ЗАПАДАЛОВ АЛЕКСЕЙ ИОСИФОВИЧ

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Протоиерей Алексий Иосифович Западалов.
Тюремная фотография. 1932 год.
Протоиерей Алексий Иосифович Западалов. Тюремная фотография. 1932 год.
Алексий Иосифович Западалов (1870 - 1938), протоиерей, последний временно управляющий Ленинградской иосифлянской епархией

Родился 5 февраля 1870 года в деревне Клюкино Ивановской волости Бежецкого уезда Тверской губернии в семье крестьянина-середняка (отец имел лошадь, две коровы, мелкий скот и надворные постройки).

В 1891 году окончил Вифанскую духовную семинарию, в 1895 году - Московскую духовную академию со степенью кандидата богословия.

10 августа 1895 года причислен к канцелярии обер-прокурора Святейшего Синода.

В 1897 году женился на Марии Алексеевне Никольской (1878 г.р.), у них родились сын Борис (1898 г.р.) и две дочери - Вера (1904 г.р.) и Ольга (1907 г.р.).

10 августа 1898 года получил чин титулярного советника и до мая 1900 года служил в канцелярии Св. Синода счетным чиновником.

Петроградский священник

16 мая 1900 года был рукоположен во священника митрополитом Санкт-Петербургским Антонием (Вадковским) и определён вторым священником в Казанскую церковь поселка Тосно столичной губернии.

С 20 февраля 1904 года - священник Павловского собора г. Гатчины, где в марте 1907 года основал приходское братство [1]. В декабре 1909 года основал Общество трезвости и 18 декабря 1910 года стал его председателем.

С 1 сентября 1904 года был также законоучителем Гатчинской мужской воскресной школы.

С 18 декабря 1910 по 14 июля 1918 года являлся епархиальным наблюдателем церковноприходских школ Санкт-Петербургской (Петроградской) епархии.

С 1911 года служил в Покровской церкви на Боровой ул. в Петербурге.

6 мая 1913 года возведён в сан протоиерея, удостоен ученой степени магистра богословия.

Был удостоен звания потомственного почетного гражданина Российской империи.

К 1917 году короткий период времени был настоятелем церкви собственной Его Императорского Величества канцелярии.

С 30 ноября 1917 года приписан к церкви Волкова кладбища [2]. С 30 ноября 1917 года служил в Смоленской кладбищенской церкви, расположенной на Васильевском острове Петрограда.

С 1916 года по 4 апреля (22 марта) 1918 был помощником наблюдателя за преподаванием Закона Божия в начальных училищах, высших и низших школах Министерства народного просвещения и инспектором Святейшего Синода [3].

Почти все 1920-е годы о.А.Западалов служил на Смоленском кладбище. 4 февраля 1919 года был назначен настоятелем трех его церквей: Смоленской иконы Божией Матери, Пресвятой Троицы и Воскресения Христова.

В первые послереволюционные годы о.Алексий, помимо настоятельства, служил секретарем Петроградского епархиального управления, заместителем благочинного храмов Васильевского острова (одно время даже исполнял обязанности благочинного).

13 октября 1919 года присутствовал на общем собрании уполномоченных 26 приходских общин и участвовал в обсуждении вопроса об открытии Богословского института, вопрос был решён с полным сочувствием.

С 2 декабря 1919 года возглавлял Василеостровские Богословские курсы в митрополичьих покоях Киевского подворья.

10 августа 1921 года о. Алексий Западалов отпел Александра Блока в церкви Воскресения Христова на Смоленском кладбище, руководил и всей церемонией похорон поэта.

В конце 1921 году о. Алексий Западалов передал пост настоятеля прот. Алексию Абакумову, но остался служить в храмах Смоленского кладбища. Вероятно, это было связано с тем, что Западалов вернулся к знакомой и близкой ему преподавательской работе.

В 1921 года - проректор, а в начале 1922 года - ректор Василеостровских богословских курсов.

В декабре 1921 года он вместе с членом старостата (позднее секретарем курсов) Л.К. Чичаговой занялся организацией из числа курсистов братства, преследующего просветительские и миссионерские цели и официально открытого 9 марта 1922 года

К весне 1923 года почти все храмы Петрограда, в том числе и на Смоленском кладбище, были захвачены обновленцами, и о. А. Западалов первоначально примкнул к обновленцам, «ожидая чего-то нового» [4]. Но сразу же после приезда в Петроград в конце сентября 1923 года епископа Мануила (Лемешевского), назначенного патриархом Тихоном управляющим епархией, о. Алексий стал его активным помощником в борьбе с обновленцами.

4 ноября 1923 года приходской совет ("двадцатки") храмов Смоленского кладбища постановил избрать "своим законным епископом" владыку Мануила [5]. Этот факт вызвал сильную тревогу обновленцев, которые стали просить прямого вмешательства советских властей, обвиняя своих противников в контрреволюционной деятельности. Уже 9 ноября протоиерей Алексий Западалов и другие члены причта, по требованию Василеостровского райисполкома, были выведены из состава "двадцатки".

Вскоре ГПУ начало разгром канонического руководства Петроградской епархии, сфабриковав дело епископа Мануила и его наиболее активных сторонников. 3 февраля 1924 года о. Алексий был арестован по обвинению в антисоветской деятельности и помещен в тюрьму на ул. Шпалерной. 17 февраля 1924 года был выпущен.

7 апреля 1924 года секретарь обновленческого Епархиального управления и благочинный храмов Василеостровского района прот. Н. Платонов в своем письме в райсовет предложил распустить существующую тихоновскую "двадцатку" и передать храмы Смоленского кладбища новому приходскому совету, список членов которого он приложил к письму. Эта акция и была проведена 12 апреля. Через два дня обновленческая "двадцатка" известила об увольнении всех членов прежнего причта, кроме прот. К. Банникова.

Протоиерей Алексий был изгнан из Смоленской церкви и с тех пор, не имея своего храма, около пяти лет совершал требы на могилах Смоленского кладбища.

26 августа 1927 года временно управлявший тогда Ленинградской епархией епископ Николай (Ярушевич) подал в административный отдел губисполкома заявление с просьбой зарегистрировать Епархиальный совет (патриаршей ориентации) в составе шести протоиереев при секретаре о. Алексии Западалове. Однако ОГПУ отклонило кандидатуру последнего, "как старого секретаря Епархиального управления", и еп. Николай назначил вместо прот. Алексия прот. Н. Либина.

Первоначально прот. Алексий принял Декларацию митрополита Сергия, но, по его собственным словам, когда узнал, что назначенный Ленинградским митрополитом Серафим (Чичагов) "является самозванцем и занял место живого митрополита Иосифа", отделился от заместителя местоблюстителя и в конце 1929 присоединился к иосифлянскому движению, почти через два года после возникновения движения.

Участник иосифлянского движения

Среди иосифлян он сразу стал видной фигурой, возглавив группу священников и актив Моисеевской церкви на Пороховых [6].

С конца 1929 по март 1932 года служил в нижней церкви Михаила Архангела (Малоколоменской), периодически читая там проповеди. Незадолго до закрытия этого храма о. Алексий перестал его посещать, опасаясь ареста.

В марте-октябре 1932 года батюшка служил в Сретенской церкви на Александровской улице в Полюстрово, а также периодически в Моисеевской церкви на Пороховых и по-прежнему на Смоленском кладбище: на могилах блаженных Ирины, Анны Ложкиной, Ксении Петербургской и особенно часто - на могиле новомученицы схимонахини Марии Гатчинской (Леляновой). Кроме того, о. Алексий совершал тайные богослужения на квартирах иосифлян.

После разгрома ленинградских иосифлян в конце 1930 - начале 1931 года и арестов епископов Сергия (Дружинина) и Василия (Докторова) уцелевшие истинно-православные смогли в 1931 году возобновить контакты с митр. Иосифом (Петровых). По его совету было решено временно не воссоздавать единое централизованное руководство епархии. Его функции фактически выполняли несколько авторитетных священнослужителей: протоиереи Алексий Западалов, Александр Советов и протопресвитер Александр Флеров. Главную роль играл о. А. Западалов, по некоторым сведениям, назначенный в 1931 году митр. Иосифом временно управляющим Ленинградской епархией с правами епископа.

В 1931 году о. Алексий принял участие в организации иосифлянского Епархиального совета с целью добиться от властей его легализации. Он написал соответствующий проект и возглавил сбор подписей под ним верующих. Правда, многие миряне отказывались подписать проект, опасаясь арестов. Об организации сбора подписей о. А. Западалов отправил несколько писем митр. Иосифу (в итоге совет не был создан).

8 августа 1932 года о. Алексий составил прошение во ВЦИК о возвращении иосифлянам собора Воскресения Христова, который после закрытия был передан "Обществу бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев", но не использовался им и почти два года пустовал. В прошении также говорилось о безосновательных арестах владык Димитрия (Любимова), Сергия (Дружинина), Василия (Докторова) и многих священников, о закрытии в семи районах Ленинграда всех иосифлянских церквей.

В конце августа 1932 года о. Алексий составил второй проект заявления во ВЦИК, уже с требованием о пересмотре дел высланного и заключенного в концлагерь иосифлянского духовенства. Прошение намеревались передать через земляка И. Сталина, знавшего его лично, бывшего прихожанина Малоколоменской церкви Михаила Архангела Павла Ивановича Цигарелли. Однако поездка в Москву не состоялась.

Осенью 1932 года ленинградские органы ОГПУ приступили к организации четвертого группового дела "контрреволюционной монархической церковной организации истинно-православных". Оно стало самым большим - 146 подследственных. Аресты проходили в сентябре-ноябре, всего было арестовано 139 человек, а осуждено 130. В Доме предварительного заключения оказались: протопресвитер, архимандрит, четыре протоиерея, два священника, несколько игуменов и иеромонахов, много тайных монахов, часть инокинь бывшего Иоанновского монастыря, десятки мирян.

Арест и заключение в Свирлаг

4 октября 1932 года о. Алексий был арестован по этому делу у себя на квартире, где он проживал с женой Марией Алексеевной (с которой был к тому времени в разводе), сыном Борисом и дочерью Верой (младшая дочь Ольга находилась в психиатрической больнице на излечении). После продолжительного ночного обыска агенты ОГПУ изъяли у священника его кресты и переписку. Отца Алексия допрашивали трижды: 17,19 и 22 октября, кроме того, 28 ноября состоялась его очная ставка с П.И. Цигарелли.

Протоиерей не скрывал своей деятельности и убеждений, заявив, в частности, что "вел агитацию везде, убеждая верующих твердо стоять на защите православной веры". Отец Алексий предполагал, кто его выдал, сообщив на допросе 19 октября, что проживавшая на Вознесенском пр. монахиня Галина говорила ему: "Филофей Поляков является предателем и служит в ГПУ". Кроме того, батюшке предъявили при допросе найденный органами следствия проект заявления во ВЦИК. В результате о. А. Западалов частично признал себя виновным.

Ему было предъявлено обвинение в том, что,

"являясь одним из руководителей остатков ИПЦ, состоял во главе Моисеевской к/р ячейки и создал культы почитания могил Марии Гатчинской и бывшего городового Петра Алексеевича Богомолова, организовал группировку последователей ИПЦ и пытался создать такое церковно-монархическое движение, посредством которого ставил целью влиять на органы советской власти с тем, чтобы достичь послабления в репрессиях, направленных против церковно-монархических к/р элементов и добиться возврата ликвидированного штаба к/р организации ИПЦ — храма Воскресения на Крови; устраивал нелегальные собрания последователей ИПЦ, разрабатывал с ними проекты и методы к/р деятельности, составляя декларации правительству, обращения к верующим и листовки, распространяя их среди последователей ИПЦ".

8 декабря 1932 года Коллегией ОГПУ был приговорён к заключению в ИТЛ сроком на 10 лет.

Отбывал срок заключения в Лодейнопольском отделении Свирлага - близ г. Лодейное Поле Ленинградской области на реке Свирь, куда он прибыл этапом из Ленинграда 22 декабря 1932 года. Сначала батюшка использовался на тяжелых физических работах при строительстве каскада Свирских ГЭС - в возрасте 62-65 лет рыл котлованы, валил лес, "но был крепок духом", затем работал счетоводом на лагпункте № 2 "Промкомбината". Согласно учетно-статистической лагерной карточке его срок был уменьшен "по зачетам" за перевыполнение норм к лету 1937 г. на 324 дня. При этом о. Алексий вместе с другими заключенными священниками совершал тайные богослужения и обсуждал доходившие в лагерь новости о ситуации в стране.

Арест в лагере и расстрел

7 марта 1938 года лагерному начальству поступил донос одного из заключенных о том, что в бараке № 22 произошел антисоветский разговор между священниками А. Западаловым и А. Новиковым, которые якобы говорили:

"...придет время, когда мы будем обратно на своих местах, т.е. духовными работниками, и что преувеличивает газета раскрытие вредительских преступлений. Это не совсем правда. Много пишут - преувеличивают, также говорили, что в советских лагерях заключенных нарочно доводят до истощения".

Вероятно, этот донос был организован самой лагерной администрацией, так как в следственном деле протоиерея имеется его негативная характеристика, данная начальником лагпункта еще 22 февраля 1938 г.:

"з/к Западалов Алексей Иосифович работает на л/п 2 "Промкомбината" счетоводом, к работе относится удовлетворительно. Моральное политическое состояние отрицательное. В быту ведет себя замкнуто и ни в чем себя не проявляет, в общей работе не участвует. Исправлению не поддается".

9 марта 1938 года были взяты под стражу о. Алексий Западалов и еще три проживавших с ним в одном бараке священника: о. Георгий Бесчастный из Армавирского района Северо-Кавказского края, о. Алексий Новиков из Курской области и о. Алексий Виноградов из Ерахтовского района Московской области (они были приговорены в 1932-1935 гг. к 7-10 годам лишения свободы по обвинению в антисоветской деятельности). В тот же день состоялись допросы, на которых все подследственные отвергли обвинение в антисоветской агитации, и лишь о. А. Новиков частично признал себя виновным в проведении вместе с другими священниками тайных богослужений.

Отец А. Западалов на единственном допросе заявил, что и в 1932 году был осужден несправедливо:

"Контрреволюционной деятельности у меня не было, а судили меня за то, что я был на нелегальном собрании среди верующих, где мы писали заявление об открытии церкви, и статья 58-10 мне дана неправильно".

На утверждение следователя о различных антисоветских высказываниях о. Алексия, батюшка, как правило, отвечал: "Таких разговоров у меня ни с кем не было... Об этом я ни с кем не говорил". Протоиерей подтвердил лишь одну свою фразу: "Да, совершенно верно, я говорил, что при царизме священникам жилось хорошо, а также я говорил, что, когда отделили церковь от государства и духовенство лишили прав и отобрали собственность, часть духовенства сразу же стала реакционной, а часть, которая пристроилась к советской власти, им тоже жилось хорошо". Заключительное же обвинение следователя о. Алексий категорически отверг. На вопрос: "Признаете ли Вы себя виновным в том, что Вы, будучи враждебно настроены к советской власти, вели антисоветскую агитацию среди заключенных, направленную на поражение Советского Союза в будущей войне, а также клеветнически высказывались о советской прессе?" - он ответил: "Виновным себя не признаю, так как это не совпадает с моим мировоззрением".

Расследование было недолгим, 19 марта заместитель начальника Управления НКВД по Ленинградской области утвердил обвинительное заключение, в котором говорилось:

"Указанные заключенные Западалов, Бесчастный, Новиков и Виноградов, оставаясь непримиримыми врагами советской власти, имея на этой почве между собою тесную связь и группируя вокруг себя контрреволюционный элемент в лагере, собираясь в разных помещениях лагпункта под видом богослужения, систематически проводили среди заключенных к/р агитацию, выражавшуюся в следующем: 1. Доказывали о преимуществе монархического строя перед советской властью. 2. Распространяли всевозможные клеветнические измышления о материальном положении трудящихся в СССР, доказывая, что народ голодает, а, мол, Советское правительство "сидит на шее трудящихся". 3. Доказывали, что судебная и исправительно-трудовая политика сов. власти приводит к массовой гибели невинного народа. 4. Одобряли агрессивные намерения Японии и Германии в отношении СССР, утверждая, что фашизм победит, а сов. власть погибнет, высказывая при этом повстанческо-пораженческие тенденции. 5. В связи с процессом а/с право-троцкистского блока особенно оживили свою к/р деятельность и активно выступали среди заключенных в защиту врагов народа - Бухарина, Рыкова, Ягоды и других, доказывая, что они "погибают за интересы трудящихся", высказывая при этом террористические тенденции в отношении руководителей ВКП(б) и Советского правительства".

29 июня 1938 года Особая Тройка Управления НКВД по Ленинградской области приговорила всех четырех обвиняемых к высшей мере наказания с конфискацией личного имущества.

Прот. Алексий Западалов был расстрелян 10 июля 1938 года.

21 июля 1989 года был реабилитирован по 1937 году репрессий, а 18 декабря 1989 года по 1932 году репрессий.

Награды

Имел многочисленные церковные награды, в том числе золотой наперсный крест и митру.

  • орден св. Анны 3-й степени (6 мая 1911)
  • ордено св. Анны 2-й степени (6 мая 1915)
  • орден св. кн. Владимира 4-й степени (24 мая 1916)
  • орден св. Владимира I-й степени
  • орден св. Анны I-й степени (уже при Керенском)

Литература

  • Минувшее: Исторический альманах. 15. М.; СПб.: Atheneum: Феникс, 1993. 656с.; ил. С.539, 541, 606
  • Чуков Н., прот. Один год моей жизни. Страницы из дневника. Публикация Антонова // Минувшее: Исторический альманах. вып.15. М.; СПб.: Atheneum: Феникс, 1994, С. 606.
  • Осипова И.И. "Сквозь огнь мучений и воды слез...": Гонения на Истинно-Православную Церковь: По материалам следственных и лагерных дел заключенных. М.: Серебряные нити, 1998. С.308.
  • Синодик гонимых, умученных, в узах невинно пострадавших православных священно-церковнослужителей и мирян Санкт-Петербургской епархии: XX столетие. СПб., 1999. С.51.
  • Шкаровский М.В. Иосифлянство: течение в Русской Православной Церкви. СПб.: НИЦ "Мемориал", 1999. С.169, 170, 307:
  • Синодик гонимых, умученных, в узах невинно пострадавших православных священно-церковнослужителей и мирян Санкт-Петербургской епархии: ХХ столетие. 2-е издание дополненное. СПб., 2002. 280с. С.109.
  • Санкт-Петербургский мартиролог. СПб.: Изд-во "Миръ", "Общество святителя Василия Великого", 2002. 416с. С.109.

Использованные материалы

  • Владимир Сорокин, прот., "Исповедник", церковно-просветительская деятельность митрополита Григория (Чукова), СПб.: Изд-во Князь-Владимирского собора, 2005, с. 197, 217, 567.
  • БД ПСТГУ "Новомученики и исповедники Церкви Русской XX века"
  • Шкаровский М. В. Судьбы иосифлянских пастырей : иосифлянское движение Русской Православной Церкви в судьбах его участников. Архив. док. / Шкаровский М. В. ; Архив. ком-т СПб. и Ленинград. обл. ; Центр. гос. архив СПб.. - Сатисъ - СПб. : Сатисъ, 2006, с. 308-320:



[1]  Хроника // Прибавление к Церковным Ведомостям, издаваемые при Святейшем правительствующем Синоде. Г. 20. 1907, № 31 (4 августа), с. 1289, http://www.prlib.ru/item/461546#z=3&n=5&i=7263810_doc1_4D3AF...628

[2]  Владимир Сорокин, прот., "Исповедник", церковно-просветительская деятельность митрополита Григория (Чукова), СПб., 2005, с. 567

[3]  ЦГИА СПб., ф.19, оп.113, д.4360, л.203-209

[4]  Из допроса 17 октября 1932 года

[5]  АУФСБ СПб. ЛО, ф. арх.-след. дел, д.П-80743, т.2, л.703; ЦГА СПб., ф.7384, оп.33, д.95, л.257.

[6]  Шкаровский М.В. Иосифлянство: течение в Русской Православной Церкви. СПб.: НИЦ "Мемориал", 1999, с. 170

Редакция текста от: 03.09.2017 17:23:41

"ЗАПАДАЛОВ АЛЕКСЕЙ ИОСИФОВИЧ" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google