КУРШИН ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Пётр Николаевич Куршин (1883 - 1930), священник

Родился в 1883 году в Томской губернии в семье священника.

По окончании Барнаульского духовного училища, 1 сентября 1900 года определен на вакансию псаломщика при Никольской церкви села Брусенцевского Барнаульского уезда.

К концу 1920-х годов служил в селе Коробейниково Усть-Пристанского района Сибирского края.

Невольно оказался в эпицентре Добытинского восстания, вспыхнувшего в Усть-Пристанском районе в 1930 году.

Добытинское восстание

В конце 1929 года в Усть-Пристанском районе в связи с "раскулачиванием" и насильственной коллективизацией, по данным ОГПУ, в ряде сел возникли "кулацкие контрреволюционные группировки" (банды, как они именовались в материалах дела). В январе 1930 года, к приезду уполномоченного ОГПУ по Усть-Пристанскому району Федора Григорьевича Добытина, они якобы объединились в одну контрреволюционную организацию и вели подготовку к вооруженному восстанию с целью свержения Советской власти. Узнав о существовании такой организации во вверенном ему районе (если верить "Обвинительному заключению"), уполномоченный ОГПУ Добытин решил лично ее возглавить. Возможно, это была провокация - по словам жены Добытина он ей говорил: "В районе развелось много кулацких банд, но полностью их выявить не удается. Вот выдам себя за кулацкого главаря, тогда, может быть, удастся это сделать".

Освободив арестованных руководителей крестьянского восстания Краскова и Поздоровкина, Добытин сумел войти к ним в доверие, и на тайной встрече они наметили план дальнейших действий. Добытин предложил начать восстание 10 марта, потому что 5 марта закончились сборы допризывников, и после них осталось 80 винтовок и 3000 патронов, полученных из бийского окрвоенкомата. Они были сданы на хранение в милицию. Окрвоенком приказал их немедлннно вернуть, но Добытин дал распоряжение - не отправлять. Однако долго тянуть с отправкой оружия он не мог и торопил с началом восстания, чтобы использовать это оружие для повстанцев. Добытин приказал сотрудникам ОГПУ по "изъятию кулаков" арестовать и доставить к нему из сел района "кулаков-лишенцев", решив впоследствии использовать их, чтобы пополнить свое войско, но не сообщив им заранее о своих намерениях.

7 марта 1930 года в селе Коробейниково по приказу Добытина было арестовано 11 "кулаков-лишенцев" и вместе с ними священник о. Пётр Куршин. Под конвоем арестованные были доставлены в райцентр Усть-Чарышская Пристань и заперты в КПЗ при милиции. Здесь уже находились крестьяне, в основном, "кулаки-лишенцы" из других сел района. Двое суток арестованные провели в тесноте, духоте и полном неведении о своей участи. Никакого обвинения арестованным предъявлено не было. О планах Добытина возглавить восстание и событиях в районе о. Петр и другие арестованные ничего не знали.

9 марта Добытин приказал арестовать и доставить к нему на квартиру еще 26 кулаков из соседних сел, продиктовал фамилии. Кроме прибывших, он вызвал трех жителей Усть-Чарышской Пристани, заранее им "обработанных". К ночи в его кабинете собралось более сорока человек. Он обратился к ним с речью - призывом к восстанию.

Рано утром 10 марта в КПЗ явились Добытин и арестованный неделю назад, а теперь освобожденный Добытиным и вооруженный им односельчанин о. Петра Михаил Егорович Красков - руководитель крестьянского восстания. Заключенных вывели из КПЗ, построили, и Добытин обратился к ним с речью: "Сегодня ночью по всему СССР пройдут аресты партийного и советского начальства. Мы выступаем против неравноправия, за то, чтобы не только им, но и всем жилось хорошо. У нас связь с Барнаулом, Бийском, ст. Алейской. Аресты мы произведем без пролития крови. Начнем с Усть-[Чарышской] Пристани, а потом двинем дальше". Арестованные, в том числе о. Петр, ничего не понимали, были ошарашены: мыслимое ли дело, чтобы чекист призывал к борьбе с Советской властью?

Из показаний о. Петра:

"Нам раздали винтовки. Некоторые не взяли, я тоже, ибо не умею обращаться с оружием, к тому же наш церковный закон это запрещает. Вооружившихся Добытин отправил на посты, а мы пошли в избушку во дворе милиции. Вскоре стали приводить новых арестованных и сажать в ту камеру, из которой нас только что вывели. Кого приводили, я не знаю. Видел, как Михаил Красков вывел одного из них во двор и застрелил из револьвера. Другой мой односельчанин Лука Нечитайлов повел милиционера в конюшню,... тот выпрыгнул в окно, но был застрелен... Я пытался остановить эти расправы, но Нечитайлов заявил мне: "Это не Ваше дело!"".

Всего в то утро было арестовано около ста коммунистов, комсомольцев и сельских активистов райцентра. Лишь один из них - секретарь райкома - сумел бежать от конвоиров, а когда повстанцы покинули село, начал собирать силы для их преследования. Обещание Добытина произвести аресты "без пролития крови" остались обещаниями: в ходе арестов были убиты начальник милиции, его заместитель, четыре милиционера, партсекретарь коммуны "Из Искры", заместитель председателя райисполкома, в уличной перестрелке погибли прибывшие в командировку директор Калманского зерносовхоза П.П. Бианки и агроном Н.Н. Ярцев-Попов. В этой же перестрелке был легко ранен и сам Добытин. Он убежал домой, оставив сообщников в полном недоумении. Дома он снял шинель, переоделся в шубу и уехал, на прощанье сказав жене, что восстание не удалось, и он расстается с ней навсегда... Одному из руководителей повстанцев он сказал: "Передай ребятам, что я еду в Барчиху. Там увидимся". Но в Барчихе его не оказалось. Больше Добытина никто не видел.

Обезглавленные повстанцы под командой Краскова и Егора Попова покинули Усть-Чарышскую Пристань и двинулись колонной на Барчиху. Так как село Коробейниково находилось по дороге на Барчиху, то о. Петр решил добраться домой в хвосте колонны повстанцев на одной из реквизированных подвод .

11 марта 1930 года о. Петр вернулся домой. Из его показаний:

"...По прибытии в Коробейниково я сразу же пошел домой. Услышав, что бандиты хотят созвать народ колокольным звоном, я наказал сторожу Колесникову никого не пускать. Что делали они бандиты в Коробейниково, не знаю. Утром банда ушла, я остался дома и дальше ограды не выходил, что могут подтвердить хозяин дома Плохих, Глотов и др. До 30 марта обыска у меня не было и никто не был, кроме названных мною выше лиц, посещавших нашего хозяина, а также члена сельсовета Софронова. Антисоветской агитации не вел. На митинге не был.... Допустил ошибку: надо было после освобождения из каталажки остаться в Усть-[Чарышской] Пристани.... С 11 марта жил свободно, не скрывался. В церкви не служил с 15 февраля, а больше мне ходить было некуда....".

Добытинское восстание было подавлено - после первых же стычек с отрядами коммунистов повстанцы начали разбегаться. К 13 марта все было кончено. Начался отлов предполагаемых участников восстания. Некоторые сами явились с повинной. Суду было предано 168 человек. Не помиловали даже тех, кто проехал с "бандой" от села до села, а потом отстал.

Постановлением тройки при ПП ОГПУ по Сибкраю от 15 апреля 1930 года были приговорены к расстрелу 75 человек, остальные к различным срокам концлагерей. Приговор был приведен в исполнение 8 мая 1930 года в Бийске. О. Петра Куршина среди них не было.

Последний арест и кончина

О. Петр был арестован 30 марта 1930 года и отконвоирован в Бийский Домзак.

Из показаний (от 1 апреля) Плохих Егора Михайловича - хозяина дома, где проживал о. Петр:

"11 марта, в 9-10 часов утра Куршин откуда-то пришел, рассказал, что его освободили, давали винтовку, он сначала отказался, потом взял, спрятал на подводе, на которой ехал и здесь кому-то передал. Домой пришел без винтовки... С 11 марта дальше двора он нигде не был".

Из показаний (от 1 апреля) члена сельсовета Т.А. Софронова:

"11 марта я узнал, что в село вошла банда. Что она делала, не знаю. Увидел ее, когда она уже уходила на Нижне-Озерное. Был ли Куршин в банде, не знаю. До ареста видел его во дворе, он давал корм скоту...".

Однако допрошенные днем раньше, 31 марта, два "свидетеля" показали, что "видели Куршина с винтовкой в руках", а третий "свидетель" даже видел как "поп Куршин с винтовкой в руке выступал на митинге, созванном бандитами, только о чем он говорил, не расслышал", ибо "подойти ближе побоялся".

О. Петр не признал себя виновным в каком-либо участии в восстании.

Приговорен к расстрелу Особой тройкой при ПП ОГПУ по Сибирскому краю 10 мая 1930 года как "участник к/р кулацкого вооруженного восстания".

Расстрелян 30 мая 1930 года в Бийске.

Реабилитирован в 1989 году [1] прокуратурой Алтайского края.

Литература

  • Гришаев В.Ф. Невинно убиенные. К истории сталинских репрессий православного духовенства на Алтае. Барнаул, 2004. С.100-108.

Использованные материалы



[1]  По другим данным, 18 июня 1991 года.

Редакция текста от: 27.05.2015 18:44:03

"КУРШИН ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google