УСТИНОВ ПАВЕЛ СЕРГЕЕВИЧ

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Павел Сергеевич Устинов (1890 - 1937), протоиерей

Родился 28 июня 1890 года в городе Владимире Владимирской губернии в семье бакалейного торговца.

В 1904 году окончил Владимирское духовное училище, в 1910 году - Владимирскую духовную семинарию по I разряду.

В 1914 году завершил образование в Московской духовной академии и направлен в Вятку на должность преподавателя Священного Писания и психологии местной духовной семинарии. Преподавал в духовной семинарии до ее закрытия.

Женился на Клавдии Ивановне (1892 г.р.). В семье родилось двое детей: сын Михаил (1916 г.р.) и дочь Наталья (1924 г.р.).

В 1917 году рукоположен во священника. Служил во Владимире.

В 1921 году был арестован во Владимире и вскоре освобожден.

Из материалов дела:

"Еще в 1920 г., будучи не согласен с политическим строем в СССР, произносил с церковного амвона к/р проповеди с призывами вести борьбу против Советской власти. Принимал деятельное участие в диспутах и под видом споров о религии пропагандировал к/р мысли, клевеща на марксизм-ленинизм, показывая несостоятельность этого учения".

С 1921 по 1925 год служил настоятелем в с. Богослово Владимирской губернии Владимирского уезда.

Был лишен избирательных прав как священник.

До ноября 1931 года служил протоиереем-настоятелем во Владимирской Николо-Кремлевской церковь (церковь "Никола-Город"). Духовник окружного духовенства.

Из материалов дела: "Показал себя как хороший диспутант и проповедник, являлся духовником-советчиком не только своего прихода, но и верующих и духовенства других городов".

Не признал Декларацию митрополита Сергия, не поминал власть за богослужением.

Из материалов дела:

"Устинов - личность хитрая, умная, сумевшая отделаться от показательного суда в 1928-1929 гг., уговорив выставленных им свидетелей ничего не показывать /показания Горбатова/, что и было исполнено, а в момент, когда митрополит Сергий опубликовал свою Декларацию - Устинов пошел против Сергия, не стал принимать Управляющего Владимирской епархией - сергиевца Павла (Гальковского), за что был запрещен в служении, и, не желая подорвать свой авторитет, вынужден был покаяться, после чего был допущен вновь к служению, но, несмотря на покаяние, он настроен против Сергия и не выполняет отдельные его распоряжения, в частности, о поминовении властей. В его церкви и в большинстве городских церквей поминаются сосланные архиереи.

С благочинным Авроровым у него получился конфликт: благочинный прислал приказание о поминовении властей. Устинов написал ему открытое письмо с отказом, в котором пишет, что прежде чем рассылать такие приказания, нужно знать настроения верующих. Была организована специальная касса для помощи ссыльному духовенству и заключенным в местный изолятор. В результате таких мероприятий Устинова, Потапова и Жабинского во Владимире существовали кружки для помощи ссыльным в разных местах, в частности, находящемуся в ссылке епископу Афанасию (Сахарову) и другим духовным особам, существовала тройка (секретная) по сбору средств для помощи заключенным в местный изолятор, бывшим людям, и в ссылку духовенству - "мученикам за Христа". Устинов с амвона обратился с просьбой: "Ко мне многие обращаются с просьбами - у кого нет - обуви, у кого - не во что одеться, кому - нечего кушать и т.п. Я эти все просьбы, как человек неимущий, выполнить не могу, почему и обращаюсь к вам: помогите кто чем может - все будет принято с благодарностью". Установлен факт исходящей от Устинова пропаганды действием: выйдя после одной из служб из церкви, Устинов увидел на паперти нищую. Возвратясь в церковь, он взял кусок полотна и демонстративно собственноручно обернул женщине ногу, предложив ей прийти за сапогами, которые и были принесены одной из молящихся и починены диаконом Бухтояровым... Свою популярность Устинов усугублял еще и тем, что, ходя по приходу с крестом, он незаметно выкладывал нуждающимся по 3-4 рубля...".

Из показаний прот. Павла:

"Я призывал не к тому, чтобы организовать какое-то общество бедных, а к тому, чтобы верующие не убаюкивали свою совесть копейками и пятачками, а приближались к идеалу, указанному Христом: "Продаждь имение твое и даждь нищим", чтобы помогали по-настоящему: видишь в рубищах - одень, видишь разутого - обуй. А если у тебя самого нет, то потрудись для него у кого-нибудь попросить..."

Из показаний свидетельницы Цветниковой:

"Своей добротой и хорошим отношением к высланным он окружил себя административно-высланными священниками, предоставляя им право входить в церковь, в алтарь и даже возможность служить и зарабатывать деньги".

Из показаний старосты церкви Иванова И.И.:

"Павел Устинов очень добрый. Он каждую службу, выйдя из алтаря, собственноручно давал деньги нуждающимся, а по его приказаниям я выдавал из церковного ящика неоднократно деньги ссыльным священнослужителям Сеньковскому, Казанскому, Капацинскому, Белугину, Бухтоярову и др, Все они обычно около Устинова и в алтаре".

Из материалов дела:

"Устинов в политических беседах сам, лично, участия принимал мало, но его враждебность и непримиримость к существующему строю и его а/с работа достаточно ясна из его проповедей: "Признаки кончины мира мы уже видим: брат идет на брата, отец против сына, голод и болезни, ненависть людей друг к другу и т.п."

Проповеди Устинова производят большое впечатление, большинство плачет. В частных беседах Устинов говорит: "Настало время - мы должны с крестом идти против тех, которые идут против религии и Бога. Если мы будем отступать от Бога, то мы сами будем себя распинать. Нужно держаться и никого не бояться, хотя нас и мало". Сравнивая настоящую жизнь с жизнью, когда христиане мучались и страдали за Христа, говорил: "Эту жизнь надо переносить так же, как когда-то переносил ее апостол Павел".

В июле 1931 г. в своей проповеди о Евангелии доказывал, что религия - не дурман, не опиум, как говорят нынешние проповедники, которые никогда Евангелия не открывали, призывал верующих читать каждый день Евангелие для того, чтобы знать, сколько неправды распространяют про веру "наши враги", считающие религию дурманом, в то время, когда дурманом нужно считать пороки, в которых погрязли неверующие люди.

Говорил: "Нужно терпеть, нужно с крестом и верой идти против тех, кто идет против Бога, нужно детей учить молиться и веровать". О налогах говорил: "Пришло такое время - слышится плач и стон, но это нужно пережить, коммунисты сами не ведают, что творят!"

В конце октября 1931 г. в своей проповеди компрометировал доказательства о несуществовании Христа, называя это доказательство выдумкой, вымыслом, рассчитанным на невежество читателя.

В июле 1930 г. он говорил проповедь, содержание коей направлено на компрометацию советской культуры: "Теперешние люди слепы: они одобряют то, что нужно презирать и привел пример: "Кто не считает за грех бросить жену и детей - этот человек в понимании теперешней культуры - передовой, культурный".

Эти проповеди, их красноречие, внешнее ласковое поведение Устинова популяризировали его как святого. Его церковь всегда была набита народом, даже специально приезжали крестьянки, работницы фабрик за советом, что он и делал после вечерних служб до 11–12 часов ночи. В таких случаях двери церкви закрывались на крючок, у двери оставалась одна "ревнительница" сторожить, а Устинов, при свете одной свечки, вел беседы с пришедшими за советом."

Из показаний прот. Павла на допросе:

"Богомольцы задерживаются после богослужения иногда до 10-11 часов вечера, особенно во время Успенского, Рождественского и Великого постов, т.к. после богослужения случаются молебны, акафисты и др. требы, а потом - исповедники. Естественно, что задерживаешься до позднего часа"

В 1931 году отец протоиерея Павла проживал во Владимире, работал в артели. Во Владимире жила также сестра о. Павла - Екатерина Сергеевна Патерлина.

3 ноября 1931 года был арестован по обвинению в "организации а/с группы для компрометации существующего строя и срыв его мероприятий, ведении а/с работы в стенах церкви, устраивании в ней ночью сборища женщин, а/с проповеди" Проходил по групповому делу "группы церковников, близких еп. Афанасию (Сахарову). Владимир, 1931г.". Содержался во владимирском домзаке.

7 марта 1932 года был приговорен к трем годам концлагерей особым Совещанием при Коллегии ОГПУ.

Из обвинительного заключения:

"Была организована специальная касса для помощи ссыльному духовенству и заключенным местного изолятора ("Красный крест"). Устинов, обладая даром слова, хитростью, умением подойти, внешней добродетельностью, сумел сколотить вокруг себя группу из к/р настроенных лиц преимущественно адм.-высланного духовенства и "женщин-ревнительниц", превратив свою церковь в место концентрации к/р духовенства.

Идейное руководство в к/р группе принадлежало протоиерею Павлу Устинову, диакону Иосифу Потапову, иеромонаху Дамаскину (Жабинскому). Связь Дамаскина с Устиновым подтверждается тем, что он допускал Устинова (и только его одного) к соборной службе. Постоянными посетителями алтаря церкви Устинова были лица, привлеченные в качестве обвиняемых по настоящему делу. Светское духовенство, приближенное к Устинову, устраивало свои сборища, с целью конспирации, в стенах алтаря. Устинов, как популярный священник не только во Владимире, но и вне его, в своих проповедях и беседах, касаясь существующего строя, настраивал присутствующих против последнего. Амвон своей церкви Устинов систематически превращал посредством проповедей в а/с трибуну".

Из показаний о. Павла (30 ноября 1931 г.):

"Виновным себя в предъявленном обвинении не признаю, к/р деятельностью не занимался, врагом Соввласти не был и против нее не агитировал. Я никогда не возбуждал народ против Советской власти, но я не хочу скрывать боль верующей души: считаю Соввласть суровой и безбожной, особенно когда это касается закрытия и ломки храмов или запрещения религиозного воспитания детей. Я убежден, что когда я проповедовал на религиозно-нравственные темы, призывал к борьбе со страстями и пороками, обличал грехи, которые являются препятствием на пути к спасению, призывал к закаливанию воли и направлению ее к добру, я был убежден, что я не только не мешаю социалистическому строительству, но и влагаю малую лепту в общее народное дело. Прошу снять с меня обвинения в а/с агитации и к/р деятельности)".

До ноября 1937 года служил протоиереем в Благовещенской церкви г. Мурома. Проживал по ул. Воровского, 71. Матушка Клавдия Ивановна с 13-летней дочерью Натальей в 1937 году проживали во Владимире. Сын Михаил в 1937 году проживал в Москве, работал слесарем.

18 ноября 1937 года о. Павел был арестован в г. Муроме Владимирской обл. по обвинению в "руководстве Муромским филиалом к/р церковной диверсионно-террористической организации, а/с деятельности, направленной на свержение существующего строя, в участии в нелегальных а/с сборищах, в клевете на Соввласть". Под следствием сначала находился в муромской тюрьме, затем в тюрьме Горького.

Из обвинительного заключения:

"По заданию бывшего епископа Муромского Макария (Звездова) в Муромском районе под руководством благочинного Гладышева Ивана Ивановича была создана к/р церковная диверсионно-террористическая организация, которая в основу своей деятельности положила: вербовку новых членов, создание повстанческих ячеек и подготовку их к восстанию в момент интервенции против Советского Союза, подготовку кадров для совершения диверсионных и террористических актов, для воссоздания ликвидированных монастырей и объединения вокруг них бывших монашек и для вовлечения новых с тайным постригом, ведение к/р пропаганды, направленной на дискредитацию руководителей ВКП(б) и Советского правительства...

Арестованные по этому делу попы Устинов П. С., Ацеров Д.В., Цветков С.С.. и др. под руководством благочинного Гладышева и епископа Симеона (Михайлова) устраивали сборища в церкви, разрешая вопросы борьбы с Советской властью. Аналогичные сборища устраивались в квартире самого епископа Симеона (Михайлова), где обсуждали и истолковывали в к/р духе новую Конституцию СССР и положение о выборах в Верховный Совет... Устинов П.С. проводил активную борьбу с Советской властью.

Еще с 1920 г. произносил проповеди к/р содержания. Враждебных взглядов не изменял до настоящего времени. Проводил к/р клеветническую агитацию против Советской власти, направляя таковую на вызов недовольства ею у населения".

Из протокола допроса о. Павла:

"С церковного амвона проповедовал, что большевики ущемляют права религии... Затем мною было сделано несколько уроков детям в церкви, в которых я старался отвлечь их от большевистского воспитания. Говорил, что Новая Конституция СССР есть простая формальность, обман, что никаких тайных демократических выборов в Верховный Совет быть не может, что большевики себя уже сами выбрали и выберут. Среди духовенства высказывал мысль, что Советская власть арестовывает невинных людей и скоро арестует поголовно все духовенство, поэтому пора заготовить сухари на случай ареста".

Виновным в участии в к/р церковной организации и а/с деятельности, направленной на свержение Советской власти, себя не признал.

17 декабря 1937 года был приговорен к расстрелу тройкой при УНКВД СССР по Горьковской обл. 13 обвиняемых по делу были приговорены к расстрелу, четверо к 10 годам ИТЛ.

Расстрелян 26 декабря 1937 года, в 15 часов, в Горьком. Погребён на городском Бугровском кладбище.

23 июля 1956 и 7 июня 1989 года года реабилитирован президиумом Владимирского облсуда по 1937 и 1932 годам репрессий.

Литература

  • Архив УФСБ по Владимирской обл. Д.П-9267.
  • ЦА ФСБ РФ.
  • Сергия, инокиня Успенского Александровского женского монастыря. За Христа пострадавшие в земле Владимирской. Краткий биографический справочник. Машинопись. с.104.
  • За Христа пострадавшие в земле Владимирской: Синодик и биографический справочник. Успенский епархиальный женский монастырь. Александров, 2000. с. 68.

Использованные материалы

Редакция текста от: 16.10.2019 21:26:16

"УСТИНОВ ПАВЕЛ СЕРГЕЕВИЧ" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google