АГАФОНИКОВ ВАСИЛИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Агафоников Василий Владимирович (1885-1937), протоиерей, священномученик.

Память 26 ноября, в Соборе новомучеников и в Соборе Бутовских новомучеников.

Родился 5 марта 1885 года в селе Медяны Вятского уезда Вятской губернии в семье псаломщика Владимира Агафоникова, впоследствии священника. Мать, Мария Андреевна, была дочерью псаломщика Андрея Яковлевича и Пелагии Ивановны Трониных. Мария Андреевна обладала прекрасным слухом и хорошим голосом и знала наизусть около трехсот народных песен, в которых отражались нравственные воззрения и исторические предания русского народа, что оказало немалое влияние на Василия и его старших братьев Николая и Александра.

Большое влияние имел на братьев известный в Вятской земле пастырь и проповедник Николай Михайлович Зубарев, который был крестным отцом Александра и Василия Агафониковых, и впоследствии, когда Александру пришло время учиться, отец Николай настоял, чтобы родители отдали Александра в женскую церковноприходскую школу, которой он заведовал, а не в мужскую земскую, куда тот должен был идти и в которой, как и почти во всех земских школах, в то время нарочито процветало безбожие. После поступления в школу старшего брата Александра туда же поступил и Василий, хотя ему в то время исполнилось всего шесть с половиной лет.

Обучался в Вятском духовном училище и Вятской Духовной Семинарии, которую окончил в 15 июня 1906 года. Кроме обязательных предметов обучался музыке. Пел в архиерейском хоре.

17 июля 1906 г. женился на Клавдии Ивановне Кошурниковой, дочери умершего псаломщика с. Даровского Котельничского уезда. В последствии в семье родилось шестеро детей: Валерий (1909г.) и Екатерина (1910г.) - умерли в детстве. Николай (1915г.), Валериан (Валентин) (1919г.), Нина (1923г.), Ольга (1926г.).

15 августа 1906 года рукоположен во священника ко храму в селе Мелянда Уржумского уезда Вятской губернии.

Со 2 июня 1907 года стал служить в Введенской церкви села Немы Нолинского уезда Вятской губернии. Одновременно служил заведующим и законоучителем Власовской школы Вятского братства свт. Николая, а так же законоучителем Немской земской школы.

20 июля 1910 года был переведен в родное село Медяны, в Свято-Троицкую церковь, где служил его престарелый отец, в марте этого же года рукоположенный в сан священника.

С 6 января 1913 года служит в Покровской церкви села Ситьма Нолинского уезда Вятской губернии.

В марте 1920 году стал служить в Благовещенской церкви села Бобино Вятского уезда Вятской губернии. В 1929 году храм в селе был властями закрыт, но, благодаря хлопотам отца Василия и прихожан, в феврале 1930 года власти дали разрешение на совершение в храме богослужений и 20 февраля церковь открылась.

В 1929 году отец Василий был возведен в сан протоиерея.

4 ноября 1930 года сотрудники ОГПУ произвели обыск в доме священника. При обыске присутствовал председатель Бобинского сельсовета, который дал священнику такую характеристику: «Избирательных прав лишен как служитель культа. В Красной армии никто не служит. Имущества кроме носильной одежды и мелкого инвентаря не имеет. Семья состоит из шести человек, из коих трудоспособны два человека».

6 ноября 1930 года отец Василий и пять его прихожан были арестованы и заключены в тюрьму в городе Вятке.

В тот же день следователь допросил священника. Отвечая на его вопросы, отец Василий сказал:

«Никаких собраний у нас не было, кроме как в марте 1930 года по разрешению Вятского РИКа; на нем стоял вопрос об избрании церковного старосты. В 1929 году на церковь была наложена страховка, которую церковь самостоятельно не в силах была уплатить, а поэтому я обратился к прихожанам, с тем чтобы последние в этом содействовали. Во время богослужения они собирали, ходя с кружкой, и таким образом было выплачено все полностью. Проповеди читал чисто евангельские, не касаясь как власти, так и колхозов и коммун и не задевая никаких мероприятий, проводимых советской властью. На квартире у меня кроме Сапожникова никто не бывает; Сапожников как член церковного совета захаживает исключительно по церковным делам. Виновным себя в предъявленном мне обвинении не признаю. Добавляю, что во время открытия церкви в проповеди говорил: “Слава Богу! Храм наш снова открыт, но он нуждается в ремонте; необходимо за него уплатить страховую премию”. Поэтому, обращаясь к прихожанам, я просил о пожертвовании».

30 ноября следствие было закончено и сотрудник Вятского отделения ОГПУ в обвинительном заключении написал:

«Церковь открылась 20 февраля 1930 года. Агафоников говорил, что Бог не допустил богохульникам еретикам-большевикам закрыть церковь. “Горе, горе будет всем им”. Агафоников говорил, что современные школы и учительство развращают детей, учат баловству, приучают мальчиков и девочек с малых лет к разврату. Группа кулаков во главе с попом Агафониковым на протяжении целого ряда лет вела антисоветскую агитацию, направленную против мероприятий, проводимых советской властью в селе, и против существования самой советской власти. Поп Агафоников свою кафедру в церкви села Бобина использовал для антисоветской агитации, где под видом проповедей внушал присутствующим вредность коллективизации сельского хозяйства и существования советской власти. Кроме того, поп Агафоников собирал как в церковной палатке, а также у себя на квартире конспиративные собрания кулачества, и после них кулачество по намеченному плану, совместно вся группа, каждый в своей деревне одинаковыми методами противодействовали проведению в жизнь коллективизации сельского хозяйства, самообложения, сельхозналога, расширения посевной площади и противопоставляли против советской власти крестьянство».

29 декабря 1930 года тройка ОГПУ по Нижегородскому краю по ст. 58-10, 58-11, 58-14 УК РСФСР приговорила отца Василия к пяти годам заключения в концлагерь за "проведение антисоветской агитации и контрреволюционную деятельность".

Впоследствии, когда священник во время служения в Московской епархии заполнял послужной список, он написал: «С 1 марта 1931 года по 22 марта — в Усольском концлагере; с 22 марта — в Забайкалье; с 25 сентября по 1 октября — Владивостокская бухта; с 9 октября — бухта Нагаево на Охотском море; с 15 июля 1932 года по 24 июля 1934 года — сельхозуправление на побережье Охотского моря; с 17 ноября 1934 года — исполнял обязанности священника в селе Сущево Горьковского края Спасского района; с 26 февраля 1935 года — в селе Понюково Московской области Шаховского района».

Вернувшись из заключения, с 27 декабря 1935 года отец Василий стал служить в Николаевском храме в селе Губино Можайского района Московской области.

30 ноября 1937 года власти арестовали отца Василия и он был заключен в тюрьму в городе Можайске. В тот же день председатель сельсовета составил для НКВД справку на священника, в которой писал, что священник «проводит контрреволюционную агитацию среди колхозников, каковой подрывает мощь колхоза, и проводит агитацию за срыв перевыборов в Верховный Совет».

Председатель местного колхоза в своем заявлении в НКВД написал:

«Священник Агафоников уговаривал посещать богослужения, особенно в периоды сева и уборки, до 13–14 часов. В церкви каждый раз бывает от 70 до 350 человек. С Лавровым (священником юрловской церкви) ведет какие-то длительные беседы. Я просил бы, чтобы убрали от нас попа-кровопийцу, чтобы не разлагал трудовой дисциплины. Из-за него затягивается уборочная, в колхозе Балабково осталось большое количество неподнятого льна и часть осталась нескошенных лугов».

Допрошенные лжесвидетели показали, что священник «со дня прибытия в село Губино ведет контрреволюционную деятельность, выбирает удобное время дня, когда мужчины уходят на работу и дома остаются одни старухи, идет по домам обрабатывать старушек продолжать веровать в православную церковь, посещать ее всегда во все религиозные праздники, не работать в частности. Благодаря его агитации церковь стало посещать много колхозников, даже многие колхозники, которые раньше не ходили в церковь, а работали в колхозе, теперь стали посещать церковь и отказываются работать в религиозные праздники. Агафоников во время обхода колхозников по домам села Губино призывал колхозников 12 декабря, в день выборов, приходить в православную церковь».

1 декабря следователь допросил священника.

— С какого времени вы служите священником?
— Священником я служу с 1906 года, все время в сельских церквях.
— В чем конкретно заключалась ваша контрреволюционная деятельность в 1930 году?
— В 1930 году мне было предъявлено обвинение в том, что я в церкви произносил проповеди контрреволюционного содержания. Фактически я таких проповедей не произносил, все было наговорено на меня на почве личной неприязни.
— Какую контрреволюционную деятельность вы вели в селе Губино Можайского района?
— Никакой.
— Какие связи вы имели со священником юрловской церкви Лавровым?
— Никаких связей я со священником юрловской церкви не имел, посещать его я не посещал.
— С кем и какие связи вы имели среди духовенства города Можайска?
— Никаких связей с духовенством города Можайска я не имел. Никого из них не знаю.

В тот же день следствие было закончено. 3 декабря 1937 года тройка НКВД по Московской обл. приговорила отца Василия по ст. 58-10 УК РСФСР к расстрелу за "контрреволюционную агитацию".

Протоиерей Василий Агафоников был расстрелян 9 декабря 1937 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Причислен к лику святых Новомучеников Российских постановлением Священного Синода 12 марта 2002 года для общецерковного почитания.

См. также

Ссылки

Редакция текста от: 12.07.2006 09:46:57

"АГАФОНИКОВ ВАСИЛИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google