 02.12.2010 20:40:02

"ЧААДАЕВ ПЕТР ЯКОВЛЕВИЧ" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google