ТИМОФЕЙ (ШВЕЦОВ)

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Тимофей (Швецов), Валаамский (1795 - 1848), схимонах, насельник Афонского Пантелеимоновского монастыря

В миру Тимофей Николаевич Швецов, родился в 1795 году в г. Устюг Вологодской губернии, в семье бедного крестьянина-перевозчика [1].

22 октября 1822 г. зачислен послушником Валаамского монастыря.

4 апреля 1835 г. пострижен в монашество с именем Тихон.

Чтобы праздностью бесед не отвлекаться от делания Иисусовой молитвы, преподобный принял на себя обет молчания и более 15 лет не проронил ни слова. Учитывая, что указанный подвиг ему невозможно было официально нести в условиях Валаамского монастыря, Тимофей вынужден был притвориться, будто его язык поразил апоплексический удар. На все вопросы начальства и братии преподобный не отвечал, всячески показывая невозможность общения.

Известный писатель Муравьев А.Н. в своей популярной книге «Путешествие по святым местам русским», описывая свое паломничество на Валаам в 1830 году, писал об отце Тимофее так:

"На следующий день, за ранней обеднею, увидел я при мощах преподобных (Сергия и Германа) изнуренного инока, который, казалось, с трудом мог стоять. Мне сказали, что он молчальник и уже 8 лет как положил на себя обет безмолвия, беседуя только на исповеди с духовником. Причина столь тяжкого искуса, превышающего строгий устав, неизвестна" [2]

Тем не менее, в монастыре ходили слухи, что отец Тихон молчит «притворно», а не по болезни.

В 1839 г. новый настоятель Валамской обители, игумен Дамаскин (Кононов), не понимавший духовного делания преподобного и не одобрявший подобных подвигов направляет отца Тихона на послушание в Санкт-Петербург на подворье Валаамского монастыря в часовню у Калашниковской пристани на Синопской набережной столицы.

В конце концов слава о подвижнической жизни отца Тихона разнеслась по Петербургу так, что он сделался дивом для многих. Даже дети знали, что у этого бедного монаха нет языка. Уже будучи на Афоне преподобный рассказывал:

"Часто знать, приезжая в часовню с детьми, трогала меня до глубины сердца. Маленькие дети, бывало, подбегали к своим родственникам и, указывая им на меня, в простоте и с сердечным чувством восклицали: «Маменька, маменька, бедный этот монах: у него нет языка!" [3]

28 августа 1841 г. по благословению духовника Александро-Невской лавры отца Мелхиседека преподобный Тимофей удалился для поклонения в Иерусалим, затем — на Афон.

В 1843 году он поступил в братию русского Свято-Пантелемонова монастыря на Афоне [4] и принял там схиму с именем Тимофей.

Согласно его желанию, ему предоставили для жительства уединенную келию во имя вмч. Георгия Победоносца, находившуюся к юго-востоку от Ксенофонтского скита, у подошвы одного из пустынных холмов. В ней отец Тимофей проводил суровую жизнь аскета и молчальника более трех лет. Никогда не видели его лежащим, он всегда был на ногах. С вечера вставал на молитву и проводил в ней около двенадцати часов.

Духовник обители иеросхимонах Иероним (Соломенцов) благословил преподобного говорить со всеми и давать просящим наставления о том как стяжать умную молитву, как очищать свое сердце от помыслов и от вражьих прилогов.

Но отец Тимофей недолго оставался в Георгиевской келии. Келия, требовала много хлопот, которые отвлекали от богомыслия. Поэтому спустя три года преподобный решился перейти в монастырь, где, посвятив себя совершенно Богу, уединился в глубоком затворничестве, являясь посреди братства только в субботу для принятия Святых Христовых Таин и никуда не выходя в другие дни.

К себе по необходимости отец Тимофей не возбранял вход братии, но, дорожа его затворничеством, они не иначе бывали у него, как только в крайности своего положения, для раскрытия пред ним своих мыслей и совести и для получения назидания от его старческой беседы. Келья преподобного в монастыре была наверху, над отхожими местами, и полна клопов. У него не было ни кровати, ни постели. Вместо кровати служило ему кресло, а над головой лежала Псалтырь.

Скончался 13 августа 1848 года [5]. Почти целый месяц перед кончиной он каждый день приобщался Святых Таин.

После похорон отца Тимофея в его молитвослове нашли лоскуток бумаги, на котором было написано: «Я обещался никакими лекарствами не лечиться и ни у кого ничего не брать».

Отец Тимофей учил:

"Кроме умной молитвы, невозможно нам победить страсти, и очистить свое сердце, и соединиться с Богом. Умная молитва есть начало и источник всем добродетелям. И Апостол говорит, что «...но въ цeркви хощy пя́ть словeс умoм мои́м глагoлати, да и и́ны пoльзую, нeжели тмы́ словeс язы́ ком» (1 Кор. 14, 19). И Сам Господь наш Спаситель мира сказал: «Сe бо цaрствие Бoжие внyтрь вaс eсть» (Лк. 17, 21). И еще: «Блажeни чи́стии сeрдцем: я́ко тии Бoга yзрят» (Мф. 5, 8)" [6]

Почитание

В "Монахологии Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне" схимонах Тимофей упомянут преподобным [7], однако не удалось найти никаких сведений о том, чьим решением и когда он был канонизирован. В известных списках Соборов Валаамских и Афонских святых его имя отсутствует.

Воспоминания современников

Схиигумен Иоанн (Алексеев), последний духовник Валаамского монастыря:

"На Валааме при игумене Дамаскине жил схимонах Тимофей. Так он преуспел в духовной жизни, что был восхищен на небо и видел славу святых и, чтобы не развлекаться пустословием, наложил на себя благоразумное молчание. Игумен деятельной жизни не мог понять духоносного схимника, не нравилось ему это молчание, послал его в Петроград, на подворье Валаамского монастыря, — дескать, там заговорит. Схимник прожил там два года, а своего подвига молчания не оставил. Посоветовался со старцами Невской Лавры, они посоветовали духоносному схимнику уехать на Афон. Он так и сделал: уехал на Афон, прославился там духовной жизнью, гремел по всему Афону. Игумен Дамаскин очень сожалел, что упустил такого благодатного старца..." [8].

Инок Парфений (Агеев), афонский послушник прп. Тимофея:

"Жил с ним полгода и не видел его никогда на ребрах лежащего, да и сидящего весьма мало, только разве во время трапезы. Но всегда он был на ногах, хотя ноги были больны и опухли, но он на то не смотрел. Каждую ночь, с вечера, среди церкви он становился на молитву и стоял неподвижно до наступления дня. Таков его был устав! Кельи для себя не имел, а церковь ему была вместо кельи. В течение дня прочитывал часть из Апостола и часть из Евангелия, акафист Богородице. Потом занимался трудами. Пищу употреблял самую постную. После трапезы входил в церковь, садился на место и дремал один час — это было его упокоение, которое он позволял своей немощной плоти. Потом вставал и исполнял монашеское правило: триста поклонов земных, тысячу триста поясных, а молитву читал не устами, но сердцем и умом. Таковы были его жизнь и подвиги, что я не мог без слез на него и смотреть. Я, окаянный, не только не мог в чем-нибудь ему подражать, но боялся на него и смотреть…" [9]

Иеросхимонах Сергий (Веснин):

"По особенной любви моей к этому дивному пустыннику и я пользуюсь взаимностью его чувств и отеческим расположением, так что он всегда и на всякое время дозволяет мне приходить к нему в пустыню... Бывало иногда, в крайнем моем изнеможении, я начну жаловаться отцу Тимофею на мою леность, на нерадение к молитве и славословию. Он тяжело вздохнет, а по временам и со вздохом произнесет: «Ах, брате, брате! Когда мы искренне Бога возлюбим, поверь мне, не будем ленивы. Леность в молитве значит недостаток любви к Богу. Терпи, чадо, терпи, — прибавит он к этому с улыбкой. — Терпеть не будешь, бесу жертвой будешь" [10].

"Раз я разговорился с нашим строгим затворником отцом Тимофеем о свойствах истинного смирения, и между прочими своими замечаниями на этот важный предмет он сказал: «Чтобы достичь совершенства и всей высоты евангельского смирения, человек должен приучить себя думать и верить, что он хуже не только скота, но и демона…» − «Помилуй, — возразил я, — это уже слишком, это даже несовместимо с понятиями о высоком достоинстве нашей души. Что я хуже скота, это очень естественно, но хуже демона, — я думаю, сказать так о человеке, искупленном заветной кровью Богочеловека, не только нехорошо, но даже погрешительно». <…> «Сам суди об этом, - отвечал отец Тимофей, - мы хуже демона. А именно: за него не пролита бесценная кровь Богочеловека и нет для него Жертвы искупления. А между тем мы все искуплены ценой крови Владычней, и все средства к оправданию и наследию Царствия Небесного со стороны Божьей нам доставлены. Так лучше ли мы демона, если все это оставляем в пренебрежении? Разумеется, гораздо хуже его и неблагодарнее пред так неизъяснимо благодеющим нам Господом!.." [11]

Схимонах Селевкий (Трофимов):

"Дивный был старец! Я часто беседовал с ним. Быв у него однажды в келье, говорю ему: «Отец Тимофей, благослови меня обмести стены твоей кельи от клопов». А он мне сказал в ответ: «Нет, отче, клопы для меня полезны, у меня пухнут ноги, а они вытягивают из них дурную кровь». А мы и ничтожную боль и даже укус блохи не можем стерпеть. Отец Тимофей был самовольный мученик" [12]

Использованные материалы

  • Тимофей (Швецов), схимонах // Биографические данные лиц, упоминаемых на сайте электронной версии книги Валаамский старец схиигумен Иоанн (Алексеев). "Письма о духовной жизни":
  • "Русский афонский отечник XIX–XX веков", г. Афон, Изд. Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне, 2012 г, стр. 154-159:
  • "Монахологий Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне", г. Афон, Изд. Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне, 2013 г., стр. 99:



[1]  «Русский афонский отечник XIX–XX веков», г. Афон, Изд. Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне, 2012 г., стр. 154

[2]  Муравьев А.Н. «Путешествие по святым местам русским», изд. № 6, Спб, Синоидальная типография, 1888 г., стр. 321

[3]  «Русский афонский отечник XIX–XX веков», г. Афон, Изд. Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне, 2012 г., стр. 155

[4]  «Монахологий Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне», г. Афон, Изд. Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне, 2013 г., стр. 99

[5]  «Русский афонский отечник XIX–XX веков», г. Афон, Изд. Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне, 2012 г., стр. 159

[6]  «Русский афонский отечник XIX–XX веков», г. Афон, Изд. Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне, 2012 г., стр. 158

[7]  "Монахологий Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне", г. Афон, Изд. Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне, 2013 г., стр. 99 - http://www.afonit.info/images/2tomMonahologiy.pdf

[8]  Схиигумен Иоанн (Алексеев) «Загляни в свое сердце», М., изд. им. Святителя Игнатия Ставропольского, 2003 г., стр. 303

[9]  «Русский афонский отечник XIX–XX веков», г. Афон, Изд. Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне, 2012 г., стр. 157

[10]  «Русский афонский отечник XIX–XX веков», г. Афон, Изд. Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне, 2012 г., стр. 157

[11]  «Русский афонский отечник XIX–XX веков», г. Афон, Изд. Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне, 2012 г., стр. 159

[12]  «Русский афонский отечник XIX–XX веков», г. Афон, Изд. Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне, 2012 г., стр. 159

Редакция текста от: 09.04.2014 20:01:02

"ТИМОФЕЙ (ШВЕЦОВ)" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google