В Турции принят закон, разрешающий муфтиям проводить бракосочетания граждан в мечетях

16.11.2017 В Турции принят закон, разрешающий мусульманским муфтиям проводить бракосочетания в мечетях, и он уже вызвал протесты гражданских активистов и оппозиционных политиков, которые усматривают в нем посягательство на права женщин и светские основы государства, сообщает theguardian.

Помимо нарушения прав женщин, в законе усматривают также попытку ущемить светские принципы и свободы и принудительно навязать религиозные ценности обществу, которое и без того уже достаточно взбудоражено и поляризовано. Этот закон, разрешающий муфтиям проводить церемонии венчания, прошел голосование в парламенте, был утвержден президентом Реджепом Таипом Эрдоганом и опубликован в официальном издании, несмотря на протесты активистов неправительственных организаций и оппозиционных парламентариев. Особое раздражение оппозиции вызвало жесткое заявление Эрдогана в адрес оппозиции, прозвучавшее еще в октябре – о том, что закон будет принят «в любом случае, хотите вы этого или нет». «Права женщин снова ущемляются, – отметил Назан Мороглу (Nazan Moroğlu), эксперт по гендерному законодательству и профессор университета Йедитепе. – Все женское бесправие в нашей стране всегда насаждалось во имя веры».

Муфтии - представители высшего мусульманского духовенства, учителя-богословы, толкователи Корана, обладающие также высшим авторитетом в решении различных вопросов повседневной жизни мусульман. Теперь они могут также официально проводить церемонии венчания, ранее это была исключительно функция государственных чиновников из служб регистрации актов гражданского состояния. В законе также содержится странное положение о том, что лица, свершившие «аморальные поступки» до вступления в брак, не могут претендовать на турецкое гражданство.

В Турции, стране мусульманского большинства, многие семьи традиционно проводили венчания в мечети помимо официальных церемоний бракосочетания, и та же традиция воспринята и многими сирийскими беженцами, осевшими в стране и рассматривающими эту дань традиции как свой религиозный долг. В других странах Ближнего Востока вообще нет гражданских бракосочетаний, и существуют религиозные запреты на брак мусульманских женщин с иноверцами, но при этом зачастую свободно признаются брачные союзы, заключенные за рубежом. И потому многие влюбленные пары со всего региона едут в Турцию или на Кипр, чтобы вступить в брак по местным, более свободным законам.

Сторонники нового закона уверяют, что он ни в чем не посягает на правила гражданского бракосочетания, не создает лазеек для ранних браков и многоженства, а всего лишь узаконивает традицию и делает обряд венчания в мечети официальным и удобным для правоверных. Оппоненты же утверждают, что закон вносит совершенно ненужный раскол в общество, еще не оправившееся от последствий неудавшегося прошлогоднего переворота и продолжающейся кампании подавления несогласных – в стране, где уже 16 месяцев действует режим чрезвычайного положения. Они уверены, что этот закон лишь вершина айсберга, одно из явных свидетельств целенаправленного курса правительства на насаждение ценностей консервативного ислама в разделенном обществе.

Критики закона также напоминают о недавних попытках насадить ислам суннитского толка в республике, созданной на светских основах. В частности, упоминают последние изменения в школьных программах, в результате чего школьникам более не преподают теорию эволюции, а вместо нее предлагают государственное толкование концепции джихада. При этом государство намеренно не замечает опасные традиции ущемления прав женщин, и в частности ранние браки. По нынешнему турецкому законодательству, невесте должно быть не менее 17 лет, но «в порядке исключения» допускаются и браки с 16-летними, в результате чего, по подсчетам правозащитников, в стране за последние 4 года было заключено примерно 232 тысячи ранних браков. По их данным, в целом не менее трети браков в стране заключается с девушками моложе 18 лет.

«Сам способ подготовки законопроекта – в спешке и без участия заинтересованных сторон, то есть муфтиев и женских групп – говорит о том, что его цель заключается в продавливании определенной идеологии, – говорит Селина Доган (Selina Doğan), представительница парламентской оппозиции от Стамбула. – Самодержавный властелин [Эрдоган] демонстрирует свою власть и последовательно насаждает исламистский режим, как это и планировалось».

В стране давно предпринимались попытки изменить основы брачного и семейного законодательства, причем они играли роль громоотвода в битве исламистов и секуляристов (сторонников светских свобод). В 2016 году правящая «Партия справедливости и развития» провела анализ причин роста статистики разводов в стране, после чего выступила с рекомендациями, которые многие посчитали попыткой насадить консервативные семейные ценности и посягательством на принцип равноправия женщин. Одна из норм предусматривала амнистию мужчинам-насильникам при условии, если они женятся на несовершеннолетних жертвах насилия, но ее пришлось отменить после широкой кампании протестов. Другая норма предлагала посредничество исламских вероучителей при разводах; а еще одна норма снимала уголовную ответственность с пар, обвенчанных в мечети, но уклонившихся от государственной регистрации брака.

«Однако в целом я бы сказал, что новый закон – это еще один трюк Эрдогана, стремящегося поляризовать общество по принципу «разделяй и властвуй» - для того, чтобы сплотить свою электоральную базу в 50% голосов, и ничего более, – говорит Энгин Алтай (Engin Altay), политик от крупнейшей оппозиционной партии. – В то время как Турция буквально задыхается под горой проблем, они вбрасывают этот закон, чтобы внести смуту и разброд в ряды противников и лишний раз объединить своих сторонников ради поддержки этого необоснованного решения».

Редакция текста от: 16.11.2017 17:17:26