Обсуждение статьи "МОРВЕННА"

д. Александр Васильев
пользователь
православный, УПЦ МП

Сообщений: 1809
Дата регистрации: 08.11.2014
Re: Александру Иванову
23.06.2015 10:26:58 в ответ на "Re: Александру Иванову" (Александр Иванов)

> > Подол - в Киеве, а не в Лондоне.
> Да, правильно, я так и написал. А что это меняет? Есть особые правила?

Александр, думаю, что и правило есть. Просто не каждое правило, касающееся подобных не-ежедневных языковых проблем, можно вот так сразу найти. Это не те правила, которые содержатся в школьных учебниках.

Когда-то в университетском учебнике старославянского языка прочёл: как определить, что следует писать в слове: "е" или "ять" (а нужно это потому, что от этого зависят суффиксы и окончания). Оказывается, один из способов проверки - через украинский язык: если по-украински на месте "е" пишется "і", значит, по-русски здесь раньше писался "ять". Есть исключения, но их немного. А вот попробуй я найти это правило сейчас, чтобы ссылку дать - не найду.

Мы с Вами когда-то обсуждали вопросы образования прилагательных уже не помню от какого иностранного топонима на "-о", и я тогда приводил в качестве примера "бордоский" (но без ссылок - и, вероятно, отчасти именно поэтому услышан Вами не был). Сейчас, пытаясь найти в сети что-нибудь по поводу "корнуоллский", случайно наткнулся на правило: http://pravopisanie_i_stilistika.academic.ru/41/Суффиксы_име...ных - примечание 1 к пункту 7 (о суффиксе -ск-):

> В словах бордоский, тартуский и т. п. пишется одно с, так как производящая основа не оканчивается на с (Бордо, Тарту).

Такая малорациональная вещь как ощущение языка существует объективно. Не всегда тот или иной истекающий из этого ощущения нюанс можно сформулировать кратко. Пространно - я пытался объяснить: 1) мягкий знак после удвоения (несмотря на то, что приведённая мною же ссылка такой вариант разрешает!) - это некое уродство, потому что он формально должен относиться только ко второму из удвоенных согласных, иначе придётся ломать язык, произнося: "кор-ну-ол-ль-ский" - каковое ломание языка русской речи не свойственно [1]; 2) в современной эталонной русской речи ("эталонной" - той, которой обязан был пользоваться уничтоженный нынче институт дикторов) имеется чёткая тенденция разграничения мягких и твёрдых окончаний иноязычных имён собственных: мягких - для, например, немецкого, итальянского, французского; твёрдых - для, например, голландского, шведского, английского языков. (О предпочтении формы без "ь" составителями книжки я уж молчу.)

Нормой русского языка является "чёрный кофе". Язык - это явление живое, а потому меняющееся, и вот уже словари (не впервые) делают попытку зафиксировать "разговорную" форму "чёрное кофе". Однако ни один уважающий себя и свой язык русский диктор (которых, правда, уже нет) или актёр (обучавшийся сценической речи) не скажет сознательно: "чёрное кофе". (Помните Михаила Астангова в фильме "Мечта"? "Кофе пролито на блюдечко", - для меня на всю жизнь так и осталось загадкой: что это - просто досадная ошибка, или он в образе поляка, говорящего по-русски, специально употребил именно такую форму?)

А вообще удобнее всего пользоваться советским правилом: если нельзя, но очень хочется, то можно.



[1]  Знаю, о чём говорю, потому что в литературном украинском иначе: например, звук "і" (в отличие от русского "и") НЕ смягчает последующий согласный. Когда я стал работать в эфире (по-украински, естественно), то мне, русскоговорящему по жизни, понадобилось некоторое время, чтобы научиться правильно произносить слово "шість" (русское числительное "шесть") - НЕ "шьисть" или "щисть", а именно "шъ-ість".

Ответить