СИМЕОН ЭМЕССКИЙ

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Преподобные Симеон, Христа ради юродивый, и спостник его Иоанн
Преподобные Симеон, Христа ради юродивый, и спостник его Иоанн
Симеон Эмесский, Палестинский (VI-VII в.), Христа ради юродивый, преподобный

Память 21 июля

Родом был сирийцем и происходил из состоятельной семьи. С детства его связала тесная дружба с Иоанном, будущим спостником его. Симеон был холост и проживал с престарелой матерью, а Иоанн жил с женой в доме у отца. Когда Симеону исполнилось 24 года, а Иоанну — 22, они совершили путешествие в Иерусалим на праздник Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня.

Когда они достигли Иерихона, Иоанн сказал другу, что люди, живущие в монастырях на берегах Иордана, подобны ангелам Божиим. Указав на ведущую к ним дорогу, он промолвил: «Вот путь, ведущий к жизни». Обратившись к широкой дороге, по которой шли все путники, добавил: «А вот путь, ведущий к смерти».

Помолившись и бросив жребий о том, какой путь им избрать, они отправились в монастырь святого Герасима, полные радости и отринув всякие узы, соединявшие их с миром. Настоятель обители, блаженный Никон, имел видение о приходе в монастырь двух юношей. Он встретил Симеона и Иоанна у ворот, радостно приветствовал и призвал отречься от мира, предсказав, какой будет их дальнейшая судьба. По их просьбе он немедля совершил иноческий постриг. И все же они боялись утратить посланное свыше рвение, воспламенявшее их сердца, и великую славу, даруемую монашеством. Поэтому, по одним сведениям, через два дня, по другим - "добившись успеха в монашеском делании", Иоанн и Симеон решили оставить монастырь и удалиться от людей ради жизни в пустыне, предав себя воле Божией. В ту ночь, когда праведники тайно собрались покинуть обитель, игумену было открыто их намерение. Никон сам вышел к воротам монастыря, чтобы проводить монахов, и преподал им свое благословение.

Они направились к Мертвому морю и остановились в пустынном месте, именуемом Арнона. Там сподвижники нашли убежище и запас продовольствия, которые принадлежали отшельнику, умершему за несколько дней до того.

Как только они приступили к аскетическим подвигам, ими овладели воспоминания о близких: Иоанн думал о жене, а Симеон – о матери. Угнетаемые такими мыслями и искушением уныния, они чуть было не сдались, но всякий раз память о славе, даруемой монашеством, и видение во сне их духовного отца придавало им мужества и стойкости. Они пребывали в кельях, удаленных друг от друга на бросок камня, а когда их одолевали искушения или уныние, сходились ради совместной молитвы. Тогда они рассказывали друг другу о посылаемых им видениях и радовались, что избавлены Богом от тревоги за близких ради непрестанного молитвенного делания. И в нем они столь преуспели, что спустя всего несколько лет были удостоены явлений Божества и дара чудотворения.

30 лет провели они в пустыне, открытые любой непогоде и бесовским козням. Тогда Симеон, достигнув блаженного бесстрастия благодатью обитавшего в нем Святого Духа, предложил другу покинуть пустыню, чтобы спасти и других людей, высмеяв мир властью Христовой. Иоанн, сочтя, что тот пал жертвой бесовского наваждения, строго ему выговорил и напомнил об обоюдном обещании никогда не расставаться. Но ничто не могло поколебать решимости Симеона, и, уразумев, что на то воля Божия, Иоанн отпустил друга, взяв с него обещание не уходить из этого мира, не повидавшись с ним.

Вначале Симеон отправился в паломничество в Иерусалим, где провел три дня в молитве у великих святынь, а затем в Эмесу. Там он решил прикинуться безумцем, чтобы следовать своему служению. Так он стал первым из вступивших на опасный подвижнический путь юродства Христа ради. Не имея иных целей, кроме спасения душ, он в качестве средства использовал или смешное поведение, или придуманную заранее хитрость, или чудеса, которые он совершал, отдавая себя при этом на посмешище и поругание, а иногда произносил наставления и пророческие речи вопреки своему мнимому безумию. И всякий раз он стремился укрыться от людей и избежать огласки, чтобы не удостоиться похвалы и почестей от людей и жить в миру как в пустыне.

Симеон вступил в город, волоча за собой на ремне труп собаки, найденный им на мусорной куче, вызвав этим издевательские насмешки детей. На следующий день, в воскресенье, он пришел в церковь и принялся тушить свечи, кидая в них орехами. Его хотели выгнать, тогда он взошел на амвон и стал кидать орехи в присутствующих женщин. Когда же его наконец вывели вон, он опрокинул столы торговцев-кондитеров, и те осыпали его ударами. Один продавец пирожков сжалился над ним и предложил торговать в своей лавочке, но Симеон принялся бесплатно раздавать товар прохожим, а сам жадно поедать пирожки, потому что постился уже неделю. Поддавшись на уговоры жены, торговец поколотил его и выгнал. Вечером Симеон взял голыми руками горячие угли и зажег от них ладан, но затем, когда это увидела жена торговца, блаженный сделал вид, будто обжегся, и сбросил жар в свой плащ, оставшийся, как и его руки, невредимым. Впоследствии он обратил ко Христу этого лавочника, который был учеником Севера Антиохийского, изгнав из него беса.

Так человек Божий жил среди города в бесстрастии и будто бы свободный от забот о плоти и уз стыдливости. Он прилюдно справлял нужду, входил нагим, с одеждой, обмотанной вокруг головы, на женскую половину общественной бани, плясал с актрисами, держа их за руку, общался с блудницами, не испытывая при этом ни малейшего вожделения, а дух свой неизменно сосредоточив на молитве. Он пользовался этими уловками, чтобы быть ближе к женщинам дурного поведения, а затем втайне предлагал им немалые деньги, чтобы они могли вести целомудренный образ жизни.

Также он стяжал дар умеренности в пище и весь Великий пост ничего не ел, но когда наступал Великий четверг, он садился у прилавка кондитера и объедался лакомствами, к большому возмущению благонравных прохожих. А порой он постился целую неделю и затем прилюдно ел мясо. В воскресенье он сидел у входа в церковь и ел колбасы, обернутые, подобно четкам, вокруг его шеи, в левой руке держа, как диаконский орарь, сосуд с горчицей, которой мазал рот всякому, кто пробовал смеяться над ним. Но намазав горчицей глаза крестьянина, пораженного слепотой за кражу коз у соседа, он даровал ему исцеление.

Перед тем как разразилась эпидемия чумы, он целовал детей, павших вскоре ее жертвами, и желал им доброго пути. Юродивый часто заходил в богатые дома и совершал свои обычные выходки, в том числе делал вид, будто целует служанок. Одна из них заявила, что беременна от него, и Симеон заботился о женщине, пока она носила во чреве, но затем не смогла разродиться, пока не назвала имени настоящего отца ребенка.

Святой Симеон не называл людей иначе, как безумцами и нечестивцами. Он пророчествами и речами, которые произносил прилюдно под видом безумия, обличал преступления одних, воровство и бесстыдство других и таким образом чуть ли не во всей Эмесе пресек привычку к греху. Не имея в этом мире никакого имущества, он денно и нощно молился в ветхой лачуге, откуда по утрам выходил, омочив землю слезами о спасении своих братьев. Еще он испросил у Бога, чтобы его борода и волосы вовсе не росли все то время, которое он посвятил служению в Эмесе, так что к нему вовсе не относились с тем почтением, которое вызывает облик монахов.

Иоанн, оставшись в пустыне один, глубоко чтил Симеона. Всех жителей Эмесы, которые обращались к нему, он направлял к «юродивому Симеону», который мог лучше дать духовный совет.

Спокойно и рассудительно он беседовал лишь с диаконом Иоанном, сына которого исцелил, а с него самого снял ложное обвинение в убийстве. Из уст святого исходило чудесное благоухание, но он пригрозил собеседнику ужасными мучениями в грядущей жизни, если тот раскроет его тайну. Когда же жизненный путь юродивого подходил к концу, Симеон за два дня до смерти поведал всю свою историю диакону. Открыл также, что во исполнение обещания, данного при расставании другу Иоанну, он в видении встретился со спостником и сподвижником, и у того на голове был венец с надписью «За пустынническое терпение».

Удалившись к себе в лачугу, святой, не желая стать объектом поклонения через свою смерть, навалил на себя груду поленьев, чтобы люди решили, будто он погиб, раздавленный ими. Знавшие святого горожане, увидев, что он уже два дня не появляется в Эмесе, пришли в его убогое жилище и обнаружили Симеона мертвым. Все решили, что он стал жертвой несчастного случая, даже не омыли его тела и отправились хоронить без возжигания свечей и пения псалмов на кладбище для странников. Когда же процессия проходила мимо дома стекольщика-иудея, некогда обращенного Симеоном, тот вдруг услышал, как невидимый взору хор поет псалмы голосами неземной красоты. Пораженный, он выглянул в окно и увидел лишь двух людей, несших останки человека Божия. Тогда он воскликнул: «Блажен ты, о безумец юродивый, ибо не человеческие голоса поют псалмы, провожая тебя, но небесные силы возносят гимны в твою честь!» И он вышел, чтобы своими руками похоронить святого.

Узнав о кончине блаженного Симеона, диакон пошел на кладбище и открыл его могилу – она была пуста. Тогда он уразумел, что Господь прославил Своего служителя, вознеся во славе вкупе с телом до всеобщего воскресения. И лишь после этого жители Эмесы поняли, что среди них жил новый апостол, тайно спасавший их души.

В скором времени ко Господу отошел и преподобный Иоанн.

Использованные материалы

  • Из книги «Синаксарь: Жития святых Православной Церкви». Составитель - иеромонах Макарий Симонопетрский, адаптированный русский перевод издательства Сретенского монастыря
  • Преподобные Симеон, Христа ради юродивый, и спостник его Иоанн. Церковная православная газета № 14 (288) июль 2011, Андрей Гор, православный календарь

Редакция текста от: 03.08.2016 15:59:09

"СИМЕОН ЭМЕССКИЙ" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google