ВИКЕНТИЙ (НИКОЛЬСКИЙ)

Статья из энциклопедии "Древо": drevo-info.ru

Викентий (Никольский) (1888 - 1937), монах, преподобномученик

Память 28 ноября и в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской

В миру Никольский Виктор Александрович, родился в 1888 году в городе Санкт-Петербурге. Его дед был священником в бедном сельском приходе, но отец его, Александр Петрович Никольский, окончив духовную семинарию, поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета, по окончании которого служил в Министерстве фи­нансов. Мать его была дочерью помещика Феодосия Никифоровича Северьянова, владельца имения в Новосильском уезде Тульской губернии.

По собственным словам о. Викентия,

"вышел я болезненным и слабым ребенком и в детстве часто болел. Десять лет от роду поступил в гимназию, которую и окончил со средними баллами. Потом хотел поступить на военную службу вольноопределяющимся, но меня забраковали по хроническому болезненному моему состоянию. Тогда пожил я некоторое время дома у родителей. Как хронически больной не интересовался я ни политикой, ни обычными житейскими делами, пробудилось во мне влечение к духовной жизни".

В мае 1913 года поступил послушником в Оптину пустынь. Нес послушание на кухне, а также читал правило ослабевшему настоятелю монастыря о.Ксенофонту. Позднее трудился в монастырских пекарне, просфорне, канцелярии и как почтальон. В духовной жизни был руководим духовником обители прп. Нектарием, от которого приобрел навык постоянной молитвы Иисусовой.

После 1918 года был пострижен в монашество с именем Викентий. Настоятель монастыря предложил ему принять священный сан, но монах Викентий ответил, что за послушание он, может быть, и принял бы сан, но если бы спросили его пожелания, то он бы хотел остаться монахом. Желающему подвизаться в монашестве это куда более сподручно, нежели священнику-иноку, несущему тяготу и общественного служения.

После того, как в 1923 году монастырь был закрыт, духовник обители, иеросхимонах Нектарий, был выселен из нее, поручив монаха Викентия приходскому священнику в Козель­ске, который впоследствии вспоминал о подвижнике:

"Трудно сказать, что делал этот монах. Одно скажу только, что сейчас я плачу, вспоминая прошлое. Знаю, что я не всегда умел хранить этот тонкий художественный сосуд Божией благости. За два с половиной года жизни у нас он ни разу не был по своему желанию за оградой нашей церкви. Он ни разу не сел за стол за трапезу. Он ни с кем не беседовал ради интереса своего. Он никому не навязывал своего учительства. И в то же время все чувствовали в нем Божию силу".

Около года о. Викентий работал в музее "Оптина пустынь", был сокращён и летом 1924 года переехал в более подходящий по климату его слабому здоровью г. Ромны (ныне Сумской обл.), где два года до закрытия храма служил церковным сторожем. В августе 1927 года по распоряжению местных органов ОГПУ вернулся в Козельск.

Монахиня Амвросия (Оберучева) вспоминала о монахе Викентии, о том периоде, когда Оптина Пустынь была закрыта, и братия жили на квартирах в Козельске: "Он вел жизнь весьма аскетическую, вполне монашескую, ни на кого не смотрел... смиренно нес крайнюю нищету".

Позднее на допросе, о. Викентий показал:

"Жили мы, монашествующие, в городе Козельске без всякой организации, но знакомство между нами сохранялось, и мы виделись друг с другом в местной приходской церкви. Сохранение знакомства между нами и помощь имевших возможность что-нибудь заработать своим трудом другим, таким, как я, инвалидам или хроническим больным, не способным к тяжелому труду и не знающим никакого мастерства, – это верно и послужило поводом обвинить нас в сохранении между нами монашеской организации."

18 августа 1930 года в городе Козельске были арестованы сорок человек монахов и мирян, и среди них монах Викентий. Первоначально всех арестованных заключили в тюрьму в Сухиничах.

На допросе, отвечая на вопросы следователя, монах Викентий сказал:

"Виновным себя в предъявленном мне обвинении не признаю, о существовании монашеской контрреволюционной группы в городе Козельске мне ничего неизвестно, и лично я в означенной группе не состоял, агитации, направленной против советской власти, не вел, также не ведал учетом наличия состава никакой контр­революционной группы. Правда, в 1929 году я по предложению благочинного города Козельска протоиерея Бриллиантова составлял список монахов, мне известных по месту жительства в городе Козельске. Зачем этот список был необходим Бриллиантову, мне хорошо не известно".

27 ноября 1930 года тройка ОГПУ приговорила монаха Викентия к пяти годам заключения в концлагерь, и он был вместе с другими арестованными переведен в тюрьму в Смоленске, откуда этапы распределялись по лагерям. 31 декабря 1930 года он был отправлен в Вишерские лагеря в город Соликамск Пермской области. Этап проходил через Пермь, и здесь монах Викентий пробыл в тюрьме пять месяцев, а затем был направлен в Соликамск.

Состояние его здоровья было в то время крайне тя­желым, медицинская комиссия нашла у него туберкулез легких в открытой форме, отчего он испытывал большую слабость и не был способен к работе. 26 апреля 1931 года Центральная Комиссия ОГПУ по разгрузке Вишерских исправительно-трудовых лагерей от инвалидов, стариков и тяжело больных постановила освободить его и выслать на оставшийся срок на Урал, и он был отправлен сначала в село Кудымкар, а затем в деревню Дубровка Пермской области.

5 сентября 1935 года монаху Викентию было разрешено вернуться из ссылки в Козельск. Он поселился на квартире у одной из жительниц Козельска, но в мае 1936 года она умерла, дом ее отошел к горсовету и монаха Викентия из него выселили. Он был вынужден проситься на другую квартиру, где и поселился вместе с монахом Феодулом (Слепухиным), которому было тогда семьдесят пять лет.

Допрошенная впоследствии сотрудниками НКВД хозяйка дома сказала, что монах Викентий просился к ней на квартиру с молитвами и слезами, и она вынуждена была уступить его просьбам, вместе с ним пришел и монах Феодул. Невольно свидетельствуя о подвижнической жизни монаха Викентия, она показала, что он все время проводил в чтении, никуда не ходил, а целыми днями сидел в погребе и выходил оттуда только ночью и в ненастную погоду, что никогда она не видела, как и что он ест. Материально ему помогали монахини, живущие в Козельске. Иногда монах Викентий, как человек грамотный, писал кому-нибудь письма.

24 июля 1937 года монах Викентий был арестован и заключен в тюрьму районного отделения НКВД в Козельске, где тут же был допрошен.

– Скажите, Никольский, какую контрреволюционную деятельность вы ведете среди населения, направленную против мероприятий советской власти? – спросил его следователь.
– Я контрреволюционную деятельность не проводил против советской власти. Я говорил в частной беседе... что нет хлеба и трудно достать... что раньше лучше было жить.
– Скажите, Никольский, вы признаете себя виновным, что вы проводили контрреволюционную агитацию среди верующих, выражали недовольство в частной беседе на дому у своей хозяйки?..
– Да, в этом я себя виновным признаю, что проводил контрреволюционную деятельность против советской власти и ее мероприятий.

Однако, на следующем допросе, 8 августа, он категори­чески отказался признавать себя виновным.

– Следствию известно, что вы среди мещан города Ко­зельска ведете контрреволюционную агитацию, при этом распространяете провокационные слухи о войне и перевороте советской власти. Вы подтверждаете это? – спросил его следователь.
– Контрреволюционной агитации я не вел и прово­кационных слухов не распространял. Живя на квартире... совместно со Слепухиным... я бывало, придя из магазина, где, постоявши в очереди за покупкой хлеба, в беседе, в особенности со Слепухиным, который часто вспоминал жизнь при царском времени... что при царском времени продуктов было больше, дешевле и легче было их достать... а сейчас при советской власти достаточного количества продуктов нет и все дорого, и достать очень трудно, при этом приводил пример, что раньше при царизме канцелярских перьев, тетрадей и бумаги в магазинах было очень много, а сейчас, то есть при советской власти, с 1935 года я не могу купить одного пера и тетради, потому что их нет в магазинах. Такие разговоры у нас возникали в связи с недостачей хлеба, продуктов и других предметов домашнего обихода. Среди верующих и мещан города Козельска я эти недовольства не высказывал.
– Следствию известно, что вы, живя на квартире... устраивали сборища монашек, через них проводили контрреволюционную агитацию среди колхозников, направлен­ную против советской власти и ее мероприятий. Вы подтверждаете это?
– Сборищ монашек я... не собирал, но во время моей болезни ко мне на квартиру приходили монашки по име­ни Матрена и Акулина, фамилий их я не знаю, они мне помогали принести воды и купить что-либо из продуктов, разговоров с ними на политические темы я не вел, и вообще на политические темы я разговоров никаких никогда не вел. Этим вопросом не интересуюсь, занимаюсь ис­ключительно чтением религиозных книг и хождением в церковь...

9 августа 1937 года было составлено обвинительное заключение, в котором следователь предложил тройке НКВД рассмотреть дело монаха Викентия по 1 категории, то есть приговорить его к расстрелу. 8 сентября 1937 года тройка НКВД приговорила монаха Викентия по 2 категории – к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лаге­ре. И все повторилось почти как при предыдущем аре­сте: сначала он был направлен в смоленскую тюрьму, а 29 сентября 1937 года - этапом в город Котлас и затем в Локчимлаг Архангельской области.

Скончался 11 декабря 1937 года в Локчимлаге (пос. Пезмог Сывтывкарского района Коми АССР) и был погребен в безвестной могиле.

Причислен к лику новомучеников и исповедников Российских определением Священного Синода Русской Православной Церкви от 21 августа 2007 года.

Использованные материалы

Редакция текста от: 10.12.2016 21:09:34

"ВИКЕНТИЙ (НИКОЛЬСКИЙ)" еще можно поискать:

полнотекстовый поиск в Древе: Яндекс - Google
в других энциклопедиях: Яндекс - Википедия - Mail.ru -
в поисковых системах: Искомое.ru - Яндекс - Google