БОРИС (РУКИН)

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Борис (Рукин) (1879 - 1931), епископ бывш. Можайский, запрещенный в священнослужении как один из инициаторов григорианского раскола, григорианский митрополит

В миру Рукин Борис Андреевич, родился 24 июля 1879 года в Области Войска Донского в семье священника.

В 1894 году окончил Новочеркасское духовное училище по I разряду [1].

В 1900 году окончил Донскую духовную семинарию, в 1904 году - Казанскую духовную академию со степенью кандидата богословия за сочинение «Церковно-библейское учение о пастырском призвании». После окончания Академии был оставлен при Академии на годичный срок профессорским стипендиатом при кафедре Пастырского богословия.

Ректор Академии преосв. Алексий (Молчанов) дает отзыв на профессорского стипендиата Бориса Рукина, оставленного для ученых занятий при кафедре Пастырского богословия:

"Рукин с великой пользой провел время своего стипендиатства. Согласно данной ему инструкции он занимался разработкой вопроса о пастырском призвании, изучал не только св. Библию и подлежащие творения отеческой литературы, но и основательно знакомился с учеными монографиями, как русскими, так и иностранными - относящимися к теме его ученых занятий, о чем свидетельствует весьма солидный перечень материалов, прочитанного и использованного стипендиатом. Результатом занятий явилось работа в качестве диссертации на тему: "О пастырском призвании".

16 июня 1905 г. назначен преподавателем Священного Писания в Рязанскую духовную семинарию, одновременно с 15 сентября 1905 по 1 сентября 1907 г. преподавал педагогику в Рязанском епархиальном женском училище.

26 февраля 1909 г. назначен на должность епархиального наблюдателя церковноприходских школ Пензенской епархии.

14 декабря 1916 г. переведен на ту же должность в Воронежскую епархию.

Монашество и священный сан принял после 1917 г.

В сане архимандрита состоял председателем «Союза православных приходов», ректором Донской духовной семинарии в г. Новочеркасске (в 1920 преобразована в пастырские курсы), после закрытия которой в 1921 г. служил в разных храмах.

В феврале 1922 г. был вызван патриархом Тихоном в Москву, но не смог выехать по причине резкого ухудшения здоровья. В конце марта - начале апреля 1923 года прибыл в Москву, где патриарх высказал намерение рукоположить его во епископа Воткинского, викария Московской епархии, и поручить ему окормление рабочих Воткинского завода. Архим. Борис отказался, сославшись на болезнь. Ввиду ареста патриарха задержался в Москве, служил по приглашению в разных храмах. 11-12 июля совершал праздничное богослужение в соборе г. Клин; в промежутках между службами беседовал с собравшимся духовенством о сложном положении Церкви в новых исторических условиях.

18 июля 1923 г. арестован Московским губернским отделом ГПУ; содержался в Бутырской тюрьме. 19 сентября 1923 г. дело за недоказанностью обвинения прекращено.

14 ноября 1923 г. был назначен и 17 ноября хиротонисан во епископа Можайского, викария Московской епархии.

Являлся настоятелем московского Сретенского монастыря, часто служил и проповедовал в различных московских храмах.

С 8 февраля по 25 марта 1924 года временно управлял Владимирской епархией, с 25 марта 1924 года - временно управлял Могилёвской епархией.

Был близок к патриарху Тихону. После кончины свт. Тихона участвовал в организации его погребения. К патриаршему местоблюстителю митр. Петру (Полянскому) отнесся неодобрительно, что и стало одной из причин последовавшего вскоре вовлечения еп. Бориса в раскол.

Осенью 1925 г. в ГПУ был разработан план устранения митр. Петра от должности местоблюстителя и организации нового церковного разделения. Решено было воспользоваться честолюбием нескольких архиереев во главе с еп. Борисом и Екатеринбургским архиеп. Григорием (Яцковским). Представители ГПУ предложили еп. Борису образовать инициативную группу и подать от ее имени ходатайство во ВЦИК о легализации Высшего церковного управления (ВЦУ) и одновременно опубликовать обращение к пастве, в котором будет особо подчеркнуто сочувственное отношение Церкви к политике советского правительства. После этого, как обещали ему, ВЦУ, епархиальные управления и православные приходы будут легализованы. Борис согласился с предложением, но заявил, что один он ничего сделать не сможет, и обратился через сотрудника ГПУ к патриаршему местоблюстителю, рекомендуя митр. Петру принять предложение. Несмотря на то что сщмч. Петр отверг его предложение, еп. Борис не прерывал переговоры с ГПУ. Одновременно он требовал от митр. Петра созвать архиерейский Собор, на котором планировал отстранить его от местоблюстительства. Митр. Петр отвечал, что власти не допустят свободного собрания православных архиереев, не говоря уже о Поместном Соборе.

9 декабря 1925 г. патриарший местоблюститель был арестован. 22 декабря в Донском монастыре, где тогда находилась резиденция Патриархии и где пребывал викарный епископ Московской епархии Борис, под председательством Григория (Яцковского) состоялось совещание десяти архиереев. Они постановили образовать Временный высший церковный совет (ВВЦС) в составе шести архиереев под председательством архиеп. Григория, в ВВЦС вошел и еп. Борис. На следующий день сторонники Григория (Яцковского) обратились в НКВД с прошением о легализации своего учреждения и через десять дней получили справку, выданную «гр. Григорию Яцковскому, Рукину Борису, Булычеву К., Бусыгину И., Воскресенскому Д., Пятницкому В., Русинову Т., Русинову М., Зорину В. в том, что к открытию деятельности Временного совета впредь до утверждения такового со стороны НКВД препятствий не встречается». Узнав об образовании ВВЦС, митр. Сергий (Страгородский) запретил архиеп. Григория и сторонников ВВЦС в священнослужении и объявил о предании их церковному суду.

19 января 1926 г. членам ВВЦС, среди которых был и еп. Борис, разрешили встретиться в тюремной камере с митр. Петром. Во время свидания они требовали от митрополита передачи им полномочий, уверяя, что только они, получившие признание советской власти, - чего не удавалось сделать ни патриарху Тихону, ни митр. Петру, не удастся и митр. Сергию,- сумеют до конца нормализовать отношения с гражданской властью и обеспечить Церкви спокойное существование. В конце концов местоблюститель, которого тюремщики держали в полном неведении о ходе церковных дел, издал новое распоряжение об управлении Церковью, временно поручив исполнение обязанностей местоблюстителя коллегии из 3 архиереев: Владимирского архиеп. Николая (Добронравова), Томского архиеп. Димитрия (Беликова) и Екатеринбургского архиеп. Григория (Яцковского). Члены ВВЦС скрыли от заключенного первосвятителя, что архиеп. Николай находится под арестом, архиеп. Димитрий не имеет разрешения на приезд в Москву. Истолковав резолюцию как передачу управления Церковью лично архиеп. Григорию, они объявили об устранении от временного управления Московской епархией назначенного митр. Сергием Старицкого еп. Петра (Зверева), а еп. Борис издал циркуляр о своем вступлении в управление столичной епархией.

Узнав о реальном течении событий и состоянии дел, митр. Петр 23 апреля 1926 г. объявил об аннулировании полномочий ВВЦС и подтвердил назначение митр. Сергия своим временным заместителем. ВВЦС отказался подчиниться этому решению, так возник григорианский раскол.

В григорианском расколе еп. Борис состоял членом Синода, был возведен в сан архиепископа, в 1927 г. - митрополита. Число его сторонников в Москве, где он возглавлял общину, было ничтожно малым. В среде раскольников его влияние было весьма значительным, в Москве обычным наименованием григорианского раскола было «борисовщина».

Арестован в последних числах мая 1931 г. за дачу взяток чиновникам из комиссии по проверке храмового имущества, охраны памятников искусства и старины и Мособлисполкома при решении вопроса о передаче храмов группе верующих, возглавляемой еп. Бориса (октябрь, ноябрь 1930 - часовни Спасская и св. кн. Владимира у храма Христа Спасителя; май 1931 - Воздвиженский храм на Воздвиженке); заключен в Бутырскую тюрьму.

Скончался 30 июня 1931 года в Бутырской тюрьме. По некоторым сведениям, был найден повешенным в своей камере.

Был блестящим проповедником. На его службы в Москве стекались любители и поклонники церковного красноречия. Проповеди его отмечались необычайной живостью, ясностью и убедительностью и, в отличие от многих московских проповедников, отличались сравнительной краткостью изложения.

Сочинения

  • Церковно-библейское учение о пастырском призвании: (Канд. дис.) // ПС. 1905. Июль/авг.;
  • О пастырском призвании // Там же. 1907. Окт.;
  • О современном положении Русской Православной Патриаршей Церкви. М., 1927.

Литература

  • Архивы: РГИА. Ф. 796. Оп. 441. Д. 266. Л. 27-29 [Формулярный список о службе Пензенского епарх. наблюдателя церк. школ надворного советника, канд. богословия Бориса (Рукина)]; ЦА ФСБ. Д. Р-30614; ГАРФ. Ф. УКГБ по Московской обл. Д. П57281.
  • Известия ЦИК. 1926. № 5 (2636), 7 янв. С. 5;
  • Елевферий (Богоявленский), митр. Неделя в Патриархии. П., 1933. С. 137;
  • Акты свт. Тихона; Следственное дело Патриарха Тихона. М., 2000.
  • Иоанн (Снычёв). Церк. расколы. С. 15-82;
  • Рус. синодик: Помянник Моск. Сретенского мон-ря. М., 1995;
  • Дамаскин. Кн. 2. С. 352-355;
  • Цыпин. История РЦ. 1917-1997. С. 139-144.

Использованные материалы



[1]  Окончил первым учеником и награждён книгой в подарок, - "Разрядный список учеников Новочеркасского духовного училища на 1893/1894 год // Донские епархиальные ведомости, 1894, № 14, с. 288

Редакция текста от: 11.02.2015 16:54:49

"БОРИС (РУКИН)" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google