КОССОВ ГЕОРГИЙ АЛЕКСЕЕВИЧ

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Протоиерей Георгий (Коссов)
Протоиерей Георгий (Коссов)
Георгий Алексеевич Коссов (1855 - 1928), протоиерей, священноисповедник.

Память 26 августа и в Соборе новомучеников и исповедников Российских

Родились 4 апреля 1855 года в с. Андросово Дмитровского уезда Орловской губернии в семье священника.

По окончании сельской школы поступил в Орловскую духовную семинарию. В старших классах семинарии сделался духовным сыном оптинского старца о. Амвросия.

После окончания семинарии Георгий пошел учительствовать к себе на родину, в Дмитровский уезд. Работал учителем, заведующим земской школой.

Женился на сироте-бесприданнице, Александре Моисеевне. Их дети:

  • Николай (1888 - 1929), священник, умер от пневмонии
  • Тихон, художник
  • Александр, учитель
  • Алексей, арти­ст
  • Елена (?)
  • дочери Мария и Ана­стасия рано умерли

В декабре 1884 года был рукоположен во священника к Преображенскому храму села Спас-Чекряк, в один из самых отдаленных приходов глухой части Болховского уезда Орловской губернии.

Приход был очень бедный, всего 14 дворов, так себе хуторок маленький. Церкви там настоящей не было, а стояла ветхая, покосившаяся часовенка, щелевками сбитая, где и отправлялось богослужение, и так в ней было холодно, что даже Св.Дары в Чаще замерзали... Обширный церковный дом требовал капитального ремонта.

Ночью по прибытии начались "страхования": ясно слышался какой-то вой и шум; кровать, на которой лежал о.Георгий, кто-то качал из стороны в сторону. Наконец он был выброшен какой-то силой из кровати на пол, причем голос снова проговорил: "лучше уходи отсюда, все равно мы тебя выживем". Смущенный о. Георгий обратился за советом к прп. Амвросию Оптинскому, и тот ответил: "темная сила не имеет никакой силы над человеком, если не будет попущения для его вразумления и исправления, и верующий человек, а тем более иерей не должен ее бояться. Ему известно, чем и как побеждаются козни диавола". А на жалобу о невозможном состоянии храма в селе Чекряках, прп. Амвросий сказал только одно: "а ты строй новый, большой и каменный".

Вернувший, о. Георгий стал служить ежедневно (к неудовольствию псаломщика). "Страхования" больше не повторялись. Небольшой приход стал прирастать жителями соседних сел. Прихожане понемногу стали привязываться к своему пастырю и ценить его служение. Тогда он в беседах с народом обратил внимание на печальное состояние, в котором находится храм, и на необходимость выстроить новый. Его слово нашло отклик в сердцах прихожан. На общем их собрании было решено выстроить новый, более обширный храм, притом каменный. Был послан в разные города сборщик для получения доброхотных даяний верующих, кроме специального сбора в храме, который проводился во время каждого богослужения, нашлись и жертвователи, приносившие о.Георгию иногда значительного размера суммы.

Хозяйственную деятельность батюшка начал с того, что устроил небольшой кирпичный завод. На нем работали прихожане. Для приезжих был выстроен из собственного кирпича страннический дом - подобие гостиницы.

Еще в 1885 г., при отсутствии подходящего здания, о. Георгий обучал 50 мальчиков в доме, снимаемом им под школу. Затем священник при­обрел этот дом и устроил в нем школу грамотнос­ти, преподавал в ней Закон Божий и светские дис­циплины. В 1894 г. в Спас-Чекряке была построена кирпичная одноклассная церковно-приходская школа на участке земли, пожертвованном им же и госпожой Всеволожской. На следующий год Ор­ловский епархиальный училищный совет решил открыть в селе первую в епархии второклассную церковно-приходскую школу, новое здание которой было освящено 22 октября 1896 г.

О. Георгий в школе для мальчиков устроил ин­тернат на 80 человек (всего училось примерно 130), библиотеку на 500 книг, две мастерские: слесарно-токарную и столярную, образцовую пасеку на 30 ульев (на пчеловодческой выставке в Волхове была получена почетная грамота); купил землю при школе и развел на ней огороды и фруктовый сад из 400 деревьев. Для обучения батюшка, сле­дивший за достижениями науки, купил даже элек­трическую машину.

Второклассная школа в Близне, рядом со Спас-Чекряком, которой заведовал батюшка Георгий, стала образцовой. В дальних деревнях прихода им были организованы еще несколько церковно-приходских школ: в деревнях Сиголаево (1898), Шпилево (1898) и Меркулове, в которых о. Георгий был попечителем и законоучителем. На обучение крес­тьян шли доходы двух-трех имений. В 1902 г. были возведены новые кирпичные школьные здания.

К 1903 г. был построен приют для девочек - невиданное дотоле место спасения сироток со всей России. Приют был освящен 27 июня 1903 года. Сюда поступали по боль­шей части круглые сироты, девочки из крайне бед­ных семей, от трех лет и старше. Трехэтажный красивый кирпичный дом, построенный столичным зодчим, был рассчитан на 160 детей, в первый год их было около 30. На первом этаже располагалась столовая, чайная, кухня, башмачная мастерская, на втором - приемная для посетителей (зал), клас­сы, ткацкая мастерская, квартиры начальницы, ее помощницы и учительниц, в верхнем - спальни и гардеробная. В светлом зале - «молельне» нахо­дились два большие киота с боковыми маленьки­ми отделениями, куда девочки помещали свои про­стые иконы - родительское благословение. Когда девочке ис­полнялось 14 лет, батюшка заказывал кованый сундук и все годы до выхода из приюта «набивал его добром» - будущим приданым. К мудрому пастырю пришли верные сподвиж­ники - педагоги и воспитатели. Так, паломницей в Спас-Чекряк приехала княжна Ольга Евгеньев­на Оболенская и осталась воспитательницей приюта, потом заведующей.

О. Георгий так объяснял богоугодность этого нового для русского села дела:

Мое мнение, что все приюты и воспитатель­ные дома следовало бы непременно устраивать в деревнях, а не в городах, здесь воздух чище, про­стору больше, содержание дешевле, словом, те же самые средства на приют принесли бы большую пользу детям, а устройство таковых обогатило бы села и деревни, давая хороший заработок сосед­ним крестьянам, кому работой, кому доставкой провизии, не говоря уже о нравственном влиянии на них. - Когда я был сельским учителем, мне всегда приходила мысль, что 30-40 лет назад, когда впервые начали обучать крестьян грамоте и не ввели всеобщего обучения, тогда следовало начать обучение с девочек, а не с мальчиков. Выйдя за муж, они сами стали бы учить грамоте своих де­тей, особенно мальчиков. И дети, побыв два-три года в школе, встретили бы дома грамотную мать появились бы и книжки в избе, и они не забывали бы так скоро то, чему учили их в школе, - скорей бы поняли пользу школ; тогда крестьяне сами бы содействовали открытию школ, и быть может, те­перь вся Россия была бы уже грамотная. Точно такого же я мнения относительно воспитания. Надо воспитывать девочек - будущих женщин - в религии и доброй нравственности, чтобы они, сделавшись матерями, могли бы сами в таком же духе вести детей.

Село Спас-Чекряк разрослось, вместо 14 дворов стало уже больше сотни...

В 1905 г. освятили во имя Преображения Господня главный престол нового каменного храма. Старая церковь была аккуратно разобрана и на ее месте построен еще один, маленький, храм. В нем почиталась икона Божией Матери «Утоли моя печали».

Кирпичный дом самого о. Георгия отличался скромностью обстановки. Крылечко, как у русских теремов XV-XVI вв., вело в прихожую. Далее на­ходилась комната, совмещавшая зал и столовую. «Посредине стоял большой квадратный стол, в дальнем углу фисгармония, в простенке очень боль­шие часы с завывающим боем, диван с продавлен­ными пружинами, несколько стульев и душистая герань на широких подоконниках». Далее дверь вела в небольшую, «весьма бедную» комнату ба­тюшки, где он принимал посетителей, сидя в боль­шом кресле с очень высокой спинкой.

О.Георгий стал известен за пределами Болховского уезда. К нему скоро стали обращаться за советом и утешением интеллигентные люди, причем некоторые из них приезжали издалека, например из Москвы. Известны случаи исцелений больных и получения помощи в беде по молитвам о.Георгия. Высоко чтил подвижника св. Иоанн Кронштадтский и выговаривал орловским паломникам, зачем они ездят к нему, когда у них есть такой благодатный, святой батюшка, заслуживший сво­ей богоугодной жизнью любовь Господа.

Осень 1918 г. красноармейцы приехали за батюшкой, чтобы забрать его в тюрьму. Но увидев его необыкновенную кротость, смирение и любвеобильность, несколько даже растерялись: как такого человека арестовывать. А о.Георгий благодушно давал им наказ: выполнить то, за чем пришли, а испугавшуюся матушку успокоил: "Я вернусь".

В уездной Болховской тюрьме не ведали, что делать с новым знаменитым арестантом, как же записать его во враги народа? На свои средства содержал сиротский дом, несколько школ, кирпичный завод, больницу, всегда помогал крестьянам. Люди его любили и стеной были за него. Власти выпустили его из тюрьмы, опасаясь народного гнева.

В село стали посылать всяких уполномоченных, разные комиссии. Устраивали обыски, описывали вещи священника, ставили на особый учет прихожан. Власти преобразовали батюшкино хозяйство в сельхозартель. Из Орла пришло распоряжение, чтобы новых сироток в приют не брать, а тем, которым исполнилось 18 лет, искать себе новое пристанище.

Зачастили в село и обновленцы, искушая о.Георгия благами. Но священник решительно отказался стать на ложный путь обновленцев. Тогда обновленцы, стали писать на него доносы, что батюшка настраивает народ против власти.

В 1922 г. в село прибыла комиссия по изъятию церковных ценностей и потребовала сдать все изделия из серебра и золота. Ценностей у священника не оказалось, тогда его обвинили в укрывательстве, арестовали, отправили уже не в уездную тюрьму, где могли проявить какое-либо снисхождение, в губернскую.

В тюрьме начались бесконечные допросы священника о якобы сокрытом золоте. О.Георгий давал смиренные и кроткие ответы. Порой тюремные служители получали от него пророческие предсказания. И пребывали в опасении и недоумении, как поступить с ним? Желая унизить его сан, служители тюрьмы давали о.Георгию выполнять грязные унизительные работы. Но другие арестанты сами стремились их сделать, всячески ограждая полюбившегося им батюшку от утеснений. Власти не смогли предъявить батюшке улик его виновности и снова были вынуждены его отпустить.

О. Георгий вернулся в Спас-Чекряк и продолжил свое служение. В страшную пору гонений он ободрял своих прихожан:

"Главной причиной людских бед является наша грешная жизнь и отступление от Бога. Но это пройдет. Скорбями и страданиями Россия очистится от грехов и обратится к Богу. Царица Небесная не оставит наш народ и будет молить за нас Сына Своего нашего Спасителя Иисуса Христа. И Господь Бог смилуется и простит грехи наши и даст людям спокойствие и благоденствие. Когда это случится, вновь явится икона Казанской Божией Матери и будет прославлена в третий раз".

Жизненные невзгоды и неустанные пастырские труды подорвали здоровье священника. Начались боли в желудке, печени. Болезнь сковывала так, что не было сил встать на ноги. По откровению от Бога о.Георгий знал свой смертный час, ожидал его спокойно, вспоминая с благодарностью великие благодеяния Божии, явленные ему.

Скончался 8 сентября 1928 года в селе Спас-Чекряк, где и был похоронен у алтаря.

Супругу о. Георгия, Александру Моисеевну, ее брата, учителя школы в Чекряке Михаила Зернова и дочь Елену с тремя детьми и мужем из­гнали из Чекряка и сослали на север.

В 1936-1940 гг. была разобрана на кирпич Пре­ображенская церковь, после войны такая же участь постигла школьные здания (сохранились только больничный корпус, используемый под жилье, раз­валины амбара и погреба). Но продолжали совер­шаться благодатные знамения по молитвам у мо­гилы или колодца, которые власти приписывали невежеству народа. Последовало запрещение слу­жить панихиды на могиле. Ее не раз срывали и заравнивали вокруг землю. Но паломничество не иссякало. В 1959 г., несмотря на запрещение, пра­вославные люди насыпали могильный холм, на котором в начале 1980-х гг. установили памятник и оградку.

В августе 2000 года на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви был причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания.

Святые мощи исп. Георгия были обретены 9 декабря 2000 года, когда после четырехдневных раскопок был найден гроб в дубовом саркофаге, а в нем - останки батюшки, митра (ранее не было известно, что он был награжден ею), крест в правой руке, Евангелие в латунном окладе.

Тропарь, глас 4

От юности взявши ярем свой / и Господу пламенно в священстве послуживши/, священноисповедниче Георгие, / тем у Господа сподобился Божественного прославления. / Подвиги и чудесы Твои мы, вспоминая / молим святе Георгие / неотступно буди с нами, любящими Тя, / верно и свято чтущими память Твою.

Кондак, глас 6

Чудесы и подвиги украшенный / святое житие оставил еси нам в память / мы же с любовию верно чтуще Тя, / молим покрывай нас от всех бед и напастей / святою своею любовию / священноисповедниче Георгие.

Литература

  • Неизвестный Нилус Т.1./ Сост. Р.Багдасаров, С.Фомин. М.: Паломник, 1995. С.382-385.
  • Деяние Юбилейного Освященного Аpхиеpейского Собоpа Русской Пpавославной Цеpкви о собоpном пpославлении новомучеников и исповедников Российских XX века. Москва, 12-16 августа 2000г.
  • Житие святого священноисповедника протоиерея Георгия Коссова 1855-1928гг. Орловская и Ливенская епархия, 2001.

Использованные материалы

Редакция текста от: 08.09.2012 14:07:38

"КОССОВ ГЕОРГИЙ АЛЕКСЕЕВИЧ" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google