За два года в Российской армии появилось всего 6 штатных священников

06.07.2011 240 штатных военных священников ожидал увидеть в российской армии президент РФ, поручая министерству обороны летом 2009 года создать институт военного духовенства. Прошло почти два года, и в военных частях на штатной основе служат всего шесть православных священнослужителей и один мулла. Об этом сообщил 5 июля на пресс-конференции в РИА Новости начальник Управления по работе с верующими военнослужащими ВС РФ Главного управления по работе с личным составом Борис Лукичев.

«Такие темпы удивляют: за два года назначено только шесть священников и один мулла!» - посетовал на пресс-конференции председатель Синодального отдела Русской Церкви по взаимодействию с Вооружёнными силами и правоохранительными учреждениями протоиерей Димитрий Смирнов.

Однако эти плачевные показатели не слишком удручают его. «Я не знаю, когда будет выполнено решение президента, но меня не особенно беспокоит дата создания штатных структур», - сказал священник. Он сообщил, что в течение 15 последних лет в армии постоянно трудятся около тысячи священнослужителей, которые будут продолжать духовное окормление личного состава без зарплаты до тех пор, пока министерство обороны РФ не «структурирует» систему военного духовенства. Уже около 200 храмов, часовен, молельных комнат существуют в военных частях, и они тоже будут продолжать функционировать. О. Димитрий, который лично отвечает со стороны Русской Православной Церкви за создание института военного духовенства, готов уже сейчас представить на утверждение министра обороны около ста кандидатур военных священников. Однако, по словам Б. Лукичева, министр «очень щепетильно» подходит к проблеме, лично утверждая каждую кандидатуру. Сам Лукичев также считает, что спешка в таком деле может «погубить идею возрождения русской армии».

Он обратил внимание на то, что священнослужителей, которые будут работать в войсках на штатной основе, следует называть именно военными священниками, а не капелланами. Главное отличие в том, что капелланы, имея воинское звание, подчиняются командиру подразделения, тогда как «вертикаль» военного священства «полностью замыкается на священноначалие». Со своей стороны, о. Димитрий сформулировал то же самое короче: «За каждым таким священником стою я, а за мной — Святейший Патриарх!»

Каков должен быть статус военных священников? Глава Синодального отдела настаивает на том, чтобы их приравняли к званию капитана, как было это в Российской империи. В этом случае зарплата военного священника составит «50 тыс. с чем-то». Пока же военное духовенство служит «в разряде технического персонала». Однако Б. Лукичев привёл в пример зарплату священника на военной базе в Абхазии — это 36 тыс. (в том числе оклад - 10 тыс., остальное—надбавки и премии). «По-моему, нормально», - оценил Лукичев.

Говоря о критериях отбора священнических кадров для армии, о. Димитрий подчеркнул, что приоритет отдаётся бывшим военнослужащим. Главное же — чтобы «глаза горели», чтобы кандидаты «любили армию, были бескорыстны и желали ей послужить», чтобы это были, по слову о. Сергия Сребрянского, «лучшие из лучших».

Одну из традиционных религиозных организаций России на пресс-конференции представлял председатель Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений в России (КЕРООР) раввин Зиновий Коган. Отметив отсутствие заявленного представителя мусульман, раввин взялся говорить от имени не только иудеев, но и приверженцев ислама - «за себя и за того парня». Он предложил целый комплекс мер, направленных на развитие взаимоотношений армии и религиозных организаций. Так, необходимо готовить военных священнослужителей в одной из военных академий, считает З. Коган, причём представитель одной из религий должен знать основы вероучения и традиций всех иных традиционных для России исповеданий. Раввин предлагает воспитывать толерантность, устраивая общие праздничные трапезы в подразделениях («толерантность у солдат — через желудок, как известно»). Кроме того, надо обеспечить всех желающих в армии особым «солдатским молитвенником», дать им возможность глубже узнать основы своего вероучения — об этом должен позаботиться военный священник. Особое внимание З. Коган уделил необходимости постоянного присутствия военных священников в военкоматах. Это, по его словам, позволит «очеловечить» военкоматы с тем, чтобы преодолеть массовый страх перед службой в армии. «Не хочешь в армию? И в тюрьму не хочешь? Иди в монастырь!» - так был сформулирован раввином ещё один возможный аспект совместной работы военного и церковного руководства с уклонистами.

Порядка 60% военнослужащих российской армии заявляют о том, что они верующие. Из них около 80% считают себя православными. Есть части, в которых до 60% военнослужащих, исповедующих ислам. Эти данные были обнародованы на пресс-конфренции, тема которой звучала так: «Введение института военных священников: будет ли исключена дискриминация среди личного состава?» Однако проблема дискриминации, как и вопросы межрелигиозных конфликтов в армии не были затронуты вовсе.

Редакция текста от: 07.07.2011 08:15:06