ВАРЛААМ МОСКОВСКИЙ

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Варлаам (+ 1533), митрополит б. Московский и всея Руси.

По-видимому, из иноков Кириллова Белозерского монастыря.

В 1506 году в сане архимандрита стал настоятелем Московского Симонова монастыря. В его годы настоятельства в монастыре активно переписывались святоотеческие творения, богослужебные книги; в обители жил вернувшийся с Белоозера князь-инок Вассиан (Патрикеев).

В том же году участвовал в числе духовенства во главе с митр. Симоном в ходатайстве перед вел. князем за К. И. Острожского [1].

В 1510 году вместе с Коломенским епископом Митрофаном сопровождал великого князя Василия III в походе на Псков.

Через 3 месяца после кончины митр. Симона по воле великого князя был избран первоиерархом Русской Церкви. 27 июля наречен, а 3 августа 1511 года хиротонисан во епископа с возведением в сан митрополита Московского и всея Руси.

Возобновление отношений с Константинополем

Ко времени предстоятельства Варлаама относится возобновление прямых контактов Московской митрополии с Константинопольским Патриархатом, прерванных в середине XV в. (после поставления Собором русский епископов на Московский митрополичий престол свт. Ионы, не признанного Патриархией, и посылки на Русь Константинопольским Патриархом Дионисием I бывшего униатского Киевского митр. Григория Болгарина, не принятого Русской Церковью). В марте 1518 года в Москву прибыло большое посольство с Афона и из Константинополя во главе с митрополитом Зихны Григорием, в которое входил преподобный Максим Грек; посольство оставалось в Москве до 11 сентября 1519 года, причём преподобный Максим покинуть Россию так и не смог. Инициатива возобновления отношений между Русской и Константинопольской Церквами принадлежала, по-видимому, последней. Преподобный Максим писал о том, что в Москве грекам был оказан холодный прием: «Князь великий от Григорья Патрияршеского благословения не принял. А митрополит здешней [Варлаам] также от Григорья Патрияршеского благословения не принял. И чести ему князь великий некоторые не учинил. А митрополит его с иконами не встретил, разве как пришел к нему, и митрополит его через порог благословил» [2]. Официальные русские летописи, напротив, пишут о благожелательной встрече греков в Москве: вел. князь распорядился разместить посольство в Чудовом монастыре и кормить «от своея царския трапезы»; митр. Варлаам «к Григорию, митрополиту града Жыхна, и к старцем Святыя Горы великую любовь и честь показуяше, и к себе призывая, и с ними чясто беседуяше о Божественных словесех духовных» [3].

Согласно русским летописям, единственной целью приезда греков была просьба о милостыне, именно об этом идет речь в послании Константинопольского Патриарха Феолипта Московскому митрополиту. Патриарх именует Варлаама «митрополитом Киевским и всея Руси» и «митрополитом Московским и всея Руси», но также одним из «ближних детей» и архиереев «сущей Матери всех православных христиан» Константинопольской Церкви [4]. Можно предположить, что эти формулировки означают признание Патриархией автокефалии Русской Церкви, однако, по мнению греков, они не исключают необходимости дальнейшего обсуждения этого вопроса. В частности, прп. Максим вскоре после приезда в Россию высказывал мнение о неканоничности поставления Московских митрополитов Собором русских епископов и о необходимости подчинения главы Русской Церкви Константинополю [5].

Многочисленные события 1518-1519 годах, подробно описанные русскими летописями, могут быть поняты как ответ русской стороны на притязания греков и как желание подтвердить и продемонстрировать каноничность существования независимой Русской Церкви. Одним из наиболее важных аргументов русских в этом споре была святость многих предстоятелей Русской Церкви и продолжение чудотворений в настоящее время. Летопись помещает подробный рассказ о совершавшихся в ноябре 1518 - июне 1519 г. в Чудовом монастыре (т. е. на глазах у греч. посольства) чудесных исцелениях от мощей митр. св. Алексия, в связи с чем было устроено большое торжество. Митр. Варлаам и вел. князь «с епископы, и архимандриты, и игумены, и со всеми соборы, весь чин церковный приидоша со псалмопением и со свещами и с кандилы во обитель святаго архангела Михаила к гробу, идеже положено святое тело святителя и чюдотворца Алексиа, и молебная пениа сътворше, и хвалу велику воздающе Всемогущему Богу и угоднику Его и чюдотворцу Алексию… И праздноваша светло, благодаряще Бога и угодника Его святаго чюдотворца Алексиа» [6]. Свидетельством неоскудевающей благодатности русских предстоятелей - законных преемников древних чудотворцев служит летописный рассказ о прекращении непрерывно шедших в июне 1518 г. дождей по молитве митр. Варлаама [7].

По повелению митрополита и вел. князя летом того года в Москву из Владимира были принесены древние византийские иконы Спасителя и Богородицы, которым в Москве была устроена торжественная встреча. Иконы оставались в Москве в митрополичьих палатах для поновления, в котором самое непосредственное участие принимал митр. Варлаам: «Сам многажды своими руками касаяся и тружаяся к святым иконам... и сребром и златом обложи и украси, и киоты и пелены устрои» [8]. Обладание византийскими святынями должно было зримо свидетельствовать перед греками прямую преемственность благочестия русских от древнего византийского благочестия, когда оно еще не было нарушено заключением унии на Ферраро-Флорентийском Соборе и покорением Константинополя турками. Во Владимир поновленные образа были отпущены 15 сентября 1519 г., после отъезда греч. посольства [9], в память об этом событии было установлено совершать ежегодный крестный ход 15 сентября [10]. Ранее, в 1514 г., по повелению митр. Варлаама была отреставрирована Владимирская икона Божией Матери и было установлено 21 мая совершать с иконой крестный ход к Сретенскому монастырю.

Сочувствие нестяжателям

Митрополит Варлаам был близок к нестяжателям. В 1515-1517 гг. по благословению митрополита Вассиан (Патрикеев) составлял новую редакцию Кормчей книги. Составителю предписывалось из Кормчей «ничего не выставливати» [11], однако Вассиан привел в сборнике канонов свою точку зрения с осуждением церковных владений.

В послании В. А. Челяднину прп. Иосиф Волоцкий сообщал о «поносных речах» в адрес волоколамских монахов, которые князь-инок высказывал в митрополичьих палатах [12]. Несомненно, митрополит знал и о письменных трудах Вассиана, направленных против прп. Иосифа.

Разделявший взгляды Вассиана (Патрикеева) прп. Максим Грек по благословению митр. Варлаама в Москве перевел Толковую Псалтирь, затем по просьбе митрополита - отдельные отсутствовавшие в рус. книжности толкования на Апостол. Труды афонского монаха были рассмотрены Собором русских архиереев во главе с митрополитом.

Строительство храмов

В Москве митрополит Варлаам освятил храмы: во имя свт. Леонтия Ростовского за р. Неглинной (12 сент. 1519) и Введения во храм Пресв. Богородицы на Сретенской ул. (21 нояб. 1519).

Новгородская епархия в то время вдовствовала, и Новгородская летопись сообщает о построении храмов в Великом Новгороде по благословению Первосвятителя [13].

По его благословению были выданы антиминсы для храмов обители, основанной прп. Ионой Климецким.

По распоряжению митр. Варлаама прп. Корнилий Комельский в 1514/15 г. построил в своем монастыре большую Введенскую церковь, затем церковь во имя Антония Египетского с трапезной.

27 января 1512 г. митрополит дал жалованную тарханно-несудимую грамоту архим. Спасо-Евфимиева монастыря Кириллу на церковь свт. Василия Кесарийского в Гороховецкой волости Нижегородского уезда [14].

Митрополит сделал вклад в Троице-Сергиев монастырь - кодекс библейских книг [15].

Поход на Москву Магмет-Гирея

В 1521 г. при митрополите Варлааме случился поход крымского хана Магмет-Гирея на Москву. "Пресвященный же Варлам, митрополит всея Руси, тако же со святители, сущими тогда на Москве, и со всем Собором, и инок множество, и со всем народным достоянием во святых церквах непрестанно Бога моляху" [16]. В память избавления Москвы от нашествия татар 21 мая было установлено празднование в честь Владимирской иконы Богоматери.

Оставление кафедры, ссылка и кончина

17 декабря 1521 г. митрополит Варлаам был вынужден оставить кафедру. Он удалился в Московский Симонов монастырь, вскоре по повелению вел. князя Василия III он был сослан в Спасо-Каменный монастырь на Кубенском озере [17], где он и скончался 24 марта 1533 года. Его гробница в Спасо-Каменном монастыре не сохранилась.

О причинах опалы митрополита Варлаама среди историков нет единого мнения. Посол австрийского императора С. Герберштейн, хорошо осведомленный в русских делах, писал о том, что Варлаам покинул кафедру в знак протеста против нарушения клятвы, данной митрополитом и вел. князем новгород-северскому кн. В. И. Шемячичу, который был арестован в Москве, несмотря на полученные им от Василия III и митрополита заверения в безопасности [18]. Несмотря на то что сведения Герберштейна неточны, поскольку «поимание» Шемячича произошло в апреле 1523 г., уже при митр. Данииле, участие митрополита Варлаама в «деле Шемячича» представляется возможным. Судьбу новгород-северского князя определило его поведение в июле-августе 1521 г., когда он, имея самостоятельные сношения с крымским ханом, не предупредил Василия III о готовившемся набеге на Москву. Очевидно, вел. князь уже в 1521 г. собирался обманным путем захватить Шемячича и принуждал митрополита способствовать этому, на что Варлаам не согласился [19].

Другая точка зрения была высказана В. Д. Назаровым. Историк считает, что Варлаам, по-видимому, «был не согласен с широкими и жесткими карательными мерами» по отношению к рус. воеводам, которые планировал принять вел. князь в связи с набегом крымцев (менее чем через месяц после ухода митрополита Варлаама с кафедры вел. князь положил опалу на воевод В. Шуйского, И. П. Перемышльского, Г. Фомина, В. Коробова и Поплевина), и за это митрополит был удален.

Наконец, встречается мнение, что отстранение митрополита вызвано его отказом признать развод князя Василия III с Соломонией Собуровой.

Сразу после вступления на кафедру ученика Иосифа Волоцкого митр. Даниила (27 февраля 1522) нескольких епископов - ставленников митр. Варлаама (Сергий II Рязанский, Пимен Пермский) были удалены из своих епархий. С этих пор иосифлянство прочно утвердилось в своем влиянии на Церковь и русское государство.

Литература

  • Токмаков И. Ф. Ист. и археол. описание моск. ставропигиального первокл. Симонова мон-ря. М., 1896. Вып. 2. С. 101;
  • Голубинский. История РЦ. Т. 2. Ч. 1. С. 648-699;
  • Зимин А. А. Повести XVI в. в сборнике Рогожского собр. // Зап. ОР ГБЛ. М., 1958. Сб. 20. С. 192;
  • он же. Россия на пороге нового времени: (Очерки полит. истории России 1-й трети XVI в.). М., 1972;
  • Казакова Н. А. Очерки по истории рус. обществ. мысли: 1-я треть XVI в. Л., 1970;
  • Ивина Л. И. Крупная вотчина Сев.-Вост. Руси кон. XIV - 1-й пол. XVI в. Л., 1979. С. 11, 125, 132-139, 149;
  • Назаров В. Д. К истории церк. Соборов и идейно-полит. борьбы в России 1-й пол. XVI в. // Церковь, общество и государство в феодальной России: Сб. ст. М., 1990. С. 187-207;
  • Макарий (Веретенников), архим. Сосланы на Спас-Камень // Вологда: Краеведч. альманах. Вологда, 2000. Вып. 3. С. 215-217;
  • он же. Повести, написанные по благословению свт. Макария, митр. Московского // Альфа и Омега. 2001. № 2 (28). С. 117-1138;
  • Кравцов Ю. Д. Посольство Константинопольского Патриарха Феолипта в Москву в 1518-1519 гг. // Мининские чтения. Н. Новг., 2001. С. 45-67.
  • Соловьев С.М. История России. кн. I. с. 1653, 1697.
  • Шемякин В.И. Москва, ее святыни и памятники. М., 1896. с. 68, 78.
  • Амвросий. История Российской иерархии. ч. I. с. 56.
  • Булгаков. с. 1405.
  • Ратшин. с. 97.
  • Строев. стб. 5, 150.
  • Н.Дурново. с. 13.
  • Словарь исторический о святых. 2-е изд. СПб., 1862. с. 156.
  • Православный собеседник. 1867. июнь. с. 154.
  • Исторический вестник. 1892. авг. с. 460.
  • Русский архив. 1900. кн. 2. № 7. с. 341.

Использованные материалы



[1]  ДРВ. СПб., 1789. Ч. 5. С. 99-103

[2]  Судные списки Максима Грека и Исака Собаки. М., 1971. С. 119

[3]  ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 28

[4]  АИ. T. 1. С. 175

[5]  Судные списки Максима Грека. С. 119

[6]  ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1 С. 33

[7]  ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 29

[8]  ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 30

[9]  ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 35-36

[10]  ДРВ. М., 17882. Ч. 6. С. 174-175

[11]  РГАДА. Ф. 181. № 1597. Л. 3

[12]  Послания Иосифа Волоцкого. М.; Л., 1959. С. 227

[13]  ПСРЛ. СПб., 1841. Т. 3. С. 247

[14]  Акты суздальского Спасо-Евфимьева мон-ря, 1506-1608 гг. М., 1998. С. 24-25. № 7; РИБ. Т. 32. Ч. 1. № 83. Стб. 139-140

[15]  Леонид (Кавелин), архим. Сведения о слав. рукописях, поступивших из книгохранилища Св. Троицкой Сергиевой лавры в б-ку Троицкой духовной семинарии в 1747 году. М., 1887. Вып. 2. С. 1

[16]  Макарий. Повести. С. 124

[17]  Тихомиров М. Н. Русское летописание. М., 1979. С. 162

[18]  Герберштейн С. Записки о московитских делах // Новокомский П. И. Книга о московитском посольстве / Введ., пер. и примеч. А. И. Малеина. СПб., 1908. С. 41

[19]  Зимин. Россия на пороге. С. 242-244, 254, 255; Голубинский. С. 698

Редакция текста от: 14.09.2016 06:32:19

"ВАРЛААМ МОСКОВСКИЙ" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google