«Свинцовые книги» из Иордании, могут оказаться не древними христианскими текстами, а современной подделкой

17.05.2011 Так называемые «свинцовые книги», найденные в одной из пещер в северной части Иордании, могут оказаться отнюдь не древнейшими текстами Христианства, а подделкой.

«Свинцовые книги», представляющие собой испещренные с обеих сторон надписями и изображениями металлические (частично свинцовые, частично медные) листы (в количестве 70) размером с визитную карточку, соединенные металлическими же кольцами, - были обнаружены учеными в начале марта этого года при попытке их владельца – израильского бедуина Хасана Саиды – продать рукописи. Для оценки «книг» он обратился для их экспертизы к знакомым ему исследователям.

Первыми, кто соприкоснулся с «книгами», стали сотрудники правительственного Департамента по древностям государства Израиль. Они, по сообщению «Jewish Chronicle», почти сразу же после ознакомления с кодексами и другими артефактами, отказались признать за ними какую-либо историческую ценность. А специалист по древней эпиграфике из Сорбонны профессор Андре Лемер допустил, исходя из наличия в «металлических книгах» символов «разных периодов и несовместимых стилей письма… без какой-либо связанности и логики», огромную вероятность подделки (такого рода подделки часто производятся на Ближнем Востоке для продажи антикварами-мошенниками).

Однако нашелся исследователь, который решительно высказался за возможную, и при этом внушительную, древность кодексов. Им стал британский религиовед Дэвид Элкингтон, который быстро собрал вокруг себя группу исследователей, разделивших его мнение. Такой взгляд на находку, надо сказать, не является голословным: дело в том, что почти сразу после обнаружения «свинцовых книг» и фрагментов кожаных свитков, фрагменты их были отосланы на экспертизу в Оксфорд. Здесь экспертом по металлам Питером Нортовером были сделаны некоторые пробные тесты, на основании которых гипотетический возраст находки можно относить примерно к I в. по Р. Х.

Впрочем, как было уточнено чуть позже, такая датировка относится собственно к материалу, из которого сделаны «книги». Что же касается надписей на металлических листах, то вокруг них начались очень острые споры среди исследователей.

Ученые, принявшие сторону Элкингтона, указывают на следующие особенности «книг» и их содержимого. В пользу древности говорят сама форма кодекса, которая наравне с пергаментным свитком широко применялась именно первыми христианами.

Кроме того, обращает на себя внимания факт «запечатанности» кодексов посредством жестких металлических скреп, что может служить параллелью, по мнению английского библеиста Маргарет Баркер, апокалиптической сцены, описанной в книге Откровение Иоанна (см. Откр 5:1-9) и в некоторых других раннехристианских сочинениях (например, в т.н. «Апокрифической книге Ездры»). В них говорится о «запечатанности» как символе таинственности какой-то части христианского учения, которое может быть открыто лишь посвященным.

О происхождении артефактов из иудео-христианской среды I в. может косвенно свидетельствовать то, что найдены они в области вероятного расселения иудео-христианских общин в Заиорданьи после разрушения Иерусалима римлянами в 70 г. по Р. Х.

Вместе с тем, целый ряд изображений семисвечника (меноры), пальмовых деревьев и/или ветвей и цитрусов в «книгах» навели исследователей на мысль об иудейском происхождении находки.

Так, известный специалист по раннему иудаизму из Шеффилдского университета Филипп Дейвис, даже высказался о возможной датировке II-I вв. до Р. Х. На это, кроме упомянутых символов, могут указывать и надписи, «вероятно, сделанные, по словам профессора Дейвиса, на древнееврейском или каком-то еще древнем языке ближневосточного региона.

Впрочем, в силу большого разнообразия надписей и рисунков, ученый не исключает разного времени их нанесения на металлические листы (хронологический разброс возможен от времени Маккавейского кризиса в Иудее во II в. до Р.Х. – вплоть до восстания Бар-Кохбы в 135 г. по Р.Х.).

Все эти наблюдения и мнения подвигли руководителя исследовательской группы Д. Элкингтона утверждать, что обнаруженные им рукописи могут оказаться «текстами, созданными раньше книг Нового Завета» и, таким образом, «древнейшими артефактами, касающимся истории Христианства».

Ему вторит глава иорданского отдела древностей Зиад аль-Саад: «Возможно, эти книги окажутся еще более значимыми, чем Свитки Мертвого моря». «Этот источник еще потребует расшифровки и подтверждения подлинности, однако даже сейчас создается впечатление, что это очень важное открытие, возможно, самое значимое за всю историю археологии», — говорит чиновник.

Такого рода восторженные заявления, размноженные целым рядом крупных мировых СМИ, вынудили включиться в дискуссию вокруг находки еще целый ряд ученых. Многие их них высказывают скептическую позицию относительно «металлических кодексов».

Один из самых ранних и наиболее серьезных доводов против подлинности находки высказал специалист по греческой эпиграфике из Оксфорда Питер Тонеманн. Он обратил внимание на греческую надпись одного из кодексов, где читаются довольно легко следующие слова: «… Не печалиться и здравствовать! Авгарь, также известный под именем Эйсиона…». По словам исследователя, меньше часа понадобилось ему на то, чтобы найти предполагаемый оригинал расшифрованной надписи из «кодекса». Им стала надгробная плита из г. Мадаба в Иордании, относящаяся к 108/109 г. по Р.Х., на сегодняшний день находящаяся в Археологическом музее Аммана. Полностью надпись выглядит так: «Селаману, великому мужу, не печалиться, и здравствовать! Авгарь, также известный под именем Эйсиона, сын Моноата, водрузил это надгробие для своего любимого сына, в третий год учреждения провинции».

То есть, скорее всего, «кодекс», содержащий часть этой надписи – это современная подделка, произведенная одним из жителей Аммана по образцу древней надписи, которая была найдена и помещена в иорданский музей в 1958 г.

На подделку указывает и «набор якобы христианских символов, скопированных (как не странно) с древних греческих и еврейских монет (пальмы, меноры, силуэты эллинистических царей, животные и проч.)», уверен Тонеманн.

В целом же возражения против подлинности «книг» сводятся к следующим пунктам, помимо вышеизложенного: изображения и символы «металлических книг» очень походит на известные образцы древних портретов, имеющихся сегодня в открытом доступе; часто встречающееся сочетание на одном листе древнееврейских букв и слов с буквами и словами на армейском, причем разных диалектов; многие слова представляют собой, скорее всего, простую тарабарщину, не подлежащую переводу.

Впрочем, как замечает известный специалист по раннему иудаизму из Калифорнийского университета Джеймс Дейвила, «все это касается только некоторых кодексов, найденных в Иордании, и ставших доступными для исследователей». «При этом не исключено, что среди «металлических книг» будут обнаружены и, несомненно, древние рукописи», — считает исследователь.

Помимо споров относительно содержания и подлинности, до сих пор остается окутанным туманом неопределенности обстоятельства места и времени находки «книг» вместе с другими артефактами (кадильницей, фрагментами свитков и проч.) По версии исследователей, они были впервые найдены и извлечены из пещеры, расположенной на территории Иордании. По словам нынешнего владельца, бедуина из галилейского селения (как свидетельствует его собеседник Д. Элкингтон), они были обнаружены еще его дедом сто лет назад в северном Египте и перешли ему по наследству.

По заверениям ученых и департамента древностей Королевства Иордании, заинтересованного в получении «свинцовых книг», они были найдены около 5 лет назад, и именно в Иордании, недалеко от израильской границы, а затем контрабандным путем переправлены в Израиль. При этом иорданские власти стремятся вернуть себе рукописи на основании закона, дающего им право на обладание найденными на территории королевства памятниками древности. 7 из них, по сообщению сайта «Yahoo.news», уже возвращены в Иорданию.

Редакция текста от: 17.05.2011 17:03:55