КОНСТАНТИНОПОЛЬСКИЙ СОБОР 1368

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Константинопольский Собор 1368 года, осудивший афонского иеромонаха-антипаламита Прохора Кидониса как еретика

По словам свт. Филофея Коккина, после донесений со Св. Горы он решил созвать Собор, поскольку до того ожидал покаяния Прохора Кидониса. Собор состоялся в апреле 1368 года.

Первое заседание

Присутствовал ряд архиереев, архимандритов и игуменов [1]. Иеромонах Прохор Кидонис сначала обвинил афонских монахов в зависти, потом, вместо того чтобы отказаться от своих сочинений, потребовал прочесть их перед собравшимися, а "церковное учение назвал новыми догматами". Прохор настаивал, чтобы были рассмотрены и разрешены апории, указанные в его сочинениях. После чтения некоторых отрывков ему было сказано, как и Варлааму на Соборе 1341 года, что только архиереям позволено исследовать догматы. Пока Прохор не разделяет церковного правомыслия, ему не будет дано никаких ответов; когда же он анафематствует свои сочинения и станет во всем послушным Церкви, ему предоставят разрешения трудностей согласно св. отцам. Прохор продолжал настаивать на чтении. Члены Собора пошли ему навстречу и решили, что представленные им сочинения исполнены всяческого нечестия. В частности, он считал Фаворский свет тварным [2] и тем же самым, что просиял на лице Моисея, а затем пропал. Свт. Филофей Коккин возразил, что свет переставал быть видимым, но не исчезал и не обращался в ничто. Моисей имел славу извне, тогда как Господь - изнутри как славу ипостасно соединенного с Ним Божества. Свое возражение свт. Филофей подкрепил рядом длинных цитат из творений прп. Иоанна Дамаскина и свт. Иоанна Златоуста. Затем были прочитаны те места из сочинений Прохора, где тот утверждал, опираясь на блж. Августина, что свет будущего века увидят не только праведники, но и грешники. Свт. Филофей ответил, что Августин имел в виду не славу, которую Христос явил на горе при Преображении, но славу Его как Судии. Прохор не согласился с такой интерпретацией. На самом деле Филофей в данном случае был не прав, поскольку мнение, что один и тот же свет после всеобщего воскресения будет блаженством для праведников и адским огнем для грешников, имеет давнюю восточную святоотеческую традицию, с чем впоследствии будет вынужден считаться в полемике с антипаламитами Феофан Никейский.

Далее, по свидетельству томоса, Прохор стал отрицать различие между божественной сущностью и божественной энергией, говоря о множестве тварных божеств и "клевеща на святого Дионисия", вслед. чего должен был подпасть анафеме как "чуждый Церкви Христовой", однако свт. Филофей и члены Собора по человеколюбию дали Прохору время для апологии. Были прочитаны донесения святогорцев и собственноручное послание (πιττάκιον) Прохора Иакову Трикане, в котором обнаружилось множество нелепостей. Соборный томос приводит значительные выдержки из послания Прохора; в нем, в частности, утверждается двойная природа Фаворского света в соответствии с единством двух природ в Ипостаси Христа [3], хотя это мнение находится в прямом противоречии с утверждением Прохора о тварности Фаворского света, которое приводится в томосе выше. В качестве ответа на обвинения Прохора в соборном томосе цитируется исповедание веры афонских монахов, где, в частности, предается анафеме мнение, что Фаворский свет был "тварным и нетварным, видимым и невидимым, смертным и бессмертным". Прохор, спрошенный, как может Свет быть одновременно тварным и нетварным, ответил, что как Христос является тварным как человек и нетварным как Бог, так и этот воссиявший Свет. Свт. Филофей возразил: Христос состоит из божества и человечества, а Свет един, будучи сиянием триипостасного Божества, поскольку тело само по себе не имеет света, и как нечто одно может быть одновременно тварным и нетварным? Прохор заявил, что под Светом понимает Христа, единородного Сына Божия, со всем, Им воспринятым, а потому и считает его тварным и нетварным. Тогда Филофей обратил внимание, что Прохор непоследователен в своих утверждениях, называя Свет то тварным, как это было выше прочитано в его сочинениях, то тварным и нетварным. И если Свет тварен, то получается, что и Христос тварен. На это Прохор ничего не возразил, однако не захотел слушать цитаты из творений прп. Иоанна Дамаскина.

В письме Димитрия Кидониса Феодору Мелитиниоту упоминается один из эпизодов Собора, когда Прохор, оскорбленный митрополитом Эфесским, не стал отвечать ему тем же, но сказал с усмешкой: "Такой подобает вам архиерей, умеющий больше сквернословить, нежели богословствовать" [4].

Под конец слушания Прохор добавил, что писал Иакову Трикане об отсутствии первосвятительского разрешения для празднования памяти свт. Григория Паламы, после чего в томосе следует длинное (Rigo. 2004. P. 125. 715 - 127. 785) объяснение ситуации, сложившейся с почитанием Григория Паламы, соборно закрепляющее это почитание. Относительно Прохора было принято следующее решение: если он не покается искренне и не отречется от своих сочинений, то извергнуть его из сана, подвергнув анафеме. Прохор попросил отсрочки на день для принятия решения, к-рая была ему предоставлена. При этом Собор отметил, что его «аристотелевские силлогизмы» не имеют ничего общего с евангельскими и апостольскими словами. Вопреки обещанию Прохор не явился на следующий день.

Апология Прохора Кидониса

Видимо, именно в этот промежуток времени свт. Филофею были направлены "Апология против Филофея Коккина в защиту Прохора Кидониса", составленная Прохором (возможно, при участии Димитрия Кидониса) [5], и письмо Димитрия [6].

Начало апологии посвящено общему богословскому опровержению паламизма. Затем автор останавливается на частном обвинении свт. Филофея Коккина в свой адрес, подробно разъясняя, что он сам понимал под "усовершенствованием" и прославлением тела Христа исходя из христологии ап. Павла [7]. Прохор, ссылаясь на толкование прп. Максимом Исповедником Кол 2, 15 [8], утверждал, что Иисус воспринял на себя все последствия греха, кроме самого греха, т. е. неукоризненные страсти, и что Он был, в частности, смертным (Прохор опровергает здесь учение Юлиана Галикарнасского). Что же касается "усовершенствования", то Прохор указывал, что после воскресения исчезли у Господа дебелость плоти и все прочее (т. е. последствия смерти, которой Адам и все люди, кроме Спасителя, подпали из-за козней диавола), добровольно Им воспринятое при воплощении, а потому все это и называется применительно ко Христу не "грехом", а "подобием греха". Если бы у Христа было изначально какое-то особое световидное тело, то видимое, то нет, Он был бы иноприроден нам. Некоторые из этих и подобных текстов были цитированы свт. Филофеем ранее, на предварительных встречах до Собора [9], однако никакого разбора и обоснованного опровержения этих христологических воззрений Прохора в соборных актах не приводится.

Далее Прохор Кидонис обвиняет свт. Филофея в подкупе епископов деньгами и епископиями [10], намекает на евр. предков Филофея [11], пишет, что он демонстрирует свои богословские познания не перед Прохором, отказываясь дать ему свои сочинения, а перед разного рода торговцами [12]. При этом Прохор Кидонис прибегает к разным лит. приемам и образам, долженствующим выставить Филофея в ироническом свете (напр., Прохор использует слово ἀεροβατοῦντα - "носящийся по воздуху" [13], очевидно намекая на "Апологию Сократа", 19 С).

В письме патриарху [14] Димитрий Кидонис указывает, что Филофей нарушил клятву не преследовать антипаламитов, причем в присутствии императора патриарх не осмеливался на такой поступок. Когда же патриарх ополчился против Прохора, то избегал отвечать на доводы последнего, укрываясь за многословием и поддержкой льстецов. Реакцию патриарха и епископов на подобные обвинения братьев Кидонисов нетрудно было предугадать.

Второе заседание

Спустя несколько дней после повторного приглашения через патриарших нотариев Прохор отказался явиться, сказав: "Все, что патриарх и Собор хотят сделать против меня, пусть делают". На новом заседании были прочитаны сочинения Прохора (по всей видимости, "Апология"), в которых он, как указывается в томосе, называет предстоятелей Церкви "лавочниками" и "мясниками" (или "поварами", μαγείρους), а сам он был предан публичной анафеме как оказавшийся единомысленным с Варлаамом и Акиндином и даже хуже их. Такому же наказанию должен быть подвергнут всякий, осмелившийся думать, говорить или писать что-то против свт. Григория Паламы. В случае же покаяния Прохор, лишенный священства, останется христианином, "достойным общения с нами". Томос 1351 года называется в конце документа "столпом православия" и "неколеблемым правилом здравых догматов священной нашей веры и раскрытием и истолкованием священных евангелий и божественного символа". Афонские монахи провозглашаются "защитниками благочестия" и "преследователями еретиков". Под страхом той же анафемы было запрещено принимать от Прохора или передавать ему какие-либо письма. Сам Прохор был объявлен еретиком, учившим, что воспринятая Христом человеческая природа не была безгрешной и совершенной с самого момента восприятия, но усовершалась (аналогичная формулировка, но с тенденциозным дополнением "то есть в бесов" была затем внесена в Синодик в Неделю Православия). Соборный документ сначала был подписан 12 архиереями во главе с патриархом Филофеем, позже были добавлены еще 14 подписей, в т. ч. архидиаконов, пресвитеров и нотариев. Подпись императора отсутствует, сам документ не был внесен в "Патриарший реестр".

Объективность соборного томоса. Полемические сочинения после Собора

Из сопоставления соборного томоса 1351 года, авторство которого во многом принадлежит свт. Филофею Коккину, со свидетельствами оппонентов можно сделать вывод, что Филофей был далеко не беспристрастным автором, часто умалчивая о неудобных для него и его сторонников фактах и аргументах. Тот же подход прослеживается и в актах Собора 1368 года. В критике взглядов Прохора на Фаворский свет свт. Филофей правильно уловил двусмысленность и колебания Прохора в ответ на вопрос о природе Света, однако не привел никаких веских опровержений тезиса о двуприродности Света, который не противоречит святоотеческим высказываниям, приводившимся сторонниками богословия свт. Григория Паламы в защиту своих взглядов о приснобытии Божественного света. Что же касается христологических воззрений Кидониса на тело Господне, то в них Прохор следовал прежде всего учению апостола Павла; при этом цитаты, приведенные в томосе, намеренно сокращены, а анализ их отсутствует. Создается впечатление, что в отсутствие аргументов против мнения о двуприродности Фаворского света свт. Филофей предпочел обвинить Прохора в христологических искажениях, превратно изложив взгляды оппонента. Подробная полемика Прохора с Филофеем оказалась невозможной вследствие позиции последнего, требовавшего от Прохора еще до прений отвергнуть свои взгляды, а также ссылавшегося на недопустимость богословских рассуждений с лицами, не имевшими архиерейского сана. В намерения Филофея входило подтверждение решений Собора 1351 года, утверждение богословского наследия Григория Паламы и святости последнего, а не очередные дебаты по тонким материям, к которым, вероятно, сам Филофей не был достаточно подготовлен, поскольку некоторые сочинения Прохора получил сравнительно недавно; можно также предположить, что Филофей не желал спорить с авторитетом Фомы Аквинского, сочинения и методику которого Прохор активно использовал в своих сочинениях. Для формального же осуждения Прохора причин было более чем достаточно.

Только спустя некоторое время после Собора свт. Филофей написал опровержения сочинений Прохора [15].

Примерно летом-осенью 1371 года Димитрием Кидонисом была написана апология "В защиту брата Прохора к патриарху Филофею" [16]. В вину свт. Филофею ставится призвание Прохора на Собор без специального предуведомления, чтобы застать обвиняемого неподготовленным; отказ от выслушивания и рассмотрения вопросов Прохора; принуждение силой к молчанию в окружении негодных людей. Никаких новых фактов или деталей Димитрий не сообщает, хотя рассказ изобилует многословной риторикой.

Текст соборного томоса сохранился в двух копиях [17]. Первая (ок. 1370) [18] - воспроизводит текст томоса по состоянию на весну-лето 1368 года. Вторая, сделанная между летом 1369 и 1370 годом патриаршим нотарием Иоанном Оловолом, долгое время хранилась в монастыре св. Анастасии на полуострове Халкидики, в настоящее время ее местонахождение неизвестно, дошла лишь в более поздних списках [19]. Первое критическое издание осуществлено А. Риго [20], соборный томос цитируется в данной статье по этому изданию. Некоторые детали Собора известны также по сочинениям братьев Кидонисов.

Литература

  • RegPatr, N 2541;
  • Mercati G. Notizie di Procoro e Demetrio Cidone, Manuele Caleca e Teodoro Meliteniota ed altri appunti per la storia della teologia e della letteratura bizantina del secolo XIV. Vat., 1931, 1973r. (ST; 56);
  • Loenertz R.-J., ed. Démétrius Cydonès: Correspondance. Vat., 1956. Vol. 1; 1960. Vol. 2. (ST; 186, 208);
  • Rigo A. Giacomo Trikanas, Procoro Cidone e Filoteo Kokkinos // Gregorio Palamas e oltre: Studi e documenti sulle controversie teologiche del XIV secolo bizantino / A cura di A. Rigo. Firenze, 2004. P. 1-177. (Orientalia Venetiana; 16).

Использованные материалы



[1]  Rigo. 2004. P. 116. 465-474

[2]  ср.: Proch. Cydon. De essentia et operatione. 24 - изд.: ПЭ. Т. 32. С. 658

[3]  Rigo. 2004. P. 122. 641-644

[4]  Ep. 151 // Loenertz. 1960. Vol. 2. P. 22. 57-59

[5]  изд.: Mercati. 1931. P. 296-313

[6]  № 129; с учетом времени на пересылку письмо было написано и дошло до адресата уже по окончании Собора

[7]  Mercati. 1931. P. 304. 258 - 311. 481

[8]  Maximus Conf. Quaest. ad Thalas. 21

[9]  Rigo. 2004. P. 112. 350 - 113. 383

[10]  Mercati. 1931. P. 311. 582-583

[11]  Mercati. 1931. P. 311. 489-494

[12]  Mercati. 1931. P. 311. 506-507

[13]  Mercati. 1931. P. 312. 517

[14]  Ep. 129 // Loenertz. 1956. Vol. 1. P. 164-166

[15]  Филотей Кокин. De Domini luce = За Таворската светлина: Ed. princeps / Изд. на текста и пер. от среднов. грецки: П. Янева. София, 2011. Ср. рец. И. Бея // Christianity and the Development of Culture: Zb. prispevkov z medzinarodnej vedeckej konferencie 20.-21. maja v Prešove / Ed. V. Jezek. Prešov: Prešovska univerzita, 2013. P. 106-110. Вопреки уверению авторов предисловия к болгарскому изданию эти два Слова были изданы не в 1361, но уже после Собора 1368 г., поскольку свт. Филофей опровергает теорию о тварной и нетварной природах Фаворского света, причем имеются и букв. соответствия сочинений Прохора и Филофея. Так, Филофей ссылается на 1 Тим 3, 16 в выражениях, схожих с "Апологией" Прохора Кидониса (ср.: Макаров Д. И. Три заметки о датировке "Двух слов о Свете Фаворском" св. Филофея Коккина // Вестн. Екатеринбургской ДС. 2013. Вып. 1(5). С. 63-69, здесь 67, с рядом неточностей). Вероятные параллели 2 Слов Филофея и "Апологии" нуждаются в отдельном исследовании. Опровержения сочинений Прохора о Фаворском свете, написанные Иоанном Кантакузином, появились также после Собора

[16]  Mercati. 1931. P. 313-338. О Соборе повествуется со с. 326, строка 453

[17]  Rigo. 2004. P. 69

[18]  Ath. Vatop. 262. Fol. 205r - 214r

[19]  фрагменты - в Hieros. Sanctae Crucis 22 (1563). Fol. 465r - 467r и полностью - в издании патриарха Досифея II Нотары (Τόμος ἀγάπης. Iaşi, 1698. Σ. 93-114; переизд. в: PG. 151. Col. 693-716)

[20]  Rigo. 2004. P. 99-134

Редакция текста от: 06.04.2020 20:28:22

"КОНСТАНТИНОПОЛЬСКИЙ СОБОР 1368" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google