В книжном доме «Глагол» прошел круглый стол, посвященный 70-летию интронизации патриарха Сергия (Страгородского)

23.10.2013 Протоиерей Георгий Митрофанов представил собравшимся профессора Свято-Тихоновского православного гуманитарного университета, доктора церковной истории и кандидата исторических наук священника Александра Мазырина. Как отметил протоиерей Георгий Митрофанов,

«отец Александр – одни из лучших перспективных церковных историков. Именно его заслугами была явлена личность священномученика митрополита Петра Полянского».

Переходя к заявленной теме круглого стола, отец Георгий заметил, что речь пойдет «не только, а может и не столько о митрополите Сергии, сколько о трех местоблюстителях, которые, по существу, противостояли ему в плане понимания ими сути церковной жизни».

Протоиерей Георгий отметил, что обсуждение проблематики следует начинать с того обстоятельства, что, восстановив патриаршество, Поместный Собор 1917-18 годов, исходя из сложнейших обстоятельств, обязал Патриарха Тихона назначить себе преемника с полнотой предстоятельских прав, что не было прежде зафиксировано канонами. Таким образом, были назначены местоблюстители, а впоследствии святые, митрополит Вениамин Петроградский и митрополит Агафангел Ярославский.

Развивая проблематику встречи, протоиерей Георгий Митрофанов также подчеркнул, что

«16 июня три известных архиерея, в том числе и митрополит Сергий (Страгородский), поддержали обновленческое высшее церковное управление и признали его законным, призвав всех епископов подчиниться именно ему. Именно поэтому уже 18 июня 1922 года на этот шаг последовал шаг митрополита Агафангела: он пишет послание, в котором, объявив о своем вступлении в права местоблюстителя, призывает всех епископов Русской Церкви управлять своими епархиями самостоятельно, исходя из того, что никакого канонического управления в Церкви на тот момент не существовало. Это отражает то, как обозначили себя в сфере высшего церковного управления местоблюститель митрополит Агафангел и заместитель местоблюстителя митрополит Сергий (Старгородский), который уже в 1936 году объявил себя местоблюстителем».

Далее слово взял священник Александр Мазырин. Он рассказал собравшимся гостям о митрополите Петре Полянском, коснулся его жизненного и священнического пути.

«Фактически у Патриарха Тихона не было учреждений, которыми бы он управлял, как правящий архиерей, а реально Московской епархией управлял митрополит Крутицкий Петр. В задачу ОГПУ входило окружить патриарха предателями. Такие же расчеты были и у власти по отношению к митрополиту Петру. Но все они были отвергнуты», — подчеркнул отец Александр.

Участники круглого стола отметили, что осенью 1925 года стало ясно, что митрополит Петр находится на свободе последние месяцы. Прошел обновленческий лжесобор, прошла грубая провокация, которая заявляла, что митрополит Петр замешан с монархическими западными организациями, что давало повод власти обвинить его. Ожидая ареста со дня на день, митрополит Петр вынужден был поступить по примеру Патриарха Тихона и указать, кто примет местоблюстительство в случае, если он не сможет более управлять. В этом указе первым был обозначен самый близкий архипастырь митрополиту Петру, от которого он принял постриг. Им был митрополит Сергий (Старгородский). После ареста управление Церковью перешло митрополиту Сергию.

Протоиерей Георгий Митрофанов предложил священнику Александру затронуть тему возвращения из ссылки в 1926 году митрополита Агафангела и понять, не стоило ли митрополиту Сергию (Страгородскому) передать управление Церковью назначенному Патриархом Тихоном местоблюстителю.

«Основным условием легализации Церкви было полное политическое подчинение власти», — подчеркнул священник Александр Мазырин. Объясняя это условие, отец Александр сказал, что по сути дела, это означало отказ от принципа аполитичности Церкви, который отстаивал еще Патриарх Тихон, а затем и митрополит Петр. Точно также этот принцип церковной аполитичности стал отстаивать и митрополит Сергий в борьбе с «григорианами», «обновление № 2», как его прозвали в народе, а также, что может показаться удивительным, и в борьбе с митрополитом Агафангелом, поскольку митрополиту Агафангелу Тучковым было предложено исполнить предсмертное завещание Патриарха Тихона, а на самом же деле подложный документ, якобы подписанный им незадолго до своей смерти, который намечал целую программу борьбы с церковной контрреволюцией, как внешней, так и внутренней. Хотя надо заметить, что митрополит Агафангел не знал, что это послание подложное и принял его как последнюю волю патриарха, приняв предложение Тучкова.

После небольшого перерыва круглый стол продолжил свою работу и тему церковного прошлого в условиях давления и контроля власти. Протоиерей Георгий Митрофанов высказался на этот счет, что митрополит Агафангел еще в 1922 году своим заявлением сделал возможным свободное существование Церкви в условиях полной несвободы. Речь также зашла о проблеме и участии в тайных выборах митрополита Сергия на патриаршество. Отец Георгий сказал, что еще осенью 1917 года митрополит Сергий потерпел поражение на епархиальных выборах в Петрограде. Священник Александр Мазырин заметил, что самих тайных выборов не было, а был лишь опрос среди епископов о возможности проводить подобные выборы, врезультате которого выяснилось, что наибольшая вероятность победить в таких выборах была у митрополита Кирилла Казанского.

В завершении круглого стола было высказано пожелание продолжить разговор на эту тему, а также затронуть вопрос о том, какой должна быть церковная жизнь и каким должно быть церковное управление в условиях гонений и притеснений со стороны власти, что позволит увидеть, что в полемике митрополита Сергия и митрополита Кирилла столкнутся две разные экклезиологии.

Редакция текста от: 23.10.2013 18:14:25