Криминалисты установили имя священника из Белоруссии, расстрелянного в 1937 г. в Воронеже

08.11.2007 Среди перезахороненных в конце октября 336 жертв сталинских репрессий вблизи пос. Дубовка на северо-восточной окраине Воронежа, оказался священник, чье имя удалось установить. Об этом сообщил председатель Воронежской региональной организации историко-просветительского общества "Мемориал" Вячеслав Битюцкий

Мемориальный некрополь жертв сталинизма на месте тайных захоронений НКВД под Воронежем начал формироваться в начале 1990-х после того, как в соответствии с рассказами местных жителей-очевидцев "странностей", происходивших в этих местах в 1937-38 гг., были проведены первые эксгумации. Тогда же было принято решение об их перезахоронении в том же месте. Впоследствии территория получила статус мемориальной зоны. На сегодня здесь эксгумированы и перезахоронены останки 1654 человек. По оценкам историков, в земле воронежской Дубовки лежат от 8 до 10 тыс. тел. Расчеты строятся на анализе рассекреченных Воронежским управлением ФСБ уголовных дел того времени и статистических отчётах сотрудников НКВД о произведённых расстрелах. Задача воронежского "Мемориала" перезахоронить по-человечески останки всех, тех, чьи тела были сброшены в общие ямы на окраине города.

Во время последней эксгумации останков на месте полигона, где в 1937-1938 гг. сотрудники НКВД тайно хоронили своих жертв (которых расстреливали в подвале здания областного управления НКВД, прозванного в народе "серым домом" из-за цвета стен строения в стиле конструктивизма) поисковики обнаружили среди человеческих костей кошелёк. В нём оказался небольшой листочек бумаги, по словам Вячеслава Битюцкого, размером со спичечный коробок. Криминалистам с использованием специальных методов удалось прочитать еле заметные глазом буквы. Листком оказался фрагмент протокола обыска гражданина Духовского Ивана Александровича 50 лет от роду, бывшего священника, уроженца Слуцкого уезда Минской губернии.

Как удалось установить воронежским мемориальцам по материалам уголовного дела, Иван Духовский приехал в Воронеж в августе 1937 г. и устроился на работу портным в артель инвалидов. В уголовном деле сохранился его паспорт, однако почему-то без фотографии. Уже в ноябре бывшего священника арестовали, а 17 декабря, по приговору "тройки" (статья 58-й УК РСФСР) его расстреляли. С точки зрения тогдашнего права бывший священник (пастырскую биографию которого проследить по воронежским документам невозможно, при этом хорошо известно, что к тому времени практически все церкви в СССР были уже закрыты властями) считался антисоветчиком-рецедивистом. В материалах уголовного дела фигурируют два предыдущих его ареста за антисоветские высказывания, когда он ещё жил в Белоруссии. Иван Духовский сомневался в целях, которые декларировало советское государство, - по его словам, ему не удалось построить обещанный "рай на земле", - он критически высказывался о советских порядках, говорил о бедственном положении рабочих в стране победившего социализма.

Количество трупов, обнаруженных в яме, где нашли кошелёк с полуистлевшим листком, исследователи сравнили с протоколом о захоронении. Захоронение датируется тем же днём, что и расстрельный список, в котором значится имя Ивана Духовского.

По словам В. Битюцкого, у исследователей нет сомнений в том, что тело обладателя клочка бумаги находилось в той же расстрельной яме. Руководитель Воронежского мемориала назвал обнаружения такого ценного свидетельства "чудом", поскольку почти за 2 десятка лет раскопок на местах захоронений жертв 1937-1938 гг. в Воронежской области и эксгумирования останков более полутора тысяч человек, это всего вторая находка, указывающая конкретно имя жертвы "большого террора".

Вместе с тем, клочок бумаги с именем жертвы – не первая находка в воронежской Дубовке, свидетельствующая о том, что здесь покоится прах представителей духовенства и монашествующих. Ранее в другой расстрельной яме поисковики находили даже наперсный крест. О применении "высшей меры наказания" в отношении представителей Церкви и рядовых верующих свидетельствуют и материалы воронежских уголовных дел, относящиеся к 1937-38 гг.

Теоретически ещё может быть жив младший из троих детей Ивана Духовского, родившийся в 1925 г. Семья бывшего священника, на момент его ареста и расстрела в Воронеже, проживала в Белоруссии.

Благовест-инф/Седмица.Ru

Редакция текста от: 08.11.2007 00:00:00