МОСКОВСКИЙ СОБОР 1666-1667

Перенаправлено со статьи "МОСКОВСКИЙ СОБОР 1666"
Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Большой Московский собор 1666 - 1667 годов, собор Русской Православной Церкви, самый представительный Собор по числу участников за всю предшествующую историю Русской Церкви.

Собор проходил в два этапа:

  • с 29 апреля по сентябрь 1666 года состоялись заседания, на которых присутствовало только русское духовенство;
  • с 28 ноября 1666 по февраль 1667 года в заседаниях собора участвовало как русские, так и греческие духовные лица.

Причины созыва Собора

Необходимость созыва церковного Собора была вызвана углублением старообрядческого раскола, возникновение которого было связано с богослужебными реформами, начатыми патриархом Никоном и преследовавшими цель сближения русской церковной обрядности с греческой. Одной из причин непринятия старообрядцами реформ являлось широко распространенное в русском обществе представление об искажении Православия у греков под гнетом турецкого султана и под давлением католической пропаганды (см., напр., высказывания Никиты Пустосвята о греках: "Глаголя их неимущих быти святого крещения и увещает российский народ с ними ни в чем соединятися"). Русская Церковь, стремившаяся через "никоновскую справу" обрести обрядовое единство с греческими Церквами, по мнению старообрядцев, сама отпала от истинной веры. Из Юго-Западной Руси старообрядцами была заимствована теория "трех отступлений", согласно которой Рим, Константинополь (на Ферраро-Флорентийском Соборе) и Киев (после принятия Брестской унии) подчинились антихристу, - идею третьего отступления старообрядцы перенесли на Москву. К середине 1660-х годов старообрядцы открыто называли царя антихристом, "пастырей всех церковных в архиерейском сане нарицая отступников", отказывались принимать у священников-"никониан" Причастие, посещать храмы.

Другой не менее важной и насущной задачей являлась необходимость вынести церковный суд действиям патриарха Никона, в июле 1658 года из-за личного конфликта с царем оставившего патриаршую кафедру, и избрать нового всероссийского патриарха. После отъезда Никона из Москвы местоблюстителем патриаршего престола по воле царя стал Новгородский митр. Питирим, однако Никон, живший в Новоиерусалимском Воскресенском монастыре, не считал возможным уступить кому-либо управление Русской Церковью. В 1659 году Никон анафематствовал митр. Питирима, совершившего в Вербное воскресенье "шествие на осляти", что, по мнению Никона, было прерогативой патриарха (хотя сам он совершал этот обряд будучи Новгородским митрополитом). Последовала короткая сердитая переписка между патриархом и царем, в результате которой Никону было запрещено вступаться в архиерейские дела. После этого события впервые было принято решение о созыве Собора для избрания нового патриарха.

Собор 1660 года и его последствия

Собор открылся 16 февраля 1660 года. До 27 февраля составляли выписки из канонических правил, которые могли послужить обоснованием для лишения Никона патриаршего сана. Отцы Собора предложили считать его чуждым архиерейства, чести и священства. Соборный акт поручили написать Епифанию (Славинецкому), но он заявил, что не согласен с решением Собора, поскольку российские архиереи, как стоящие ниже патриарха, судить его не могут. Единственное, что они вправе сделать,- это выбрать нового патриарха при условии добровольного ухода Никона с престола. Никон же посчитал неканоничным как сам факт созыва Собора, так и его постановления. Он основывался на том мнении, что патриарх не подлежит суду своих епископов, а сами епископы, собравшись по приказу царя, нарушили данную ими при поставлении присягу ничего не совершать без согласия патриарха. Решительная позиция Никона, аргументы в его пользу, изложенные Епифанием, колебания части епископов и самого царя заставили отложить принятие соборного решения. Началось изучение вопроса, и 14 августа 1660 года было принято сложно сформулированное постановление о необходимости избрания нового патриарха.

Мнение патриарха Никона и Епифания о неподсудности патриарха Собору подчиненных ему епископов противоречит канонам православной Церкви, в соответствии с которыми судебной инстанцией, призванной рассматривать канонические и догматические отступления в деятельности патриархов, является Архиерейский Собор Поместной Церкви [1]. Представление об особой "благодати" патриаршего сана, по-видимому, было свойственно русскому обществу в целом и основывалось на обычае повторения архиерейской хиротонии при возведении на патриарший престол, прекратившемся после Никона [2]. Безусловно обоснованной и соответствующей канонам и условиям церковной жизни своего времени представляется позиция царя Алексея Михайловича, предпринимавшего усилия для упорядочения расстроенного высшего церковного управления. В толковании Вальсамона на 12-е правило Антиохийского Собора об участии царя в церковных делах сказано, что "Патриарх может быть судим царем как блюстителем Церкви" [3]. Однако отсутствие переводов соответствующих толкований на церковнославянский язык, а также прецедентов в русской церковной жизни делало создавшуюся ситуацию трудноразрешимой.

После оставления патриаршего престола Никон обсуждал условия своего ухода с патриаршества, требовал льгот и привилегий, приводил в подтверждение своей правоты посещавшие его видения. Особой остроты конфликт достиг в 1662 году, когда Никон отвечал на вопросы боярина С. Л. Стрешнева: патриарх обрушился на Уложение 1649 года, несмотря на то что в свое время, будучи Новгородским митрополитом, подписал этот документ. Особо патриарх критиковал созданный в соответствии с Уложением Монастырский приказ, в ведении которого, в частности, находился суд над духовенством по всем делам. С течением времени патриарх Никон все более резко выступал против вмешательства светской власти в дела Церкви, во многом, действительно, нарушавшего церковные каноны. В декабре 1665 года, предчувствуя возможность суда, Никон отправил письма восточным патриархам с изложением своей позиции. Письма были перехвачены царскими чиновниками и в 1667 году прочитаны на Соборе. Известно содержание одного послания - к Константинопольскому патриарху Дионисию. Никон писал о вмешательстве царя в церковный суд, с осуждением высказался о создании Монастырского приказа, где духовных лиц судят миряне, обвинял Алексея Михайловича в том, что он назначает архиереев на кафедры, церковные владения облагает тяжелым налогом. Царь на Соборе отклонял эти обвинения. В свою очередь умножались и обвинения в адрес Никона со стороны представителей царя: патриарха обвиняли в гордыне, клевете на царя и царскую власть.

В этой ситуации царь принял решение вести переговоры с восточными патриархами об их участии в суде над Никоном и поставлении нового Московского патриарха. Однако для большинства греческих иерархов Никон был иерархом, который согласовал российскую обрядность с греческой, поднял авторитет греческой Церкви в России, а потому патриархи с неохотой отзывались на призывы осудить Никона; в 1664 году Иерусалимский патриарх Нектарий в письме Алексею Михайловичу советовал звать Никона обратно на престол. В 1665 году, наконец, царским послам удалось договориться с восточными патриархами об участии в Соборе, на котором должен был состояться суд над Никоном. Поначалу согласившись, Иерусалимский патриарх Нектарий вскоре изменил свое решение, ссылаясь на трудности пути. Из Иерусалимской и Константинопольской Патриархий в Москву должны были приехать представители.

Первый этап Собора

В феврале 1666 года по грамотам государя в Москву съехались все русские архиереи и видные представители духовенства. В работе первого этапа Собора участвовали: митрополиты Питирим Новгородский, Лаврентий II Казанский, Иона (Сысоевич) Ростовский, Павел III Сарский, Феодосий, митр. при московском Архангельском соборе, ранее епископ Сербской Церкви; архиепископы Симон Вологодский, Филарет Смоленский, Иларион Рязанский, Иоасаф Тверской, Арсений Псковский, а также епископы, архимандриты, игумены крупнейших монастырей, другие духовные лица.

В отсутствие представителей греческих Церквей участники Собора не занимались разбором "дела Никона", но главное внимание уделили разработке мер по прекращению раскола. Для того чтобы заручиться поддержкой участников Собора, царь предложил всем архиереям письменно дать ответы на три вопроса:

  1. являются ли греческие патриархи (Константинопольский, Александрийский, Антиохийский и Иерусалимский) православными;
  2. достоверны ли используемые в греческих Церквах рукописные и печатные богослужебные книги;
  3. является ли правильным Московский Собор, бывший в 1654 году в царских палатах при патриархе Никоне.

К концу февраля царь получил подписанные всеми русскими архиереями ответы, в которых говорилось, что греческие патриархи, греческие книги и церковные чины являются православными и священными, Московский Собор 1654 года, объявивший о реформе,- законный, следовательно, его постановления обязательны для всех православных русских людей.

К началу Собора в Москву были привезены из ссылки старообрядцы, наиболее активно выступавшие против реформы: протопоп Аввакум, диак. Федор Иванов, свящ. Лазарь, Спиридон Потёмкин (старец Ефрем), Григорий (Неронов) (в миру Иван), несколько соловецких старцев, среди них Герасим (Фирсов), бывший архим. Саввино-Сторожевского монастыря Никанор и другие, всего 18 чел. Царь поставил задачу не осудить, а переубедить противников, склонить их к принятию реформ. Предварительными беседами-увещеваниями со старообрядцами руководили Крутицкий митр. Павел и чудовский архим. Иоаким. Иногда разговоры проходили мирно, "с ласканиями" (по словам диак. Федора), иногда переходили в открытый конфликт и даже потасовку (с Аввакумом, Авраамием).

Первое заседание Собора, состоявшееся в царской столовой палате, открыл царь Алексей Михайлович, ответную речь произнес Новгородский митр. Питирим. Последующие заседания шли в Патриаршей крестовой палате, царь на них не присутствовал. Отдельное заседание Собора было посвящено Вятскому еп. Александру, единственному архиерею, усомнившемуся в правильности реформ. Александр принес покаяние, и решение о снятии с него сана было отменено. Большинство старообрядцев в ходе Собора согласились признать реформы, почти все они были отправлены "под начал" в различные монастыри. По-видимому, раскаяние многих из них на Соборе было притворным, в частности Никанор после возвращения в Соловецкий монастырь немедленно отказался от своего отречения от старообрядчества, произнесенного на Соборе. Только четыре человека (протопоп Аввакум, диак. Федор, свящ. Лазарь и патриарший иподиак. Федор) отказались подчиниться соборному суду, признать правомерность реформ, авторитетность судей и чистоту греч. Православия. Они подверглись соборному осуждению: священнослужители были лишены сана, затем все анафематствованы. Собор утвердил реформы, начатые патриархом Никоном, но не высказал осуждения в адрес старых книг и обрядов, утвержденных Стоглавым Собором 1551 года и другими постановлениями Русской Церкви. Официальная позиция состояла в том, что осуждают за упорство в непослушании Собору и архиереям Русской Церкви.

В заключение отцы Собора приняли обращенное ко всему духовенству "Наставление духовное", в котором выразили свое общее определение относительно раскола. "Наставление" начинается с перечисления "вин" старообрядцев, далее следует повеление совершать богослужения только по новоисправленным книгам, говорится о необходимости причащаться и исповедоваться (против вождей старообрядчества, учивших о том, что нельзя принимать таинства от "никонианских" попов). В "Наставлении" содержатся "указ о совершении литургии", предписания о совершении брака, отпевании, ряд дисциплинарных повелений. В конце сказано о том, что все священнослужители должны иметь "Наставление" и действовать в соответствии с ним, иначе будут подвергнуты суровым наказаниям. Собор принял ряд постановлений о благочинии: против пьянства священнослужителей, о поддержании порядка в храмах, о непричащении недостойных, против перехода монахов без особого разрешения из монастыря в монастырь другой и прочее.

Второй этап Собора

2 ноября 1666 года в Москве торжественно встречали Александрийского и Антиохийского патриархов. По всему городу звонили колокола, были организованы три встречи: у Покровских ворот, на Лобном месте на Красной площади, у кремлевского Успенского собора. 4 ноября состоялся парадный прием у царя, на следующий день Алексей Михайлович в течение четырех часов наедине беседовал с патриархами. 7 ноября в присутствии русского духовенства и высших гос. чиновников Алексей Михайлович обратился к патриархам с торжественной речью и передал для ознакомления документы, подготовленные к Собору. На прочтение было отведено 20 дней, переводчиком был Паисий Лигарид.

В работе этого этапа Собора приняли участие 12 зарубежных архиереев: патриархи Паисий Александрийский и Макарий Антиохийский; представители Константинопольского патриарха - митрополиты Григорий Никейский, Косма Амасийский, Афанасий Иконийский, Филофей Трапезундский, Даниил Варнский и архиеп. Даниил Погонианский; из Иерусалимского Патриархата и Палестины - архиеп. Синайской горы Анания и Паисий Лигарид; из Грузии - митр. Епифаний; из Сербии - еп. Иоаким (Дьякович); из Малороссии - Черниговский еп. Лазарь (Баранович) и Мстиславский еп. Мефодий (местоблюститель Киевской митрополии).

Русские участники Собора: митрополиты Питирим Новгородский, Лаврентий II Казанский, Иона (Сысоевич) Ростовский, Павел III Крутицкий, Феодосий, митр. при московском Архангельском соборе; архиепископы Симон Вологодский, Филарет Смоленский, Иларион Рязанский, Иоасаф Тверской, Арсений Псковский, позднее к ним присоединился новопоставленный Коломенский еп. Мисаил. К концу заседаний Собора был избран новый патриарх Московский и всея Руси Иоасаф II. Т. о., под документами Собора поставили подписи 17 русских архиереев. Также в Соборе участвовало большое число российских и иноземных архимандритов, игуменов, иноков и священников.

Собор был открыт 28 ноября в государевой столовой палате. Первым на рассмотрение был поставлен вопрос о судьбе патриарха Никона и российского патриаршего престола. Вызванный на Собор, Никон 29 ноября заявил, что его ставили на патриарший престол не эти патриархи и сами они не живут в своих престольных городах, так что судить его не могут. Ранее Никон особо настаивал на том, что только Константинопольский патриарх может судить его, т. к. именно он ставил его (в действительности поставление Никона в патриарха совершилось русскими архиереями). Тем не менее суд уже начался. Митр. Макарий (Булгаков) насчитывает восемь заседаний, посвященных "делу Никона": три предварительных (7, 18 и 28 ноября), четыре судебных (30 ноября, 1, 3 и 5 декабря) и заключительное 12 декабря в Чудовом монастыре, когда был объявлен приговор.

На Соборе Никону были предъявлены обвинения:

  1. в клевете на царя, который, по утверждению патриарха, нарушал церковные каноны и вмешивался в дела Церкви, а также в клевете на др. лиц;
  2. в своевольном и незаконном оставлении патриаршего престола и паствы;
  3. в незаконнном извержении из сана Коломенского еп. Павла;
  4. в следовании католическому обычаю, что выражалось в повелении Никона носить перед собой крест;
  5. в незаконном устроении монастырей за пределами Патриаршей области на землях, отнятых у монастырей других епархий.

По решению Собора Никон был лишен патриаршего и священного сана и сослан в Ферапонтов монастырь. Основанные им монастыри перешли под управление епархиальных архиереев.

14 января 1667 года участники Собора должны были подписать подготовленный греками соборный акт о низложении Никона. Крутицкий митр. Павел и архиеп. Иларион Рязанский отказались подписать соборный приговор, не согласившись с содержавшимся в нем положением о приоритете светской власти над церковной. В ходе развернувшегося спора Павел и Иларион получили поддержку многих русских иерархов, представивших выписки из сочинений отцов Церкви о превосходстве священства над царством и оспаривавших аргументы противной стороны, которые выдвигал Паисий Лигарид. После длительных споров была выработана формула, выражающая принцип симфонии священства и царства: "Царь имеет преимущество в делах гражданских, а патриарх - в церковных, дабы таким образом сохранилась целою и непоколебимою вовек стройность церковного учреждения". Это положение было включено в приговор, который подписали все члены Собора. Неподчинение русских иерархов восточным патриархам вызвало у последних крайнее раздражение. 24 января было принято решение о наложении епитимьи на Павла и Илариона, при этом отмечалось: если четыре вселенских патриарха принимают общее решение, оно не подлежит пересмотру.

Несмотря на наказание митр. Павла и архиеп. Илариона, именно с проявившейся в ходе этого спора позицией русского епископата следует связывать ту часть решений Собора, которая трактует вопрос о церковном суде. Собор принял решение об упразднении Монастырского приказа и отмене подсудности духовенства светским чиновникам. Была установлена исключительная подсудность духовных лиц по всем делам духовным судьям; в случае совершения тяжких преступлений (напр. участия в разбое) духовное лицо должно было караться строгим церковным наказанием и после извержения из сана подвергалось светскому суду. Ранее существовавшая в России практика светского суда над духовными лицами по делам собственно церковного характера противоречила нормам канонического права. Борьба за ее отмену началась на Стоглавом Соборе, решения Собора 1667 года в этой части являлись восстановлением и развитием постановлений Собора 1551 года. В 1668 году для организации такого суда в Патриаршей области был создан Патриарший Духовный приказ, соответствующие органы появились и в других епархиях. В целом, однако, после Большого Собора были сделаны лишь первые шаги, для окончательного утверждения принятых норм и проведения их в жизнь потребовался созыв Собора в 1675 году.

Последующие заседания Собора проходили в Патриаршей крестовой палате без участия царя. Состоялось избрание нового всероссийского патриарха. 31 января отцы Собора подали царю имена трех кандидатов: Иоасафа, архим. Троице-Сергиева монастыря, Филарета, архим. Владимирского монастыря, Саввы, келаря Чудова монастыря. Царь отдал предпочтение Иоасафу, который, был "уже тогда в глубочайшей старости и недузех повседневных". Такой выбор свидетельствовал о том, что Алексей Михайлович не хотел видеть во главе Русской Церкви деятельного и независимого человека.

Важнейшим вопросом, обсуждавшимся на Большом Соборе, была проблема, связанная с деятельностью противников реформы. На Собор вновь были приведены непокаявшиеся вожди старообрядчества (Аввакум, Лазарь и два Федора), которые вновь отказались подчиниться Собору. Постановления о старообрядцах были составлены на основании текстов, предложенных Дионисием Греком, который считал особенности русской церковной жизни следствием непросвещенности и невежества. Собор повелел всем чадам Русской Церкви придерживаться исправленных книг и обрядов, старые русские обряды были названы неправославными, об отцах Стоглавого Собора, кодифицировавшего самобытную русскую литургическую традицию, в постановлении Большого Собора было записано, что они "мудрствоваша невежеством своим безрассудно, якоже восхотеша сами собою". Всех, не повинующихся соборному повелению (имелись в виду старообрядцы), отцы Собора предали "анафеме и проклятию... яко еретиков и непокорников". (Анафема по отношению к старообрядцам была отменена на Соборе в 1971 году) Несмотря на чрезвычайно жесткий характер постановления 1667 года, оно по своей сути и направленности явилось продолжением деяний первого («русского») этапа Собора. "Наставление духовное", принятое в 1666 году русскими иерархами в отсутствие восточных, хотя и не содержало критики старых обрядов, тем не менее предусматривало суровые "казни" в отношении противников реформ. Это неудивительно, поскольку на всех этапах своей работы Собор видел одну из своих важнейших задач в борьбе с расколом.

Помимо утверждения правильности богослужебной реформы, начатой Никоном, Большой Собор принял ряд постановлений, направленных на дальнейшее сближение русской церковной жизни с греческой. Даже допуская в ряде случаев отклонения от обрядов, принятых в восточных православных Церквах, патриархи не скрывали, что именно греческие порядки должны служить образцом для подражания. В этом плане очень характерен текст, в котором предлагается отлучать от Церкви тех, кто станет укорять носящих греческую одежду. В соответствии с этим отменялись решения русских церковных Соборов, выходившие за рамки греческой традиции. Так, были отменены решения Собора 1503 года, запрещавшие служить вдовым священникам и диаконам (решением Большого Собора вдовых священников и диаконов можно было запретить в служении только в том случае, если они вели недостойную жизнь), решения Собора 1620 года о перекрещивании католиков при присоединении их к православной Церкви (в соответствии с постановлением Константинопольского Собора 1484 года Большой Собор установил чин присоединения католиков к Православию через Миропомазание), ряд постановлений Стоглавого Собора, подверглась осуждению "Повесть о белом клобуке". Бесспорно, некоторые из такого рода решений восстановили нарушенные на русской почве нормы канонического права, но делалось это в резкой, зачастую оскорбительной для русских форме.

В деяниях Собора неоднократно подчеркивалось, что раскол есть следствие невежества как мирских людей, так и приходского духовенства. Поэтому Собор разработал ряд мер для борьбы с этим злом. Священнослужители должны были учить своих детей грамоте, чтобы те, когда будут принимать священный сан, не были бы "сельскими невежами". Священники должны были руководствоваться в своей деятельности "Наставлением духовным", составленным в 1666 году, и рядом подробных указаний в деяниях Собора 1667 года. На Рождество 1668 года в кремлевском Успенском соборе от имени патриархов было зачитано слово "О взыскании премудрости Божественныя", содержавшее в себе предложения о создании на Руси училищ, в которых изучался бы греческий язык. Царь и русские архиереи поддержали этот проект. Для опровержения мнений старообрядцев Симеон Полоцкий по поручению Собора написал обширный труд "Жезл правления", сразу же опубликованный и рекомендованный Собором для чтения и просвещения христиан. Однако несколькими годами позже книга была осуждена за содержащиеся в ней католической доктрины ("хлебопоклонную ересь", учение о непорочном зачатии Девы Марии). Старообрядцы сразу же резко отрицательно отнеслись к этому сочинению, назвав его "Жезлом кривления".

Большой Собор предписал каждому из архиереев дважды в год созывать епархиальные соборы духовенства - в деяниях говорилось, что отсутствие практики регулярного созыва таких соборов привело к утрате архиереями пастырского попечения о своей пастве и породило раскол. Было принято постановление об увеличении числа архиерейских кафедр. В 1666 году Русская Церковь состояла из 14 весьма обширных и потому трудноуправляемых епархий, архиереи не имели возможности лично следить за духовным состоянием паствы. Собор потребовал открыть не менее 10 новых епархий и указал, что в дальнейшем потребуется последовательное увеличение их числа. При Алексее Михайловиче это постановление не было реализовано в полном объеме, Большой Собор принял решение о создании только двух епархий: была восстановлена закрытая Никоном Коломенская кафедра и создана Белгородская. Активная работа по реформированию церковного устройства Руси началась лишь при царе Феодоре Алексеевиче, но шла с большим трудом, в частности потому, что умножение числа кафедр предполагало потерю части доходов "старыми" архиереями. В деяниях Собора говорилось также о разделении территории Русской Церкви на ряд митрополичьих округов по греческому образцу, однако этот проект не был осуществлен. Большой Собор принял определение о необходимости собирать два или, в крайнем случае, один раз в год Собор в Москве для обсуждения и решения текущих церковных дел. Однако из-за удаленности многих епархий от центра и плохих дорог осуществить это было практически невозможно. В последующие годы сложилась практика пребывания в Москве по полгода, иногда по году "чередных" архиереев, участвовавших в Соборах.

Большой Собор принял ряд определений о благочинии: предписал поддерживать порядок в храмах, запретил переход монахов из одного монастыря в другой и самовольную жизнь в миру, установил достаточно длинный период послушничества, после которого разрешался постриг, осудил бесчинства во время свадеб и т. п. Важные решения были приняты в отношении иконописания: Собор запретил изображать Господа Саваофа, т. к. Бог Отец невидим и не имеет определенного телесного облика. Св. Духа в образе голубя дозволялось писать только при изображении Крещения. В целом отмечалось, что можно изображать на иконах Бога только "в явлениях", описанных в Священном и церковном предании. Собор вновь рассмотрел активно дискутировавшийся в 1618-1625 годах вопрос об "огне просветительном" - погружении зажженных свечей в воду в чинопоследовании освящения воды. Было повторено повеление Соборов начала XVII века: свечи в воду не погружать ни в чине Крещения, ни в чине богоявленского водосвятия.

В отдельных решениях Большого Собора отразилось укрепление системы крепостного права. Собор повелел лишать сана и монашества и возвращать владельцам тех крепостных, которые приняли рукоположение или монашеский постриг без разрешения хозяина (беглых холопов и крестьян). Крепостной крестьянин, рукоположенный в сан с разрешения хозяина, становился свободным, но должен был служить в поместье своего владельца; его дети, рожденные до рукоположения, оставались крепостными. Отдельно оговаривалось, что лица, которые постригли в монашество крепостных людей, не имевших отпускной грамоты, могут быть извержены из сана.

Большой Московский Собор был важной вехой развития Русской Церкви. С одной стороны, кодификация богослужебных реформ и заявленная на всех этапах Собора решимость продолжать борьбу со старообрядчеством сделали проблему существования раскола одной из наиболее болезненных как для Церкви, так и для русского правительства на несколько веков вперед. С другой стороны, выявленная в связи с расколом недостаточность существовавшего в России духовного образования побудила церковные и светские власти через некоторое время принять меры по созданию системы духовного и высшего светского образования; многие определения Собора, восстановив канонические нормы, действенно послужили к исправлению изъянов русской церковной жизни.

Источники

Сохранился сложный комплекс документов, отражающих период подготовки Собора, его проведение и сопутствующие события. Официальной обработкой материалов Собора является Книга соборных деяний, заверенная подписями греческих и русских участников [4] и опубликованная сразу же после окончания соборных заседаний [5]. Этот документ был создан в ходе Собора или сразу по его завершении, однако его нельзя считать протоколом заседаний. В Книгу деяний входят сгруппированные отчасти по темам, отчасти по хронологии решения Собора (они представлены как отдельные заседания, но это едва ли точное воспроизведение реальной хронологии), вопросы восточным патриархам и их ответы, некоторые дополнительные тексты, напр. соч. Афанасия Пателлария о чине литургии. В Книге деяний отсутствует изложение заседаний, посвященных суду над патриархом Никоном, и описание избрания патриарха Иоасафа II, не упоминается вызвавший острые дискуссии на Соборе вопрос о соотношении царской и первосвятительской власти и т. п.

Не ранее сентября 1667 года Симеон Полоцкий создал литературную обработку деяний Большого Московского Собора - "Сказание о святом Соборе", которое также содержит далеко не полную и, кроме того, не во всем достоверную информацию. Симеон Полоцкий заменил речь царя Алексея Михайловича к Собору собственным риторическим сочинением, вместо ответа царю Новгородского митр. Питирима на открытии Собора 29 апреля сделал пометку: речь митрополита написать "или вместо ея сей ответ". Автор "Сказания" изменил хронологию событий, зачастую объединяя несколько заседаний в одно; он указал, что последнее заседание состоялось 2 июля, однако в тексте упоминаются заседания, проходившие 12, 17 июля, а также в августе и в конце сентября. Симеон Полоцкий ничего не сообщает о большинстве допросов и решений по поводу Соловецкого монастыря, в частности о покаянии архим. Никанора и др. соловецких иноков (кроме Герасима (Фирсова)), о посылке на Соловки ярославского архим. Сергия с увещеванием и т. п., - эти события известны по другим источникам. В ряде статей оставлены пробелы для числа и месяца.

Свидетельства названных источников должны быть дополнены сведениями из документов о суде над старообрядцами, описанием деяний Собора в соч. Газского митр. Паисия Лигарида, документами по делу патриарха Никона, Житием Никона, написанным Иоанном Шушериным. Современное научное издание всех материалов, относящихся к Большому Московскому Собору, отсутствует.

Литература

  • ЗОРСА. 1861. Т. 2;
  • МДИР. 1876. Т. 2: (Акты, относящиеся к собору 1666-1667 гг.);
  • ДАИ. Т. 5. С. 439-510;
  • СГГД. Т. 4;
  • Дело о Патриархе Никоне: по документам Моск. Синод. (бывш. Патриаршей) б-ки / Изд. Археогр. комис. СПб., 1897;
  • Деяния Московских Соборов 1666 и 1667 гг. М., 19053.
  • Субботин Н. И. Дело Патриарха Никона: Ист. исслед. по поводу XI т. «Истории России» проф. Соловьева. М., 1862;
  • Гиббенет Н. Ист. исслед. дела Патр. Никона. СПб., 1882-1884. 2 т.;
  • Макарий. ИРЦ. Кн. 7;
  • Каптерев Н. Ф. О сочинении против раскола иверского архимандрита грека Дионисия, написанном до Собора 1667 г. // ПО. 1888. № 7. С. 1-32; № 12. С. 33-70;
  • он же. Суждения Большого Московского Собора 1667 г. о власти царской и Патриаршей // БВ. 1892. Окт. С. 46-74;
  • он же. Царь и церковные Соборы XVI-XVII ст. М., 1906 (то же в БВ. 1906. № 10, 11, 12);
  • он же. Патриарх Никон и царь Алексей Михайлович. Серг. П., 1912. Т. 2 (отд. публ. тех же мат-лов см. в БВ. 1910. № 12. 1911. № 1-3, 5, 6, 9, 10);
  • Шаров П. Большой Московский Собор 1666-1667 годов // ТКДА. 1895. Янв. С. 23-85; Февр. С. 177-222; Апр. С. 517-553; Июнь. С. 171-222;
  • Полознев Д. Ф. К хронике московских Соборов 2-й пол. XVII в. // Чтения по истории и культуре древней и новой России: Мат-лы конф. Ярославль, 1998. С. 103-106;
  • Стефанович П. С. Приход и приходское духовенство в России в XVI - XVII вв. М., 2002.

Использованные материалы

  • О. В. Чумичева. "Большой Московский собор 1666 - 1667 гг." // Православная энциклопедия, т. 5, с. 679-684



[1]  Никодим [Милаш], еп. Правила. С. 335

[2]  ПЭ. Т. РПЦ. С. 239

[3]  Правила святых Поместных Соборов с толкованиями. М., 2000. С. 175

[4]  ГИМ. Син. № 314

[5]  Служебник. М., 1668

Редакция текста от: 28.01.2019 21:33:03

"МОСКОВСКИЙ СОБОР 1666-1667" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google