АНТИОХИЙСКАЯ ШКОЛА

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Антиохийская школа экзегетов обнимает собою ряд выдающихся церковных писателей, которые защищали христианство против язычников, иудеев и еретиков и выделялись научным объяснением Священного Писания.

В противоположность мистически-аллегорическим устремлениям представителей александрийской школы члены антиохийской школы отличались трезвым рассудочным направлением, ясным изложением последовательного хода развития божественного Откровения, исторически-грамматическим объяснением Св. Писания и сочетанием исследования с практическим уважением к содержанию Библии.

В начале IV в. и во время борьбы против гностиков, ариан и оригенистов антиохийская школа получила особое развитие благодаря ряду высоко одаренных и диалектически способных лиц, а в борьбе против аполлинариан и остатков ариан достигла процветания благодаря деятельности таких писателей и богословов, как авва Диодор, его ученик Иоанн Златоуст, Феодор Мопсуестийский, Полихроний и, наконец, Феодорит Киррский. Своего влияния школа достигла благодаря противодействию произвольно буквальному пониманию иудеев-гностиков, а также и отвержению оригеновской иносказательности. Но в ее слишком резком разделении двух естеств во Христе, чрезмерном подчеркивании человеческого и разумного элемента в Откровении, в слишком большой привязанности к букве и историческому элементу заключались и зародыши ее упадка, вследствие чего именно в ее недрах зародились несторианство и пелагианство.

Сначала она выступает перед нами просто как школа в широком смысле этого слова, но со времени Диодора Тарсийского она приняла формальный характер учебного заведения, с определенным учебным уставом и преимущественно монашеским направлением; основой и средоточием богословских наук оставалось в ней Священное Писание. Сократ Схоластик свидетельствует об Иоанне Златоусте, Феодоре и Максиме, впоследствии епископе Селевкийском в Исаврии, что они посещали монастырскую школу (άσητήριον) Диодора и Картерия в Антиохии. Сам Диодор имел превосходного учителя в лице антиохийского учителя Флавиана. Феодорит был товарищем Нестория в монастыре Евтропия; монастырских заведений и школ в Антиохии и на прилегающих к городу горах было несколько, и многие молодые антиохийцы искали себе умственного и нравственного образования в этих школах благочестивых иноков.

Златоуст увещевает родителей посылать своих детей в эти школы и не лишать их этого воспитания в уединении: «пусть они побольше пробудут там, даже от 10 до 20 лет, пока не достигнут духовной и нравственной зрелости и твердости характера, потому что чем более они получат школьных упражнений, тем более приобретут силы в вере, науке и добродетели». Такие школы он называет аскетериями, монастырями, диатрибами, гимназиями.

Из этих свидетельств обнаруживается неосновательность того мнения, что об антиохийской школе можно говорить лишь в более широком смысле этого слова, что она будто бы представляла собой лишь особое богословское направление, а не непрерывный ряд учителей с формальными заведениями. Это, пожалуй, еще можно сказать по отношению к первому периоду экзегетической школы, но совершенно не применимо к периоду ее процветания. До Диодора и Феодорита мы имеем непрерывный ряд учителей, стоящих как в умственной, так и внешней связи между собой, а также и устроенные по общему плану заведения и учреждения, которые были воодушевлены одним и тем же духом и имели одну и ту же организацию.

Господствующий в сирийских школах со времени Лукиана дух был так силен, что он налагал печать антиохийского образования и метода даже и на прибывших извне учителей, как, например, на Евстафия, родом из Сила в Памфилии, бывшего епископом Севастийским в Армении, и на таких учеников, как св. Кирилл Иерусалимский. Ход развития антиохийских экзегетических школ в своих начатках совпадал с начатками развития христианских школ вообще. Распорядок наук в отдельных аскетериях и гимназиях был в общих чертах тот же самый, что и в одноименных позднейших школах в Александрии, Эдессе, Низибии и в «Виварии» Кассиодора. Чтение, письмо и размышление были средствами к усвоению библейского содержания.

Лукиан, родом из Самосаты в Сирии, получил свое библейско-богословское образование в школе Макария в Эдессе, где издавна процветала христианская наука, и в основанной Оригеном школе в Кесарии и вместе с тем соединил все, что давали для научной обработки Библии Сирия, Александрия и Палестина.

История антиохийской школы

В истории антиохийской школы можно различать следующие периоды:

1) основание и развитие школы от Лукиана до Диодора (290-370), когда учителями были Лукиан, пресвитер антиохийский, мученик (ум. в 311); Дорофей, пресвитер антиохийский, современник Лукиана, по свидетельству Евсевия [1], превосходный ученый и знаток еврейского языка. К ним примыкает множество арианских и полуарианских учителей, которые считали себя учениками Лукиана; между ними были: Евсевий Никомидийский, Астерий, Марий, Феогоний, Леонтий, Евномий, Феодор Ираклийский во Фракии и Евсевий Эмесский. Из других православных учителей были: Евстафий Сидский из Памфилии (с 325 епископ Антиохийский; + 360), который в своем рассуждении «О пророчественном духе против Оригена» в самых резких выражениях ратовал против чрезмерного аллегоризма и оспаривают библейских фактов Ветхого Завета; Мелетий, с 360 года патриарх Антиохийский, учитель св. Иоанна Златоуста, и Флавиан, с 381 года епископ антиохийский, учитель Диодора и Феодора.

2) Время процветания антиохийской школы от Диодора до Феодорита, 370 - 450 гг., с непрерывным рядом учителей, во главе которых стоял Диодор, ученик Флавиана и Сильвана Тарсийского, начальник аскетерия в Антиохии, с 378г. епископ Тарсийский в Киликии. Его всестороннее образование, аскетический образ жизни, острый ум делали его истинным основателем антиохийской экзегетической школы в собственном смысле этого слова. Выдающимся сотрудником Диодора в антиохийской церкви был с 373 г. Евагрий, великий друг и покровитель блаж. Иеронима. С 388 по 392 г. он стал вместо Павлина епископом Антиохийским.

Свт. Иоанн, родившийся в 347 в Антиохии и за свое блистательное красноречие названный Златоустом, одинаково велик как экзегет и как оратор, хотя в своей деятельности имел большее значение для нравственности, чем для догматики.

Феодор Мопсуестийский, сотоварищ Иоанна Златоуста по учению у ритора Ливания, у Мелетия, Картерия и Диодора, в то же время воспитанник Флавиана, с 392 г. епископ Мопсуестийский (+ 428), неустойчивый в своем характере, как и в своем призвании, отличаясь талантом и всесторонней ученостью, был скорее красноречивым оратором. Своими догматическими заблуждениями он, одновременно со своим противником Оригеном, навлек на себя осуждение со стороны Церкви; но как полемист против ариан, евномиан, аполлинариан и оригенистов он имеет важные заслуги. Он установил определенные правила касательно растяжимости буквального и преобразовательного смысла и совершенно отверг иносказательную аллегорию, полагая, что для назидания достаточно буквального смысла и духовного значения. Руководством к отысканию буквального смысла для него служат история, грамматика, текст и контекст. Несториане почитали его как преимущественно своего «экзегета» и подвергали анафеме всякого, кто не признавал его авторитета.

Его брат Полихроний, получивший подобное же образование и с 410 по 430 г. бывший епископом Апамейским на Оронте, и его ученик Феодорит, с 438 г. епископ Киррский в Сирии, избежали его крайностей и своей преданностью вере, благочестием и методом примыкали к Златоусту; они написали дельные комментарии, которые одинаково чужды крайностей как исключительно аллегорического, так и исключительно исторического истолкования.

Исидор Пелусиот, пустынник и настоятель отшельников у Пелусия в Египте (+ 434), делал извлечения из творений св. Иоанна Златоуста и в своих многочисленных письмах, из которых до нас дошло более 2 тыс. в 5 книгах, свел герменевтические принципы школы к определенной форме; как компилятор он уже свидетельствует о начавшемся упадке школы.

Однако своим упадком школа была обязана преимущественно Несторию, с 428 года патриарху Константинопольскому (+ 440), который, как ученик Феодора Мопсуестийского, будучи более оратором, чем экзегетом, формально преподавал и твердо настаивал на учении о двух ипостасях во Христе, так что Эфесский собор 431 подверг его анафеме как еретика. Его приверженцы, не имея себе защиты в греко-римской империи, бежали в провинции персидской монархии, где несторианство по политическим причинам пользовалось благоволением. Знаменитая школа для образования персидских христиан и священников в Эдессе в Месопотамии с 431 г. находилась под руководством несторианских учителей; когда эта школа после разных превратностей в 489 была разрушена императором Зиноном, то центром распространения несторианства в Персии сделалась Низибия (Нисибис). Эта школа обнаружила богатую литературную деятельность, систематизируя догматическое учение и библейские принципы, и процветала до позднейшего периода средних веков.

3) Третий период отмечает собой упадок антиохийской школы вследствие несторианских споров и смут, произведенных монофизитами. Тут также можно назвать несколько православных учителей, хотя и уступающих прежним в самобытности и глубине: Марк, Нил (+ ок. 450), Виктор, Кассиан – все ученики Иоанна Златоуста. Посвященный Златоустом ок. 400 г. в сан диакона Кассиан (+ 431) был иеромонахом в южной Галлии и писал на латинском языке. Виктор составил комментарий на Евангелие от Марка. Прокл, патриарх Константинопольский (+ ок. 447), писал беседы и послания. Василий (+ ок. 500), епископ Иренопольский в Киликии, примыкает к Диодору и Феодору. Несторианин Козьма, вследствие своих путешествий в Индию получивший название Индикоплова, в экзегетическом и библейском богословии следовал Феодору.

Другие ученики Феодора Мопсуестийского, многочисленные сирийские несториане – экзегеты и писатели – перечислены у Ассемани. Все антиохийские экзегеты писали на греческом языке; сирийского же и еврейского или совсем не знали, или знали неудовлетворительно и пользовались гекзаплами Оригена лишь для объяснения текста как своего рода лексиконом. Только несториане в Персии стали пользоваться сирийским языком, который был как церковным, так и придворным языком. Уже Ива, Кума и Проб переводили в Эдессе творения Диодора и Феодора на сирийский язык, на каковом и сохранились некоторые из их творений.

С упадком антиохийской школы заканчиваются самостоятельные исследования экзегетики. Последующие поколения более или менее черпали из богатых антиохийских источников, с которыми блаж. Августин познакомил и латинских отцов. Труды антиохийских отцов Церкви вообще имели большое значение для понимания Св. Писания. Их строгая, историко-грамматическая экзегетика составляла прямую противоположность произвольным мистико-аллегорическим истолкованиям Оригена и его учеников. Если Ориген часто находил в буквальном смысле нечто невозможное, противоречивое и недостойное Бога, то антиохийцы считали, что каждое место Св. Писания прежде всего должно пониматься в своем буквальном смысле. Если Ориген своим исполинским трудом – гекзаплами – и своими комментариями положил начало научной экзегетике, то он все-таки не достиг предположенной цели, потому что не исходил из правильных герменевтических принципов. Этой цели суждено было достигнуть антиохийцам, которые умело воспользовались результатами предшествующего времени. Беседы св. Иоанна Златоуста, комментарии Феодора «на 12 малых пророков и послания ап. Павла», фрагменты Полихроиия «на Даниила, Иезекииля и Иова» и особенно комментарии Феодорита Киррского сохраняют свое образцовое значение, хотя некоторые из их объяснений, рассматриваемые в свете исследований нового времени, и оказались несостоятельными.

Использованные материалы

  • Христианство: Энциклопедический словарь: в 3 т.: Большая Российская Энциклопедия, 1995.



[1]  «Церк. история», 7, 32

Редакция текста от: 16.04.2016 08:48:05

"АНТИОХИЙСКАЯ ШКОЛА" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google