ВСЕВОЛОД БОЛЬШОЕ ГНЕЗДО

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Вел. кн. Всеволод Юрьевич (Димитрий). Фреска юго-восточного столпа Архангельского собора Московского Кремля. 1652–1666 годы
Вел. кн. Всеволод Юрьевич (Димитрий). Фреска юго-восточного столпа Архангельского собора Московского Кремля. 1652–1666 годы
Всеволод (в крещении Димитрий) Юрьевич, Большое Гнездо (1154 - 1212), великий князь Владимирский (с 20 июня 1176)

Память 14 апреля (Владимир. [1])

Родился 19 октября 1154 года, младший сын кн. Юрия Долгорукого от второго брака (по не подтверждаемому надежными данными предположению, с византийской царевной). На р. Яхроме, где Юрий Долгорукий находился в полюдье во время рождения сына, князь заложил г. Дмитров, названный в честь новорожденного.

После смерти Юрия Долгорукого, владевшего в конце жизни Киевом (нач. 1155 - 15 мая 1157), в Суздальской земле при поддержке ростовцев и суздальцев вокняжился старший брат Всеволода Юрьевича - блгв. кн. Андрей Боголюбский (вопреки воле их отца, предназначавшего этот стол младшим сыновьям - блгв. кн. Михаилу (Михалку) Юрьевичу и Всеволоду Юрьевичу).

В 1161 году кн. Андрей изгнал Ростовского еп. Леона, вторую семью отца и его "передних" бояр, а также племянников Мстислава и Ярополка Ростиславичей из своих владений. Всеволод Юрьевич вместе с матерью и старшими братьями Мстиславом и Васильком уехал в Византию, где имп. Мануил I Комнин дал Мстиславу и Васильку во владение четыре города на Дунае и "волость Отскалана" [2].

В 1168 году Всеволод Юрьевич вновь был на Руси, зимой 1168/69 года участвовал в походе на Киев, организованном кн. Андреем Боголюбским. Русские князья при поддержке половцев захватили город, были ограблены Софийский собор, Десятинная церковь, многие киевские монастыри. Зимой 1170/71 года Всеволод Юрьевич вместе с братом Михаилом, действуя по повелению своего старшего брата Глеба Юрьевича, правившего тогда в Киеве, с помощью берендеев и торков одержал победу на р. Буг над напавшими на Киевское княжество половцами.

В 1173 году торческий кн. Михаил (который управлял Киевом по воле кн. Андрея Боголюбского) поставил Всеволода Юрьевича и Ярополка Ростиславича наместниками в Киев. Однако через пять недель они были захвачены в плен кн. Рюриком (Василием) Ростиславичем и его братьями. После переговоров Ростиславичи выпустили Всеволода Юрьевича, и в том же году он участвовал в новом походе на Киевское княжество, которое вновь организовал Андрей Боголюбский. Вместе с новгород-северским кн. Игорем Святославичем (героем «Слова о полку Игореве») Всеволод Юрьевич бился против рати блгв. кн. Мстислава (Георгия) Ростиславича Храброго под Вышгородом, а затем участвовал в неудачной 10-недельной осаде города.

В момент гибели Андрея Боголюбского (1174) Всеволод Юрьевич вместе со старшим братом Михаилом находился в Чернигове у кн. Святослава Всеволодовича. Их соперниками в борьбе за власть в Суздальской земле стали племянники - Мстислав и Ярополк, сыновья старшего сына Юрия Долгорукого Ростислава, умершего при жизни отца. Поначалу при помощи ростово-суздальского боярства и рязанского кн. Глеба верх взяли Ростиславичи. Однако уже 15 июня 1175 года, поддержанные черниговским кн. Святославом, Михаил и Всеволод Юрьевичи нанесли поражение войскам Мстислава и Ярополка в пяти верстах от Владимира. Михаил стал правителем Владимира, население и духовенство которого были на стороне сыновей Юрия Долгорукого, в день их победы в Успенском соборе Владимира был отслужен благодарственный молебен. Вскоре власть Михаила Юрьевича признали Суздаль и Ростов. Всеволод Юрьевич получил в княжение Переяславль-Залесский.

После победы и утверждения своей власти в Северо-Восточной Руси братья предприняли поход против рязанского кн. Глеба, союзника Ростиславичей. На р. Мерьской (совр. р. Нерская, приток р. Москвы) Михалко и Всеволод Юрьевич встретили рязанские послы, которые сообщили им о признании правителем Рязани своей вины и готовности вернуть вывезенное им в 1175 году из Владимира, в т. ч. из Успенского собора, имущество.

После смерти Михаила (+ 20 июня 1176) Всеволод Юрьевич стал правителем Владимира. Ростовские бояре вновь попытались противопоставить князю его племянника Мстислава Ростиславича, правившего в Новгороде. 27 июня 1176 года на Юрьевском поле у р. Липицы Мстиславу был предложен мир, но он его отверг. В сражении Всеволод Юрьевич и его племянник кн. Ярослав Мстиславич, приведший помощь из Переяславля Залесского, разбили ростовскую рать и дружину кн. Мстислава. 26 июня, накануне сражения, воины Всеволода Юрьевича, выступившие в поход, уже за Суздалем "узреша чюдную Матерь Божью Володимерьскую и весь град и до основанья, акы на вздусе стоящь". Это видение было воспринято как знамение будущей победы владимирского князя: "Вси же зряще таковаго чюда глаголаху: княже, прав еси, поиди противу ему [против Мстислава.- Авт.]" [3]. В правление Всеволода Юрьевича Владимирская икона Божией Матери окончательно стала главной святыней Северо-Восточной Руси.

Мстислав бежал в Новгород, где его не приняли, затем ушел в Рязань к своему зятю Глебу Ростиславичу. Осенью-зимой 1176/77 года они продолжили военные действия, захватили и сожгли Москву и Боголюбов, разорили окрестности Владимира. Однако уже 7 марта 1177 года Всеволод Юрьевич (при поддержке из Чернигова и Переяславля Русского) нанес решающее поражение войскам Мстислава и Глеба, союзниками которых выступали половцы (причину поражения Глеба и Мстислава современники видели в том, что князья разграбили храм в Боголюбове). Князья попали в плен, брат Мстислава Ярополк вскоре по требованию Всеволода Юрьевича был выдан рязанцами во Владимир. Владимирцы требовали от Всеволода Юрьевича расправы над его врагами. В июне 1177 года Глеб Рязанский умер в заключении, а Мстислав и Ярополк вопреки воле Всеволода Юрьевича были ослеплены, по приказу Всеволода Юрьевича братьев отпустили. На пути в Смоленск 5 сентября 1177 года Ростиславичи посетили Борисоглебскую церковь на Смядыни, где чудесным образом получили исцеление и прозрели.

Противостояние Всеволода Юрьевича и Ростиславичей не закончилось. Зимой 1177/78 года Мстислав Ростиславич вновь сел на княжение в Новгороде, который отказался выплачивать дань Всеволоду Юрьевичу. В ответ владимирский князь в 1178 году совершил поход на Торжок, которым управлял Ярополк Ростиславич. Вопреки желанию Всеволода Юрьевича, согласившемуся принять добровольную сдачу города, его дружина 8 декабря захватила и ограбила Торжок. На обратном пути Всеволод Юрьевич захватил и сжег Волок Ламский, выведя с княжения сидевшего здесь и бывшего ранее его союзником кн. Ярослава Мстиславича. В 1179 году, после смерти Мстислава, в Новгороде вокняжился его брат Ярополк. Всеволод Юрьевич пленил в своем княжестве всех новгородских купцов и вынудил Ярополка покинуть это княжение.

В 1180 году владимирский князь совершил поход на Рязанскую землю. На территории последней шла борьба между сыновьями Глеба Ростиславича, из которых младшие (Всеволод и Владимир) ориентировались на Всеволода Юрьевича, а старшие (Роман, Игорь и Святослав) - на Чернигов. После победы в столкновениях с рязанцами под Коломной, на Оке, и взятия Борисоглебска владимирский князь привел правителей Рязани в свою "волю". Во время этого похода в плен к Всеволоду Юрьевичу в Коломне попал Глеб, один из старших сыновей кн. Святослава Всеволодовича, действовавший вместе с рязанцами. В ответ кн. Святослав, правивший в Киеве и Чернигове, зимой 1180/81 года совершил нападение на Суздальскую землю. Решающего сражения не произошло, и весной 1181 года Святослав отступил, на пути в Новгород он сжег Дмитров. Из рук Святослава в Новгороде сел на княжение его сын Владимир, в Торжке - кн. Ярополк Ростиславич. Последний сразу же предпринял боевые действия против владимирского князя, разорив его земли по Волге. В ответ Всеволод Юрьевич при поддержке союзников из Рязани и Мурома вновь совершил поход на Торжок. Город сдался, Ярополк был взят в плен. Развивая этот успех, Всеволод Юрьевич добился от новгородцев в 1182 году изгнания Владимира Святославича и приглашения своего "свояка" Ярослава Владимировича (правил здесь до 1199, изгонялся из Новгорода в 1184 и 1185, вернулся в 1187 при поддержке владимирского князя). Тогда же Всеволод Юрьевич отпустил из плена Глеба Святославича и заключил с его отцом мир. В 1183 году Всеволод Юрьевич совершил большой поход на Волжскую Булгарию и Мордву; помимо полков Суздальской земли в нем участвовали военные силы Южной Руси. В двух битвах волжские булгары были разбиты. Всеволод Юрьевич осаждал столицу серебряных булгар, но не смог взять ее. Тем не менее он заключил выгодный для Руси мир.

В 1184 году Всеволод Юрьевич отправил послов к киевскому кн. Святославу и митр. Никифору II с просьбой поставить епископом в Ростов Луку, игум. Спасского монастыря на Берестове. Между тем митрополит уже утвердил др. кандидата - Николая Гречина. Всеволод Юрьевич настоял на своем, и 11 марта 1185 года "неволею великою Всеволожею и Святославлею" Лука был поставлен на Ростовскую кафедру. После его смерти Ростовским епископом стал по предложению Всеволода Юрьевича духовник князя свт. Иоанн (23 января 1189).

В 1185-1186 годах Всеволод Юрьевич вновь вмешался в междоусобную борьбу правителей Рязани, Пронска и Коломны, на этот раз неудачно, - его дружина была взята в плен в Коломне, князей - противников Всеволода Юрьевича поддержал Черниговский еп. Порфирий. Стремясь укрепить свое влияние в Южной Руси, 11 июля 1186 года Всеволод Юрьевич выдал дочь Всеславу замуж за кн. Ростислава Ярославича, сына правителя Чернигова и племянника киевского кн. Святослава Всеволодовича. 30 июня 1188 года владимирский князь выдал 8-летнюю дочь Верхуславу за белгородского кн. Ростислава, старшего сына Рюрика Ростиславича, соправителя Святослава Всеволодовича в Киеве. В 1189 году Всеволод Юрьевич поддержал в борьбе за стол в Галиче своего племянника Владимира Ярославича (сына сестры Ольги), обещавшего владимирскому князю "быть в твоеи воле... всегда".

Конец 1180-х - первая половина 1190-х годов для Всеволода Юрьевича отмечены переходом от военных действий к дипломатическим и обустройством собственных земель. По инициативе князя в Северо-Восточной Руси развернулось активное строительство храмов и крепостных сооружений. Во Владимире с участием немецких мастеров был возведен собор вмч. Димитрия - домовый храм княжеской семьи. В январе 1197 года в соборе были помещены принесенные из Солуни "доска гробная" с раки вмч. Димитрия и сорочка святого. Деревянные храмы в честь небесного покровителя Всеволода Юрьевича в годы его правления были возведены в Дмитрове и Москве. Во Владимире при Всеволоде Юрьевиче был перестроен и расширен пострадавший от опустошительного пожара в 1185 году Успенский собор (освящен 14 авг. 1189), появились храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы и надвратная церковь во имя Богоотец Иоакима и Анны. В Суздале руские мастера заново отстроили церковь в честь Успения Пресвятой Богородицы. В правление Всеволода Юрьевича в Северо-Восточной Руси продолжилось монастырское строительство, впервые упоминаются обители: мужской владимирский Богородице-Рождественский монастырь и женский владимирский Княгинин Успенский монастырь, мужской ярославский Преображенский монастырь и др. Над образами и фресками для церквей и монастырей работали артели византийских и русских иконописцев.

На протяжении ряда лет были обновлены или сооружены укрепления в Суздале, Владимире, Переяславле Залесском, Москве, Дмитрове, Городце-Радилове на Волге и в других городах Северо-Восточной Руси, а также в родовой "отчине" Всеволода Юрьевича - Городце (Городке) на р. Остёр, на территории Переяславского княжества.

После смерти киевского кн. Святослава Всеволодовича в Южной Руси в 1194-1196 годы за обладание Киевской землей развернулась борьба между Рюриком и Давидом Ростиславичами, с одной стороны, и князьями черниговской ветви (Ольговичами) - с другой. Всеволод Юрьевич, к тому времени прочно утвердивший свое влияние в Рязанской земле (что в итоге привело к созданию независимой от Чернигова Муромской и Рязанской епархии во главе с еп. Арсением в кон. 1190-х годов), старался активно участвовать в этой борьбе. Его признавали "старейшим в Володимере племени", т. е. среди потомков Владимира Мономаха (был единственным здравствующим из его внуков). Это давало ему возможность покровительствовать Ростиславичам и в то же время пытаться играть роль арбитра в их противостоянии с Ольговичами. В 1196 году Всеволод Юрьевич женил сына - блгв. кн. Константина Всеволодовича - на дочери белгородского кн. Мстислава (Бориса), племянника Рюрика и Давида, а затем на стороне последних вмешался в войну напрямую, совершив поход на Черниговскую землю. В результате усобицы Киев остался за Рюриком, но Ольговичи не отказались от претензий на него в будущем. Владимирскому князю удалось добиться от Рюрика передачи себе городов Торческа, Корсуни, Богуславля, Треполя и Канева, которые ранее киевский князь обещал отдать своему зятю Роману Мстиславичу. Всеволод Юрьевич послал в эти города посадников, а Торческ отдал зятю Ростиславу Рюриковичу. Это расстроило отношения Рюрика с Романом, который примкнул к черниговским князьям. Между тем узнав позднее (все в том же 1196), что Всеволод Юрьевич заключил мир с Ольговичами без его ведома, правитель Киева вернул себе эти города.

Борьба за киевский стол вновь обострилась в 1202-1205 годы, когда против Рюрика, заключившего союз с черниговскими Ольговичами, выступил владимиро-волынский и галицкий кн. Роман Мстиславич. Всеволод Юрьевич склонялся к союзу с последним, но, как и в 1190-х годах, старался открыто не втягиваться в усобицу и сохранять роль арбитра. В 1205 году, после гибели Романа, борьбу за Киев и Галич повели Рюрик и сын Святослава Всеволодовича черниговский кн. Всеволод Чермный. В этой ситуации, потерпев неудачу в борьбе с Ольговичами за Галич, сын Всеволода Юрьевича Ярослав под угрозой военной силы был вынужден оставить княжение в Переяславле Русском и вернуться к отцу.

В 1207 году, пытаясь помочь Рюрику, Всеволод Юрьевич при поддержке новгородцев и муромских князей совершил поход на Рязанскую землю. Большинство рязанских правителей, несмотря на клятву верности, данную владимирскому князю, склонялись к союзу с Черниговом. В результате вместо похода против Ольговичей Всеволод Юрьевич должен был арестовать рязанских князей и брать в осаду их города. Взятия Рязани удалось избежать благодаря посредничеству местного еп. Арсения (он был вынужден согласиться на выдачу во Владимир семей рязанских князей). Однако уже в 1208 году, раскрыв заговор рязанцев, Всеволод Юрьевич вывел своего сына Ярослава с княжения в Рязани (Ярослав княжил в Рязани с 1207), а ее архиерея, как и ранее князей, подверг заключению. Город и его пригороды были разорены и сожжены, а их жители выведены во Владимирское княжество. В 1210 году при участии митр. Матфея, приезжавшего из Киева во Владимир к Всеволоду Юрьевичу, произошло его примирение с Ольговичами: Всеволод Чермный сел в Киеве, а Рюрик Ростиславич получил Чернигов. Жены рязанских князей были освобождены из плена (но князья и др. рязанцы оставались в тюрьме до смерти Всеволода Юрьевича). В 1211 году новый союз был скреплен браком сына Всеволода Юрьевича блгв. кн. Георгия (Юрия) Всеволодовича и дочери киевского князя блгв. кнг. Агафии Всеволодовны.

В 1199 году Всеволод Юрьевич и его старший сын Константин предприняли поход на Дон против половцев, кочевники уклонились от битвы. Начиная с 1200 году владимирский князь стремился держать на новгородском столе кого-либо из своих сыновей: в 1200-1205 и 1208-1210 гг. это был блгв. кн. Святослав Всеволодович, в 1205-1208 - Константин. Однако в 1210 году новгородский стол сумел занять блгв. кн. Мстислав Мстиславич, представитель младшей ветви правителей Смоленска. На юге Руси Всеволод Юрьевич держал под контролем такое важное владение потомков кн. Юрия Долгорукого, как Переяславль Русский, в 1198 году на Переяславскую кафедру был поставлен по настоянию Всеволода Юрьевича еп. Павел, в 1200 году в Переяславле на княжении появился сын владимирского князя блгв. кн. Ярослав Всеволодович, который сменил умершего племянника Всеволода Юрьевича кн. Ярослава Мстиславича (+ 1198). В 1206 году в Переяславле правил др. сын князя Всеволода - Владимир.

В 1208 году Всеволод Юрьевич выделил сыну Константину ряд городов Северо-Восточной Руси с центром в Ростове. В 1211 году он вызвал сына во Владимир и посвятил в свои планы, желая отдать ему "по своем животе" Владимирское княжество, а Ростовское передать Георгию. Однако Константин не приехал, т. к. отец был против его замыслов владеть одновременно и Ростовом и Владимиром. Всеволод Юрьевич при участии еп. Иоанна созвал во Владимире собрание широкого состава из всех своих городов и волостей и завещал вопреки родовому праву старейший стол во Владимире в обход Константина его младшему брату Георгию.

Всеволод Юрьевич скончался 15 апреля 1212 года во Владимире и был погребен на северной стороне владимирского Успенского собора, напротив саркофага своего брата Андрея Боголюбского, отпевание возглавил Ростовский еп. Иоанн.

Всеволод Юрьевич был женат дважды. В первом браке с блгв. кнж. Марией Шварновной (+ 19 марта 1205) у него были сыновья Константин (род. 1185), Борис, Глеб (умерли в младенчестве), Георгий (род. 1188), Ярослав (род. 1190), Владимир (род. 1193), Святослав (род. 1195), Иоанн (род. 1198) и несколько дочерей. В 1210 году Всеволоду Юрьевичу "привели" из Южной Руси вторую жену - Софию, дочь витебского кн. Василька. Этот брак, по-видимому, был бездетным.

Всеволод Юрьевич продолжил политику Андрея Боголюбского по укреплению Владимирского княжества. Наряду с Черниговским, Смоленским и Волынским в конце XII - начале XIII века оно было сильнейшим государственным образованием в Древней Руси. Всеволод Юрьевич практически отказался от прямого военного вмешательства в борьбу за Киев, стремясь действовать при помощи родственных связей, средств политического давления и демонстрации военной мощи своей земли. Он стал первым русским князем, которого с целью подчеркнуть его политическое значение стали именовать "великим князем" (по летописным данным, с конца 1180-х годов). Великокняжеский титул впоследствии закрепился за преемниками Всеволода Юрьевича на владимирском столе.

Под покровительством Всеволода Юрьевича в Суздальской земле в конце XII - начале XIII в. было составлено несколько летописных сводов, ставших основой последующего летописания Северо-Восточной Руси (в т. ч. наиболее ранних памятников - Лаврентьевской и Радзивиловской летописей, "Летописца Переяславля Суздальского"), большие фрагменты владимирского летописания были включены в Киевский свод 1200 года. Преимущественное внимание владимирские летописцы уделяли деятельности владимиро-суздальских князей, подчеркивали ведущую роль князя Всеволода в межкняжеских отношениях на Руси. Некролог Всеволоду Юрьевичу в "Летописце Переяславля Суздальского" прославляет князя за то, что он "не токмо единой Суждалской земли заступник бе, но и всем странам земля Роусьскыя". Во владимирском летописании неоднократно подчеркивалось, что замещение киевского княжеского стола происходило по воле Всеволода Юрьевича (что не соответствует историческим фактам). "Слово о погибели Русской земли" (сер. XIII века) содержит утверждение, что Всеволод Юрьевич стоит во главе всей Русской земли.

Почитание

В Лаврентьевской летописи запись о кончине и погребении Всеволода Юрьевича (под 1212) сопровождается обширной похвалой его храмоздательской деятельности, смирению и справедливости. Воинская доблесть и военно-политическое могущество Всеволода Юрьевича ранее были воспеты неизвестным автором "Слова о полку Игореве".

Имя Всеволода Юрьевича было внесено во вседневные соборные синодики главнейших городов Северо-Восточной Руси [4]. В конце 1540-х - начале 1550-х годов в грамоте царя Иоанна IV Васильевича Грозного клирикам Успенского собора излагался порядок поминания архиереев, вел. князей и княгинь, их детей и внуков, чьи останки почивали во Владимире. О поминании Всеволода Юрьевича в грамоте написано, что "по великом князе Димитрии-Всеволоде Георгиевиче в год пети две панихиды большия с ужинами, на преставление его апреля в 15 день, а другую на память его октября 26 дня" (последняя память отмечалась в празднование вмч. Димитрию Солунскому - небесному покровителю Всеволода Юрьевича). Панихиду должны были служить "протопоп з братиею, и протодьякон, и игумены, и попы, и дьяконы" [5]. В середине XVII века над захоронением Всеволода Юрьевича был помещен надгробный лист, составленный в Москве в окружении патриарха Иосифа. Он содержал (на основе сведений, близких к тексту Симеоновской летописи 1540-х годах) краткие биографию и описание богоугодной деятельности князя, особенно подчеркивается его покровительство главному городу княжества Владимиру, который "оттоле наречеся Богородичен". Во второй половине XVII-XVIII века этот рассказ входил в сборники исторического содержания, в 1670 году был включен в список Степенной книги старшего извода Пространной редакции [6], который в конце XVII века хранился в Успенском соборе. Под 15 апреля память Всеволода Юрьевича отмечена в Кайдаловских святцах (конца XVII века). В XIX веке над ракой Всеволода Юрьевича горело 5 лампад. Мощи князя были освидетельствованы в 1882 году, во время реставрационных работ в Успенском соборе.

Память блгв. князя Всеволода под 14 апреля приводился в списке канонизированных святых, составленном игум. Андроником (Трубачевым) [1]. В современном календаре Русской Православной Церкви эта память отсутствует.

Иконография

Наиболее древним изображением Всеволода Юрьевича, по мнению ряда исследователей [7], является рельеф тимпана северо-восточной закомары Дмитриевского собора во Владимире с восседающим на троне правителем с юным отроком на коленях, по сторонам - по два отрока более старшего возраста. Эти изображения были идентифицированы как образы Всеволода Юрьевича и его сыновей. Согласно др. версии, композиция представляет библейский сюжет (Ф. Кемпфер - Иосиф и его братья, А. М. Лидов - Давид с Соломоном на коленях), в котором современники могли видеть прототипы известных исторических персонажей [8]. По мнению М. С. Гладкой, заказчик храма, Всеволод Юрьевич, воздержался от размещения своего "портрета" на стенах Дмитриевского собора, ограничившись резным инициалом "В.", помещенным между изображенными в медальонах библейскими царями Давидом и Соломоном [9].

Миниатюры, иллюстрирующие события, связанные с княжением Всеволода Юрьевича, представлены в Радзивиловской летописи кон. XV в. [10]. В соответствии с текстом Всеволод Юрьевич изображен верхом на коне как воин или как правитель восседающим на престоле. Княжеское облачение отражает западноевропейские реалии: Всеволод Юрьевич либо в длинном платье с широкими рукавами, либо в коротком платье, чулках и остроносых туфлях; на голове - круглая шапка без меховой оторочки.

Следующий по хронологии вероятный "портрет" Всеволода Юрьевича - фреска Архангельского собора Московского Кремля, выполненная в 1652-1666 годах по иконографии предшествующей росписи 1564-1565 годов. На юго-восточном столпе представлен вел. князь с именем Димитрий. Первый исследователь росписи В. Н. Крылова связала это изображение с Всеволодом Юрьевичем - единственным вел. князем, предшественником князей московских, с именем Димитрий (дано при крещении). Князь представлен фронтально в рост, руки перед грудью - правая в благословляющем жесте, ладонь левой раскрыта вовне. Облачен в платье красного цвета с охряным поясом и каймами, украшенное цветочным орнаментом голубовато-зеленого цвета. Поверх платья накинута зеленая ферезея с серо-голубым круглым воротником, украшенная крупным цветочным орнаментом, заключенным в квадрифолии. На голове - красная круглая шапка с меховой опушкой; на ногах - охряного цвета сапоги. Князь изображен средовеком с волнистыми, закрывающими уши волосами, бородой средней длины, чуть сужающейся книзу. Образ заключен в рамку с киотчатым завершением и относится к представительскому типу изображения князя в парадном облачении. В росписи Архангельского собора эта фигура входит в состав т. н. исторического цикла, где представлены князья - владимирские самодержцы, начиная от блгв. кн. Андрея Боголюбского. В Степенной книге царского родословия, составитель к-рой митр. Афанасий предположительно являлся и автором программы росписи Архангельского собора, Всеволоду Юрьевичу уделено особое внимание. В ней сообщается, что князь, хотя и был младшим из сыновей Юрия Долгорукого, однако "наследовал степень старейшинства по всей Русстей земли" и стал "истинным кореноплодителем, первоначальствующим русским самодержцем" [11]. Как и другие князья "исторического цикла", Всеволод Юрьевич представлен с нимбом.

На миниатюрах Лицевого летописного свода, 1570-е годы [12], Всеволод Юрьевич, подобно другим князьям, представлен в княжеских одеждах или верхом на коне в доспехах.

По описанию 1672 года, составленному Симоном Ушаковым, в росписях Золотой палаты (1560-е, не сохр.), приемного зала русских государей, "портрет" Всеволода Юрьевича был помещен дважды: в медальоне на стене, обращенной к Красному крыльцу, и на стене, "что от церкви Благовещения", в ряду владимирских самодержцев, представленных "в царском сану со скипетром и державой" [13]. Не исключено, что княжеские "портреты" Золотой палаты послужили образцами для миниатюр с изображениями рус. правителей в Царском Титулярнике 1672 года, где погрудный «портрет» Всеволода Юрьевича заключен в овальную орнаментальную рамку [14]. Князь изображен без головного убора в 3/4-ном повороте; борода средней длины, на конце раздваивается, волосы кудрявые; платье с оплечьем, расшитым камнями и жемчугом, поверх платья виден меховой воротник шубы. Аналогичный поясной портрет Всеволода Юрьевича со скипетром в правой руке - в Царском Титулярнике 1672-1673 годов [15].

Литература

  • ДРВ. М., 17882. Ч. 6. С. 439;
  • НПЛ. М.; Л., 1950;
  • Присёлков М. Д. Троицкая летопись: Реконструкция текста. М.; Л., 1950;
  • ПСРЛ. Т. 1. Вып. 2-3. М., 1962р; Т. 2. М., 1962р; Т. 6. Вып. 1. М., 2000; Т. 15. М., 1965; Т. 24. Пг., 1921; Т. 25. М.; Л., 1949. Т. 38. Л., 1989; Т. 41. М., 1995; Т. 42. СПб., 2002 (по указ.);
  • Бибиков М. В. Визант. ист. сочинения: Визант. историк Иоанн Киннам о Руси и народах Вост. Европы. М., 1997. С. 56, 67, 138, 139;
  • Щавелева Н. И. Др. Русь в «Польской истории» Яна Длугоша (Кн. I-VI): Текст, пер., коммент. М., 2004 (по указ.).
  • Карамзин Н. М. История гос-ва Российского. М., 1991. Т. 2-3;
  • Воронин Н. Н. Зодчество Сев.-Вост. Руси XII-XV вв. М., 1961-1962. Т. 1-2;
  • Бережков Н. Г. Хронология рус. летописания. М., 1963;
  • Пашуто В. Т. Внешняя политика Др. Руси. М., 1968;
  • Янин В. Л. Актовые печати Др. Руси X-XV вв. М., 1970 Т. 1-2; М., 1998. Т. 3 (в соавт. с П. Г. Гайдуковым) (по указ.);
  • Рыбаков Б. А. «Слово о полку Игореве» и его современники. м., 1971;
  • Wörn D. Studien zur Herrschaftsideologie des Grossfürsten Vsevolod III. // JGO. 1979. Jg. 27. S. 1-40;
  • Кучкин B. А. Формирование гос. территории Сев.-Вост. Руси Х-XIV вв. М., 1984 (по указ.);
  • Лимонов Ю. А. Владимиро-Суздальская Русь: Очерки соц.-полит. истории. Л., 1987;
  • Рорре A. V. Words that Serve the Authority: on the Title of Grand Prince in Kievan Rus' // Acta Poloniae Historica. 1989. T. 60;
  • Феннел Дж. Кризис средневек. Руси, 1200-1304. M., 1991;
  • Пресняков А. Е. Княжое право в Др. Руси: Очерки по истории X-XII ст. Лекции по рус. истории: Киевская Русь. М., 1993 (по указ.);
  • Лосева О. В. Месяцеслов и именослов в Др. Руси // Румянцевские чт.: Мат-лы науч.-практ. конф. М., 1996. Ч. 2. С. 63-71;
  • Родина М. Е. Междунар. связи Сев.-Вост. Руси в X-XIV вв. (по мат-лам Ростова, Суздаля, Владимира и их округи): Ист.-археол. очерки. Владимир, 2004 [Библиогр.: С. 137-145].
  • Димитрий (Самбикин), архиеп. Месяцеслов. Тверь, 1898. Вып. 8. С. 76-88;
  • Сергий (Спасский). Месяцеслов. Т. 3. С. 554
  • Виноградов А., прот. История кафедрального Успенского собора в губ. г. Владимире. Владимир, 19053;
  • Николай Михайлович [Романов], вел. кн. Рус. провинциальный некрополь. М., 1914. Т. 1. С. 154-155;
  • Сиренов А. В. Путь к граду Китежу: Кн. Георгий Владимирский в истории, житиях, легендах: (Подгот. текстов и исслед.). СПб., 2003.

Использованные материалы

  • А. А. Горский, А. В. Кузьмин, Е. В. Романенко, Т. Е. Самойлова. "Всеволод (Димитрий) Юрьевич" // Православная энциклопедия, т. 9, с. 552-557



[1]  Игум. Андроник (Трубачев), сост., "Святая Русь. Хронологический список канонизированных святых, почитаемых подвижников благочестия и мучеников Русской Православной Церкви (IX-сер. XIII в.)", в кн.: Митр. Макарий (Булгаков), "История Русской Церкви", т. 3, приложение, http://coollib.com/b/109423/read#t25

[2]  ПСРЛ. Т. 2. Стб. 520, 521; Т. 25. С. 72

[3]  ПСРЛ. Т. 1. Вып. 2. Стб. 380

[4]  РГБ. Ф. 344. № 99. Л. 36; ДРВ. Ч. 6. С. 439 и др.

[5]  цит. по: Виноградов. С. 52

[6]  РГБ. Ф. 178. № 4288. Л. 615-615 об.

[7]  В. В. Косаткин, Н. Н. Воронин, Г. К. Вагнер, Т. П. Тимофеева, Т. Я. Мокеев

[8]  дискуссию об этом см. в кн.: Гладкая М. С. Композиция сев.-вост. закомары Дмитриевского собора во Владимире с властителем на троне // Макариевские чтения. Можайск, 2003. Вып. 10. С. 266-278

[9]  Гладкая М. С. Каталог белокаменной резьбы Дмитриевского собора во Владимире: Центр. прясло сев. фасада. Владимир, 2003. С. 146-148

[10]  БАН. 34. 5. 30. Л. 212 об., 217 об., 220, 222, 223-228 об., 235, 236, 240 об., 242 об.-243, 244

[11]  ПСРЛ. Т. 21. Ч. 1. С. 221

[12]  Лаптевский том. РНБ. F. IV. 233.- Л. 89 об., 330 об., 333-355 об., 357, 361

[13]  Забелин И. Е. Материалы для истории, археологии и статистики г. Москвы. М., 1884. Ч. 1. Стб. 1249, 1267

[14]  РГАДА. Ф. 135. Отд. 5. Рубр. III. № 7

[15]  РНБ. F. IV. 764. Л. 27

Редакция текста от: 17.02.2019 14:02:34

"ВСЕВОЛОД БОЛЬШОЕ ГНЕЗДО" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google