СИНЕЗИЙ (ЗАРУБИН)

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Еп. Синесий (Зарубин)
Еп. Синесий (Зарубин)
Cинесий [1] (Зарубин) (1886 - 1937), епископ б. Ижевский и Вотский

В миру Зарубин Сергей Григорьевич, родился 20 августа 1886 года в деревне Панине (после Великой Отечественной войны - Марьинка) Салтыковской волости Бронницкого уезда Московской губернии, в благочестивой православной крестьянской семье Григория и Елизаветы Гавриловны Зарубиных. Всего у Зарубиных было четверо детей: Сергей, Ольга, Елизавета и Савва. Сергей был старшим. После рождения младшего сына Саввы отец ушел в Москву на заработки и не вернулся. Воспитывать детей помогали родственники отца. Всю свою юность Сергей находился под непосредственным воздействием своего дяди по отцу - иеромонаха Саввы. Ко времени выхода на самостоятельную жизнь Сергей, как он писал будучи епископом, "полагал уже, что без Бога жить нельзя и жизни быть не может" [2]. На религиозные убеждения будущего исповедника, по его собственным словам, сильно повлияли также читанные им во множестве жития святых. Немалое влияние оказала и его тетя, бывшая единоверкой, которая привила ему любовь к старообрядческому богослужению единоверцев.

Сергей поступил в специальное техническое художественное училище в Москве. Любовь к изобразительному и театрально-сценическому искусству, которая в нем была и ранее, в эту пору еще более развилась. Слушал в Москве выступления Шаляпина и Собинова в Художественном театре, посещал выставки Репина, Коровина и других знаменитостей.

По окончании училища, в 1906-1917 годах - преподаватель среднего ремесленного училища в Иркутске.

После провозглашения новой властью Декрета об отделении Церкви от государства и школы от Церкви, когда школьное воспитание было объявлено безбожным и безрелигиозным, счел для себя невозможным продолжать преподавательскую деятельность и всецело посвятил себя служению Богу и Церкви. Как он писал:

"ушел туда, где еще предоставлялась возможность проявления личной свободы и на что коммунизм, как теория, не проявлял своих притязаний и провозгласил полное невмешательство в церковно-религиозную жизнь, которая с детства была мне хорошо знакома и любима - как по глубине и чистоте религиозных принципов, так и по форме, где я усматривал искусство и в быте, и в одежде... и во всех ритуалах и форме христианских Таинств."

Священство

В 1917 году был рукоположен в священный сан перед чем, видимо, был пострижен в монашество.

С 1 января 1918 года участвовал в работе Поместного Собора Русской Церкви. Впоследствии служил в Омске, Тюмени, опять в Омске.

В Омске 4 октября 1922 года был арестован по обвинению в "контрреволюционной агитации." 1 ноября того же года Омский Губотдел политуправления постановил прекратить дело и освободить его из-под стражи.

Примерно в это же время продолжительное время служил в многочисленном единоверческом приходе Тюмени. Единоверцы настолько доверяли ему, что избрали его в 1923 году кандидатом от одиннадцати единоверческих благочиний для посвящения в единоверческого епископа. Упоминается также служащим в Иркутске.

В 1923 году был переведен в Коломну. В 1923-1926 годах - архимандрит Коломенского Спасо-Голутвина монастыря.

Викарий Воронежской епархии

13 июня 1926 года был хиротонисан в епископа Острогожского, викария Воронежской епархии. Известно, что в его рукоположении участвовал епископ Василий (Дохтуров).

С октября по декабрь того года - епископ Уразовский, викарий той же кафедры. Краткосрочно вступил во временное управление Воронежской епархией.

В Якутии

С декабря того же года - епископ Колымский, викарий Якутской епархии.

С 1927 года - епископ Якутской и Вилюйский.

Служить ему приходилось на Крайнем Севере, у берегов Ледовитого океана среди тунгусов. Сохранилась фотография, как он 25 июня 1927 года освящает закладку нового храма в селении Куман Сурит в окружении тунгусов в праздничных одеждах.

Критически отнёсся к "Декларации" митрополита Сергия. После ее публикации в печати в конце июля 1927 года лично высказал митрополиту Сергию свое с ним расхождение в понимании лояльности. Считал, что "Декларацией" Церковь слишком вовлекается в область мирской власти, между тем, по мнению епископа Синезия, "интересы гражданские (как мирские) несовместимы с учением православной религии, строго разграничивающей «Божие Богови»." Обозначение своего расхождения с митрополитом Сергием епископ Синезий считал "достаточным для своей совести на предмет моих дальнейших служений и взаимоотношений с ним, как Патриаршим местоблюстителем, и им сделанное очередное назначение на дальнейшее мое служение я считал и его согласием на мои убеждения."

В 1928 году виднейшие представители старообрядчества австрийского толка вели с ним усиленные переговоры и постоянные свидания на предмет приглашения его для служения у них. Сам епископ Синезий изъявлял на это согласие, если будет на это благословение Священного Синода Московской Патриархии.

Владыка Синезий (Зарубин)
Владыка Синезий (Зарубин)

Ижевский епископ

12 декабря 1928 года был переведен на Ижевскую кафедру.

На него в начале 1929 года была начислена непомерная сумма в 10300 руб. подоходного налога и после этого еще больше 7000 руб. в качестве "аванса" на будущий год.

После публикации интервью митрополита Сергия от 15 февраля 1930 года в "Известиях" епископ Синезий счёл для себя невозможным находиться в подчинении ему и послал ему "и его Синоду свой отказ в молитвенном с ним общении и сослужении, а также от звания и титулования 'Ижевским и Вотским,' отнюдь не отказываясь от своих прав православного епископа" [3]. В рапорте митрополиту Сергию за № 421 епископ писал, что с 19 февраля того же года прекратил управление Ижевской епархией. В ответ митрополит Сергий и временный при нем Священный Синод указом № 21 от 26 февраля того года постановили: "Епископа Синезия уволить от управления епархией на покой и иметь в будущем. Временное управление Вотской епархией поручить Преосвященному Нолинскому Георгию."

В отстранении от митр. Сергия

В конце февраля - начале марта 1930 года церковно-приходской совет Успенской церкви Ижевска пригласил епископа Синезия для служения в их храме. Владыка заявил им, что он отошел от митрополита Сергия и не поминает его, но церковно-приходской совет не отозвал своего приглашения. Епископа служил вечерню 2 марта 1930 года, после чего продолжительное время служил в Успенской церкви по воскресным и праздничным дням. На вопрос благочинного Ижевска священника Иоанна Стерхова о причинах его отделения от митрополита Сергия, епископ Синезий ответил (в изложении священника Стерхова):

"...видели, что пишет митрополит Сергий? У нас в епархии духовенство разуто и раздето, церкви закрываются, духовенство обкладывается непомерными налогами, арестовывается и высылается, а он пишет: 'нет, и не было никакого гонения на Церковь.' Что за ложь! Я его больше двух лет защищал в глазах верующих после его декларации, выпущенной в июле 1927 года, а теперь уж после такой лжи и обмана, помещенной им в интервью, я с ним порываю всякую связь и прекращаю с ним молитвенное общение."

Отец Иоанн сообщил об этом митрополиту Сергию, который командировал в Ижевск епископа Нолинского Георгия (Анисимова) для увещевания епископа Синезия. Увещания не имели успеха. После встречи с епископом Георгием владыка Синезий уехал в Москву еще до отъезда епископа Георгия из Ижевска.

В это время, в первых числах мая, церковно-приходской совет Успенской церкви Ижевска на общем собрании постановил не поминать митрополита Сергия, признав своим главой епископа Синезия и послав это решение епископу Синезию в Москву. 2 мая 1930 года определением Патриархии за № 79 было постановлено:

"Предложить Преосвященному Синезию, бывшему Ижевскому, представить в Патриархию в двухнедельный срок, в объяснение раздорнической его деятельности, ответ на следующие вопросы: 1) считает ли себя Преосвященный состоящим в каноническом общении с Зам. Патр. Местоблюстителя и при нем Патр. Свящ. Синодом, признавая их православными, а не обновленцами; 2) выпустил ли и какое воззвание против Патр. Заместителя; 3) по какому разрешению служит, по увольнении на покой, в Успенской г. Ижевска церкви со священником Павлом Мезриным и диаконом Гр. Остроумовым, производя своею раздорнической деятельностию соблазн среди духовенства и верующих г. Ижевска. Впредь до представления Преосвященным Синезием ответов на указанные вопросы воспретить ему священнослужение; в случае неполучения от него ответов в двухнедельный срок, иметь о нем особое суждение" [4].

Телеграммой от 19 мая 1930 года епископ Синезий сообщил в Патриархию, что запрещению, наложенному на него Патриархией, он подчинился, однако о том, что последуют от него дальнейшие объяснения, не упомянул. После этого епископ Синезий долгое время не служил, а только ходил в церковь молиться и пел на клиросе, чем вызвал к себе сочувствие многих прихожан. Епископ Нолинский Георгий, временно управляющий Вотско-Ижевской епархией, в своих докладах от 20 мая (№ 251) и от 23 мая (№ 270) сообщал, что "им вполне установлена раздорническая деятельность и факт отхода от Зам. Патр. Местобюстителя запрещенного в священнослужении епископа Синезия (Зарубина)."

4 июня 1930 года определением Патриархии за № 103 было постановлено: "В виду того, что еп. Синезий спрашивавшему его Преосвященному Нолинскому определенно заявил о разрыве общения с Заместителем и в указанный срок объяснений в Патриархию не представил [...] предать суду православных архиереев, оставив его под запрещением впредь до раскаяния или постановления о нем суда" [5].

В июне-июле епископ Синезий ездил в Ленинград (ныне Санкт-Петербург), где 21 июля встречался с митрополитом Иосифом (Петровых). Также имел встречи с епископами Нарвским Сергием и Олонецким Василием.

Пробыл в Ленинграде около трех недель и увидев деятельность "иосифлянских" храмов, вернулся в Ижевск и приступил к служению в Троицкой, а затем в Успенской церквях Ижевска. Известно, что епископа Синезия после его разрыва с митрополитом Сергием признавали своим духовным главой, помимо Успенской и Троицкой (согласно решению приходской общины от 10.06.1930) церквей Ижевска, еще 15 приходов в Ижевской епархии, 47 приходов Яранской епископии, 16 приходов Вятской епархии, 8 приходов в Вятско-Ветлужском крае, 10 приходов Уральской области, два прихода в Московской области. Из Яранской, Котельнической епископий и из других мест к нему приезжали представители приходов с прошениями принять их в его ведение и о рукоположении. Единоверцы из Ильинской единоверческой церкви Ижевска также настоятельно просили епископа Синезия принять их в его ведение. В самой Ижевской епархии епископ Синезий пользовался большим авторитетом среди простых верующих, в том числе и среди удмуртов.

Арест, заключение, расстрел

24 мая 1931 года был арестован сотрудниками ОГПУ в Ижевске у себя на квартире, где с ним жила его престарелая мать. При обыске были изъяты все бумаги из его канцелярии. Епископ Синезий обвинялся в том, что "являлся руководителем Удмуртского филиала контрреволюционной церковно-монархической организации «Истинно-Православная Церковь», проводил контрреволюционную деятельность среди населения по заданиям этой организации." Вместе с ним в Ижевске по этому же делу был осужден еще 21 человек на срок от 5 лет до полугода.

Свою вину не признал, заявив следствию:

"Ни к каким политическим организациям за время существования Сов. власти я не принадлежал и не принадлежу. Никаких контрорганизаций против власти не только не поддерживал, но о существовании таковых не имел понятий. В своей церковной деятельности всегда руководился чисто религиозными положениями и основанием в эту деятельность полагал один основной принцип – невмешательства гражданских и политических дел – по-Евангельски – «Божие – Богови» и «Кесарево – Кесареви»" [6].

О своей церковной принадлежности в 1931 году заявил следствию в Ижевской тюрьме:

"Моя ориентация - прежний, постоянный староцерковник, мой глава – глава законныя церкви, не мудрствующая лукаво и не раскланивающаяся «семо и овамо» - Местоблюститель Патриарший Петр, Митрополит Крутицкий" [7].

В своем последнем письменном слове, которое предложил следователь сделать епископу Синезию, последний написал:

"Весь процесс дела и инкриминируемых мне политических преступных деяний я лично разсматриваю, как не совершивший таковых в силу моей органической неспособности вообще на какия бы то ни было восстания, убийства, силу оружия и перемену властей, для меня совершенно безразличных по идеологическому мышлению, - в отношении меня разсматриваю лишь как средство и возможность идейной борьбы для пресечения моих церковных служений как Епископа, за которым стоят верующие массы, и охотно приму это осуждение и наказание, так как по моим идеологическим стремлениям идея коммунизма, как начала материального, принижающего дух и не дающего никаких перспектив на проявление свободы творческого духа, таланта и способностей, даже при его стремлении нивелировки – сделать все общим и сравнять всех как один, - неприемлем, утопичен, кажется неосуществимым. Ибо равенства всех нет, быть никогда не может, как не равны люди по своим духовным способностям, а мои наблюдения над жизнью трудового крестьянства меня в этом убеждают, и не имея и не ожидая ничего привлекательного от коммунизма, я с радостью готов уйти из этой жизни и наказание приму как борец за идею, как страдалец-мученик с полным удовлетворением и чем строже, тем для меня лучше, и чем скорее, тем желаннее, ибо я устарел для жизни, устал в поисках идеальной жизни, изверился в людях окончательно и моя вожделенная мечта моего детства, моей лучшей части жизни осуществится, как геройская смерть исповедника, христианского священномученика и в моем сознании и в сознании всех моих последователей, ради коих я жил и которым служил беззаветно по искренности и чистоте своих убеждений. Все следствие по обвинению меня разсматриваю как инсценирование на определенно заданную тему – найти и поставить в центр обвинения епископа, по сану наиболее авторитетнаго среди верующих кругов и как главнаго врага-религиозника по убеждениям коммунистов. Но этот суд для меня не последний, я остаюсь при своем: «Верую... во Единаго Бога, Отца и Сына и Св. Духа», «Чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века». Ей гряди Господи Иисусе!" [8]

26 января 1932 года был осужден Коллегией ОГПУ СССР и приговорён к 10 годам концлагерей. В конце января был отправлен в Соловецкие лагеря. Отбывал наказание в Мурманском отделении Беломоро-Балтийского комбината НКВД.

20 сентября 1937 года, за то что "вел повстанческую контрреволюционную агитацию среди заключенных в лагере, выступал против стахановского движения," тройкой при НКВД Карельской АССР был приговорён по ст.ст.58-2, 10,11 УК РСФСР к высшей мере наказания. Был расстрелян 27 сентября [9] 1937 года - либо в Медвежьегорском районе Карелии, либо на Водоразделе (VII-VIII шлюз Беломоро-Балтийского канала).

Память

И в советские времена, и после, в Ижевской епархии почитался православными верующими как священномученик. Многие как святыни хранили его фотографии и наряду с молитвами об упокоении его души просили и его ходатайства пред Богом.

29 ноября 1989 года был реабилитирован по 1932 году репрессий, а 26 ноября 1999 года прокуратурой Омской области - по 1922 году репрессий.

Документы, литература

  • Архив УФСБ по УР.
  • АМП.
  • ГАКО.
  • Сведения о репрессированных клириках и мирянах Русской Православной Церкви по Ижевско-Удмуртской епархии в советский период.
  • ЖМП, 1931, № 4, 1.
  • ФПС I, № 261, 10.
  • ФАМ I, № 240, 19.
  • Списки архиереев 1897-1944 гг. Патриарха Алексия, 24.
  • Заметки и дополнения Е.М.Б.
  • Регельсон Л., Трагедия Русской церкви. 1917-1945, Paris, 1977, 478, 481, 605.
  • Мануил (Лемешевский), митр., Русские православные иерархи периода с 1893 по 1965 гг. (включительно), Erlangen, 1979-1989, т. 6, 224.
  • Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти, 1917-1943: Сб. в 2-х частях [сост. М. Е. Губонин], М., 1994, 993.
  • Осипова И. И., "Сквозь огнь мучений и воды слез...": Гонения на Истинно-Православную Церковь: По материалам следственных и лагерных дел заключенных, М.: Серебряные нити, 1998, 260-261.
  • Шкаровский М. В., Иосифлянство: течение в Русской Православной Церкви, СПб.: НИЦ "Мемориал," 1999, 297-298.
  • Забвению не подлежит: Книга памяти жертв политических репрессий Омской области, [т. 3], Омск: Кн. изд-во, 2001, 316.
  • Сведения и фотографии от родственников епископа Синезия - Токаревой О. В. (Ижевск) и Альтгаузен Т. К. (Москва).
  • Фотографии от Костылева В. Г. (Ижевск) и священника Георгия Харина (Ижевск).

Использованные материалы



[1]  Чаще имя приводится в форме Синезий

[2]  Малых Александр, свящ., "Епископ Ижевский Синезий (Зарубин)," официальный сайт Ижевской епархии, http://www.udmeparhia.ru/diocese/sacred/sacred_303.html

[3]  Цит. по Малых Александр, свящ., "Епископ Ижевский Синезий (Зарубин)," официальный сайт Ижевской епархии, http://www.udmeparhia.ru/diocese/sacred/sacred_303.html

[4]  Цит. по Малых Александр, свящ., "Епископ Ижевский Синезий (Зарубин)," официальный сайт Ижевской епархии, http://www.udmeparhia.ru/diocese/sacred/sacred_303.html

[5]  Цит. по Малых Александр, свящ., "Епископ Ижевский Синезий (Зарубин)," официальный сайт Ижевской епархии, http://www.udmeparhia.ru/diocese/sacred/sacred_303.html

[6]  Цит. по Малых Александр, свящ., "Епископ Ижевский Синезий (Зарубин)," официальный сайт Ижевской епархии, http://www.udmeparhia.ru/diocese/sacred/sacred_303.html

[7]  Цит. по Малых Александр, свящ., "Епископ Ижевский Синезий (Зарубин)," официальный сайт Ижевской епархии, http://www.udmeparhia.ru/diocese/sacred/sacred_303.html

[8]  Цит. по Малых Александр, свящ., "Епископ Ижевский Синезий (Зарубин)," официальный сайт Ижевской епархии, http://www.udmeparhia.ru/diocese/sacred/sacred_303.html

[9]  Так по Малых Александр, свящ., "Епископ Ижевский Синезий (Зарубин)," официальный сайт Ижевской епархии, http://www.udmeparhia.ru/diocese/sacred/sacred_303.html. Другие материалы указывают также версию 15 октября.

Редакция текста от: 29.06.2013 01:44:45

"СИНЕЗИЙ (ЗАРУБИН)" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google