В Эрмитаже обнаружили единственный прижизненный портрет блаженной Ксении Петербургской

06.02.2017

Ксения Петрова (блж. Ксения Петербургская). Прижизненный портрет (кон. XVIII - нач. XIX в.). СПб., Государственный Эрмитаж
Ксения Петрова (блж. Ксения Петербургская). Прижизненный портрет (кон. XVIII - нач. XIX в.). СПб., Государственный Эрмитаж
Масляный портрет Ксении Блаженной обнаружили в фондах Эрмитажа. По мнению исследователей, это единственное прижизненное изображение небесной покровительницы Санкт-Петербурга. Работу отреставрировали и выставили в публичной зоне реставрационно-хранительского центра Эрмитажа "Старая деревня", пишет в понедельник газета "Известия".

"Когда у музея такое колоссальное собрание, естественно, что какие-то предметы не сразу входят в научный оборот. В процессе систематизации фондов мы остановились на портрете, на который раньше никто не обращал особого внимания", - рассказал научный сотрудник музея Дмитрий Гусев.

Небольшое полотно поступило в Эрмитаж из расформированного перед войной историко-бытового отдела Русского музея. Там картина оказалась в 1930 году: ее привез со Смоленского кладбища собиратель Федор Морозов. Тогда он работал в Русском музее и в круг его обязанностей входило изучение кладбищ с целью выявления произведений искусства. Именно он, доставив картину в музей, задокументировал её как портрет блаженной Ксении Петербургской.

Со своей стороны сотрудники Эрмитажа, проведя лабораторные исследования, в частности химический анализ грунта, выяснили, что картина была написана в конце XVIII или в самом начале XIX века, что соответствует времени жизни святой Ксении.

"Осторожно расчищая слои картины, я тем не менее оставил следы разных времён: они сами по себе интересны, - объяснил художник-реставратор Николай Малиновский. - Оставлена и неровность холста. Смотря на эту вещь, вы понимаете, что она - с историей. Видно, что портрет почитался, за ним ухаживали. В красочном слое была обильная копоть и ожоги, то есть перед картиной стояла свеча или масляный светильник. Перед тем как полотно попало в музей, его неоднократно очищали от накопившейся грязи, освежали новыми красками и даже вносили кое-какие изменения.

Оказалось, в более позднее время кто-то удлинил вырез белой рубахи, «прирастил» Ксении плечи и причёску, сделав её более женственной: на самом раннем слое виден контур более короткой стрижки. Также при расчистке изображения проступила седина. Показательно, что лицо святой прорисовано конкретно, а фон, приоткрытая грудь с крестом и рубаха - более условно.

Портрет написан как-то спонтанно - быстро и уверенно, за один приём, - считает Н. Малиновский. - Вероятно, художник набросал черты Ксении, пока она сидела. В любом случае, портрет предельно индивидуален, это не фантазия и не обобщение. Глаза художника явно видели того, кого он изобразил".

Несмотря на то, что портретист, как предполагают исследователи, был любителем, ему удалось передать и мудрую отрешённость во взгляде, и духовную сосредоточенность, и даже как будто внутренний свет, исходящий от немолодой женщины, смотрящей куда-то перед собой. И всё же это - лицо, а не символический лик.

В этом и сенсационность обретения. После многолетнего народного почитания Ксения Блаженная была канонизирована не так давно, в 1988 году (Русской православной церковью за рубежом - десятилетием раньше), и только с этого времени её иконографией озаботились всерьёз. Если же считать, что автор обретённого портрета видел юродивую, то выходит, что это не просто памятник её эпохи. Это в каком-то смысле первообраз иконы Ксении Блаженной, связующее звено между сакральной фигурой и реальным человеком XVIII века.

Ксения Петрова родилась между 1719 и 1730 годами, жила на Петербургской (ныне Петроградской) стороне, была замужем за полковником Андреем Петровым, певчим церковного хора. Когда Ксении было 26 лет, ее муж скончался. Этот удар так сильно поразил молодую женщину, что она отказалась от всех радостей жизни, раздала имущество бедным, подарила свой дом, оделась в костюм умершего мужа, велела всем называть себя Андреем Федоровичем и уже никогда не откликалась на свое прежнее имя.

Ксения прожила после смерти мужа 45 лет, все эти годы скитаясь бездомной странницей. Она похоронена на Смоленском кладбище Васильевского острова недалеко от церкви Смоленской Божией Матери, в строительстве которой принимала участие.

Редакция текста от: 29.04.2017 14:14:28