ИНФАНТЬЕВ ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Василий Иванович Инфантьев (1854 - 1918), священник, священномученик

Память 12 августа, в Соборе Екатеринбургских святых и в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской

Родился 4 января 1854 года в Окуневской слободе Челябинского уезда Оренбургской губернии в семье священника.

В июле 1876 года окончил Уфимскую духовную семинарию по второму разряду.

Женился на Александре Капитоновне. Дети: Людмила (1878 г.р.), Анна, Зинаида, Геннадий, Сергей (1886 г.р.) и Елена (1893 г.р.).

В декабре 1876 года был рукоположен во диакона и священника епископом Оренбургским и Уральским Митрофаном (Вицинским) и направлен для служения к Петропавловской церкви села Петухова Челябинского уезда. С первых же дней отец Василий, кроме исполнения пастырских обязанностей, стал преподавать Закон Божий в Петуховском сельском училище, а также был назначен его попечителем.

В марте 1878 года по прошению переведен помощником настоятеля Николаевской церкви села Таловского. Также служил законоучителем в Таловском сельском училище.

В 1884 году назначен настоятелем Куликовской Рождественской церкви и также преподавал Закон Божий в сельском училище.

В 1888 году по собственному прошению переведен в станицу Звериноголовскую.

Был законоучителем в местной школе грамоты, а затем стал ее заведующим. С 1888 года в течение шестнадцати лет являлся членом Попечительского совета по 34-му благочинию.

После сына Геннадия в семье Инфантьевых родилось еще двое детей: . Своим детям отец Василий старался дать хорошее образование: Сергей проходил курс обучения в Санкт-Петербургском университете, а Елена обучалась в шадринской женской гимназии.

С 1891 по 1896 год исполнял должность духовного следователя по 19-му благочинию Оренбургской епархии. В это время в его обязанности входило, кроме пастырской и преподавательской деятельности, наблюдение за исправностью поведения духовенства в подведомственном ему округе, расследование неблаговидных и предосудительных поступков со стороны священно- и церковнослужителей, своевременное информирование об этом священноначалия и тому подобное.

В мае 1896 года назначен членом Епархиального благочиннического совета и исполнял эту должность все последующее время своего служения в Оренбургской епархии.

В мае 1896 года он был избран депутатом на Челябинский духовно-училищный окружной съезд.

В январе 1904 года перешел для служения в Екатеринбургскую епархию и был определен к Покровской церкви Нижне-Баранчинского завода Верхотурского уезда.

Сразу же по приезде в Нижне-Баранчинский завод был назначен заведующим и законоучителем церковноприходской школы, а чуть позже получил еще должность законоучителя в Нижне-Баранчинских земском и министерском училищах.

С конца 1904 года по 1909 год служил в Васильевской церкви села Лебяжского Шадринского уезда, где состоял заведующим и законоучителем Якшинской школы грамоты и законоучителем Лебяжского земского училища.

7 августа 1909 года был переведен на настоятельское место в Свято-Троицкой церкви села Мехонского Шадринского уезда, с назначением одновременно и на должность благочинного 2-го округа. С ноября того же года он стал преподавать Закон Божий в Мехонском четырехклассном училище. В характеристике, которая была дана ему инспектором училища, говорилось, что он заслужил не только отличную аттестацию своим отношением к делу, но уважение и любовь учащих и учащихся. Подобный же высокий отзыв был дан о батюшке в 1911 году благочинным: поведения отлично хорошего.

В период служения в селе Мехонском отца Василия постигло тяжкое испытание. Бывший настоятель Свято-Троицкой церкви отец В., в то время уже находившийся под запрещением, загорелся против него завистью и сильнейшей ненавистью. В течение первых двух лет служения отца Василия Инфантьева на Мехонском приходе на него при прямом или косвенном участии бывшего настоятеля было подано более десяти доносов в Духовную консисторию. Не добившись успеха, отец В. решился на крайний шаг. Он склонил близко ему знакомую учительницу Мехонского училища оклеветать священника в зазорном поведении по отношению к ней. Сама она была известна в селе своей безнравственностью и безответственным отношением к преподавательским обязанностям. Инспектор училища чуть позже писал о ней так: "Нагло щеголяя своим безнравственным поведением, госпожа Д. принудила меня об этом сообщить в Дирекцию народных училищ. Есть факты, которые давали возможность крестьянам, даже в моем присутствии, делать едкие замечания по адресу госпожи Д.".

В июне 1911 года она подала жалобу на имя преосв. Митрофана, где указывала на некоторые слова и действия отца Василия, не соответствовавшие его званию, которые якобы имели место в отношении нее. В ходе расследования, которое продолжалось в течение десяти месяцев, все эти обвинения признали ложными, отцу Василию были даны свидетелями высокие характеристики. Так, например, диакон Александр Тимофеев свидетельствовал: "Священник Василий Инфантьев человек миролюбивый, учитель, пользуется уважением причта и прихожан, ничего предосудительного в частной жизни я за ним не замечал".

Таковы же были показания и других свидетелей, которые в особенности отмечали простодушие, справедливость, правдивость и трудолюбие отца Василия. Высоко оценивали односельчане и деятельность отца Василия как настоятеля Свято-Троицкой церкви. Они говорили о том, что "благодаря его ревности и усердию среди членов причта прекратилось пьянство, которому они были подвержены прежде, а прихожане и сами священно- и церковнослужители стали с большим благоговением вести себя в храме". Упомянули они и о том, что священник являлся хорошим проповедником и проводил с прихожанами специальные беседы, в особенности призывая их к усердному поминовению усопших. "Отец Инфантьев человек прямой и не любит льстить, и лучшего пастыря я не желал бы", сказал один из свидетелей по этому делу.

В марте 1912 года дело о. Василия было послано следователем на рассмотрение в Духовную консисторию, где о нем забыли, и в течение года и четырех месяцев батюшке пришлось находиться в томительном состоянии неизвестности и терпеть самые гнусные подозрения, падавшие на него в результате клеветы. "Это весьма угнетает меня", писал он в июле 1913 года в прошении на имя преосвященного. Лишь 9 августа 1913 года последовало решение Духовной консистории по делу священника: "Изложенные в жалобе на отца Инфантьева обвинения представляют собою вымысел и должны быть признаны недобросовестными. Священника церкви Мехонского села Инфантьева, на основании п. I ст. 771 Уст. Угол. Суд., считать свободным от ответственности". Двухлетний процесс над батюшкой закончился полным его оправданием.

В январе 1916 года священник был переведен к храму во имя святителя Димитрия Солунского в селе Таушканском Камышловского уезда.

Летом 1918 года Урал оказался в районе боевых действий. Начавшееся в мае 1918 года выступление Чехословацкого корпуса крайне обострило военную обстановку. Кроме того, на Урале во многих местах прошли крестьянские антисоветские восстания.

В начале августа 1918 года сформировавшийся в Шадринске 4-й Уральский стрелковый полк Восточной дивизии Красной армии занял позицию в д. Елкина Ирбитские Вершины (в 20 верстах от ст-цы Таушканской) и на станции Антрацит. В эти дни в штабе полка было получено сообщение о том, что в с.Таушканском рано утром все члены Волостного совета во главе с председателем были захвачены и убиты несколькими вооруженными казаками и кулаками из местных жителей, с которыми вместе будто бы был и священник. Ночью 1-й батальон 4-го Уральского полка выступил в село Таушканское.

Из воспоминаний одного из красноармейцев, бывшего участником событий:

"Вот уж и село Таушканское. Ничто, по-видимому, не выдавало близкого нашего присутствия. Тихо было в селе. Лишь слышно, как перекликнулись петухи, залаяла где-то собака, прокричала утка, и опять тихо. Кольцом обложили мы село и, приблизившись на близкое расстояние, бросились на ура. Не ожидавший нас небольшой конный отряд казаков всполошился и беспорядочно начал обстреливаться, но вскоре, севши на коней, поспешил скрыться. Остался один лишь священник которого мы вскоре и разыскали. Как сейчас помню высокую прямую фигуру этого человека с головой, убеленной сединами. Это был тип библейского праотца Авраама. На все вопросы он не давал положительных ответов и упорно отмалчивался".

Красные обвинили отца Василия Инфантьева в причастности к набегу на Волостной совет села Таушканского и в расправе с его членами. Всю свою злобу за убийство товарищей они выместили на 64-летнем священнике: тогда же, в ночь на 25 августа 1918 года, он был зверски замучен. Смерть отец Василий принял мужественно и смиренно.

Больше недели хозяйничали красные в селе, ежедневно отбивая яростные атаки белогвардейцев, после чего батальону было приказано срочно вернуться к деревне Елкиной. "Вернувшись в веселом настроении духа", писал позже очевидец событий, "долго не спали красноармейцы, долго слышались шутки, смех и веселые залихватские песни под гармонику". Жестокое убийство невинного священника казалось им справедливой местью "кровожадным зверям", как называли они белогвардейцев.

Священник Василий Инфантьев был причислен к лику новомучеников и исповедников Церкви Русской определением Священного Синода Русской Православной Церкви от 17 июля 2002 года.

Награды

  • набедренник (декабрь 1883)
  • благодарность попечителя Оренбургского учебного округа (1886, во внимание к его неустанной преподавательской деятельности)
  • благословение Святейшего Синода (дважды)
  • благословение архипастыря (дважды)
  • фиолетовая скуфья (1894)
  • камилавка (апрель 1904)

Использованные материалы

Редакция текста от: 21.01.2017 16:10:46

"ИНФАНТЬЕВ ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google