КИРАНОВ ВИКТОР МИХАЙЛОВИЧ

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Сщмч. Виктор Киранов. Фотография. 20-е гг. XX в.
Сщмч. Виктор Киранов. Фотография. 20-е гг. XX в.
Киранов Виктор Михайлович (1881 - 1942), протоиерей, священномученик.

Память 17 марта, в Соборах новомучеников и исповедников Российских и Запорожских

Родился 8 марта 1881 г. в с. Мануйловка Бердянского уезда Таврической епархии. Происходил из древнего болгарского священнического рода, отец его был протоиереем. Мать о.Виктора звали Ефросиньей Георгиевной (урожденная Стоичева). У о.Виктора было два брата: старший Дмитрий (будущий протоиерей сщмч.), младший - Владимир и сестра Олимпиада.

По окончании Таврической духовной семинарии вернулся в дом отца, где вскоре женился на дочери священника, выпускнице Симферопольского женского духовного училища Антонине Петровне Троицкой.

В 1903 году поступил в Юрьевский университет, но уже в 1904 г. решил оставить университет и полностью посвятить себя служению Православной Церкви.

21 декабря 1904 года был назначен псаломщиком в с. Новопрокофьевка Бердянского уезда Таврической губернии, 18 сентября 1905 года - псаломщиком в с. Большая Благовещенка Днепровского уезда Таврической губернии.

30 октября 1905 года был рукоположен в сан священника епископом Таврическим Алексием (Молчановым).

Служил настоятелем Покровского храма с. Большая Благовещенка. Законоучитель земской школы (с 1906 г.), председатель церковно-строительного комитета, духовный следователь Серагозского благочиния.

К 1920 г. в семье Кирановых было пятеро детей: Михаил, Евгений, Виктор, Николай и Татьяна.

В начале 1920-х годов был возведен в сан протоиерея и назначен настоятелем Бердянского Вознесенского собора, где прослужил до закрытия храма в 1928 году.

Затем о. Виктор перешел в городской Бердянский Покровский храм, вскоре был назначен ее настоятелем и благочинным Бердянского округа.

Священники, лишенные своих приходов, оказались при Покровском храме. О.Виктор распорядился, чтобы все, кто не смог устроиться на работу, были оформлены при храме певчими, сторожами и пр., чтобы власть не имела к ним формальных претензий. Помимо прочего была заведена специальная касса взаимопомощи для поддержания малоимущего духовенства, и это спасло от голодной смерти многих гонимых священнослужителей и дало им возможность остаться при храме. За выдачей пособий следил сам о.Виктор. Все священнослужители по очереди практически ежедневно совершали Литургию.

Когда один из священников благочиния о. Павел Зверев, усомнился в своем призвании, когда закрыли его храм в 1930 г., то о.Виктор направил служить его в село. В 1935 г. в этом селе храм тоже закрыли, и он пришел к о.Виктору просить места, но мест уже не было и благочинный предложил ему остаться при Покровском храме. Большего о.Виктор предложить не мог. В скором времени этот священник увидел, что это место не доходное, и решил оставить священнослужение, устроившись на светскую работу. Такое решение, принятое по нежеланию терпеть те трудности, которые терпели все со смирением и благодарностью Богу, возмутило о.Виктора. Придя домой к отступившему священнику, он стал его увещевать не оставлять Церковь, потерпеть временные трудности и не делать опрометчивого душепагубного поступка. Но тот не захотел слушать разумных слов собрата и конце разговора цинично заявил: "Я решил трудиться". Но о.Виктор не раз пытался достучаться к его священнической совести, правда, безрезультатно. Увидев, как бывший священник торгует бочковым пивом, о.Виктор спросил его: "Неужели это и есть, по-вашему, "трудиться"?" И назвал его "отступником" и "советским подхалимом" в присутствии посторонних людей.

К концу 1936 г. в Бердянске остался один православный храм во всем благочинии. Предлогом для закрытия Покровской церкви стало официальное постановление из ее камня построить школу. Когда угроза закрытия церкви стала очевидной, протоиереи Виктор и Михаил Богословский решили сопротивляться до последнего и сделать все, что было в их силах. Как благочинный, о.Виктор пользовался большим авторитетом у верующих и священнослужителей и в значительной мере мог повлиять на ситуацию. В течении двух недель о.Виктор и о.Михаил втайне от безбожников обходили дома всех верующих людей и готовили их к приходскому собранию, намеченному на второй день Рождества 1937 г. По замыслу священников это собрание должно было показать безбожникам, что церковь существует и богослужение посещают много людей в этом городе, чтобы их игнорировать. Все готовилось тайно, с великой предосторожностью, обговаривался каждый шаг и возможные действия безбожников. 8 января 1937 г. после Божественной Литургии открылось приходское собрание, на котором собралось около 4-х тысяч человек, и это при населении города не более 50-ти тысяч. Деловодом церковного совета был выбран прот.Виктор Киранов, чтобы он официально мог присутствовать на всех собраниях и был в курсе происходящего. На собрании выступили многие прихожане в защиту церкви. После выступления прихожанина Василия Панкратова многие стали кричать: "Не дадим закрыть церковь!". После выступления он зашел в алтарь, где о.Виктор крепко пожал ему руку и сердечно поблагодарил за пламенную речь в защиту церкви. (К несчастью, свидетелем этого стал бывший священник о. Павел Зверев, затаивший обиду на о.Виктора, призывавшего его не покидать служения в церкви. Позже он на допросе рассказал об этом для обвинения о.Виктора).

Все - и священники и миряне, были в приподнятом настроении. многим казалось, что такое единодушие многотысячной толпы должно поколебать решение властей закрыть храм. В свою очередь присутствовавшие на собрании представители власти были немало удивлены: после стольких лет гонений и тотального подавления вера жива, и люди готовы до последнего бороться за свои храмы. Протоиереи о.Виктор и о.Михаил - вдохновители и организаторы собрания - духовно радовались, что смогли объединить и воодушевить столько людей для доброго дела. Но никакие законы в отношении верующих уже не выполнялись.

Собрание послужило одним из поводов расправы над священнослужителями. Вскоре храм был закрыт. В конце мая 1937 года были арестованы протоиерей Виктор Киранов, о.Михаил Богословский, иерей Александр Ильенков и чуть позже - еще двенадцать священников, находившихся при Покровском храме.

Сщмч. Виктор Киранов. Тюрьма НКВД. Фотография. 1938 г.
Сщмч. Виктор Киранов. Тюрьма НКВД. Фотография. 1938 г.
О. Виктор проходил по групповому делу: "дело протоиерея Виктора Киранова и др., г.Бердянск, 1937-1939г.", обвинялся в "шпионских сообщениях еп. Георгию (Делиеву), антисоветской контрреволюционной деятельности и антисоветской и антиколхозной агитации", а также в том, что "поручил травить колодцы в день выборов".

Первые допросы ничего не дали. О.Виктор и другие священнослужители держались бодро и решительно. Тогда к ним были применены радикальные меры воздействия. О.Виктор писал матушке Антонине Петровне:

"Кратко мое дело... Сперва отборная, пересыпанная матерщиной ругня, затем толчки, удары до грыжи, а затем бессонная стойка в течении 300 часов с перерывом на 6 часов, заставили подписать составленный начальником НКВД Еременко протокол - бред сумасшедшего Чека. Я держался до 29 июня - больше месяца без сна и днем, и ночью".

На очной ставке П.Зверев вел себя вызывающе и в заключении посоветовал: "Пора, Виктор Михайлович, бросить заниматься этим [т.е. отказаться от сана] и перейти на честный труд". Киранов снова назвал его отступником и подхалимом, за что отсидел 10 суток в карцере.

Далее в своем письме он писал:

"Все показания трех лжесвидетелей я, конечно опроверг, но следователь, записывая мое показание, записывал кратко - отрицал и только, а, мол, все прочее подробно будете рассказывать на суде, а суд-то и не состоялся... Я всегда лояльный, открытый патриот и защитник весьма многих реформ, и вдруг - контрреволюционер. Перед родиной и властью не грешен, и пусть Бог будет судьей моим и вольным и невольным врагам. Единственная надежда на помощь Божию и ходатайство и защиту свт. Николая, нашего покровителя. Мое благословение и привет моим друзьям".

7 марта 1939 г. священник Виктор Киранов сделал еще одно письменное заявление, в котором устно и письменно отказался от выбитых следствием показаний: "Я даю правдивые показания, в антисоветской деятельности я себя виновным не признаю. Никакой антисоветской работы я не вел".

В связи с тем, что большинство проходивших по делу виновными себя не признали, для открытого заседания материалов было недостаточно. Запорожский суд переслал "дело" в Днепропетровск, а потом в Киев. Не найдя достаточных оснований для осуждения арестованных, 11 августа 1939 г. прокурор УССР Косман направил "дело" на рассмотрение ОСО при НКВД СССР.

В то самое время все арестованные находились в томительном ожидании. О.Виктор писал домой:

"Путь ко спасению проходит нормально, по указанию апостола Иакова - сперва страдания, затем терпение, а перенеся их, приучаешься к смирению, которое, надеюсь, породит в будущем любовь и приведет ко спасению... Страдаю я, как вам известно, совершено невинно юридически и фактически, так как перед государством и властью ни в чем не повинен, весь город это может подтвердить... Перед Богом же виноват за многие и многие грехи, за что и несу это ужасное наказание как заслуженное. Карцер - отсюда только и просить Бога, чтобы простил меня, а я Его лишь благодарю за милость исправления этим путем. Всех вас прошу: да будет мир между вами во спасение ваше, а мне в утешение".

29 октября 1939 года тройкой при УНКВД по Днепропетровской обл. приговорен к 8 годам исправительно-трудовых работ.

При отправке из Запорожской тюрьмы, все, что имел и что передали ему родные, о.Виктор раздал неимущим - диакону Тимофею Саклакову и другим арестованным с ним священнослужителям. Себе оставил только на дорогу.

С 28 ноября 1939 года находился в Томско-Асинском ИТЛ (Томасинлаг) пос. Асино Новосибирской области, на лесозаготовках. Оказался в одном бараке с протоиереем о. Михаилом Богословским.

Морозы доходили до 50 градусов, при этом были сильные ветры. Перенес тиф. Ослабев, был назначен дневальным по бараку.

Из лагеря о.Виктор писал:

"Асино - лагерь трудо-исправительный, где меня и воспитывают в этом направлении. Название лагеря показывает его назначение. Трудно, но ничего не поделаешь. Принимали доброе, примем безропотно и плохое, заканчивать жизнь где-нибудь да нужно, слава Богу, что дал возможность искупить этим путем бесчисленные грехи пред Ним..."

В октябре 1940 г. ввиду расформирования Томасинлага был переведен в Темниковский ИТЛ.

Сщмч. Виктор Киранов
Сщмч. Виктор Киранов
30 марта 1942 года скончался в Краслаге НКВД (г. Канск, Красноярский край), похоронен в безвестной могиле.

Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Литература

  • Справочная книга Таврической епархии. Симферополь, 1910.
  • Доненко Н., прот. Новомученики г. Бердянска. М., 2001; Стариков А. «Чтоб не прервалась связь времен»: [Рец. на кн. Доненко Н., прот. Новомученики г. Бердянска ] // Пiвденна зоря: Газ. Бердянск, 2001. 25 мая.

Использованные материалы

Редакция текста от: 06.08.2012 07:06:39

"КИРАНОВ ВИКТОР МИХАЙЛОВИЧ" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google