ВЕЛИКИЙ РАСКОЛ

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Раскол великий (схизма) Западной церкви (1378-1417) был подготовлен следующими событиями. Долговременное пребывание пап в Авиньоне сильно подорвало нравственный и политический их престиж. Уже папа Иоанн XXII, опасаясь окончательно потерять свои владения в Италии, намеревался перенести престол если не в Рим, то, по крайней мере, в Болонью.

Этот план окончился неудачей, к великому огорчению всех итальянских патриотов и прежде всего Петрарки, изображавшего Рим в виде «печальной, снедаемой горем матроны, тоскующей по своему далекому супругу». Вместо папы в Италию явился с армией кардинал-легат Эгидие Альборнос.

Экспедиция его принесла курии обильные плоды. Гибеллины убедились в бессилии империи; римляне разочаровались, после неудачной попытки Кола ди Риенци, в республике; буржуазия Рима была подкуплена выгодным для нее юбилейным торжеством. Мало-помалу Церковная область, наполненная хищными тиранами и революционными городами, была умиротворена; с империей были восстановлены добрые отношения. Правда, в Италии свирепствовали кондотьеры, смеявшиеся над приглашением папы двинуться на турок, а взаимное недоверие расстроило коалицию городов и князей, образовавшуюся против кондотьерских банд; но Альборнос вступил с ними в соглашение, после чего в Церковной области стало спокойнее.

Не то было в южной Франции. После мира в Бретиньи (1360) тамошние банды остались без занятий. Одна из них взяла с папы большой выкуп; кондотьер Арно Серваль обращался со св. отцом, как владетельный государь. Ослабленная Франция перестала служить надежной покровительницей для авиньонского папы. Черная смерть произвела ужасное опустошение в Авиньоне и унесла многих кардиналов.

Тогда папа Урбан V, уступая настойчивым просьбам римлян и императора Карла IV, переехал 16 октября 1367 г. в Рим, несмотря на протесты французских кардиналов, привыкших к роскошному Авиньону и ненавидевших опустевший, беспокойный вечный город.

Анонимный автор одной французской «инвективы», появившейся в ответ на ликующие послания Петрарки и записанной на текст Евангелия от Луки (10:30): «некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон, и попался разбойникам», называет Авиньон Иерусалимом, а РимИерихоном, городом разбойников. В доказательство своей мысли он ссылается на великое прошлое богатство Галлии, удостоверенное христианскими и античными авторами, и приводит все места в литературе, в которых дурно рисуются Рим и Италия.

По мысли автора, «где папа, там и Рим» (ubi Papa, ibi Roma). Итальянские патриоты, устами Петрарки, дали ему резкую отповедь, нападая на Авиньон, осмеивая все французское, выставляя на вид унижение Франции и Парижа, безнравственность французских кардиналов и т.п.

Вскоре бурный, раздираемый смутами Рим стал тяготить Урбана, который в сентябре 1368 г. вернулся в Авиньон, несмотря на просьбы римлян и на предсказания пророчицы Биргитты Шведской, что в Авиньоне его скоро постигнет смерть. Бегство папы исторгло поэтические вопли у Петрарки и вызвало общее раздражение против французского влияния. Милан, Флоренция, Неаполь и 80 городов составили лигу для уничтожения ига чужеземного папы и начали конфисковывать церковные имущества; в Риме возобновились смуты; буря грозила уничтожить плоды завоеваний Альборноса и светскую власть пап.

Избранный после смерти Урбана V папа Григорий XI (1371-1378), побуждаемый св. Екатериной Сиенской, решил для спасения папства вернуться в Рим. Однако часть кардиналов осталась в авиньонском дворце. Впереди папы шел с войском, набранным из французских, английских и испанских наемников, кардинал Роберт Женевский. После отчаянной борьбы папа пробился к Риму, куда въехал 17 января 1377 г., но уже в мае переселился в Аианьи, вручив власть над Римом сенатору Гомецу Альборносу.

Разочаровавшись в надеждах восстановить папское могущество и значение церкви, благородный и образованный, но болезненный и слабохарактерный Григорий вскоре умер. Замок св. Ангела, где собрался конклав, был осажден римлянами, которые грозно требовали избрания на папский престол итальянца. Впопыхах был избран архиепископ Барийский Бартоломео де Приньяно (8 апреля 1378); но кардиналы не успели еще обнародовать этого имени, как ворвалась шумная толпа и разогнала конклав. Четыре оставшихся кардинала провозгласили Бартоломео папой под именем Урбана VI (1378-1389).

В течение нескольких месяцев ниоткуда не последовало протеста против каноничности выборов, а римляне были рады папе-итальянцу. Не только итальянские кардиналы, возвратившиеся в Рим и присутствовавшие при короновании, но и авиньонские признали Урбана. Этот суровый, надменный и мелочный человек, враг французов, вскоре, однако, вызвал образование враждебной партии. Оскорбленные им французские кардиналы удалились в Ананьи, объявили избрание Урбана неканоническим (как несвободное) и предложили папе сложить с себя власть.

После неудачной попытки Урбана вступить в переговоры сецессионисты съехались в замке Фонди с авиньонскими кардиналами (20 сентября 1378) и провозгласили папой епископа Камбрейского, кардинала Роберта Женевского, принявшего имя Климента VII (1378-1394). Так начался раскол, продолжавшийся без малого 40 лет и доведший уже давно поколебленное здание церкви до крайней степени нравственного и материального расстройства.

Папы вступили между собой в кровавую борьбу; иноземные наемники Климента были разбиты итальянскими кондотьерами, служившими Урбану, после чего Климент удалился в Авиньон, под покровительство королевы Иоанны Неаполитанской и французского короля Карла V.

Император Венцеслав тщетно пытался прекратить схизму; он признал Урбана VI и склонил к тому же имперский сейм, но многие германские князья стояли за Климента. Христианство разделилось на два враждебных лагеря, причем Италия, Германия и северо-восточные государства тянули преимущественно к Риму, а Франция, Неаполь, испанские государства и Шотландия – к Авиньону.

Оба папы молили о восстановлении единства, но не думали поступаться своими правами и осыпали проклятиями и отлучениями своих противников, так что весь христианский мир оказался отлученным от церкви. Св. Екатерина Сиенская не пережила несчастий, разразившихся над церковью, и скончалась от горя (1380).

Схизма сильнее всего отразилась на Италии. На севере ее грозно усилились на счет соседей миланские Висконти; в Риме и других городах Средней Италии постоянно вспыхивали смуты; в Неаполе происходила борьба за престол между Карлом Дураццо и Людовиком Анжуйским.

Чтобы отомстить Иоанне за содействие Клименту, Урбан VI отлучил ее от церкви в в качестве ленного государя Неаполя лишил ее престола и призвал Карла; тогда Иоанна усыновила Людовика Анжуйского, брата Карла V Французского, а Климент, также претендовавший на верховные права над Неаполем, короновал его и поручил ему завоевать всю Церковную область, кроме римского дуката, в свою пользу.

Борьба склонилась на сторону Карла, который занял Рим и Неаполь; Людовик Анжуйский скончался во время похода (1384), завещав права на Неаполь и Прованс своим сыновьям Людовику II и Карлу Мэнскому. Но вскоре Урбан VI поссорился со своим союзником Карлом Дураццо; чтобы утвердить свои верховные права над Неаполем и раздать лучшие части королевства своим непотам, папа двинулся на юг и остановился в Ночере, вызвав неудовольствие кардиналов и Карла, которые пытались возвратить св. отца в Рим.

Вспыльчивый и упрямый первосвященник, подозревавший измену, бросил кардиналов в смрадное подземелье и объявил Карла низложенным и отлученным от церкви (1385). Полководец Карла, Альберих, осадил Ночеру, откуда Урбан бежал, захватив с собой опальных кардиналов, в Геную; здесь пленники сделали попытку спастись, но были схвачены и казнены.

Такая жестокость вызвала народный бунт; папа бежал в Лукку, оттуда вернулся в Неаполь, где после смерти Карла (1386) наступили смуты. Королева-регентша и ее малолетние дети Владислав, провозглашенный королем, и Иоанна (будущая королева Иоанна II) очутились в ужасном положении вследствие ссоры с римским папой и ненависти папы авиньонского, который всеми силами стремился посадить на неаполитанский престол Людовика II Анжуйского.

В Провансе также шла ожесточенная борьба между партиями. После смерти Урбана VI, который скончался в охваченном анархией Риме, не переставая мечтать о походе на Неаполь, римским папой был избран неаполитанец Пьер Томачелли, принявший имя Бонифация IX (1389-1404).

Он примирился с Владиславом Дураццо, короновал его и усердно помогал ему в борьбе с французской партией. Талантливый и неразборчивый на средства Владислав одолел своего французского соперника, произвел кровавую расправу над всей его партией и укрепил королевскую власть в Неаполе.

Его союзник и покровитель Бонифаций также оказался энергичным государем: он подавил два восстания римской черни и баронов, снова завоевал Умбрию и Мархию, заставил покориться мелких династов, укротил исступленных флагеллантов (Бичующихся), обогатил Рим новым юбилеем и умиротворил всю Церковную область.

Но нравственный облик папы был далеко не привлекательный: это был виртуоз в деле изыскания средств, осквернивший св. престол жадностью, корыстолюбием и вымогательствами. После его смерти в Риме избран был Иннокентий VII (1404 - 1406). В Авиньоне после Климента VII возвели на папский престол Бенедикта XIII (1394 - 1417).

Открывается самый мрачный период великого раскола. Слабый Иннокентий VII не совладал с народной партией, стремившейся вернуть прежние права и поднявшей бунт против папы, окруженного недостойными непотами. Призвав на помощь Владислава, папа бежал в Витербо (1405); но попытка неаполитанского короля захватить Капитолий и оттуда соединить Италию под своей властью заставила народ примириться с папой. Владислав получил сан «дефенсора, консерватора и гонфалоньера апостольского престола» и стал фактическим распорядителем в Церковной области.

Между тем произошел раскол и в империи. 20 августа 1400 г. курфюрсты собрались в Ренсе, сместили слабого Венцеслава и возвели на германский престол Рупрехта Пфальцского, князя талантливого и энергичного, но не обладавшего достаточными средствами для борьбы с княжевластием и крамолой. Галеаццо Висконти разбил Рупрехта при Брешии (1401) и заставил его позорно возвратиться в Германию, где подняла голову партия Венцеслава. Таким образом, Италия была на время предоставлена собственной участи.

В ноябре 1406 г. скончался Иннокентий VII; кардиналы избрали на его место венецианца Анжело Корраро, который принял имя Григория XII. Немощный старец, окруженный непотами, сделался игрушкой партий. Так как он сочувствовал плану прекращения схизмы путем соглашения обоих пап, то навлек на себя этим гаев Владислава, который от подобного соглашения ожидал усиления партии французского претендента на неаполитанский престол.

По проискам Владислава в Риме вспыхнуло восстание. Папа бежал в Витербо, потом в Сиену. Владислав воспользовался анархией и быстро завоевал всю Церковную область, заняв римский Капитолий гарнизоном и поручив управление назначенному им сенатору. С этого момента неаполитанский король мог мечтать об итальянской короне (1408).

За Альпами, между тем, продолжалась борьба между двумя королями. Несмотря на свое унижение, несмотря на золотую буллу, папство стояло еще так высоко, что имело возможность вмешиваться в спор о замещении германского престола. В сущности Рупрехт, стремившийся утвердить права короны и разрешить схизму, был только человеком из партии Григория XII, поддержка которого более всего помогла ему в борьбе с Венцеславом и крамольными князьями.

В это время резко обнаружились табельные последствия раскола. Он причинил огромный материальный вред Европе, разорявшейся на содержание двух расточительных папских дворов и на бесконечные войны. Папы изощрялись в добывании денежных средств и создали сложную систему вымогательств под видом резерваций, конфирмации, аннатов, коммендаций, уний, инкорпорации, диспенсаций, индульгенций, юбилеев, крестовых налогов и т.п.

Еще ужаснее был нравственный вред раскола. Во время раскола папство должно было молчаливо отказаться от своего важнейшего права – высшего нравственного контроля, вследствие чего духовенство и монастыри впали в нравственное одичание, соперничая со своим духовным главой в алчности, разврате и безумной роскоши.

В сфере церковных отношений царил настоящий хаос, так как на духовные места заявляли претензии одновременно кандидаты из партий обоих пап. Сильно пострадали и общественные интересы Европы; не проповедь мира среди христиан и войны с неверными стала важнейшей целью пап, а приобретение союзников для борьбы с врагами. Ближайшим результатом раскола было образование оппозиции против обмирщенной церкви и утратившего свой мистический авторитет папы, появление религиозных братств и сект (Виклиф, Гус), усиление мистицизма и внезапных взрывов болезненного религиозного чувства (процессии самобичевателей).

Многие умы усиленно работали над вопросом о способе устранить раскол. Ни германский, ни французский, ни английский короли не были достаточно сильны и авторитетны для подобного предприятия; они отвлекались притом тягостной борьбой с внутренними и внешними врагами (политический раскол в Германии, Столетняя война Франции с Англией).

Отдельные попытки в этом направлении на собраниях немецких князей не имели успеха. Тогда инициативу в улаживании схизмы взял на себя Парижский университет, высший в то время авторитет в вопросах веры и разума. В 1393 г. (первая попытка в 1380 г. была неудачна) он разослал циркуляр, приглашая христианство указать лучший способ для улаживания церковного раскола.

Таких способов было указано три: 1) добровольное отречение обоих пап, 2) соглашение их и 3) созвание собора. Первый способ как наиболее простой нашел наибольшее число сторонников, и университет тотчас применил его, но натолкнулся на неодолимое упорство Климента VII авиньонского. Преемник его Бенедикт XIII (Педро де Луна) сначала удачно успокоил вожаков оппозиции (Клеманжи, Жерсона, Альи); но в 1395 г. от обоих пап было потребовано отречение.

Целых три года тянулись переговоры, пока выведенный из терпения университет и французское духовенство, на собрании в 1398 г., не решили прибегнуть к репрессалиям. Французская церковь отказала папе в повиновении, большинство кардиналов покинуло его; кастильский король также последовал общему примеру; маршал Бусико осадил Авиньон.

Упрямый и хитрый испанец не пошел, однако, на уступки и в конце концов остался победителем; оппозиция, увидев неудачу своей попытки и сознавая огромный вред ее для французской церкви, оставшейся без духовного главы, на собрании французского духовенства 1402 г. восстановила повиновение Бенедикту XIII.

Теперь обратились ко второму способу: обоюдному соглашению пап. Этот путь был несравненно труднее, так как Владислав Неаполитанский, фактический господин Италии и римского престола, из политических интересов противился соглашению римского папы с авиньонским.

Между тем вымогательства Бенедикта XIII и протесты университета вновь вызвали бурю против авиньонского папы. Король и парламент объявили в 1408 г. нейтралитет и автономность французской церкви; за Францией последовали Германия, Богемия, Венгрия и Наварра. Грозная булла папы не привела ни к чему; он принужден был бежать в Перпиньян.

Со всех сторон стали раздаваться голоса о необходимости созвать собор и на нем уладить распадение церкви; особенно народные массы с тоской ждали окончания схизмы. Итальянские и авиньонские кардиналы покинули своих пап и на общем съезде в Ливорно (1408) решили собраться в следующем году в Пизе, куда созван был "вселенский собор".

Первое заседание Пизанского собора состоялось 25 марта 1409 г. Авторитет его был довольно сомнителен, так как он был созван без папского разрешения. Григорий и Бенедикт осыпали проклятиями кардиналов и прелатов, заседавших в Пизе, и созвали свои соборы: Григорий в Чивидале-дель-Фриули (1409), Бенедикт – в Перпиньяне (1408-1409); таким образом одновременно заседали три собора и все три называли себя вселенскими.

Арагонский король стоял за Бенедикта; Владислав Неаполитанский соединился с Григорием XII в общей вражде к Пизанскому собору, на котором преобладало французское влияние; Рупрехт Пфальцский также не сочувствовал собору.

Пизанскому собору предстояло восстановить единство церкви и провести ее реформу. Жерсон в двух трактатах защищал два тезиса; 1) что церковь самостоятельна; 2) что она властна низложить папу. Оба папы, отказавшие в повиновении собору, торжественно были объявлены еретиками и низложенными. Конклав кардиналов собрался для выбора нового главы церкви, причем члены его поклялись, в случае избрания кого-либо из них, не распускать собора ранее коренной реформы церкви.

Выбор пал на престарелого миланского архиепископа Петра Филаргу, принявшего имя Александра V (1409-1410). Это был человек добродушный, но крайне нерешительный, слабый и вполне поддавшийся влиянию кардинала Коссы. Несмотря на свое обещание, он отложил вопрос о реформе церкви до другого собора, который должен был собраться через три года, и ограничился отменой самых воняющих злоупотреблений курии.

Пизанский собор оказался вполне бесплодным: важнейшая его задача и заветная мечта всех благомыслящих – реформа – не была проведена. Не только не было восстановлено единство церкви, но еще увеличен разлад: раскол из «двуглавого» стал «трехглавым»; готовилась борьба между членами «папской троицы».

За Бенедикта XIII авиньонского продолжали стоять испанские монархии и Шотландия; Григорий XII опирался на Владислава, короля Рупрехта и часть Германии. Александр V проклял обоих антипап и их союзников, и признал права Людовика II Анжуйского на неаполитанский престол. Кардинал-легат Бальтазар Косса вместе с Людовиком II двинулся на Рим.

Общественное мнение было на стороне ставленника Пизанского собора, и Григорию XII приходилось плохо; союзник его, Владислав, был выгнан из Рима, где подняли знамя Александра V. Впрочем, новому папе не суждено было увидеть Рима; он скончался в Болонье 3 мая 1410 г..

Тиару получил теперь кардинал-легат Бальтазар Косса, в высшей степени развращенный, наживший огромные деньги преступными путями. Богатая казна и ловкая дипломатия нового папы, принявшего имя Иоанна XXIII (1410-1415; ум. 1419), склонили на его сторону огромную партию.

19 мая 1410 г. он вступил в Рим с армией, рассчитывая одолеть Владислава, посадить на неаполитанский престол Людовика Анжуйского и восстановить главенство папы над Неаполем. Раскол в империи обострился после смерти Рупрехта (18 мая 1410): низложенный Венцеслав не оставлял своих притязаний на корону, а часть курфюрстов высказалась за Сигизмунда, между тем как другая выбрала Йоста Моравского.

Таким образом, в церкви были три папы, а в империи три претендента на императорскую корону. Принцип единства (principium unitatis), этот краеугольный камень средневекового мировоззрения, был нарушен окончательно. Только внезапная смерть Йоста и уступчивость Венцеслава дали победу Сигизмунду, который покинул своего союзника Григория XII и признал папой Иоанна XXIII (1411).

Сигизмунд горячо принялся за улаживание церковного раскола. Громкий голос всего христианства взывал о необходимости собора как единственного целительного средства против язв церкви и общества.

Иоанн XXIII, далеко не сочувствовавший идее реформы церкви, думал обмануть мир, созвав в Латеране (1412) собор, оказавшийся пустой комедией. Отсюда общее негодование, которым воспользовался Владислав и выгнал Иоанна из Рима (1413). Долго скитался он по Италии, пока не нашел приюта в Болонье.

Повинуясь необходимости, Иоанн на личном свидании с Сигизмундом согласился созвать собор вне Италии, в германском городе Констанце, на 1 ноября 1414 г. С сокрушенным сердцем отправился Иоанн на это великое собрание представителей всех наций и церквей (октябрь 1414); впрочем, он полагался на свое дипломатическое искусство и огромные средства, а для большей верности заключил тайный договор с Фридрихом IV Австрийским, которому принадлежал Констанц, герцогом Иоанном Бургундским, могущественным архиепископом Майнцским Иоанном и маркграфом баденским.

Иоанна и его партию, состоявшую преимущественно из итальянских кардиналов и прелатов, ожидал, однако, ряд разочарований. Стараниями представителей Парижского университета Констанцский собор объявлен был самостоятельным (а не простым продолжением Пизанского собора, как требовала итальянская партия, чтобы отстоять законность Иоанна XXIII). На время папе удалось поставить на первую очередь догматические вопросы (causa fidei), связанные главным образом с защитой церкви против ересей, и отодвинуть опасные для его понтификата вопросы реформы (causa reformatioius) и схизмы (causa unionis).

Вскоре, однако, стали раздаваться голоса, что только отрешение всех трех пап и восстановление единства церкви может привести к цели. При обсуждении способов голосования итальянская партия потерпела второе поражение: решено было голосовать по нациям – а большинство оппозиции находилось в рядах немецкой, французской и английской наций.

Иоанну XXIII грозили формальным процессом за симонию и неслыханный разврат; впрочем, отцы собора не хотели этого процесса, который мог опозорить понтификат, и удовольствовались торжественным отречением Иоанна (1 марта 1415). Через 20 дней папа бежал из Констанца, объявив свое отречение вынужденным надеясь расстроить собор; Фридрих Австрийский последовал за ним; Иоанн Майнцский, участвовавший в заговоре, покинул собор, которому стало грозить разложение. В возникшей борьбе консервативной партии с реформационной одолела последняя, благодаря усилиям Сигизмунда, разыгрывавшего роль протектора собора, и влиянию д'Альи и Жерсона.

Побуждаемый необходимостью, собор провозгласил новую теорию отношений церкви к папе, нарушавшую принципы действовавшего до тех пор канонического права. По этой теории собор как законный представитель всей воинствующей церкви объявляется вселенским (несмотря на отсутствие папы), получающим свою власть непосредственно от Бога (immediate a Deo); каждый, не исключая и папы, обязан повиноваться собору во всем, что касается веры, уничтожения раскола и преобразования церкви во главе и членах. Здесь мы видим применение идей народовластия, развитых в соч. Марсилия Падуанского, Оккама и других мыслителей, к вопросам церковной политики. Папская власть исходит от римского народа; право выбора от народа перешло к кардиналам; еретический папа теряет власть, которая переходит к народу в лице его представителей – соборных отцов.

Изложив учение о главенстве собора в декрете Sacrosancta, собор вступил в борьбу с Иоанном и его партией. Император Сигизмунд наложил на Фридриха Австрийского опалу, стеснил его в его собственных владениях и заставил смириться. Фридрих обещал доставить папу в Констанц. Между тем открылся формальный процесс против Иоанна по обвинению в симонии, ереси и других преступлениях. 29 мая 1415 г. папу торжественно отрешили; спустя некоторое время его перевезли в Гейдельберг, где он в латинских стихах оплакивал свою участь.

Григорий XII, который, в сущности, был законным папой, оказался сговорчивее своих соперников и прислал собору свое отречение (4 июля 1415). Только Бенедикт XIII упорствовал в своем неповиновении собору, но после свидания с Сигизмундом бежал, покинутый арагонским и наваррским королями, в горную крепость Пенисколу (около Валенсии). Члены его партии соединились с констанцскими отцами собора (Кастилия – только в 1417), который после тщетных призывов упрямого папы к суду объявил его низложенным как закоренелого схизматика, еретика и клятвопреступника.

Так было восстановлено единство церкви (июль 1417). Германская и английская нация стали теперь настаивать на необходимости реформ; но преобразования церкви во главе и членах грозили массе интересов. Три романские нации стояли за немедленные выборы папы, утверждая, что церковь без главы нельзя преобразовать и что собор получит большую авторитетность после избрания папы. Огромная партия германских князей, опасавшихся реформы государства в духе усиления центральной власти, присоединилась к последнему мнению; кроме того, собору хотелось отделаться от влияния императора на церковные дела. Не помог и торжественный манифест (14 сентября 1417) партии реформы, руководимой Сигизмундом; «необходимо прежде удалить порчу из Божьего дома говорилось в манифесте, – а затем чистыми и святыми устами избрать чистого и святого папу».

Распри в немецкой нации и влияние членов Парижского университета, опасавшихся нового раскола от замедления выборов, склонили победу на сторону романских наций. Было решено, что прежде будет избран папа, а преобразования будут обеспечены соборным декретом (9 октября 1417).

В состав конклава вошли кардиналы и по 6 членов от каждой из 5 наций. После трехдневного заседания конклав остановился на кардинале Оддоне Колонне, блестящем представителе римской аристократии (11 ноября 1417). Новый папа принял имя Мартина V. Так прекратилась великая схизма.

Догматическая и преобразовательная части программы собора были выполнены неудовлетворительно. Тяготясь опекой собора и императора и порываясь в родной Рим, новый папа поспешно объявил несколько декретов относительно общих реформ, заключил с нациями отдельные конкордаты и, закрыв 22 апреля 1418 заседания собора, направился в Рим, где ожесточенно боролись три партии: народная, неаполитанская (королева Иоанна II) и папская.

Во Флоренции к ногам Мартина V пал Бальтазар Косса и получил помилование вместе с саном кардинала-легата. Только в 1420 г. Мартин вступил, при народном ликовании, в обнищавший и опустевший Рим и, «как добрый кормчий, стал у руля».

Бенедикт XIII продолжал отстаивать свои права. В 1423 г. арагонский король, поссорившись с Мартином, снова признал его. Умирая (1424), Бенедикт завещал четырем верным своим кардиналам избрать ему преемника; кардиналы избрали одного арагонского прелата, под именем Климента VIII, но в 1429 он был покинут арагонским королем и сложил с себя папский сан.

Источники

  • Христианство: Энциклопедический словарь: в 3 т.: Большая Российская Энциклопедия, 1995.

Редакция текста от: 07.08.2010 05:42:29

"ВЕЛИКИЙ РАСКОЛ" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google