Протоиерей Максим Козлов рассказал о перспективах расширения присутствия Церкви в высшей школе

01.03.2011 В Самарском государственном университете в рамках II зимнего слета православной молодежи Самарской и сопредельных епархий состоялся круглый стол, на котором обсуждались состояние и перспективы сотрудничества Церкви и высшей школы.

В мероприятии приняли участие ректор Самарского государственного университета Игорь Носков; архиепископ Самарский и Сызранский Сергий; заместитель председателя Учебного комитета Русской Православной Церкви, настоятель храма в честь святой мученицы Татианы при Московском государственном университете протоиерей Максим Козлов; настоятель храма в честь святой мученицы Татианы при Самарском госуниверситете священник Алексий Богородцев; руководитель информационно-издательского управления Синодального отдела по делам молодежи иеромонах Димитрий (Першин); ректоры, преподаватели и учащиеся самарских вузов и делегаты молодежного слета из других городов Поволжья.

В своем выступлении протоиерей Максим Козлов констатировал, что в русской истории взаимоотношения Церкви с высшей школой складывались неоднозначно. С одной стороны, можно вспомнить, в частности, профессора С.А. Соболевского, который преподавал и в Московском государственном университете, и в Московской духовной академии. Кроме того, при вузах существовали домовые храмы, а в университетах преподавались обязательные для всех курсы богословия.

«При этом место профессора богословия и место домового храма в дореволюционном университете было, скажем честно, очень ограничено. На праздник в храме мог быть один профессор, один священник и один студент. Профессора были выдающиеся, но значимого влияния на студентов не оказывали», — сказал протоиерей Максим Козлов. Основная причина столь малого влияния, по мнению священника, ― принудительность присутствия Церкви в высшей школе в то время. Например, для допуска к сессии студент должен был представить справку об участии в Таинстве исповеди, причем эти справки порой покупались, а порой неверующий студент изображал участие в Таинстве, профанируя его.

Протоиерей Максим Козлов выделил несколько возможностей развития присутствия Церкви в вузах в наши дни. Первая из них ― это «развитие тех специализаций на существующих гуманитарных факультетах, которые в силу идеологического давления были изъяты из учебного курса». В МГУ усилиями декана исторического факультета С.П. Карпова возрождена кафедра церковной истории. «Это значимый и позитивный пример, который в каком-то смысле должен стать парадигматическим», — сказал отец Максим. Другие примеры ― это кафедры византинистики на филологических факультетах, специализации и возможно кафедра церковно-государственных отношений и церковного права на юридических факультетах. Священник с удовлетворением отметил, что и в духовных школах возрождено и расширяется преподавание общегуманитарных дисциплин, недоступных для студентов в советское время.

Другая форма присутствия религии в вузах — теологические факультеты ― традиционна для европейской высшей школы, и появление этих факультетов вполне закономерно, если речь идет о встраивании в общеевропейское научное пространство. Однако, как подчеркнул настоятель домового храма МГУ, тщательной юридической фиксации требует статус преподавателей этих факультетов. Они должны удовлетворять требованиям и высшей школы, и конфессии, вероучение и историю которой они излагают. По словам отца Максима, двойное лицензирование теологических факультетов необходимо для того, чтобы они не стали «рассадниками эзотерических и сектантских учений». Пока получается так, что изучать теологию идут те, кто больше никуда не поступил, потому что проходной балл низкий — «это не нужно ни вузу, ни государству, ни Церкви», с сожалением отметил священник.

Также развивается третья форма сотрудничества в общегосударственных формах ― совместные научные проекты, например, «Православная энциклопедия», где реально осуществляется сотрудничество ведущих представителей духовных школ, российских и зарубежных вузов.

В России возрождается четвертая форма сотрудничества Церкви и вузов — институт домовых храмов, но пока их неадекватно мало — около семидесяти, сообщил священник. По его словам, существует зазор между законом о свободе совести и законом о высших учебных заведениях, постулирующем светский характер образования. В результате разрешение на открытие домового храма при вузе оставляется на личное усмотрение администрации. Необходим церковно-государственный документ, трактующий закон об образовании и разъясняющий статус домовых храмов при вузах.

Одной из проблем высшего духовного образования является непризнание государственного статуса высшего духовного образования и дипломов семинарий и академий. Дипломы семинарий и академий сегодня ― внутренние документы Церкви, которые не дают выпускникам права стать преподавателями школ и вузов, если у них нет других дипломов о высшем светском образовании. «Нужна верификация хотя бы части дипломов и степеней каким-то соответствующим совместным церковно-вузовским органом», — подчеркнул отец Максим, слова которого цитирует портал «Татьянин день».

Редакция текста от: 01.03.2011 16:35:38