БЕНЕДИКТОВ АНДРЕЙ НИКОЛАЕВИЧ

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Свящ. Андрей Бенедиктов
Свящ. Андрей Бенедиктов
Андрей Николаевич Бенедиктов (1885 - 1937), священник, священномученик

Память 21 сентября, в Соборе Нижегородских святых и в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской

Родился 16 октября 1885 года в селе Воронино Большемурашкинского района Нижегородской губернии, в многодетной семье священника.

По окончании Лысковского духовного училища поступил в Нижегородскую духовную семинарию, которую окончил в 1906 году.

6 октября 1906 года поступил на должность надзирателя (воспитателя) в Нижегородское духовное училище, где прослужил три учебных года.

В 1908 году женился на Зинаиде Петровне, в дальнейшем у них родилось трое сыновей.

14 апреля 1909 года определен на место священника в Казанский храм села Сунеево Княгининского уезда. 29 мая 1909 года был рукоположен во священника совершил викарием Нижегородской епархии епископом Балахнинским Евфимием (Елиевым).

В период настоятельства отца Андрея в этом сельском приходе осуществлялось строительство нового храма, которое продолжалось несколько лет. Сунеевский храм строился на пожертвования прихожан и на средства, полученные по ходатайству отца Андрея от Святейшего Синода. Освящение каменной Казанской церкви состоялось в 1915 году.

В своем приходе отец Андрей кроме священнических обязанностей вел большую общественную работу. Состоял заведующим и законоучителем церковноприходской школы. Начиная с 1911 года, как миссионер и проповедник он являлся членом местного отделения братства Святого Креста. В 1913 году его избрали депутатом от Арзамасского училищного округа по инспектированию церковноприходских школ. С началом Первой мировой войны молодой пастырь возглавил волостное Ичалковское попечительство по оказанию материальной помощи семействам воинов запаса и ратников ополчения. Кроме этого, с 1 января 1915 года отец Андрей стал членом комиссии Нижегородского отделения Комитета Великой княгини Елизаветы Федоровны, а с осени этого же года - членом комитета помощи беженцам.

В феврале 1925 года был арестован по обвинению в антисоветской деятельности и отправлен в нижегородский изолятор специального назначения.

Поводом для обвинения послужила публикация в районной "Крестьянской газете" заметки под заголовком "Проделки попа". В тексте говорилось о том, что священник сунеевской церкви использовал "тонкий дипломатический подход к массам с целью завоевания себе авторитета и этим самым углубить религиозный дурман среди них". По материалам данной публикации отца Андрея также обвинили в том, что он отказался обвенчать в храме жителя села Сунеева, некоего Миронова, который являлся комсомольцем, предложил ему выйти из рядов членов ВЛКСМ и публично покаяться в грехах в храме. Во время предварительного следствия батюшка не отрицал того, что он предлагал Миронову выйти из комсомола и покаяться перед всеми верующими, объясняя это тем, что для совершения религиозного обряда (венчания) покаяние положено по уставу Церкви.

4 апреля 1925 года прокуратура вынесла постановление о прекращении следствия:

"Принимая во внимание отсутствие в содеянном Бенедиктовым состава уголовно-наказуемого преступления <…> дело по обвинению священника с. Сунеева Арзамасского уезда Бенедиктова А.Н. производством прекратить <…> Меру пресечения к обвиняемому Бенедиктову изменить и из-под стражи освободить".

В селе Сунеево о. Андрей служил до февраля 1928 года. На следующий год он начал служить в райцентре, в городе Сергаче - в небольшом деревянном храме во имя преподобного Иоанна Дамаскина. Но и на новом приходе батюшка был не угоден властям.

4 мая 1931 года был арестован по обвинению в антисоветской деятельности, направленной против организации колхозов. Более семи месяцев протоиерей находился под следствием в арзамасской тюрьме.

Через два с половиной месяца после освобождения, 26 марта 1932 года, был вновь арестован сотрудниками районного отделения НКВД по подозрению в причастности к подготовке диверсии, а именно - взрыву Сергачского военкомата. Священник находился под арестом четыре с половиной месяца. После того как отец Андрей в очередной раз был оправдан за недоказанностью вины и освобожден, власти запретили ему возвращаться в Сергач и продолжать пастырское служение.

16 июля 1933 года стало последним днем служения отца Андрея в Сергаче. По благословению епископа Феофана (Тулякова) отец Андрей переехал в Нижний Новгород, где некоторое время служил в Петропавловской кладбищенской церкви.

Затем был назначен настоятелем Покровского храма в самом центре города.

В Нижнем Новгороде семья священника (матушка Зинаида Петровна, родная сестра батюшки и трое сыновей) проживала в частном доме в районе так называемых Больших оврагов на улице Елецкой, недалеко от Воскресенского храма. Один из старших сыновей батюшки тогда работал бухгалтером, другой служил в рядах Красной армии, и еще один сын учился в Ленинграде.

Когда в октябре 1935 года городские власти добились закрытия Покровского храма, его общине предложили «переселиться в другое помещение для храма - в поле на кладбище, с ремонтом этого помещения во втором этаже». Договор райсовета с Покровской общиной о передаче последней в бесплатное пользование Новокладбищенской церкви был заключен 4 ноября 1935 года. К этому времени первый этаж храма уже занимала обновленческая община (очевидно, что обновленцы захватили бывший Сергиевский храм, освященный здесь еще до революции). В этот период времени отец Андрей Бенедиктов был временно командирован служить в Петропавловский городской храм.

Получив новое помещение, представители Покровской общины осуществили своими силами ремонт второго этажа Новокладбищенской церкви. 2 февраля 1936 года был подписан технический акт, согласно которому "все работы, как то: полы, окна, печи, двери и другие работы закончены в степени, допускающей богослужения". Начиная с апреля 1936 года отец Андрей вновь стал настоятелем Покровской общины, но уже в другом помещении - при храме на Новом кладбище (ныне это старообрядческий храм на улице Пушкинской).

В августе 1937 года был арестован вместе с другими священнослужителями города. В ходе следствия отец Андрей отрицал какое-либо участие в контрреволюционных организациях и отказался назвать свои личные связи.

10 сентября 1937 года отец Андрей был допрошен следователем.

- Вы обвиняетесь как участник контрреволюционной церковно-фашистской диверсионно-террористической организации г. Горького, возглавляемой митрополитом Феофаном Туляковым. Признаете ли себя виновным в этом?
- Виновным себя не признаю, ни в какой контрреволюционной организации я не состоял.
- Вы лжете, следственным материалом ваше участие и ваша активная контрреволюционная деятельность в организации подтверждена полностью. Еще раз требую дать правдивые показания.
- Я не лгу и еще раз говорю, что я членом контрреволюционной церковно-фашистской организации не состоял, и ни о какой контрреволюционной организации я не знал и ни от кого не слыхал.
- Скажите, с кем вы имели связь из духовенства.
- Связи я ни с кем не имел.
- Следствием установлен ряд фактов вашей контрреволюционной агитации среди верующих и духовенства и ваши антисоветские высказывания и клевета на советскую действительность. Дайте показания.
- Никакой контрреволюционной агитации я не вел, и антисоветских высказываний у меня не было. Пускай кто угодно и что угодно обо мне говорит, о том, что я член контрреволюционной организации и что высказывал контрреволюционные взгляды, я все равно буду отрицать и буду все время называть это подлостью. В своих действиях я ничего не нахожу контрреволюционного. Я стою на такой точке зрения и убежден, что скоро придет такое время, когда нас, духовенство, советская власть не будет считать врагами, а будет нам, духовенству, свобода в своих действиях. Большевики поймут, что Церковь не враг социализма, а даже может способствовать его продвижению.
- Скажите, какие задания контрреволюционного характера вы получали от митрополита Феофана и благочинного Лаврова?
- Кроме указаний по долгу службы, я ничего не получал.
- Вы лжете, митрополит Феофан давал вам задание распространять антисоветские настроения среди верующих, а также давал указания Лавров. Дайте существенные показания, — продолжал настаивать следователь.
- Бросьте такие вопросы, все равно разговор со мной на эту тему будет бесполезный, признаний я вам никаких не дам. Записано с моих слов верно и мною прочитано.

Следователь НКВД не сумел добиться от отца Андрея даже подписи под данным протоколом, священник категорически отказался это сделать. Батюшка был очень близорук и разбил очки (о чем он сообщил родным в единственной записке из горьковской тюрьмы), и за невозможностью прочитать протокол отказался его подписывать. Больше отца Андрея не допрашивали, 20 сентября следствие было закончено.

Из обвинительного заключения:

"…являлся участником Горьковского филиала всесоюзного церковно-фашистского центра, вел контрреволюционную повстанческую агитацию. По заданию Тулякова и Лаврова собирал шпионские сведения о настроениях различных слоев населения города Горького. В 1934 году приготовлялся и пытался совершить диверсионный акт - взрывы в здании Сергачского райвоенкомата".

21 сентября 1937 года Тройка НКВД приговорила отца Андрея к расстрелу.

Расстрелян 4 октября 1937 года и погребен в общей могиле на расстрельном полигоне Горьковского НКВД.

Причислен к лику новомучеников и исповедников Российских решением Архиерейского Собора Русской Православной Церкви в августе 2000 года.

Награды

  • набедренник (1914)
  • архипастырское благословение и грамота (5 октября 1915 года, от преосв. Иоакима (Левицкого)
  • фиолетовая скуфья (6 мая 1916, ко дню Святой Пасхи)

Использованные материалы

  • Биография на сайте Нижегородской митрополии. Составлена по книге "Жития святых, новомучеников и исповедников Земли Нижегородской". - Нижний Новгород, 2015. Авторы-составители: архимандрит Тихон (Затёкин), игумен Дамаскин (Орловский), О.В. Дёгтева

Редакция текста от: 02.04.2018 23:12:46

"БЕНЕДИКТОВ АНДРЕЙ НИКОЛАЕВИЧ" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google