Нет войне! Заявление редакции энциклопедии "Древо"

ГЕРМАН II КОНСТАНТИНОПОЛЬСКИЙ

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Герман II (греч. Γερμανὸς ὁ Β´; + 1240), патриарх Константинопольский

Родился в середине XII века в простой семье в Анапле, пригороде Константинополя, но получил блестящее образование.

Некоторое время был диаконом Великой церкви (Патриаршей канцелярии при соборе Св. Софии). Во время захвата Константинополя крестоносцами в 1204 году бежал из города. Его убежищем стал монастырь св. Георгия Паневморфа близ Ахираны (Вифиния), недалеко от монашеского центра на горе Кимин. О пребывании Германа в тех местах и положении, которое он занимал в монастыре св. Георгия Паневморфа, не известно никаких подробностей. Сам он лишь однажды в речи при вступлении на патриарший престол упомянул о жизни в монастыре и о том, что был принужден оставить созерцательную жизнь, уступив уговорам делегации от имп. Иоанна III Ватаца. В энкомии Феодора, еп. Алании, который пользовался дружбой и покровительством Германа II, прославляется созерцательная жизнь патриарха (по мнению А. Карпозилоса, энкомий отражает борьбу за влияние монашеских кругов и белого духовенства).

4 января 1223 года Герман был поставлен патриархом Константинопольским.

Патриарх Герман II показал себя последовательным и разумным защитником притязаний Никейского государства на наследство Византийской империи, всегда поддерживал имп. Иоанна III Ватаца. Именно с помощью патриарха император подавил в начале правления серьезный заговор, организованный могущественными придворными семьями. Герман II считал кощунством такого рода нападения на помазанника Божия. В правление Германа II был восстановлен престиж Патриархата, центр которого переместился из захваченного крестоносцами Константинополя в Никею. Была завершена перестройка администрации, усилившая централизацию церковного управления за счет усиления роли патриарших экзархов.

Большое влияние на богословские взгляды Германа II оказал Никифор Влеммид. Его стремительная церковная карьера была поддержана патриархом, который в течение года (1224-1225) поставил его во чтеца, затем во диакона и назначил на пост патриаршего логофета. По словам Влеммида, патр. Герман на время своего отсутствия поручил ему управление Никейским диоцезом (в тот период управлявшегося патриархом). Однако в 1235 году Влеммид оставил церковную администрацию ради более подобающей ученому монашеской жизни; Герман II рекомендовал его Иоанну III Ватацу как наиболее достойного к занятию патриаршего престола.

В 1223 году патр. Герман II послал приветствие православной общине Константинополя, которая под латинским давлением сохраняла верность Православию. В это же время киприоты жаловались патриарху Герману на то, что латиняне принудительно "подчиняют наше священство священству латинскому; ибо это является для дерзких нерушимой гарантией рабского подчинения в делах". Тогда Герман II еще придерживался "икономии", рекомендуя внешнее подчинение латинянам, но без принятия вассальной клятвы; но в 1229 году он призвал православных киприотов прервать общение с подчинившимися, хорошо зная, что к таковым относится большинство клириков Кипра, включая архиепископа и епископов. Своей кульминации православного сопротивление на Кипре достигло в 1231 году, когда мученическую кончину приняли 13 монахов монастыря Кантариотиссы. Герман II обвинил православного архиеп. Кипрского Неофита в том, что тот допустил гибель мучеников. Неофит отверг обвинения, но оказался в двойственном положении, т. к. для сохранения автокефального статуса Кипрской Церкви он был вынужден сотрудничать с латинскими властями. Это сотрудничество только подстегнуло антилатинские настроения кипрского монашества, по просьбе которого патр. Герман II направил папе Григорию IX протест по поводу мученической кончины иноков.

В 1234 году Никео-Нимфейский Собор под председательством патр. Германа II отверг Filioque («и от Сына») - лат. прибавление к догмату об исхождении Св. Духа от Отца - и опресноки, на принятии которых православными настаивали прибывшие на Собор представители папы Римского, и подтвердил Никейский Символ веры. Вскоре после Собора Герман II направил письмо лат. патриарху Константинополя Николаю де Кастро Арквато, в котором упрекал его в принуждении греческих священников провозглашать имя папы за богослужением.

Патриарх Герман II много путешествовал, интересовался жизнью православных общин не только под латинским владычеством, но и на территориях сельджуков; в 1238 году он совершил поездку в Эпир. После Собора в Арте (1225) Эпирский диоцез фактически вышел из юрисдикции Константинопольского Патриархата. Однако вскоре неудачи эпирско-фессалоникийских правителей в борьбе с болгарами (поражение у Клокотницы, 1230) и Никейской империей вновь привели к подчинению Эпирской Церкви Константинопольскому патриарху, пребывавшему в Никее. Это произошло в 1232 году по личной просьбе деспота Эпира Мануила. Христофор Анкирский, назначенный патр. Германом II экзархом Запада, утвердил власть патриарха над Охридской архиепископией, получив подробные инструкции относительно определения субординации монастырей (Karpozilos).

В 1235 году патр. Герман II на Соборе в Лампсаке признал за архиеп. Иоакимом I Тырновским патриаршее достоинство. Однако автокефальный статус Болгарской Православной Церкви был ограниченным, поскольку она должна была выплачивать определенные сборы в пользу Константинопольского Патриархата, а также возглашать имя Константинопольского патриарха на литургии.

Литературная деятельность патр. Германа II многообразна по жанрам, но его творения до сих пор полностью не опубликованы. Бо́льшая их часть посвящена полемике с католиками. Известны три письма папам, кардиналам и лат. патриархам Константинополя, в которых отвергаются лат. претензии. Герман II обогатил полемическую литературу небольшими трактатами об исхождении Св. Духа, против опресноков, о чистилище, о крещении. Его перу принадлежат исповедание веры к монахам монастыря Иоанна Предтечи, два послания к киприотам (1223 и 1229) и другие послания (инаугурационное, католикосу Армении и против богомилов). Догматические взгляды Германа II выражены в синодальных постановлениях, которые он подготовил в ответ на вероисповедание папы Григория IX, а также в издании правил семи Вселенских Соборов. Как поэт Герман II известен "политическими" стихами о покаянии и стихами на Сошествие Св. Духа.

Частью наследия патр. Германа II является также корпус гомилий, хотя не все приписанные ему традицией беседы можно считать подлинными. Самая важная рукопись гомилий содержит 50 проповедей и катехитических бесед на праздничные и воскресные дни года, на особые события в Церкви. Выбор тем был предопределен скорее практическими потребностями, чем интересами риторики. С уверенностью Германа II можно назвать лишь автором 3 гомилий: «О трех учениках», «О субботе перед Пасхой», «На Благовещение Богородицы» (Λαγοπάτης).

Проповедь, прочитанная Германом II в начале патриаршества, содержит программу его деятельности. Патриарх видел себя назначенным свыше предводителем и судьей народа, сравнивая себя с Гедеоном, призванным Господом для спасения Израиля (Суд 6-8). Необходимость проповеди среди народа - основной постулат патриаршества Германа II. Возможно, т. о. он подчеркивал свою близость к народу по происхождению. Самой тяжкой ношей патриарх Герман считал грехи паствы. Он рассматривал таинство Причащения как выражение этих взаимных обязательств: "Много раз каждый год мы заходим в святилище Церкви, принося бескровную жертву за собственное и людское невежество и оплошности". Патриарх и паства объединяются таинством св. Евхаристии. Герман II наставлял епископов, говоря о первостепенной важности проповеди. С его точки зрения, священники обязаны крестить, епископы должны заниматься проповедью слова Божия. "Лучше служить нуждающимся и быть полезным, собственноручно заботясь о них, чем просто отрекаться от ответственности, бросив им монету". Герман II стремился вернуться к евангельскому идеалу апостольской Церкви. Его проповеди обращены к простым людям: в качестве отправной точки он берет случай из собственной жизни, зачастую незначительный, и выводит из этого насущные проблемы настоящего момента. Патриарх не развлекал слушателей изложением тех или иных происшествий, но знал способы завладеть вниманием аудитории и удержать его. По мнению патриарха, семейная жизнь и воспитание детей были предметом заботы Церкви. Проповеди были для него способом сделать Церковь истинным центром общества.

Антилатинская полемика патр. Германа II не выходила за рамки традиционных сюжетов. Он подчеркивает вселенский авторитет патриарха в Никее. В письме папской курии он заявляет, что эфиопы, сирийцы, иберийцы, абасги, аланы, аласты, готы, хазары, русские и болгары "подчинены Греческой Церкви и непоколебимы в своем Православии" [1]. В письмах патриарха к киприотам вера в Filioque считается наиболее серьезным нарушением "итальянцев". Письмо 1232 года к монахам монастыря св. Иоанна Предтечи содержит перечень притеснений греческого духовенства от латинян и стандартный список латинских заблуждений, традиционно возводимых к известным еретикам. В этом письме патр. Герман, в частности, относит учение о чистилище к основным заблуждениям Западной Церкви и, как и Георгий Вардан, возводит его к Оригену. В полемике об опресноках аргументация Германа II не столь богата, как у предшественников Константина Стилба или Николая Месарита. Патр. Герман II традиционно обвиняет латинян в следовании иудейским обрядам, самый важный из которых - "поедание опресноков" (ἀζυμοφαγία).

Богомильство опровергалось Германом II с энергией, не характерной для предыдущей православной традиции. Он заявлял, что сталкивался с еретиками еще как монах в Ахиране. Вскоре после избрания на должность патриарха он отправился в Лидию к еретику Леонтию. Герман II оставил три проповеди против богомилов, успехи которых свидетельствовали об их опасности для Церкви. Он утверждал, что "часто сталкивался с ними лицом к лицу и стыдил их грязную самоуверенность с помощью Христа, Коего они оскорбляли". Герман II свел обвинения богомилов против православных к трём положениям: строительству роскошных храмов, открытым богослужебным собраниям вместо тайных молитв, многословию литургии. Поскольку богомилы не принимали Ветхого Завета, Герман II опровергал эти обвинения только с помощью Нового Завета следующими тремя аргументами: изгнание Христом торговцев из храма доказывает, что церкви предназначены для праведных целей, 1 Кор 11, 18 он толковал в том смысле, что ап. Павел убеждал положить конец распрям среди паствы. В молитве тайна не важна, т. к. только искренность возносимой молитвы имеет значение. Ап. Павел не запрещает псалмы, славословия и песнопения (Еф. 5, 19).

Патр. Герман осознавал, что должен защищать в большей степени православную практику и форму поклонения, нежели православное богословие. Он страстно отстаивал иконы, основываясь на аналогии иконного образа и книги Свящ. Писания: в обоих случаях материальный объект является свидетельством о духовных истинах. Герман II был последним патриархом, который вел активную борьбу с богомилами. Впоследствии они перестали быть серьезной проблемой для Церкви.

Патр. Герман II оставил послание митр. всея Руси Кириллу (1228), в котором предостерегал от рукоположения во священники неполноправных людей, под страхом отлучения запрещал светским властям вмешиваться в имущественные дела храмов и монастырей, равно как и в церковную юрисдикцию.

Патриарх был популярен в Никее, но считал неприличным собираться толпой у входа в кафедральный собор и приветствовать его, ибо так не встречали Петра и апостолов.

Скончался в июне 1240 года. Перед кончиной принял великую схиму под именем Георгий. На его могиле происходили чудеса.

На церковнославянский язык не позднее середины XIV века были переведены (очевидно, в Болгарии или на Афоне) богословско-полемические сочинения патр. Германа "К жестоковыйным (вариант - жестоким) латинам молебно и любезно (вариант - полезно) поучение" [2] и Соборный ответ (с именем Германа в заглавии) "к посланным от папы римского фременурем и прочим иже с ними латином". В южнославянской (преимущественно сербской) рукописной традиции тексты сочинений Германа II помимо полемических сборников могут помещаться при Требнике [3] или включаться в состав конвоя «Синтагмы» Матфея Властаря [4]. Около рубежа XIV-XV веков эти тексты становятся (через южнославянское посредство) известны на Руси (старший пергаменный список начала XV века западнорусского происхождения («Книга списана бысть на ересь латинскую») [5]) и получают особое распространение после Ферраро-Флорентийской унии [6].

Сочинения

  • PG. 49. Col. 305-314; 119. Col. 797-807; 140. Col. 593-757;
  • Ep. ad Gregorium IX // Mansi. T. 23. P. 47-48;
  • Ep. ad patriarchum latinorum // Ϫημητρακόπουλος Α. ᾿Ορθόδοξος ῾Ελλάς. ᾿Αθῆναι, 1872. Σ. 40;
  • De poenitentia / Ed. K. Horna // Programm des Sophien-Gymnasium. W., 1901-1902. S. 13-14;
  • De erroribus latinorum // Dondaine A. Contra Graecos: premiers écrits polémiques des Dominicains d'Orient // AFP. 1951. Vol. 21. P. 429-430;
  • Аd Constantinopolitanos contra Bogomilos / Ed. G. Ficker // Phundagiaginten. Lpz., 1908. S. 3-86;
  • Gill J. An Unpublished Letter of Germanus Patriarch of Constantinople // Byz. 1974. T. 44. P. 138-151;
  • Golubovich H. Disputatio latinorum et graecorum seu relatio apocrisiariorum Gregorii IX de gestis Nicaeae in Bithynia et Nymphaeae in Lydia // AFH. 1919. T. 12. P. 466-470.

Литература

  • Nicephorus Callistus Xanthopulus. Catalogus patriarcharum // PG. 147. Col. 464;
  • Ephraemius. De patriarchis Constantinopolitanis. Bonn, 1840. P. 411;
  • Karpozilos A. An unpublished Encomium by Theodore Bishop of Alania // Βυζαντινά. Thessal., 1974. Τ. 6. Σ. 227-250.
  • RegPatr. N 1233-1304;
  • Kurtz E. Christophoros von Ankyra als Exarch des Patr. Germanus II. // BZ. 1907. Bd. 16. S. 137-139;
  • Λαγοπάτης Σ. Ν. Γερμανὸς ὁ Β´ πατριάρχης Κωνσταντινουπόλεως-Νικαίας. Τρίπολις, 1913;
  • Beck. Kirche und theol. Literatur. S. 667-668;
  • Karpozilos A. D. The Ecclesiastical Controversy between the Kingdom of Nicaea and the Principality of Epiros (1217-1233). Thessal., 1973. P. 67-98;
  • Angold M. Byzantine Government in Exile. Oxf., 1975. P. 57-58;
  • idem. Church and Society in Byzantium under the Comneni 1081-1261. Camb., 2000. P. 547-554;
  • Gill J. The Tribulation of the Greek Church in Cyprus 1196-1280 // ByzF. 1977. Bd. 5. S. 73-93;
  • Talbot A.-M. Germanos II // ODB. Vol. 2. P. 847;
  • Manser A. Germanus II. // LTK. Bd. 4. Sp. 438;
  • Gahbauer F. R. Die Pentarchietheorie: Ein Modell der Kirchenleitung von der Anfängen bis zur Gegenwart. Fr./M., 1993. S. 208-209;
  • Подскальски Г. Христианство и богосл. лит-ра в Киевской Руси (988-1237). СПб., 1996. С. 466.

Использованные материалы



[1]  RegPatr, N 1257

[2]  старший список серб.- Ath. Chil. № 455, посл. треть XIV в.

[3]  по одной из таких рукописей "Поучение" Германа издано (с купюрами): Попов А. Н. Историко-литературный обзор древнерусских полемических сочинений против латинян (XI-XV вв.). М., 1875. С. 151-154

[4]  напр.: Белград. Нац. б-ка Сербии. Рс 43. Л. 364-371; 371 об.- 375 об. 1540 г.

[5]  РНБ. Q. п. I. 7; см.: там же. С. 145-149

[6]  см.: Соболевский А. И. Переводная лит-ра Моск. Руси XIV-XVII вв. СПб., С. 20

Редакция текста от: 08.02.2022 20:27:33

"ГЕРМАН II КОНСТАНТИНОПОЛЬСКИЙ" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google