ФЕОДОСИЙ (ВАЩИНСКИЙ)

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Феодосий (Ващинский) (1876 - 1937), епископ бывш. Могилевский

В большинстве изданий, содержащих мимолетные упоминания о епископе Феодосии, неправильно указывается его фамилия. В "Актах Св. Патриарха Тихона..." М. Губонина, трудах Л. Регельсона, прот. Владислава Цыпина и некоторых других он фигурирует как Вощанский [1]. В предисловии к книге игумена Никона (Воробьева) "Нам оставлено покаяние" он упоминается как епископ Феодосий (Зацинский) [2]. В другом предисловии, предваряющем кандидатское сочинение прот. Михаила Буглакова о Св. Георгии Конисском, владыка Феодосий называется Ващанским [3]. Фамилия Ващинский указывается в книге "Их страданиями очистится Русь", где приводится список православных архиереев, побывавших в заключении до 1 марта 1930 года [4], в исследовании прот. Николая Доненко "Наследники Царства" [5], а также во всех документах "следственного дела".

В миру Димитрий Васильевич Ващинский, родился 14 мая 1876 г. в Китай-Городе Полтавской губернии в семье учителя. Родители воспитали его в духе любви к Богу и Святой Православной Церкви.

Священник

После окончания Полтавской духовной семинарии был рукоположен во иерея и с 1897 по 1912 г. служил на приходах Полтавщины, вначале - в церкви с. Еремичи; затем - в храме с. Остапье; и, наконец - в церкви, находившейся в районе Подольских хуторов, Хорольского уезда.

Позднее, будучи епископом он вспоминал, что имел в те годы в хозяйстве 22 десятины земли, 4-5 лошадей, 2 коровы. Ежегодно получал дохода от ведения хозяйства 500-600 пудов пшеницы. Как человек гостеприимный, не чуждавшийся развлечений, отец Димитрий очень часто собирал у себя дома сельскую интеллигенцию, а также местное духовенство, устраивал чаепития, выпивал с друзьями чего и покрепче, играл в карты… Казалась, что подобного рода жизнь никогда не кончится, но в 1910 году неожиданно умерла его матушка... Еще два года он оставался на приходе, но уже не устраивал никаких гуляний, затем раздал все свое имущество нуждающимся и в 1912 г. уехал в Казань, где решил продолжить свое образование, поступив в духовную академию [6].

После окончания Академии, в 1916 году был назначен преподавателем богословских предметов в Черниговскую духовную семинарию, где прослужил до июня 1918 г. В отношениях со студентами он всегда держался строгих правил, но был справедлив и внимателен к людям, за что любим учащимися.

В сентябре 1918 году его избрали смотрителем Черниговского духовного училища, но уже в январе 1919 году, с приходом в Чернигов Красной армии, все духовные учебные заведения в Чернигове были закрыты.

С апреля 1919 года служил священником в церкви с. Вересочь, бывшего Нежинского уезда.

С 1922 до 1926 года являлся настоятелем Васильевской церкви г. Нежина. Здесь ему пришлось выдержать упорную борьбу с нарождавшимся обновленчеством. Оставаясь верным патриарху Тихону, он сумел не допустить широкого распространения обновленческого раскола на Нежинщине. Его несколько раз арестовывали и однажды, арестовав, отправили в Харьков в распоряжение ГПУ Украины. Однако доказать что-либо преступное в его действиях не смогли и в очередной раз освободили.

Винницкий епископ

Деятельный, смелый священник, занимавший позицию решительного неприятия обновленчества, выделявшийся природной смекалкой и хорошим образованием, отец Димитрий вскоре обратил на себя внимание заместителя местоблюстителя патриаршего престола митрополита Сергия (Страгородского).

3 августа 1926 года пострижен в монашество с именем Феодосий, а 5 августа был хиротонисан во епископа Винницкого митрополитом Сергием [7].

По словам прот. Николая Доненко, автора книги "Наследники Царства", избрание и хиротония Феодосия (Ващинского) были совершены "конспиративно, без предварительного оповещения властей" [8].

В Виннице владыка Феодосий пробыл всего лишь две недели.

Арест и ссылка

За стремление "погасить" обновленчество в Подольской епархии, кафедральным центром которой являлась Винница, он был вызван в Харьков и 10 октября 1926 года арестован. Из Харькова его перевезли в Москву. Постановлением Особого Совещания при Коллегии ОГПУ СССР епископа Феодосия (Ващинского) выслали на Урал сроком на три года…

В ссылке он пробыл недолго.

Лужский епископ

Уже в феврале 1928 года он вышел на свободу и спустя непродолжительное время получил назначение на Лужскую кафедру, викариатство Ленинградской епархии.

Занимая Лужскую кафедру, епископ Феодосий много потрудился над устроением церковной жизни. Он часто посещал приходы, в том числе в погранполосе (рядом проходила граница с Эстонией), везде, где мог, совершал богослужения…

Могилевский епископ

Через год получил назначение на Могилевскую кафедру и уже 24 апреля 1929 года приехал в Могилев.

До революции в Могилеве действовало 29 православных церквей. Имелись духовная семинария и духовное училище [9]. К началу 1930-х годов действующими оставались считанные церкви. Сам Могилев в 1920-е годы являлся одним из центров распространения обновленчества в Советской Белоруссии. До 1928 г. в нем имел свое местопребывание т.н. Белорусский Священный Синод, в котором председательствовали обновленческие митрополиты, одновременно считавшиеся правящими архиереями Могилевской епархии [10]. Очаги раскольнической деятельности сохранялись в близлежащих к Могилеву: Оршанском, Мстиславском, Чаусской и Рогачевском районах. С этими очагами и столкнулся в своей архипастырской деятельности епископ Феодосий.

Не только обновленцы вызывали у него неприятие, но также та часть белорусского духовенства, которая группировалась вокруг епископов Филарета (Раменского) и Николая (Шеметилло), занимавших две викарные кафедры Минской епархии: Бобруйскую и Слуцкую, и державшихся т.н. автокефальной ориентации.

Занятие им епископской кафедры в Могилеве совпало с началом коллективизации. Разрушение деревни и многочисленные аресты, прокатившиеся в период коллективизации по Восточной Белоруссии, оказались чреваты тем, что некоторые священнослужители отказывались исполнять свои пастырские обязанности и подавали епископу Феодосию прошения, об увольнении. На таких прошениях владыка накладывал резолюции следующего содержания: "Лишается сана с предупреждением, что обратно принят никогда не будет, даже в том случае, если власть переменится" [11].

Вскоре после вступления в управление епархией он разослал духовенству Могилевщины циркуляр, в котором предписывал в случае угрозы закрытия храмов забирать антиминсы и сдавать их ему. В те годы это также требовало известного мужества.

Прекрасный проповедник, епископ Феодосий часто прямо с амвона говорил о тех притеснениях, которым подвергалось духовенство со стороны властей, высказывался о непосильном налогообложении церквей, которое ставило священство на грань нищеты.

13 августа 1930 года был назначен епископом Сталинградским, но назначение отменено и с 5 сентября 1930 года он оставлен епископом Могилевским.

В 1932/1933 году участвовал на зимней сессии Св. Синода.

Стремясь присоединить к юрисдикции митрополита Сергия (Страгородского) местных автокефалистов, осенью 1932 г. епископ Феодосий дважды приезжал в Минск, где встречался с епископом Феофаном (Семеняко), придерживавшимся той же ориентации, что и он. Оба хотели привлечь на свою сторону епископа Филарета (Раменского), но безрезультатно…

Однажды посеяв вражду в местной Церкви, ГПУ старалось ее искусственно разжигать. С этой целью компетентные органы иногда разрешали владыке Филарету совершать богослужения в пределах Могилевской епархии, что, естественно, раздражало епископа Феодосия. Владыка Феодосий обращался к митрополиту Сергию (Страгородскому) с просьбой лишить епископа Филарета сана, но понимая всю сложность сложившейся ситуации, митрополит Сергий это предложение отклонил.

В декабре 1932 г. владыка Феодосий имел встречу с обновленческим архиепископом Мстиславским и Оршанским Досифеем (Степановым). Это был мятущийся и весьма нетвердый в своей жизненной позиции человек. Тем не менее, в результате длительной беседы епископ Феодосий сумел убедить Досифея в необходимости присоединиться к Православной Церкви. Вместе они поехали в Москву, где их принял митрополит Сергий (Страгородский). В разговоре с митрополитом Досифей (Степанов) сказал, что перешел в обновленчество под давлением ГПУ. Было решено принять его в общение с Церковью в сане архимандрита и направить на служение в г. Владимир. Тогда же обсуждался вопрос о массовом переходе обновленческого духовенства Мстиславско-Оршанской и Гомельской епархий под омофор митрополита Сергия (Страгородского). Епископ Феодосий справедливо полагал, что если духовенство обновленческого толка узнает о присоединении к Церкви своего бывшего архиепископа Досифея, то за ним могут последовать и другие [12].

Арест

К сожалению, выполнить намеченное удалось лишь отчасти. О действиях епископа Феодосия, направленных на преодоление церковных разногласий, знали в ГПУ. 28 февраля 1933 года епископ Феодосий был арестован [13].

Незадолго до ареста в день празднований Крещения Господня, совершая богослужение в Св. Покровской церкви Могилева, при стечении примерно тысячи молящихся, владыка Феодосий произнес проповедь:

"Дорогие братья и сестры! Наша Истинно-Православная Церковь в настоящее время находится в тяжелых условиях. Лучшие сыны нашей многострадальной Церкви из духовенства томятся в тюрьмах и ссылках. Оставшееся духовенство обременяется непосильными налогами. Нужно молиться и поститься, и Бог избавит нас от гонений и нападок со стороны безбожников. История Православной Церкви знает гонителей веры Христовой, но все они погибли в течение непродолжительного времени. Так будет и теперь" [14].

По делу епископа Феодосия было допрошено тринадцать человек из числа близкого к нему духовенства. Среди них не нашлось почти никого, кто бы не возвел напраслины на опального архиерея. Его оговорил Досифей (Степанов), оговаривали и другие [15].

Протоиерей Василий Забелло, так, например, отзывался о своем архипастыре:

"Являясь благочинным и попом Кричевской церкви, и находясь под непосредственным руководством епископа Феодосия (Ващинского), я знаю, что последний являлся руководителем контрреволюционной организации церковников, ставившей своей целью вызвать восстание верующих против Советской власти весной 1933 года..." [16]

В виду наветов подобного рода тем более замечательным представляется то, как свидетельствовал о себе на допросах сам владыка Феодосий:

"Я как епископ Истинно-Православной Церкви, находясь в Могилевской епархии с 24 апреля 1929 года, всегда был энергичным и деятельным, всегда стоял на страже Православной Церкви. В результате моей деятельности Могилевская епархия на сегодняшний день имеет 23 благочиния и около 150-ти приходов, а кроме того 100 церквей не действующих из-за отсутствия кандидатов во священники... Я постоянно вел упорную борьбу с обновленцами, автокефалистами и иосифлянами... В своих проповедях с церковной кафедры я всегда выступал против безбожников. Под словом безбожники я понимал и понимаю "Союз воинствующих безбожников, который ведет борьбу с религией и духовенством. Я, как правящий архиерей, не мог не выступать против нападок, которым подвергалась и подвергается наша Православная Церковь... С целью возвращения отпавших от Церкви я посылал воззвания-разъяснения к обновленцам, и автокефалистам, чтобы они переходили к нам..." [17]

По независящим от него обстоятельствам епископ Феодосий не успел полностью ликвидировать обновленческий раскол в Могилевской епархии.

Разбиравшие его дело чекисты так и не смогли сломить владыку, добиться от него каких-либо показаний, уличивших бы последнего в мнимой антисоветской деятельности. Ему предъявили обвинение в создании "контрреволюционной церковно-повстанческой организации". Владыка Феодосий попал в сферу особо мощной волны репрессий, захлестнувшей духовенство Советской Белоруссии весной 1933 г. Именно в это время органами НКВД БССР были арестованы: архиепископ-обновленец Михаил (Постников) из Витебска, епископ автокефальной ориентации Николай (Шеметилло) из Слуцка и обновленческий епископ Савватий (Засимович), проживавший в Слуцке. Следственное дело, возбужденное против названных лиц, получило нелепое название "Иезуит". Всего 78 человек, из них 48 священнослужителей, проходило по этому делу [18].

Во время последнего допроса епископ Феодосий был столь же непреклонен, как и сразу же после ареста:

"Суммируя свои прежние показания, - уточняю, что я, как епископ Могилевской епархии, последние четыре года вел беспощадную борьбу с безбожниками, еретиками, раскольниками и со всякими заблуждениями в области веры и нравственности, откуда бы они не исходили. И, пока я жив то, как православный епископ, буду разъяснять и вести борьбу с безбожниками, и всякими заблуждениями, и совесть свою не намерен продать, ибо я не обновленец, не раскольник" [19].

Лагерь и мученическая кончина

Постановлением Особой Тройки НКВД БССР от 9 июня 1933 года епископ Феодосий был приговорен к пяти годам заключения в концлагере.

Незадолго до ареста [20] указом митрополита Сергия (Страгородского) его назначили на новую кафедру: Кубанскую и Краснодарскую. Но выехать туда владыка Феодосий уже не смог…

Последние упоминания о епископе Феодосии относятся к 1937 г. Он находился в заключении на Дальнем Востоке, в Комсомольске на Амуре. Вместе с ним крест лагерных уз нес иеромонах Никон (Воробьев), до ареста, последовавшего в апреле 1933 г., служивший в Николаевской церкви Козыревского предместья в Минске. Господь судил ему пережить гонения 30-х годах и в дальнейшем стать известным духовником.

Находясь в заключении, владыка Феодосий не пал духом, не растерялся, не изменил своим жизненным убеждениям. Как отмечали чекисты, он "поддерживал связь с солагерниками, бывшими служителями культа, которые, будучи в заключении, подчинялись ему при вы­полнении тех или иных религиозных обрядов. Считали его старшим духовным лицом". Более того, "Ващинский высказывал сожаление о том, что все меньше и меньше остается верующих, закрываются церкви, священникам стало трудно жить" [21].

Решением Особой Тройки УНВД Дальневосточного края от 11 сентября 1937 г. епископа Феодосия приговорили к расстрелу. После этого в нечеловеческих условиях его продержали в лагере еще сорок дней.

Расстрелян 22 октября 1937 года.

Использованные материалы



[1]  Акты Святейшего Патриарха Тихона и позднейшие документы о преемстве высшей церковной власти. 1917-1943. Москва. 1994. С.995; Лев Регельсон. Трагедия Русской Церкви. М.1996. С.543; Прот. Владислав Цыпин. История Русской Церкви. М. 1997. С.766.

[2]  Игумен Никон (Воробьев). Нам оставлено покаяние. Письма. М.1997.С.28.

[3]  Предисловие к кн.: прот. Михаила Буглакова. Преосвященный Георгий, архиепископ Могилевский. Мн.2000.С.6.

[4]  Их страданиями очистится Русь. М. 1996. С.77.

[5]  Прот. Николай Доненко. Наследники Царства. Симферополь. 2000. С.345.

[6]  Центральный Архив КГБ РБ. Дело 27605-с. Т.1. Л.415-415-об.

[7]  Центральный Архив КГБ РБ. Дело 27605-с. Т.1. Л.416

[8]  Прот. Николай Доненко. Наследники Царства. Симферополь. 2000. С.345.

[9]  Россия. Полное географическое описание нашего Отечества. СПБ. 1905. Т.9. С.478.

[10]  Архив о. Феодора Кривоноса. Краткие исторические записки об обновленческом движении в Белорусской Церкви. Л.5.

[11]  ЦА КГБ РБ. Д.27605. Т.1.Л. 131-об.

[12]  ЦА КГБ РБ. Д.27605. Т.1. Л.160-160-об.

[13]  ЦА КГБ РБ. Д.27605. Т.1. Л.12.

[14]  ЦА КГБ РБ. Д.27605. Т.1. Л.167

[15]  Впрочем, в те времена показания нередко подделывались.

[16]  ЦА КГБ РБ. Д.27605. Т.1. Л. 379

[17]  ЦА КГБ РБ. Д.27605. Т.1.Л.163-об.

[18]  ЦА КГБ РБ. Д.27605-с. Тт.1-5.

[19]  ЦА КГБ РБ. Д.27605-с. Т.1. Л.419.

[20]  По другим данным - в апреле 1933 г., т.е. уже после ареста.

[21]  ЦА КГБ РБ. Д.27605-с. Т.5. Л.24-25.

Редакция текста от: 13.06.2015 09:30:08

"ФЕОДОСИЙ (ВАЩИНСКИЙ)" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google