ЛИХАРЕВ ВАСИЛИЙ АЛЕКСЕЕВИЧ

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Священник Василий Лихарев
Священник Василий Лихарев
Лихарев Василий Алексеевич (1871 - 1937), протоиерей, священномученик

Память 14 ноября, в Соборе Московских святых, Соборе Бутовских новомучеников и в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской

Священномученик Василий родился 25 марта 1871 году в селе Тишилово (по другим данным - с. Тетьково) Клинского уезда Московской губ. в семье диакона Алексея Дмитриевича Лихарева.

Обучался в Дмитровском духовном училище и в Вифанской духовной семинарии.

В 1894 году был рукоположен во священника ко храму Казанской иконы Божией Матери Головинского монастыря, где он прослужил до самого его закрытия.

В русско-японскую войну отец Василий был направлен полковым священником в действующую армию. С фронта вернулся с серебряной медалью, какими награждались отличившиеся воины. По окончании войны вновь вернулся служить в монастырь. Пребывание на фронте ещё более подняло его авторитет среди прихожан.

В 1928 году большевики отобрали у монастыря деревянную церковь и землю, но служба продолжалась в соборе к неудовольствию властей. В декабре 1928 года, незадолго до праздника Рождества Христова, в церковную сторожку пришли два представителя волостного исполнительного комитета и попросили разрешения осмотреть колокольню на предмет того, как они объяснили, чтобы её сломать. Отец Василий разрешил впустить их на колокольню, но в тот же день вечером было собрано экстренное совещание церковного приходского совета, которое постановило послать своих представителей к местным властям с соответствующими документами, показывающими, что все церковные помещения, которые арендует община, не могут быть произвольно уничтожены, поскольку с её стороны нет нарушений, а в данном случае все церковные здания, включая колокольню, выстроены и поныне здравствующими жителями села. Власти объяснили посылку своих представителей недоразумением и заявили, что они вовсе не собираются ломать колокольню.

Начались гонения на служителей церкви: конфисковали дома церковнослужителей – о. Виктора и о. Николая. Дом о. Василия не тронули, но позже его самого арестовали и приговорили к ссылке. Поводом для ареста было дело о срыве показа антирелигиозного фильма в Пасхальную ночь 1929 года. Были повреждены провода и демонстрация кощунственного фильма прекратилась. Со следующего дня началось следствие. Верующие были обвинены в намеренном повреждении проводов, будто бы они не только этим сорвали антирелигиозное мероприятие, но и имели намерение сжечь заживо собравшихся в клубе безбожников, так как были обрезаны и электрические провода, ведущие к насосной станции, и в случае пожара не хватило бы воды, чтобы его затушить.

В связи с начавшимся расследованием были допрошены местные безбожники. Член коммунистической партии Лидия Кох показала, будто церковный староста говорил ей: «Вы против нас собираетесь сегодня выступать, но мы вам обезьянничать не дадим и сожжём вас в вашей церкви (то есть в клубе) живьём». А бывший церковный староста, по показаниям Кох, будто бы говорил жене сотрудника ОГПУ: «Вы собираете подписи граждан с целью закрыть церковь, вовлекаете и наших детей в ваши нечестивые организации и развращаете их. Это вам даром не пройдёт...»

Проведённое следствие не обнаружило никакого участия верующих в повреждении проводов, однако цель безбожников закрыть храм осталась прежней. 1 июня 1929 года был вызван повесткой в ОГПУ на Большую Лубянку в Москве казначей храма Александр Иванович Дрындин и здесь в приёмной ОГПУ арестован. На допросе 12 июня Александр Иванович сказал:

«На второй день Пасхи, то есть 7 мая 1929 года, я утром выгонял коров в стадо. Ко мне подошёл Владимир Андрианов и сказал, что с 5 на 6 мая были порезаны электрические провода, идущие в посёлок Головино. Я слова Андрианова оставил без ответа. Кто их перерезал, я не знаю, в этот момент я был в церкви Головинского монастыря. Перед Пасхой заседания церковного приходского совета не было. И в частных беседах среди членов церковного приходского совета разговора о том, как бы сорвать антипасхальную постановку в клубе, не было».

Священник Василий Лихарев. Москва. Внутренняя тюрьма ОГПУ. 1929 год
Священник Василий Лихарев. Москва. Внутренняя тюрьма ОГПУ. 1929 год
21 июня сотрудники ОГПУ вызвали отца Василия повесткой на Большую Лубянку и в приёмной арестовали. Отвечая на вопросы следователя, отец Василий сказал:

«6 мая сего года, когда я проходил мимо столба, на котором были порезаны электрические провода, кто-то из толпы мне сообщил, что в ночь с 5 на 6 мая кем-то были перерезаны электрические провода. Толпа состояла из пяти-шести человек. На столбе, по-видимому, происходила починка проводов».

16 августа 1929 года Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило Александра Ивановича Дрындина к лишению свободы сроком на четыре месяца, а священник Василий Лихарев был из тюрьмы освобождён с запрещением три года жить в Москве и Московской области, а также ещё в пяти крупных городах с прилегающими к ним областями. Отец Василий выбрал местом ссылки близкий к Москве город Тулу, куда приехал в конце августа. Продолжал служить Церкви и в ссылке.

По окончании административной ссылки — 28 июля 1932 года ему было разрешено выехать, куда он пожелает, и отец Василий вернулся домой. За время его ссылки обитель была приведена безбожниками в плачевное состояние: собор обратили в клуб; в склепе, где были похоронены основатели монастыря, устроили склад зерна. Здание богадельни, в котором жили несколько престарелых монахинь, отобрали, и отец Василий приютил их в своём доме. Сам он стал служить в Знаменской церкви в селе Аксиньино, расположенном в нескольких километрах от его дома. Несмотря на трудное время, народ во множестве шёл к о. Василию за советом, благословением. Его посещали местные учителя школы из Лихобор, он был знаком с известным архитектором К.С. Мельниковым. Частыми гостями были почётные народные учительницы С.П. Внукова и В.И. Шувалова, молодая тогда актриса Малого театра Е.Н. Гоголева. Знаком был о. Василий и с учёными Сельскохозяйственной академии. Со всеми, кто его посещал в трудные минуты, он находил общий язык и понимание.

Был возведён в сан протоиерея и награждён митрой.

Во время усилившихся в 1937 году гонений представители властей стали допрашивать всех, кто мог дать показания против священника. 28 сентября 1937 года сотрудники НКВД вызвали некоего человека, который снимал в доме отца Василия комнату, и попросили рассказать о священнике, предполагая, что он охарактеризует его как контрреволюционера. Он рассказал, что знает священника с 1929 года, с того времени, как стал снимать в его доме комнату. Отец Василий живёт в доме с женой, сыном и дочерью. К нему часто ходят в гости священники, например брат его жены протоиерей Артоболевский, когда-то преподававший в Московской духовной семинарии, который является завзятым контрреволюционером, если, конечно, судить по тому, что советские власти его уже высылали. Ещё приходит какой-то священник, а также священник храма, где служит сам отец Василий. Часто к священнику приходят две учительницы, одна — дочь генерала, а другая — полковника, и, судя по этому, они явно антисоветские личности. Сам священник Василий Лихарев ведёт активную проповедническую деятельность, и особенно среди молодёжи, влияя на их родителей, и в частности тем, что оказывает им всевозможную помощь. В результате учащается посещение храма крестьянами в селе Аксиньино. Священник Василий Лихарев пользуется большой популярностью среди местного населения, а местные власти не оказывают ни малейшего противодействия этому явлению.

— Дайте показания об антисоветских разговорах и антисоветской деятельности священника Василия Лихарева, — потребовал следователь от свидетеля.
— Больше показать ничего не могу, — ответил свидетель, — так как нахожусь в недружественных отношениях с Лихаревым и он меня избегает.

2 октября власти допросили второго свидетеля, который на вопрос, что он может сказать об антисоветских высказываниях священника Лихарева, ответил, что летом 1936 года священник поделился своими впечатлениями об увиденном им в газете проекте архитектурного исполнения Дворца советов, который ему напомнил вавилонскую башню, и как постройка той башни разрушилась, заметил священник, так разрушится и строительство власти советов. Свидетель стал ему возражать, что власть не рухнет, на что отец Василий сказал, что всё в руках Божиих, но он уверен, что это случится.

15 ноября 1937 года сотрудники Красногорского отделения НКВД арестовали отца Василия и заключили в Таганскую тюрьму в Москве. При аресте сотрудники НКВД разорили киот, забрали у священника иконы, награды, полученные им во время русско-японской войны, позолоченный наперсный крест и митру. "Чёрный ворон" увёз о. Василия в неизвестном направлении. Под тяжестью горя жена Василия вскоре заболела и скончалась.

19 ноября следователь допросил священника, пересказав ему показания свидетелей. Выслушав, священник ответил, что не подтверждает ни одно из этих показаний и никогда не занимался антисоветской агитацией. На следующий день следствие было завершено, и следователь составил обвинительное заключение для передачи его на рассмотрение Тройки НКВД.

25 ноября Тройка НКВД приговорила священника по ст.58-10 УК РСФСР к расстрелу "за контрреволюционную агитацию".

Расстрелян 27 ноября 1937 года на полигоне Бутово под Москвой, погребён в безвестной общей могиле.

Только в 1984 г. родственникам о. Василия было сообщено, что он якобы умер в заключении в 1941 году от сердечной недостаточности. Позднее, в 1992 году стало известно, что его расстреляли почти сразу же после ареста.

27 июня 1989 года был реабилитирован по указу Президиума ВС СССР и РСФСР по 1937 году репрессий.

В августе 2000 года протоиерей Василий Лихарев причислен к лику святых Архиерейским Собором Русской Православной Церкви.

Использованные материалы

Редакция текста от: 15.06.2014 16:30:50

"ЛИХАРЕВ ВАСИЛИЙ АЛЕКСЕЕВИЧ" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google